Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези

Вернуться   Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези > Общие темы > Творчество

Важная информация

Творчество Здесь вы можете выложить своё творчество: рассказы, стихи, рисунки; проводятся творческие конкурсы.
Подразделы: Конкурсы Художникам Архив

Ответ
 
Опции темы
  #21  
Старый 10.07.2018, 18:51
Аватар для AnnBlack
Историческая личность
 
Регистрация: 07.09.2009
Сообщений: 2,027
Репутация: 1787 [+/-]
Скрытый текст - 17. Скрябин. Выстрелы. Инцидент - 2:
               — Вот так да! — сиял Хазард, размахивая браунингом. — Мы прижали целый маленький заводик! Вот Наркоотдел обрадуется!
               — Ты где пистолет взял? — спросил у напарника Хьюстон, искоса посматривая на плачущего паренька.
               — Отжал у парнишки на улице. Они пристёгнуты к трубе.
               — На улице ещё один лежит со сломанным носом, — проинформировал Хьюстон.
               — Четыре человека, значит, — ткнул в присутствующего на полу наркомана Хазард, — если считать этого. Предлагаю собрать всю компанию вместе. Пусть они нам большой дружной бандой поведают все самое интересное. Я пока притащу их всех в одну комнату, а ты к Джазу сходи, — вызвался Хазард, махнув ему на напутствие, исчезая в помещении, из которого он так удачно объявился. Теперь-то Хьюстон мог разглядеть тумбочки, раковину, часть холодильника. Чёрный ход пролегал через кухню.
               Хьюстон всегда носил с собой две пары наручников. Одну он уже использовал. Вторую он применил на парне, нисколько не сопротивлявшемся. У него настал ступор отрицания происходящего. Если они все впадут в такое состояние, то выжить из них информацию с ходу может не получиться. Защёлкнув на нём наручники, он все же дождался возвращения Хазарда, который вёл под дулом пистолета двух молодых парней, скованных между собой. Хазарду пришлось отстегнуть одного и сковать заново, но делал он это под прицелом, так что молодёжь даже не думала рыпаться. Они-то понимали, что этот мутный тип выстрелит без промаха, куда только захочет. Рыжий скалился, Кучерявый сжал плотно губы, намереваясь молчать во что бы то ни стало. Но они оба тут же сникли, как только увидели в каком состоянии находиться парень в бриджах и оба наркомана сразу как-то сжались при виде Хьюстона, возвышавшегося горой над сжатым в комочек человечком у его ног.
               Хьюстон оставил тройку под присмотром Хазарда, намереваясь уже выйти к Джассу. Даже ему Хазард прозвище придумал — Джаз. Даже, притом, что тот его совершенно не слушает. Выйдя на улицу, он как раз его увидел стоящего скрестив руки рядом с распростёршимся амбалом на земле. Он неодобрительно сопел в усы, хмурился, буравя Хьюстона взглядом полного негодования. Похоже, его что-то вывело из привычного равновесия. Не только он с Хазардом могли стать причиной.
               — Безобразие просто! — накинулся на Хьюстона Ник Джасс. — Вас кто так учил проникновению в помещение?! Вы же не кадеты в конце концов!
               — Я действовал, так как считал нужным, — пресёк разбор полётов на корню Хьюстон, заставив Ника Джасса замолчать. — Ты вызвал патруль?
               — Вызвал, — процедил сквозь зубы Ник Джасс. Он запомнит ещё этот инцидент. — Буквально только что заставил их мчаться сюда на всех парах. Как только я услышал выстрелы судя по глухим щелчкам из пистолета, я тут же начал набирать номер местного участка, хорошо, что заранее выяснили их номер. Но эти типы все это время мурыжили меня от вопроса: кто я такой? Что я там забыл? На каком основании я, вообще, там и так далее. В итоге вместо того, что приехать с огневой поддержкой, они приедут на все готовое.
               — Сколько у нас времени? — серьёзно спросил Хьюстон. Благодаря этой задержке у них есть шанс получить то, что им нужно.
               — Десять минут, — посмотрел на часы своего телефона Ник Джасс, — даже меньше. Бери этого парня и заканчиваете побыстрее, — поторопил Хьюстона Ник Джасс, прихрамывая возвращаясь в свою машину.
               Хьюстон тут же поднял на ноги амбала, ноги которого казались сплошной ватой. Пришлось тащить этого бугая до берлоги. От этого они точно ничего услышат. Но нужно окончательно показать, кто тут теперь хозяин. Что с ними шутки плохи и пусть они поторопятся ответить на все их вопросы. Хьюстон не прогадал. Как только он вошёл, пропихнув в дом амбала, тройка парней подняла головы и тут же их опустила на грудь в приступе безнадёжности. Они попались. Самый сильный из них в отключке, а главарь Чесун или же его заменяющий, отойдя от боли в руках, грыз ногти, всем своим видом демонстрируя, что он тут ни при чём.
               Хазард посчитал, что это только им на руку. Он достал свой мобильный, выключенный все это время. Включив его, ему тут же высветились десять пропущенных вызовов от Пингвина, пять от Защитника, Мадлен написала смску с пожеланием удачной операции, а так же Чемодан звонила один раз, а потом написала смску с предупреждением о намерении Пингвина оторвать их головы и пинком отправить прямо к солнцу. Получать угрозы от собственного шефа Хазарду не привыкать, а Хьюстон на них не реагировал. Хазард проверил место на телефоне, диктофон его рассчитан на пятиминутную запись. Что же, он может записать весь предварительный допрос, на месте разыграв небольшое представление. Да подниматься занавес!
          — Девочки, — начал Хазард привлекая к своей персоне троих бодрствующих наркоманов, четвёртый вне зоны доступа как был, так и остался, несмотря на осторожные пока попытки Хьюстона, усадившего амбала на пол к своим товарищам, привести в чувство отсутствующего, — у меня будет к вам несколько вопросов...
               — Ниче не зна. Ниче не зна, — пропел Чесун нагло сплюнув Хазарду под ноги, полностью включив дешёвые понты крутого парня, который никого не боится. А то, что он плакал несколько минут назад после хватки Хьюстона не считается, значит.
               — Не беспокойся паренёк, — ласково промурлыкал Хазард, обращаясь к нему, как к умственно отсталому, — дяденька тебя не обидит. Дяденька хочет найти вашего босса для разговора со своим боссом. Взрослые дяденьки должны разговаривать со взрослыми дяденьками, зачем нам расходный материал, а кусок мяса? — закончил Хазард ещё более ласковым тоном, чем до этого.
               Чесун растерялся. Разве эти парни не легавые? Этот бугай здоровый притащившего нашего парня коп, от него за версту несёт! Или же нет? Этот мужик сам по себе какой-то не такой, словно с ним что-то не так. Такой тип разве в полиции работает? А этот? Мразь зеленоглазая с ножом и пистолетом? Он же совершенно точно не коп.
               Вся тройка, вперившись взглядом то на Хьюстона, то в Хазарда пытались для себя понять, кто перед ними: полиция или кто похуже? А может их место нашли конкуренты? Разве на них не должна была обрушиться облава из боевиков в бронежилетах с автоматами наперевес, вышибанием двери и громки криками лечь на землю немедленно? Прямо как в кино.
               — Позвольте мне вам помочь, — снова заговорил Хазард, глянув на дисплей телефона, лучше уложиться в одну запись, чем в несколько. — Мы приехали за вашим боссом! Да, Кучерявый и Рыжик, вы встали на моём пути к цели, я посчитал целесообразным оставить вас в более дееспособном состоянии, чтобы...
               — Не заговаривай им зубы, — резко встрял Хьюстон, выпрямившись, так как не смог разбудить четвёртого, из-за чего все внимание присутствующих переключилось на него, — скоро должны подъехать наши. Заканчиваем быстрее.
               Именно эти фразы стали решающими. Человеческая фантазия не имеет предела. Ничто так не возбуждает, как собственная фантазия[9]. Ничто так не провоцирует страх, как фантазия, добавил бы ещё к этому Хазард. В особенности когда ты в стрессовой ситуации, особенно когда перед тобой два типа непонятно к какому лагерю принадлежащих, особенно когда один из них ведёт себя заправским мясником с бритвой в руках, а второй как его телохранитель или тяжёлая артиллерия способная с лёгкостью сломать тебе шею не поморщившись.           Двусмысленность фразы Хьюстона, вытекающая из его намерения Хазарда выдать себя за конкурентов по наркоторговле, пытающихся вытеснить другого с рынка сломали жалкую баррикаду сопротивления молодых наркоманов, пожелавшие сдать всех кого только можно, лишь бы остаться в живых!
               — Мы всего-то тут живём! — опять захныкал Чесун, выставив себя ещё больших ничтожеством чем до этого. — Наш кореш варит здесь все это! Он испытывает на нас качество товара! Мы принимаем только столько, сколько он нам отстёгивает!
               — Кто варит? — потребовал Хьюстон, взяв допрос на себя, пока Хазард параллельно следя за временем записи, пошёл осматривать лабораторию с химикатами.
               — Кто? — встрял Кучерявый, намереваясь также выслужиться. — Мы не знаем его имени, чувак. Познакомились в одном клубе. Он дал нам бесплатно попробовать экстази. Это просто бомба, чел!
               — Ага, — поддакнул Хазард из производственного угла, — эффект у этой штучки что надо. Ваш босс не промах, раз решил сделать из вас служебных собак подсадив на неё. Как он выглядит? Начальник ваш?
               — Долговязый, нескладный, сутулится, — теперь уже взял слово Рыжик, цедя их сквозь зубы для Хазарда, но с опаской косясь на Хьюстона. — На цыплёнка похож.
               — Кто ещё здесь был кроме него? — не подал виду своей заинтересованности Хазард, продолжая систематически изучать необходимые ингредиенты для приготовления экстази. — Не сам же он увозил его. Деньги на химикаты он не из своего кармана брал, — вслух рассуждал Хазард, осматривая все банки с канистрами. — Многовато всего тут...
               — Никого больше не видели, — буркнул Чесун, снова намереваясь уйти в глухую оборону. Но какой смысл теперь от этого при тонувшем корабле, в котором смертельная течь?
               — Приезжал мужик какой-то на машине, — опустив глаза в пол, проговорил Рыжик, игнорируя шиканья Чесуна с толканиями в бок Кучерявого, но смотрел в пол, стыдясь своего предательства. Любопытно. Они сдали своего главного поставщика удовольствий, кормящую руку, но почему-то другой имел для них больший вес, чем первый. Причина в деньгах. Второй спонсировал первого-химика. Следовательно, лишась даже химика, второй ничего не теряет, так же как эти четверо, размышлял Хьюстон о происходящих перед его глазами метаморфозах.
               — Волнистые каштановые волосы. Орлиный нос. Тонкие губы. Узкие выщипанные брови. Я прав? — перечислил Хьюстон некоторые характерные приметы внешности второго. Самый напрашивающийся вариант из всех.
               Ответом ему стала тишина. Тишина полная беззвучного крика. Трое парней смотрели на Хьюстона, как на оракула, который только что предсказал им их собственное будущее. В этом грядущем очень темно и холодно. Хьюстон перевёл взгляд на Хазарда. Допрос не уложился в пять минут. Ему пришлось включить ещё одну запись. Он жестами подначивал Хьюстона, чтобы троица вслух сказала заветное слово.
               — Да или нет? — прогремел басом голос Хьюстон в маленьком домике.
               — Ох мля, — только ответил Кучерявый, — вот же мля...
               — Самый красноречивый ответ из всех! — довольно шлёпнул по стойке Хазард.
               — Кто ещё? Товар сам себя не увозил,  должен быть ещё один.
               — Мужик на грузовом транспорте...
               — Смуглая кожа, впалые чёрные глаза, взлохмаченная шевелюра. Примерно моей комплекции, — сказал за Рыжика Хьюстон скорее самому себе, чем им.
               — Зачем, чел, задавать вопросы, если ты все знаешь, а? — насупился Кучерявый. Эти двое непросто их накрыли, они накрыли с полным пакетом информации на них!
               — Мне нужно подтверждение из ваших уст, — бросил Хьюстон, не взглянув на говорившего также включив свой телефон для поиска нужных ему фотографий. Более тридцати пропущенных вызовов. И все из полицейского участка. Большая часть, конечно же, от суперинтенданта со старшим инспектором, но также от сотрудников. Все хотели поставить его в известность о приступе бешенства начальника по поводу их отсутствия и это тогда, когда с таким трудом удалось вызвать Итана Сэвэнти на допрос! Два ведущих дела инспекторов в руках, которых сосредоточены все обличающие его материалы не явились на службу! Но Хьюстон нисколько не переживал по этому поводу, он сосредоточенно искал нужные ему фотографии. Фотографии жертвы Джаспера Форда — это второй, а также Питера Моррилла — водителя.
               Присев перед тройкой на корточках, они инстинктивно вжались в стенку ещё сильнее, но деваться им некуда. Хьюстон протянул им телефон сначала с фотографией Джаспера Форда. Преимущественно он надеялся на ответ Рыжика, но цепко следил, как отреагирует двое других. В то же время Хьюстон озабоченно посмотрел на четвёртого. Он до сих пор в отключке. Судя по грудной клетке, которая равномерно поднималась и опускалась, амбал из обморочного состояния переметнулся в сонное царство. Проще говоря, придя в себя, тут же заснул. Что он принимал, чёрт возьми? Пусть эти парни сознаются в принятии экстази, но насколько поверхностно знал Хьюстон такие препараты не вызывают такой эффект. «Проверяет качество товара» значит? Химик готовил что-то определённо своё, даже Хазард говорит о слишком разнообразном количестве сырья, не используемом в приготовлении экстази.
               — Это тот самый, — подтвердил Рыжик, напрягшись ещё сильнее. Его начала бить нервная дрожь. Если у этих двоих имелись фотографии целей, их наняли для того, чтобы убрать конкурентов. Они попали, черт! Попали! Хьюстон тут же показал вторую фотографию, уже с водителем, от него не укрылась нервная дрожь, исказившая лица бодрствующей троицы. Ещё немного и они ударятся настоящую панику. В конце концов, только вымышленное тревожит сильнее. Действительность имеет свою меру, а пугливая душа вольна строить догадки. Нет ничего гибельней и непоправимей панического страха: всякий иной страх безрассуден, а этот — безумен[10]. Удивительно, что они ещё раньше не упали в её пропасть.
               — Пора забивать крышку в гробу, — пропел Хазард, подходя к Хьюстону также присел на корточки рядом с ним, протянул уже свой телефон для опознания. — Ваш босс действительно выглядит как цыплёнок.
               Это оказалось последней каплей. Все трое в приступе дикого страха попытались вскочить на ноги для бегства, но ноги так сильно затекли, что они упали обратно. Однако из-за испытываемого потрясения боль отошла на второй план, они кричали во весь голос от мерзкого ощущения в конечностях.
               — Че вы хотите, мля?! Отпустите меня!! Все сказали!! Все!!
               — Правда!! Только правда!! Только не стреляй!!
               — Я же вам помог, так ведь?! Вы ведь не тронете меня, правда?!
               Дружный хор мольбы о пощаде оглушил Хьюстона с Хазардом. Никто не просил за другого, все боялись только за свою жизнь. Этот бугай сейчас вытащить их на улицу, переломав им все кости, а может, протащит их тела после того, как этот худой тип порежет им лица, предварительно выстрелив в ноги для того, что бы ни дёргались? Каждая версия дальнейшей расправы перекрывала предыдущую, становясь все более жестокой и кровавой. Хьюстон все никак не мог понять за кого они их принимают, а Хазарда вообще распирал смех, который он сдерживал как только мог, пытаясь сохранить своё профессиональное выражение лица.
               Весь этот цирк оборвал звук сирены за окном. Никогда эти трое наркоманов не слышали звука более прекрасного, чем полицейская сирена! Избавление! Их спасут! Они никак не могли связать присутствие этих двоих с копами на улице. Хазард первый вышел на улицу, оставив парней плакать от счастья, Хьюстон также не стал задерживаться в домике. Выходя и закрывая за собой дверь, последнее что он услышал это вылитое на их головы полное ведро ругательств с пожелание гнить в тюрьме с отмороженными уродами на всю голову. Какое разочарование они испытают!
               — Да я же вам говорю!
               — Сэр, пожалуйста, успокойтесь!
               — Это 504, мы на месте, приём. Тут таксист, говоривший о стрельбе, приём. Что за?!
               — А ну руки за голову, быстро!!
               — Брось пистолет, сейчас же!!
               Хьюстона застала чудная картина. Двое местных офицеров, молодых ещё зелёных юнцов не потрепанные и не огранённые полицейской службой со всеми из неё вытекающими целились в Хазарда, прикрывая своими телами опешившего Ника Джасса от такого поворота. А все из-за мимолётных криков трёх придурков в доме. Защитники правопорядка решили, что именно они вдвоём есть те самые стрелявшие, а ребятня в доме те самые герои, приехавшие сюда на подвиг сподвигнув старого больного человека их подвести на место действия! Хьюстон никак не мог сдержать свои циничные мысли, буравя двух сопляков в форме с иголочки. Покосившись на Хазарда, он увидел довольную улыбку от уха до уха. Чертов клоун! Ему все шутки да веселье!
               Тем не менее несмотря на весёлую лыбу, Хазард подчинился приказу, бросив пистолет под ноги полицейским, а ещё раскрытую бритву. Подняв руки над головой, он взглянув на Хьюстона весело ему подмигнул. Ну как тут устоять? Как упустить возможность научить молодое поколение им на смену уму-разуму?! Хьюстон полностью не разделял его намерений. Ещё этого недоразумения им не хватало. Нужно ехать в участок как можно быстрее. Из последней смски, присланной ему сержантом Янгер, Сэвэнти-Старший соизволит появиться в участке только через несколько часов. Они как раз успеют доехать! Плохая новость, он явится не один, но в этом ничего удивительного и проблемного Хьюстон для себя не видел. Ветвь с Сэвэнти-Старшим уже давно себя изжила. Допрос с ним Хьюстону нужен только для окончательных боезапасов по основной цели.
               — Ты не слышал, что сказано!! Руки подними!! Сейчас же!! Сэр, вернитесь в машину!! — кричали и перебивали друг друга оба офицера, не давая Нику Джассу слова сказать или предпринять хоть какие-то либо действия для решения этого недоразумения.
               — Заткнулись! — резко пришиб на месте словом Хьюстон, ибо слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные[11].
               Двое офицеров умолки, Ник Джасс с признательностью кивнул Хьюстону, отстранил от себя полицейский защищающих его от мнимых врагов, вышел на середину расстояния разделяющее инспекторов и двух офицеров, наконец, повернулся спиной к первым, жёстко с ноткой заправской властности командира боевого взвода заговорил, чуть хрепя от напряжения в голосе. Его усы топорщились от возмущения, лицо раскраснелось:
               — Вашу мать!! Прежде чем направлять пистолеты на своих сослуживцев, будьте добры слушать, что вам говорит вас же вызвавший человек, молокососы!! Эти двое и есть те инспекторы, в которых стреляли!! Я битых полчаса объяснял ситуацию, прежде чем вы соизволили явиться!!
               — И этот тоже? — недоверчиво спросил самый молоденький офицер из их двойки. Показывал он на Хазарда, который уже подобрал пистолет, разрядив его, вытащил обойму, а также обтёр лезвие своего ножа о рубашку, ловко спрятав его в рукав. Хазард выглядел подозрительнее всех из-за своего маскировочного обмундирования. Офицер не чувствовал за собой никакой вины, но его покрасневшие уши показывали, как ему неловко от произошедшего инцидента.
               — В доме четверо задержанных. Отвезите их в участок Сен-Сир, — распорядился Хьюстон, идя к такси Ника Джасса, не намереваясь тратить ещё больше времени, пока Хазард отдавал отобранный пистолет с обоймой у Кучерявого красноухому офицеру с разъяснением, как оформить браунинг. — Составьте все необходимые бумаги для отправки их в наш участок.
               — А удостоверение ваше можно? — нагло парировал второй полицейский, задетый командными нотами в голосе Хьюстона и своего унижения от выговора какого-то одноного старика-таксиста.
               Хьюстон остановился на полпути. Развернулся, пошёл к офицеру, на ходу доставая удостоверение. Придвинувшись к тому вплотную так, что не осталось никакого личного пространства, так как второй не хотел показать себя слабаком и трусом несмотря на приблизившегося к нему человека. Он мельком глянул на раскрытое удостоверение. Действительно. Инспектор Хьюстон, участок Сен-Сир. Почему пот бежит по его спине? Жарко на улице, просто жарко! Офицер уставился в корочку, чувства кожей холод, мурашки бегали по его телу, но он всеми силами старался не дёрнуться.
               — Живо, — шепнул ему на ухо Хьюстон.
               Офицер пулей побежал к охотничьему домику, чуть не упав лицом в землю на ходу. Его напарник неуверенно пошёл за ним, переводя с него на удаляющегося инспектора недоуменный взгляд. Пробегая мимо Хазарда, тот не мог не отметить, как румяный щёки этого юного создания лишились крови, челюсть сжалась, зрачки сузились до микроскопической точки. Ну надо же! Хьюстону потребовалось всего одно слово, чтобы добиться такого эффекта! В последнее время руки не добирались до тетрадки в его столе, но Хазард надеялся наверстать упущенное, как только они приедут в участок.
               — Поехали, парень, — вернул из своих мыслей Хазарда Джаз, — Хьюстон уже в машине. Эти молокососы, если они совсем не дегенераты, справятся с приказом старшего по званию, если не хотят огрести по полной, — ворчал на ходу Джаз, хромая к своей машине, на переднем сиденье которого уже устроился Хьюстон, выкручивающий что-то по радио.
               Радио! Хазард не мог не сдержать душераздирающий стон, ведь ему придётся всю дорогу до участка терпеть галиматью из динамиков. Горестно свесив голову, Хазард побрёл к машине, морально больше готовясь к музыкальному погружению в классический ад, чем к раздаче от Пингвина в участке.
 
[9] Цитата из книги «Удушье» Чака Паланика.
[10] Интерпретированная цитата Луция Аннея Сенеки (4 до н. э., Кордуба — 65, Рим) — римский философ-стоик, поэт и государственный деятель. Воспитатель Нерона и один из крупнейших представителей стоицизма.
[11] Послание к евреям Апостола Павла, 4:12.
__________________
Amour, Amour
Alle wollen nur dich zähmen
Am Ende, gefangen zwischen deinen Zähnen

Ответить с цитированием
  #22  
Старый 11.07.2018, 18:44
Аватар для AnnBlack
Историческая личность
 
Регистрация: 07.09.2009
Сообщений: 2,027
Репутация: 1787 [+/-]
Скрытый текст - 18. Старший. Фотография. Валерио:
В участке творилась суматоха. Все сотрудники, занятые своими делами, непроизвольно косились на настенные часы или же на циферблат своих наручных устройств. Итан Сэвэнти, генеральный директор транспортной компании «СэвэнЮ» должен приехать со своим адвокатом Стеном Логаном с минуты на минуту. Суперинтендант Боб Честерфилд находился в самом скверном расположении духа. Ещё бы! Вот новость прокатилась по следственной группе ведущих дело антиквара-коллекционера Джаспера Форда, когда все осознали отсутствие инспектора Хьюстона с инспектором Хазардом. Ладно последний, он бывало, приходил слишком рано или заваливался на работу после ночной гулянки со своей женой, не раз уже делались попытки поставить Хазарда на место, но удавалось это только старшему инспектору Мире Вар, однако, ненадолго. Но Хьюстон! Чтобы инспектор Хьюстон не пришёл на службу! Что-то должно было случиться из ряда вон.
               Все систематически отсортированные документы по делу находились на рабочем месте Хьюстона и Хазарда. Они не разъединили свои столы после коллективного бухгалтерского штурма с офицером Чоко. Мира Вар собирала нужные рапорты с протоколами от предыдущих допросов других людей на столе Хазарда. Она не могла не заметить голубую тетрадь с исследованиями психики Хьюстона. Но так же как многие пытающиеся познать что-то глубокое из любопытства, они также не решаются заглянуть слишком глубоко. Хьюстон обязательно бы процитировал что-нибудь из библии на тему знаний в такой обстановке. В то же время за столом Хьюстона восседал Боб Честерфилд, барабаня пальцами, нервируя окружающих. Запрет на курение в главном зале распространялся на всех, правда Хазард им пренебрегал, так же как начальник участка. Но сегодня он курил больше обычного. Одну сигарету за другой. Вся эта ситуация выводила его из себя. Он прекрасно понимал, что они со старшим инспектором способны провести допрос Итана Сэвэнти по всем правилам и нормам, вся информация по расследованию находилась в общем доступе. Но дело с самого начала ввели Хьюстон с Хазардом!! Из-за приходи вышестоящего начальства он выдернул парней назад на службу! Условный допрос, проведённый их участием, мог вывести на новые зацепки хотя бы микроскопические намёки для дальнейшего расследования!! Тогда он лично бы напал на жирных мешков правительственный наверху, с требование не закрывать дело! Твари взбаламутили болото, а затем решили не поднимать кости со дна!! Тьфу!!!
               Устало откинувшись на стул, шеф полиции повертел сигарету в руках, всматриваясь в огненный кончик. Хоть пресловутая крыса попалась!! Кто бы мог подумать, что ей окажется сам же Анджи Пресстон!!! Их доверенное лицо от участка по связям с общественностью!! Удар в спину!!! Боб Честерфилд, проговорив с ним больше двух часов, решил не писать на него в Отдел внутренних расследований. Пресстон служил у них в участке много лет, но зарплата несоразмерна мала по сравнению с нагрузками, а внезапно заболевшая мать, требующая несколько операций и обеспечение должного послеоперационного ухода, заставили Анджи Пресстона пойти на крайность. Даже страховка не могла покрыть все расходы. Связав его с людьми способными ему подсобить, Анджи Пресстон заплакал от признательности вперемежку с острым чувством стыда, как мальчишка, прося прощения. По-отцовски похлопав того по спине, несмотря на его возраст, Боб Честерфилд отпустил молодого человека отсыпаться в закусочной. Тем не менее он не мог не вспомнить слова Марио Пьюзо[1] написавшего великого «Крёстного отца»: Предательство нельзя прощать хотя бы потому, что сами предатели никогда себе не простят собственного предательства, а значит, будут всегда опасны — и предадут ещё. Не факт, что Пресстон не сорвётся ещё раз, несмотря на все своё искреннее раскаянье. С другой стороны, наблюдая за ним Боб Честерфилд сможет с его помощью ловить прочих крыс, которые могут появиться на его месте. До чего дело дошло!! Он на собственном корабле отлавливает крыс!! Судно ведь не тонет, так какого дьявола?!
               Бросить взгляд на наручные часы, Боб Честерфилд отметил время. Четыре часа дня. Пора выдвигаться. Подозреваемый со своим адвокатом приехали минут двадцать назад. Пусть посидят подольше, гниды проклятые!! Была бы его воля запер их с отбросами на несколько суток, быстро бы спесь спала с этих индюков надутых!! Из его мыслей вырвала ставшая рядом с ним Мира Вар, сжимающая в руках папки с необходимым, как они посчитали нужным материалом. Что же, раз эти двое его так подставили, он скажет им много чего лестного, как только они появятся!! О нет!! Двухчасовой беседой, как с Пресстоном они не отделаются!! Суперинтендант поднялся из-за стола Хьюстона. Потушил сигарету в пепельнице Хазарда. Окинул взглядом центральный зал. Не смог не подметить переговаривающихся между собой участников спецгруппы возле «доски смерти». Они периодически кидали опасливые взгляды на суперинтенданта со старшим инспектором. О чём они там говорят?!
               — Не обращайте на них внимание, сэр. Они определённо обсуждают последствия поступка своих руководителей, которые могут отразиться на них. В конце концов, они подвели всю команду.
               — Пф!! — шумно выдохнул из себя последние остатки дыма Боб Честерфилд. — Ты тоже считаешь это мёртвым номером проводить нам с тобой этот условный допрос?!
               — Честно сказать, да, — не стала отрицать очевидный ответ старший инспектор. — Пусть мы в курсе всех событий и имели, как все общий доступ к информации, вся аналитическая работа находиться в головах ведущих дело детективов.
               — Заканчивай эту шарманку!! — злобно пошёл к допросной Боб Честерфилд, Мира Вар отставала от него всего на шаг, стараясь слышать все, что говорит её начальник и в тоже время иметь обзор по всему периметру в случае опасности, несмотря на пребывание в одном из самых безопасных мест города. — Что сделано, то сделано!! Сражение проиграно, Вар!! Но это не значит, что мы проиграли войну!! Наша война бесконечна!! Круговорот, как змей, пожирающий свой хвост!! Уйду я, на моё место сядет другой, но суть не поменяется!! Если только наша планета не взлетит к чертям собачим!! — на этой громкой ноте, сотрясающей участок, шеф полиции открыл дверь допросной, собираясь войти.
               Боб Честерфилд замер в дверях. Четверо мужчин воззрились на ворвавшегося в допросную суперинтенданта. Сэвэнти-Старший в идеально сшитом по нему итальянском костюме, удостоил его всего секундным вниманием, а затем вернулся в исконное положение. Свен Логан чуть дольше задержался на суперинтенданте участка, но тут же принялся что-то строчить в своих бумагах. Ничего лестного, это точно. Только Хьюстон с Хазардом, оба потрепанные и грязные продолжали взирать на своего шефа, который глазел на них в ответ. Его губы сжались в одну сплошную белую линию, но сжатая со всей силы ручка двери с глазами навыкате свидетельствовали о его желании кинуться на двух инспекторов немедленно.
               — Вы что-то хотели, шеф? — взял на себя инициативу Хазард. Хьюстон продолжал смотреть на шефа, теперь тот глядел только на него. Они словно мысленно переговаривались между собой. Хотя Хазард подозревал, что Пингвин про себя обливает их бранью на чём свет стоит, а Хьюстон в свойственной ему манере красноречиво помалкивает.
               — Ничего, — процедил сквозь зубы Боб Честерфилд, переключившись на Хазарда, ударив его взглядом, как хлыстом. Он выдавил из себя улыбку, но лучше бы не улыбался. Жутко. — Как только закончите допрос, пройдите ко мне в кабинет. Оба, — за его спиной маячила Мира Вар, сильнее сжавшая папки, Боб Честерфилд не дав ей ничего сказать, медленно закрыл дверь. Тихий щелчок замка сработал в комнате оглушительней громкого хлопка.
               — Так вот, — вернулся к допросу Итана Сэвэнти Хазард, уставившись в свои закорючки, нарисованные на чистом листе. Он делал вид, что что-то записывает исключительно для адвоката Сэвэнти-Старшего, пусть побеситься малость, — я спросил у вас: знали ли вы жертву антиквара-коллекционера Джаспера Форда. Вы это подтвердили, цитирую: «Да, знал. Я его клиент. Приобретал у него мебель», правильно? — поднял глаза Хазард от листочка. Иногда повторение их же собственных фраз вызывают раздражение у допрашиваемого, но не в случае этих двоих. Итан Сэвэнти кивнул, как маленькому ребёнку не смогшего понять с первого раза, Свен Логан хмыкнул насмешливо с намёком на жалкие потуги инспекторов добиться какого-то результата таким эффектом.
               — Что вы можете рассказать о жертве? Что он за человек, с вашей точки зрения? Вы считали его своим другом? Или врагом? — упорствовал Хазард, пытаясь расшевелить Итана Сэвэнти, который ни в грош его не ставил, а если оказывал какую-то заинтересованность происходящим, то едва бросал мимолётные взгляды на Хьюстона, скрестившего руки на груди и чего-то ожидавшего, уставившись на какую-то только ему видимую точку на столе.
               — Инспектор Хазард, — взял слово адвокат, — давайте по существу. Этот допрос ничего не изменит в вашем деле, вы прекрасно осведомлены об этом. Мой клиент является, точнее являлся клиентов мистера Форда. Он покупал у него мебель. У вас есть ещё вопросы? Вы опрашивали других клиентов жертвы? Почему такая повышенная заинтересованность именно к мистеру Сэвэнти? Этот допрос не более чем условность, так как дело официально закроют завтра, как только федеральный судья появится на своём рабочем месте, — отложил ручку Стен Логан, сцепил пальцы между собой и облокотился на стол, поддавшись вперёд к инспекторам, чуть улыбнувшись приглашая к доверительной откровенной беседе.
               Вот гнида. Хазард потёр глаза, прогоняя тяжесть в веках. Как же он устал! Поездка обратно оказалась ещё хуже, чем туда. Он слишком завёлся от произошедшей стычки, в последнее время ему не доводилось вытаскивать свою бритву из рукава. Все проводимые задержания с проникновениями заканчивались арестами без сопротивления. Как так?! Мелкие недоросли, играющиеся с оружием и ножами вперемежку с наркотой, тут же бросали свои пистики, как обозвал пистолет в своих руках Кучерявый, так как стрелять по бутылкам не то же самое, что в живого человека, истекающего кровью, кричащего от боли. Как только он забрался в машину, на него обрушилась успокаивающая мелодичная пытка, не соответствующая его состоянию. Эти флейты со скрипками и барабанами сводили его кости вместе с внутренностями. Где кантри?! Где потрясающие голоса любимых, обоготворяемых им исполнителей с бурлящей музыкой самой жизни, не знающей ни минуты покоя?! В этот миг Хазард поймал себя на осознании, что никогда не ездил в машине Хьюстона! Он сейчас даже не вспомнит, какая машина-то у него была вообще. Ведь в самом деле: пробыв напарниками несколько лет, Хьюстон первое время ездил на место преступление сам, как Хазард. Получается, в его машине без перерыва играла классика, как у него кантри? Или же он ездил в полной тишине, так как психует постоянно в машине Хазарда, требуя выключить музыку?
               Эти думы с различными переменными окончательно разбили Хазарда, когда они наконец-то въехали в город. А уж в участок ввалились полными раздолбаями, помятыми и грязными со стороны, особенно все, конечно же, обратили внимание на Хьюстона в запылённой обуви, которую он не довёл до бесящей чистоты. Иногда Хазард ловил себя на том, что приди он в полицейский участок в одних трусах или без них, никто ничего не заметит. Досадно.
               С тяжёлой гудящей головой, Хазард пододвинул бумаги в сторону Хьюстона, предоставив ему дальше вести допрос. Сейчас он не сможет спрашивать то, что они хотели узнать. Сэвэнти-Старший тут же повернул голову в сторону Хьюстона. В нём он видел соперника своей величины. Не в финансовом плане, а на умственном уровне, способного потягаться с ним знаниями вперемежку с прошедшими жизненными испытаниями. Адвокат также переключил свой цепкий взгляд со вниманием на инспектора Хьюстона. Он наслышан об этом человеке, да и вообще об их тандеме. Инспектор Хазард ведёт себя по клоунски, но он может дать фору многим прожжённым ловкачам. А об инспекторе Хьюстоне ходят странные слухи по поводу его воздействия на окружающих. Свен Логан не мог не признать правдивость этих слухов. Находиться в одном замкнутом помещении с этим субъектом гораздо неприятнее, чем со многими отморозками.
               Хьюстон даже не взглянул в бумаги. Он постепенно воспроизводил в уме все материалы дела. Его что-то смущало в проделанной работе. В каком-то моменте они или их подчинённые, за которых они отвечают в этом расследовании, поторопились. Проявили инициативу. Сделали все правильно, соблюдая последовательную хронологию сбора и анализа данных, но из-за этого они с Хазардом ударились в теорию... Теория! Точно. Стар. Машина!
               — Какую машину вы водите? Её номер? — сделал свой ход Хьюстон.
               — Майбах 62s. 4681, — ответил Сэвэнти-Старший. Вторая его полноценная реплика после начала допроса.
               — Она у вас одна?
               — С какой целью вы интересуетесь машиной моего клиента? — тут же насторожился адвокат Свен Логан, но Хьюстон не ответил на его вопрос, не став концентрировать на этом внимание. Он уже знал ответ. Он тут же переключился на следующие:
               — Где вы были в ночь убийства мистера Джаспера Форда?
               Свен Логан уже собирался спикировать на Хьюстона, но повелительный взмах руки Итана Сэвэнти не дал ему ничего сказать. Он медленно опустил её на ногу. Сидел он нога на ногу, лицом к своему оппоненту. Если до этого оно не отражало никакого беспокойства с интересом к происходящему, так как разговаривал за него адвокат, то теперь его рот скривился от неудовольствия. Скорее от разочарования, подумал Хазард не переставая наблюдать:
               — Я ожидал большего, инспектор, — заговорил Сэвэнти-Старший. — Правда... Я вам отвечу. Двухдневная командировка в Сингапуре как раз в день убийства Джаспера, — он с минуту помолчал. Ему не привычно говорить о жертве в подобном ключе. Впечатление такое, что он являлся не более чем кусочком в его небоскрёбе. Но без этого кусочка его империя может вполне функционировать. — Езжу в аэропорт на своей машине. Всегда. На территории есть, да будет вам известно, частная парковка для vip-клиентов. Одна из основных услуг, это личное парковочное место, закреплённое за человеком с возможностью оставлять транспорт на несколько суток. Вы можете проверить все, что я сказал, благо ваши полномочия позволяют осуществить задуманное. Конечно же, с официальными бумагами. А теперь позвольте откланяться, — встал из-за стола Сэвэнти-Старший, показывая всем присутствующим о своём намерении закончить допрос. Никто из инспекторов не пытался его остановить. Он не понимал, какую бомбу только что кинул ищейкам. Хьюстона не выдал ни один мускул, скорее он ещё сильнее замкнулся, из-за чего никак не отреагировал на несоблюдение правил проведения допроса, позволив уйти триумфаторам генеральному директору транспортной компании Итану Сэвэнти, а также его адвокату-лучшему другу Стену Логану, который дождался официального завершения беседы словами Хазарда проговорившего все необходимые для записи фразы.
               Весь участок видел, как из допросной вышел Сэвэнти-Старший прямиком направившийся к выходу. Свен Логан задержался за ним буквально на несколько минут, дождавшись копию записи допроса от вышедшего из студии офицера. Сержант Янгер протянула диск адвокату, тот вежливо поблагодарив, ушёл вслед за своим клиентом. Грациэлла Янгер не переставала хмуриться. Она все ждала, пока заявившиеся в последний момент инспекторы соизволят выйти в зал. Как и вся опергруппа.
               Боб Честерфилд присев на край стола со скрещёнными на груди руками дымил драконом, чуть не извергая пламя изо рта. Но взгляд его выполнял эту функцию, прожигая дверь насквозь. Как только он запер дверь, то тут же кинулся на подчинённых. Вот о чём они шушукались все это время!! Эти двое явились в участок в то же самое время, когда подозреваемого посадили в допросную!! Пока, значит, он сидел у себя в кабинете, думая, что мурыжит их нервы ожиданием, Хьюстон с Хазардом проводили допрос, как положено, пока он клял и проклинал их, на чём свет стоит!!
               Но вот Хьюстон с Хазардом показались. Все сразу подметили чрезмерную собранность инспектора Хьюстона и разбитость Хазарда. Второй даже не скрывал своего вялого состояния, я тут же плюхнулся на свой стул, еле-еле закурил, выпуская из себя дым. Хьюстон встал рядом с ним, ожидая, пока все соберутся вокруг них. Ожидаемое действие от людей, зависящих от их команд мозгового штурма. Правда, большая часть сослуживцев прожигала инспекторов недовольным взглядом вперемежку с недоумением. Только суперинтендант собирался кинуться в атаку, как Хьюстон грубо прервал его на месте:
               — Потом. Сейчас у нас есть возможность предоставить Фемиде преступника. Я кратко изложу вам события, подвившие нас пренебречь своевременной явкой на службу. Если вам нужно, шеф, мы заполним все необходимые бумаги.
               Суперинтендант проглотил такой финт со стороны Хьюстона. Ну надо же!! Парни всё-таки чего-то добились!! Так и быть, пусть оправдаются перед беседой тэт на тэт!! В это же время Кейси Чоко успела принести Хазарду воды с таблеткой, которую он с благодарностью принял, заставив девушку смутиться. Сонный Анджи Пресстон, растолканный стоявшей рядом с ним Мирой Вар, вооружился блокнотом с ручкой. Ему пришлось облокотиться о чей-то стол, чтобы не упасть. Тейлор Стар вместе с Грэйс Стэмпэр стояли в ожидании дальнейшего развития события. Грациэлла Янгер сжимала какой-то журнал в руке, продолжая хмуриться себе самой, проявляя нетерпение. Ей хотелось что-то срочно сказать инспекторам, но из-за собравшейся вокруг толпы, замкнувшей кольцо, ей сейчас к ним не протиснутся. Послушать о похождениях двух чудаков собралось пол-участка.
               Хьюстону не хотелось говорить. Он с надеждой взглянул на Хазарда, но тот продолжал сидеть, до сих пор приходя в себя от пережитого культурного шока, под дирижёрством таксиста Ника Джасса. Где же после этого надежда моя? И ожидаемое мною кто увидит?[2] Хьюстон вкратце поведал об их поездке. Он не стал пока акцентировать внимание на том, как они вышла на этот домик. По мимике суперинтенданта и старшего инспектора Хазард уже сообразил, что разговор на эту тему предстоит отдельный. Хьюстон рассказал о стычке между наркоманами-подопытными и обнаруженной химической лаборатории.
               — Значит, вот как?! — не стал дослушивать инспектора Хьюстона Боб Честерфилд. Сотрудники участка отошли от него подальше. — Вы, бараны упёртые, сделали работу за все отделы!!! Слышите?! За все!! За все кроме своего!!! За Налоговую службу — раз!! За Наркоотдел — два!!
               — Но ведь... — попыталась защитить свою работу офицер Чоко, но Хазард вовремя дёрнул её за рукав, приказывая замолчать.
               — Но за свой отдел, отдел убийств вы ничего не сделали!! Вы не нашли душителя!! — выплеснул накопившийся стресс больше на Хьюстона, чем на остальных Боб Честерфилд. Безмятежным Буддой выслушал все это Хьюстон. Мира Вар принесла воды. Пока начальник участка жадно поглощал воду, обливаясь потом, все ждали его отмашки продолжать незапланированное собрание. Все знали, что шеф холерик, так что всех новеньких в первую очередь учили адаптации к перепадам настроения начальника участка.
               — После задержания, — продолжил Хьюстон, после того, как успокоившийся Боб Честерфилд махнул рукой, — я показал им фотографии водителя Питера Моррилла и жертвы Джаспера Форда. Что с водителем? Подали заявление в розыск?
               — Сегодня утром, — сдерживал зевоту Анджи Пресстон, прилизывая непослушный хохолок. — Пока все безрезультатно. Выезжали на его адрес регистрации. Там пусто. Он ушёл в тот самый момент.
               — Этих троих должны привезти в наш участок для дачи показания на химика, — чуть пришёл в себя Хазард, уже даже начав привычно скалиться. — Позвони по этому номеру, — он протянул записанный номер телефона отходившей от него Кейси Чоко. — Убедись, что их привезут.
               — Химик значит, — протянула офицер Стэмпэр. — Кто он?
               — О, наш старый знакомый воришка, дорогуша!
               — Да ладно!
               — Фред Драйк? — уточник Тейлор Стар, вспоминая имена в прочитанных им допросов людей. — Тот самый укравший брошь-ордер?
               — Он самый, — подтвердил Хазард. — Я ещё в первый раз приметил его чрезмерную разношёрстность. Парень не знает, чем хочет заниматься, к чему у него душа лежит. Однако книг по химии, достаточно сложных даже для простого самоучки у него предостаточно. К тому же Чесун, Кучерявый и Рыжик узнали его на фотографии, что я им показал. Рыжий дал ему прекрасные физические характеристики!
               — Вы и им прозвища придумали? — включилась в разговор сержант Янгер.
               — Грациэлла, их имена записали приехавшие патрульные...
               — Которые, вас чуть не подстрелили, — поддела она его.
               — Что верно-то верно. Но я недоговорил. Пока я спешил на помощь к Хьюстону, я прошёл через кухню. Срач там полный, но примечательный...
               — Пустые коробки от пиццы «ПиццыМира», — закончил за него Хьюстон. — Я заметил их в камине. Они засовывали туда мусор. На всю округу «ПиццаМира» есть только в нашем городе. Косвенная улика крайне слабая.
               — Оставим пиццу в покое, — взяла слово Мира Вар. — Что с оружием? Вы обнаружили склад?
               — Пф! — прыснул Хазард от смеха. — Я вас умоляю! Кучерявый бахвалился перед Рыжим о целой горе оружия в их домишке. На деле же оказалось два патрона в дробовике и целая обойма в браунинге. Спросите его, откуда он достал стволы! Он, забрызгивая вас соплями, признается, что стащил их у своего отца!
               — Подводя итоги, поездка в охотничий домик дала нам ответ на вопрос, куда жертва вкладывала свои отмываемые деньги!! Причастность нашего самого первого свидетеля нашедшего труп в этом деле: он непросто ему пиццу доставлял, он ещё ему готовил!!! Замешанность ударившегося в бега водителя транспортной компании «СэвэнЮ» Питера Моррилла в их торговле!! Все это замечательно, господа!! Действительно замечательно!! Но я так понимаю, выражаясь словами Хазарда, клубнику вы припасли нам напоследок?! — свёл все рассказанное в несколько предложений Боб Честерфилд для пущей разборчивости окружающим.
               — Офицер Стар, — позвал Хьюстон. Из толпы вышел Тейлор Стар, немного неуклюже волнуясь в ожидании. — Так как вы у нас по частности техники, вам последнее задание. Свяжитесь с аэропортом. Затребуйте у них видеозаписи с частной парковки для vip-персон за два дня. Лучше с субботы до понедельника. Найдите машину Майбах 62s. Номер 4681. Машина принадлежит Итану Сэвэнти. Вы должны подтвердить, как он приехал, оставил машину на несколько суток из-за командировки в Сингапуре, а также его отъезд из аэропорта на этом же самом транспорте.
               — Я подготовлю официальный запрос, — тут же взялась за дело Мира Вар. — Также подам запрос на все документы, подтверждающие его командировку. Идёмте, офицер Стар, — распорядилась старший инспектор. Тейлор Стар не мог сдержать волнения. Несмотря на кропотливость работы, какая ответвлённая задача!  
               — А вы, сержант Янгер, выясните какую машину водит Джерри Сэвэнти.
               — Непременно. Но прежде я хочу вам кое-что показать.
               На этом собрание закончилось. Все потихоньку расходились по своим местам: кто недоделал ещё свою работу; кто-то поехал по заданию, задержавшись только из-за желания услышать добытую информацию. Боб Честерфилд ушёл в свой кабинет, перед этим жестом показывая двоим инспекторам немедленно идти за ним. Кейси Чоко с сожалением вернулась к работе за компьютером, ей хотелось побыть с инспектором Хазардом подольше. Грэйс Стэмпэр также удалилась, по дороге подбирая со столов чужие степлеры. Кто успевал заметить воровство, быстро отнимал у неё свой канцтовар, оставив её без добычи. Сержант Янгер ждала, пока вернётся в эту реальность инспектор Хьюстон. Застывший посередине великан смотрел, почему-то на Анджи Пресстона, не перестающего строчить в своём блокноте. Также на него неотрывно смотрел Хазард, целиком восстановившийся. Грациэлла Янгер заметила, как тот заполняет свою голубую тетрадь. Как же ей стало ещё не понятнее, что здесь происходит, когда поднявшийся с места Хазард подошёл к Анджи Пресстону и... обнял обалдевшего детектива, он что-то проронил ему, сержант не услышала, но сказанные слова высветили на лице Анджи Пресстона ещё большее непонимание. Однако после того как вместо ушедшего в столовую Хазарда, а не в кабинет начальника участка, занял Хьюстон, сержант вздрогнула, как от пощёчины. Хьюстон не сделал ничего такого с детективом Пресстоном, он попросту встал напротив него, постоял, а затем сочувственно, по-другому этот жест Грациэлла Янгер не могла истолковать, похлопал того по плечу. В этот самый момент она увидела, как что-то сломалось в Пресстоне. Надлом случился такой сильный, что он осунулся, весь усох, сжимаясь в одно мгновение. Вся его элегантность в этот момент показалась крайне смехотворной. И жалкой.
               Кое-как оторвав себя от стола, Анджи Пресстон не видя ничего и никого вокруг себя, вышел из участка, натыкаясь на все что только можно. Некоторые коллеги проводили его взглядом, не понимая, что случилось, но тут же возвращались к работе, слишком поглощённые своими завалами.
               — Что вы с ним сделали? — напала на инспектора Хьюстона сержант Янгер, сдерживая душившие её слезы. — Вы и Хазард. К чему все это?!
               — Было бы лучше, если бы люди поели из того, что добыли сегодня у врагов своих?[3] — ответил вопросом на вопрос Хьюстон.
               — Чт...
               — Показывайте, что хотели показать.
               Грациэлла Янгер признала поражение. Ничего. Рано или поздно она отыграется. Ей просто нужно дольше проработать под началом этого человека, прежде чем она поймёт его сущность. Она начала понимать маниакальную манию инспектора Хазарда фиксировать свои наблюдения с результатами экспериментов над своим напарником. Но она не опустится до подглядывания! Она своими методами добьётся своих результатов.
               — Недавно, — заговорила сержант Янгер, взяв себя в руки, — офицер Чоко показывала мне распечатки. Вы помните из доклада офицера Стэмпэр про семидесятилетнюю женщину Марту Милли, фотографа?
               — Помню.
               — Так вот, — поёжилась Грациэлла Янгер. Черт, опять начинается! — распечатки, которые она мне показала, связаны с ней. Эта женщина перестала выставляться лет двадцать назад. А в тех распечатках рассказывалось о её новой выставке! В этом журнале полноценная статья. Она специализировалась на пейзажных экспозициях. Но посмотрите на эти фотографии и тему выставки! — сержант отдала инспектору журнал, ей же самой пришлось обхватить себя руками. Читай, читай быстрее!
               Хьюстон прочитал. Просмотрел некоторые из снимков. Он понял, к чему клонила сержант Янгер. В статье приводилось интервью Марты Милли представляющей новую выставку называющиеся «Преступники, как место преступления». В ней художница, а по-другому она себя не называла, «делала акцент на места совершения жестоких, безнравственных, унизительных расправ над людьми, чтобы показать, как само место выбора совершения нечеловеческого поступка олицетворяет самого убийцу.» В статье столько воды с пространными выражениями, что Хьюстон часть пробежал глазами, но вот снимки уже с этой фразой вызывали интерес. Марта Милли представила для журнала несколько своих новых работ. Пляжный домик, детская площадка, крыльцо богатого дома, лестничная площадка. Крыльцо определённо принадлежало дому жертвы. По этому поводу в интервью ничего не написано, но, само собой, напрашивается вопрос. Раз она сняла машину автомеханика Грэга Сикса, а теперь, как выясняется ещё крыльцо жертвы, не могла она снять самого убийцу, но оставить этот снимок себе, сделав его главным программным номером своего возвращения?
               — Я вас понял, сержант. Спасибо, — он вернул ей журнал, а сам пошёл к выходу из участка.
               Грациэлла Янгер проводила его взглядом, пока инспектор не скрылся. Вот же оба дают! Один ушёл есть, второй покинул участок! Не берегут они суперинтенданта! Его так удар хватит от злости!
               — Куда Хьюстон ушёл? — подкатил к ней Хазард. Сытый и довольный, он пружинистой походной передвигался по главному залу, готовый любить весь мир. Но свою жену все же больше.
               — Ушёл, — кисло проинформировала его сержант Янгер.
               — Ясно, — нисколько не обиделся на такую подставу Хазард. Ведь сейчас все шишки за самоволку достанутся ему. — Звёздочка с Защитником провозятся несколько часов, узнаю пока, когда на допрос можно будет вызвать Джерри Сэвэнти.
               На этой ноте он ушёл в кабинет начальника полиции, готовый ко всему. В это же самое время Хьюстон стоял на крыльце участка. Засушливое лето продолжало доказывать своё право творить с людьми все, что оно захочет. Город вымирал от редеющих рядов, отчаянно спасавшихся бегством в страны с прохладным спасением. Тем же кому повезло меньше пытались доказать, что они имеют право находиться под её покровительством. Однако таящие в руках мороженки, головные уборы с двухлитровыми бутылками воды показывали обратное. Хьюстон не любил жару. Эта нелюбовь не имел ничего общего с физической составляющей. Нелюбовь к лету крылась в глубоких личностных...
               Он стоял на крыльце минут двадцать, смотря вдаль. Сотрудники участка на автомате здоровались со старшим по званию или же проходили мимо просто кивая. То, что он никак не реагировал на них, нисколько никого не смущало. Раздался телефонный звонок. Хьюстон взял трубку только с третьего раза. Его сильно поглотил пищащий звук в ушах. Этот противный звук, вылезший из подсознания...
               — Дай я угадаю, — услышал он голос Хазарда в трубке, — ты стоишь у участка или где-то поблизости, подключившись к вселенной. Насколько далеко ты ушёл?
               — На крыльце, — нехотя признался Хьюстон.
               — Недалеко! — прыснул от смеха его напарник. — Пока ты там перемалывал вечные вопросы бытия Пингвин на меня не орал! Представляешь? Когда я зашёл в его кабинет, он вёл жёсткие переговоры с адвокатом Сэвэнти-Старшего. Сразу к сути: Джерри Сэвэнти прибудет на допрос вместе с адвокатом своего отца завтра утром. Пингвин хотел упрятать мальчишку здесь и сейчас, но из-за неверной тактики подхода, по моему мнению, адвокат ощерился. А после того как начальник положил трубку, увидев меня, сидящего напротив него все это время, удивлённо спросил — Что я здесь делаю?! Ему по-настоящему нужно что-то делать со своими приступами гнева...
               — А ты не мог без всей этой воды просто сообщить мне время допроса? — не смог скрыть раздражения Хьюстон от чрезмерной словоохотливости Хазарда
               — Дай подумать... Нет! — на этой ноте он положил трубку не попрощавшись.
               Хьюстон не мог не вспомнить слова Шекспира из «Гамлета»: Краткость есть душа ума,\А многословье — бренные прикрасы. Это про Хазарда. Завтра утром. У него есть время проверить наводку сержанта Янгер, а перед этим надо сделать ещё два звонка. В первую очередь ему нужно решить вопрос с владельцем бильярдного клуба. Ещё один провисший хвост в их деле, оставшийся без ответа. Его показания одни из ключевых. Но он говорит одно, а Хьюстон совершенно уверен в противоположности его слов. Ему нужна помощь. И он знал, кого может попросить добыть ему необходимое:
               — Да? Кто говорит? — взяла трубку после нескольких гудков Тэмми Монтгомери.
               — Это инспектор Хьюстон.
               — Хьюстон... — протянула женщина, — Да. Я вас помню. Давайте к делу, инспектор, — тут же без церемоний по-деловому взяла быка за рога женщина. Судя по немного раздражённому голосу с истерическими интонациями, она занята каким-то делом и его звонок оказался некстати. Звук каких-то работ на заднем плане подтверждали это.
               — «Можете рассчитывать на моё полное содействие в этом деле». Ваши слова. Мне нужно ваше содействие, — также не стал ходить вокруг да около Хьюстон.
               — Вот как? — немного заинтересовалась Тэмми Монтгомери. — Что же от меня требуется?
               — Вы знаете Стэна Мэртленда?
               — Владельца бильярдного клуба «ДжиУайт» я знаю, — перебила Хьюстона женщина, не дав ему договорить. — Мы с ним учились. Он хороший друг семьи. Вам нужно, чтобы я у него что-то узнала, — не спросила, а утвердила намерения Хьюстона Тэмми Монтгомери.
               — Мне нужно, чтобы он рассказал, какие на самом деле его связывали отношения с Джерри Сэвэнти, сыном генерального директора транспортной компании «СэвэнЮ».
               — Он говорил, что ходил в полицейский участок.
               — Это так, но он определённо врёт. Он закрывал глаза на выкрутасы сына Итана Сэвэнти...
               — Я вас поняла, — перебила она его опять, не дав закончить. Раздражение в её голосе обострилось, шум на заднем фоне то увеличивался, то стихал. Кто-то что-то кричал другому. Эти крики выводили Тэмми Монтгомери из себя. — Когда он вам нужен?
               — Желательно к сегодняшнему вечеру.
               — Да будет так. Но не забывайте инспектор, — сталь появилась в её голосе, — я помогаю вам только из-за своей дочери, но это не значит, что и я не могу к вам обратиться в ответ. Услуга за услугу.
               — Не забывай услуг, тебе оказанных, но забудь про те, которые ты сам оказал, — процитировал Хьюстон Публилия Сира[4].
               — Именно. Он будет у вас вечером, — на этой ноте Тэмми Монтгомери отключилась.
               Хьюстон не сомневался, что она сдержит своё слово. Стэн Мэртленд будет вечером в участке под предлогом, что вспомнил незначительную деталь или его загрызла совесть. Неважно, какое оправдание он выберет, главное, что он выложит истинную информацию, как антиквар-коллекционер попадал в клуб. Именно в этом клубе завязалось партнёрство, Хьюстон не сомневался в этом.
               Остался последний момент, прежде чем он вызовет такси. Нику Джассу он не будет звонить. Отпросившись с работы на сутки специально на целый день, он рассчитывал после возвращения отдохнуть от небольшого устроенного Хьюстоном приключения. Возраст с ногой периодически напоминали о себе, насколько бы здоровым он себя ни ощущал. Теперь Хьюстон решал, как ему поступит с фотографом Мартой Милли. Она не отдаст снимок. При условии, конечно, что она его сделала. Хьюстон не мог вспомнить, откуда вычитал эту фразу: Чем выше ограда, тем больше желание взглянуть, что за ней скрыто. Она прекрасно отображала женское любопытство. Старушка сняла в первый раз, но как профессиональный фотограф способный пробыть в одном положении несколько часов для удачного кадра, как она могла упустить возможность дождаться финала? Хьюстон отталкивался от её активизации после нескольких лет застоя именно тем, что сделав кадр или кадры, через несколько дней прочитав газету, она сопоставила данные и поняла, какую золотую жилу обнаружила. Золотой фонтан идей наконец-то облил её дождём! Так что не дающая покоя предстоящая выставка Марты Милии, да ещё с таким интригующим название не безосновательна.
               Хьюстон знал одного человека, который опять же, сможет помочь ему получить снимок. Но в отличие от Тэмми Монтгомери, где отношение построено на услуге за услугу, его друг-итальянец мебельный магнат Валерио Эванджи протянет руку утопающую, со свойственной ему манерой сдержанного флирта, если такая существует вообще:
               — Il mio caro amico![5] Как я рад тебя слышать! Come è la tua vita personale, amico?[6] Жду не дождусь нашего с тобой особого дня, где мы с тобой разопьём по бутылочке Бароло, обсуждая женщин с работой под навесом моего виноградника!
               — Ciao[7], Валерио. Все остаётся в силе, как всегда.
               — Certo![8] Я всегда беру выходной в наш с тобой день, освобождая себя от всех дел. Представляешь? Anche una donna partono da me in secondo piano, haha![9] Я давно тебя знаю, amico[10], могу сказать, что ты звонишь не обсудить мои новые торговые точки, открывающиеся через несколько месяцев в Дании и Голландии.
               — Поздравляю, — для видимости ответил Хьюстон. — Мне нужен твой совет. Касательно женщины.
               — Anche così?![11] Я весь в твоём распоряжении! Non tirare![12]
               — Мне нужно добыть улику у семидесятилетней женщины-фотографа. Я уверен, что за просто так она мне её не отдаст. Её зовут Марта Милли. Специализировалась на пейзажных композициях. Не слышал о ней?
               — Ммм нет. Non mi ricordo[13]. А фотографов я знаю немало, знаешь ли... Mezzi donna più anziana[14]... — Валерио Эванджи прикидывал кое-что в уме. — Ho quello che ti serve![15] Свяжусь с тобой через несколько минут. Vi assicuro, dopo che non è qualcosa che si dà la prova, ma anche per sposare trascinare me stesso, haha![16] Я скину тебе информацию на твою почту. Dieci minuti più tardi, un amico, a tempo![17] — на этой весёлой ноте итальянец отключился.
               Хьюстон глубоко вздохнул. Хорошо. Сейчас он вернётся в участок, распечатает все, что ему необходимо, а затем поедет к Марте Милли домой. Развернувшись, Хьюстон пошёл обратно, в голове Хьюстона заиграли мелодии из оперы «Великая дружба» Вано Мурадели[18]. Эта опера заняла особое место в истории советской музыки. Несмотря на актуальность сюжета (опера посвящена дружбе народов многонациональной страны) и на определённые достоинства с её опорой на народную песенность, «Великая дружба» подверглась необоснованно суровой критике якобы за формализм. Музыка продолжала звучать в его голове, до самого отъезда на такси к дому женщины-фотографа. Валерио не обманул. Марта Милли продаст себя с потрохами за распечатку в его кармане пиджака. Чтобы он без него делал!
 
[1] Марио Пьюзо (15 октября 1920 — 2 июля 1999) — американский писатель итальянского происхождения, критик, сценарист и беллетрист.
[2] Иов 17:15.
[3] 1-я Царств 14:30.
[4] Публилий Сир — римский мимический поэт эпохи Цезаря и Августа, младший современник и соперник Лаберия.
[5] Мой дорогой друг! (итал.).
[6] Как твоя личная жизнь, приятель? (итал.).
[7] Привет (итал.).
[8] Конечно же! (итал.).
[9] Даже женщины отходят у меня на второй план, хаха! (итал.).
[10] Друг (итал.).
[11] Даже так?! (итал.).
[12] Не тяни! (итал.).
[13] Не припоминаю (итал.).
[14] Женщина постарше значит (итал.).
[15] У меня есть то, что тебе нужно! (итал.).
[16] Я тебя уверяю, после такого она тебе не то что улику отдаст, но ещё жениться на себе потащит, хаха! (итал.).
[17] Десять минут, друг, засекай! (итал.).
[18] Вано Ильич Мурадели (24 марта (6 апреля) 1908 — 14 августа 1970) — советский композитор и дирижёр. Народный артист СССР (1968). Лауреат двух Сталинских премий второй степени (1946, 1951). Член ВКП(б) с 1942 года.
__________________
Amour, Amour
Alle wollen nur dich zähmen
Am Ende, gefangen zwischen deinen Zähnen

Ответить с цитированием
  #23  
Старый 11.07.2018, 18:45
Аватар для AnnBlack
Историческая личность
 
Регистрация: 07.09.2009
Сообщений: 2,027
Репутация: 1787 [+/-]
Скрытый текст - 19. Младший. Факты. Самолёт:
               — Вы в курсе, что у моего клиента самолёт через несколько часов?! А вы вызываете его на допрос! На каком основании вы его вызвали?
               — Вызывали мы его на допрос вчера, это вы захотели перенести встречу на завтра. Терпение, мистер Логан. Поставьте таймер. Ваш... сегодняшний клиент успеет на самолёт. Не волнуйтесь!
               — Ваши последние потуги смехотворны, право слово, инспектор Хазард! Дело закрыто.
               — Ещё нет. Пока прокурор не сядет за свой рабочий стол, не разберёт утреннюю почту, попивая кофе, завтракая газетой, у нас есть время. В конце концов, когда выпадает шанс — надо его хватать[1]!
               На часах девять утра. Свен Логан, бывший вчера в этой самой комнате с Итаном Сэвэнти, теперь сидел здесь с его сыном. Вчерашнее настойчивое требование суперинтенданта участка явиться Джерри Сэвэнти на допрос насторожило адвоката. Он никак не мог связать его с этим преступлением. В конце концов, автомеханик сделал чистосердечное признание. Опрашивали президента они по причине наличия его имени в списках клиентов жертвы. Да, они посадили Джерри в камеру из-за драки. Но при чём здесь убийство?! Настойчиво требовали присутствия, но туманно завуалировал причину. Свен Логан не смог вытянуть или прощупать имеющуюся информацию на руках полиции. Крыса в участке сливала данные до текущего момента. Значит, она поймана и ликвидирована. У них появились какие-то новые улики. Причину отказать адвокат не нашёл. Только смог оттянуть время встречи. Кто знал, что Итан Сэвэнти, едва покинув участок, вернувшись в кабинет для улаживания мелких вопросов, тут же вскочит в самолёт, транспортирующий его в Данию. А ещё купит билеты сыну на сегодняшний день! Свен Логан не смог до него дозвониться. Не получив прямых инструкций, адвокат решил, что целесообразнее будет откликнуться на явку, чем проигнорировать. Эти инспекторы уже не знают к чему придраться! Они уже начали подвигать клинья к семье причастных в этом деле, не зная кого обвинять, так как главный преступник их не устраивает! Жалкие, честное слово!
               — Мистер Сэвэнти, вы знакомы с жертвой Джаспером Фордом? Антикваром-коллекционером? Знаете, кто это? — начал со стандартных вопросов Хазард. Как же хотелось курить! Придётся терпеть.
               — Это тот малый, что умер недавно? Почти неделю назад, кажется? — спокойно спрашивал Джерри Сэвэнти. — Видел его в новостях. Ещё в каком-то журнале, посвящённому людям-искусства, не более.
               — То есть лично вы с ним незнакомы? — уточник Хазард, что-то проверяя в своих распечатках.
               — Нет.
               — Хорошо. Как вы тогда объясните, что проводили мистера Форда в бильярдный клуб «ДжиУайт»? Вы созванивались с ним несколько раз через клуб. Владелец клуба закрывал на это глаза, — сделал укол Хазард.
               Джерри Сэвэнти нисколько не смутился. Он пожал плечами с лучезарной улыбкой хорошего парня. Свен Логан, поправив очки, молчал, делал записи у себя в тетради. Пока ничего предосудительного. Полиция подтягивает хвосты в тех вопросах, на которые не нашла ответы.
               — Так это он? — удивился Сэвэнти-Младший по-мальчишески. — Ничего себе! Не признал. Возможно, он представлялся, но я запамятовал. А причина, почему я провёл его в тот раз, всего один раз, запишите там у себя в бумагах, потому что его не впускали в клуб.
               — Во-первых, проводили вы его в клуб ни один раз по свидетельству владельца «ДжиУайта» Стэна Мэртленда, а во-вторых, вы решили проявить себя добрым самаритянином, мистер Сэвэнти? — не мог не съязвить Хазард, отвечая усмешкой на улыбку Джерри Сэвэнти.
               — Полёгче, инспектор, — осадил Хазарда Свен Логан, прервав свою писанину. — Мой клиент отвечает на ваши вопросы добровольно также добровольно он может говорить с вами через меня.
               У нас, что ли, один адвокат на всю элиту в городе? — не мог не подумать Хазард, стараясь не скривиться от неприязни к сидящему напротив него человеку.
               — Хорошо. Я вас понял, — унял своих бесов Хазард. — Тогда я задам вам такой вопрос: насчёт водителя, с которым вы подрались...
               — Можете не отвечать, Джерри, — сразу ответил на него Свен Логан. Понятно. У них всё-таки ничего нет. Острый момент едва лишь всплыл из-за проникновения через чёрный вход жертвы в клуб, благодаря помощи Джерри Сэвэнти. Косвенно получается, они знакомы, и в то же время нет. Так что заявление Стэна Мэртленда можно признать несущественным. Полиция решила залезть под кожу перед сдачей дела федеральному судье, который закроет его. Адвокат усмехнулся. Они ждут чуда, ведь чудо всегда ждёт нас где-то рядом с отчаянием[2]. — Это не имеет никакого отношения к убийству мистера Форда.
               — О, мы бы так не сказали.
               Двое мужчин подпрыгнули на стульях, воззрившись во все глаза на говорившего. Пребывавший все это время в допросной Хьюстон, обозначил своё присутствие голосом. Растворивший в окружающей действительности его присутствие помечали только камеры с находившимися в студии офицерами, периодически о нём все равно забывающие и, естественно, Хазард, ожидавший, когда его напарник выступит.
             — В каком смысле? — пришёл в себя адвокат, вытерев пот платком с шеи. Чёрт бы побрал этого инспектора! Как вообще этакий здоровый бугай может оставаться таким незаметным?! Но не это главное. Дело начало приобретать дурной запашок. Не потому они так туманно завуалировали причину вызова Джерри Сэвэнти в полицейский участок? Молодой человек напрягся, это заметно по его плечам с чуть сильнее сжавшейся челюстью. Как только зазвучало имя водителя, его бизнесменская улыбка потихоньку сошла на нет. Сидел он в той же позе, на этом же самом месте, что его отец. Но по сравнению со своим отцом он не вызывал у Хьюстона какого-то одинакового отношения. Духа достойного оппонента. Перед ним сидел один из представителей быстрых бизнесменов, рубящие деньги для роскошной прожиточной жизни, не более. Человек, способный на необдуманные импульсы и в то же время на холодное оценочное мышление. Посмотрим...
               — В том смысле, — теперь взял слово Хьюстон, — что избитый вами водитель, сотрудник вашей транспортной компании Питер Моррилл скрылся, перед этим предоставив нам доказательства, уличающие вашего клиента в подделке документах при его рейсах.
               — Покажите! — тут же потребовал бумаги Свен Логан. Хазард протянул ему техническое описание навигатора в машине водителя. Расписано отклонение от маршрута, прошитое в памяти устройства. Технически в этих же бумагах показано, как возможно обмануть тахометр. Цифры совпадали. Именно это являлось главной уликой. По данным тахометра, Питер Моррилл никуда не сворачивал. Но на самом деле навигатор и имеющаяся смарт-карта у Джерри Сэвэнти показывали обратное. Да... Придраться не к чему.
               — Но самое интересное, зачем он туда заезжал, — продолжал Хьюстон, не давая опомниться присутствующим. — Питер Моррилл ездил забирать товар. Наркотики.
                — Вы обвиняете моего клиента в подделке данных тахометра с целью распространения наркотиков? — тут же прикидывал стратегию защиты в уме Свен Логан, искоса поглядывая на замершего Джерри Сэвэнти, уставившегося куда-то сквозь Хьюстона с Хазардом, сжав губы в одну сплошную белую линию. Адвокат пока не мог понять одну вещь. — Это дело должно разбираться в Наркоотделе. При чём здесь убийство мистера Джаспера Форда? — вот самый тревожащий его все сильнее вопрос.
               — Ваш клиент в курсе, — парировал Хьюстон, обращаясь непосредственно к Сэвэнти-Младшему. — Я задам вам последние два вопроса: на какой машине вы ездите и почему вы его убили?
               Джерри Сэвэнти молчит. Он так и остался в положении скульптуры, любой скульптор сейчас многое бы отдал за такую совершенную модель, замершую в самом времени. Свен Логан уже собирался сказать что-нибудь, но спокойно поднятая рука заставила повелительно того замолчать. Прямо как Итан Сэвэнти вчера!
               — Мы подходим к сути, — теперь уже Хазард решил внести вклад в это представление. — Вы ездите на Майбах 62s, как у вашего отца. Но знаете, что самое замечательное в вашей машине? — спросил Хазард, сделав эффектную паузу. В ответ тишина. — Она эксклюзивная. Собранная ограниченным тиражом. Позвольте восстановить хронологию тех дней начиная с рокового, обозначающего начало вашей «дружбы» с жертвой, — Хазард откашлялся. — Мистер Джаспер Форд антиквар-коллекционер, имеющий свой магазин-салон « Αντίκες» продавал мебель богатым клиентам, — он указал на Джерри Сэвэнти. — Основатель транспортной компании, Итан Сэвэнти тому пример, плюс у нас есть список с другими именами. Он воровал у самого себя, могу показать заверенные копии всех проведённых судебно-бухгалтерских и финансово-экономических экспертиз, — говорил Хазард сейчас исключительно адвокату, чтобы тот не смог придраться к проделанной работе. — В этой папочке собраны все бумаги, о которых я говорю. Я буду доставать по мере всего рассказа некоторые из них, — похлопал по ней Хазард. — Вы все можете проверить и перепроверить, — мурлыкал тот от удовольствия, сверкая своими ядовито-зелёными глазами, наблюдая за адвокатом. — Так вот. Воровство это производилось с целью обеспечения себя наличкой для вложения в другое мероприятие. Наркоторговлю. У нас есть показания троих приятелей, задержанных нами в той самой лаборатории, устроенной в охотничьем домике. Мистер Форд не просто крутился у бильярдного клуба, когда вы решили покрасоваться, мистер Сэвэнти, проведя его в по-самаритянски, он вас приметил, думаю, ещё раньше, этого мы не узнаем, главное, что он нашёл человека, который сможет прикрыть его транспортировки с личным водителем в придачу.
               — Слабая аргументация, — раскладывал по полочкам услышанное Свен Логан, выискивая точки опровержения. — Слова, да и только. Нет этому никакого подтверждения, кроме слов нескольких людей, которые, выйдя выступать на суде, тут же могут отказаться от своих слов. Пока вся ваша работа, повторяю, проделана за Наркоотдел. А ещё за Налоговую службу, — воспроизвёл слова Боба Честерфилда Свен Логан, поставив локти на стол и сложив руки в молитве от предельной концентрации.
               — Согласен, — не стал спорить Хазард. — Момент шушуканья этих двоих в клубе для избранных можно интерпретировать как душе угодно. Может, они погоду обсуждали? — приторно пожал плечами Хазард, заставив адвоката сузить глаза в щёлочки. — Тем не менее мы имеем результаты налицо и вы не можете этого отрицать. Что о месте изготовления экстази знали только жертва Джаспер Форд и так называемый Третий, босс-химик, задержанных четырёх наркоманов, стороживших дом и получавших экспериментально приготовленную им дурь, нами идентифицированный и задержанный, кстати! Но вот что на это место начинает ездить водитель Питер Моррилл, которого прикрывает по всем фронтам Джерри Сэвэнти, с которым у них случилась драка, не будем этого забывать, из-за чего-то неопределённого между собой. Удивительное совпадение, не так ли?
               — На убийство у вас ничего нет, — процедил сквозь зубы Свен Логан, уже сжав руки в кулаки.
               — Я не зря спросил про машину, — вклинился Хьюстон. Хазард, откинувшийся на спинку стула, любезно позволил ему продолжить. — Ваш отец рассказал нам вчера интересную деталь, мистер Сэвэнти, — Хьюстон если говорил, то непосредственно с Сэвэнти-Младшим, игнорируя адвоката. Но тот отрешился от происходящего, полностью замкнувшись в себе. — Вы присутствовали при этом разговоре, — соизволил посмотреть в глаза адвоката Хьюстон. — Как думаете, куда я клоню?
               Свен Логан знал, куда он клонит. Подозрения появились, как только инспектор упомянул машину, как сегодня и вчера. Кружа вокруг экстази, они невзначай, непринуждённо подвели все дело к главной причине их присутствия в этой комнате. О! Он прекрасно понимал, куда все идёт! Снежный шарик скатился в снежный ком, перерастающий в лавину.
               — Позвольте разложить все по полочкам, — встрял Хазард. — Майбах 62s засветился на автозаправке, ехать от неё до дома жертвы не более двадцати минут — это первое. Второе — когда мистер Сэвэнти подъехал к дому и зашёл внутрь. Дверь оказалась открыта!
               — У вас нет подтверждений того, что он вошёл в дом!
               — Об этом я хочу рассказать: до того, как ваш клиент приехал, произошёл инцидент. К мистеру Форду приехал Грэг Сикс...
               — Тот самый, который сознался в убийстве антиквара-коллекционера! Вы не можете отрицать чистосердечное признание! — взвился Свен Логан на мгновение, потеряв свой профессионализм, но тут же сам себя урезонил, так как Хазард нисколько не смутился от его выпада, а продолжил как ни в чём не бывало:
               —... муж Джоан Сикс. Любовницы мистера Джаспера Форда. Замок двери не взломан. Мистер Форд пустил его добровольно. Действие произошло на втором этаже. Жертва налила им двоим выпить, приехавший, кстати, муженёк уже до этого момента нетрезвый, опрокинула в себя стаканчик. Жертва собиралась предложить рюмочку Грэгу Сиксу, но развернутся, так как он стоял к нему спинной, не успел, получив удар с разворота наотмашь. Он упал. Взгляните, — достал один из листков проведённых лабораторных экспертиз, показывающих присутствие отпечатков пальцев на рюмке только жертвы и отпечатков пальцев автомеханика Грэга Сикса на одном из обломков кия. Свен Логан внимательно просматривал документ. Джерри Сэвэнти продолжал не выказывать какие-либо признаки жизни, только адвокат ещё пытался вытащить его из ямы, но спасительный трос распускалась все стремительнее, не оставляя никаких шансов. Хьюстон неотрывно наблюдал за Сэвэнти-Младшим.
                — В шоке он убежал, оставив дверь открытой, прихватив с собой второй обломок кия. Он так и не разжал пальцы, — Хазард вытащил ещё один листок, протягивая его адвокату. То же самое, что с первым: полное совпадение отпечатков. Поменялось только место обнаружения. Оно оказалось квартирой самого подозреваемого.
               — Так при чём тут мой клиент? — глухо спросил Свен Логан, прекрасно понимая, при чём здесь Джерри Сэвэнти. Он спросил уже формально, чтобы что-нибудь вымолвить. На самом деле он прикидывал, как будет докладывать обо всем этом Итану Сэвэнти.
               — Притом что при следственном эксперименте установлено, что Грэг Сикс не мог задушить жертву, — пододвинул несколько новых листов из папки Хьюстон. — Мистер Форд умер не от удара по голове. А от удушения. Преступник не оставил никаких следов в доме, так как одел перчатки или уже был в перчатках. А может, решение убрать этого человека давно посетило его? — спросил у молодого человека Хьюстон. Только теперь Джерри Сэвэнти посмотрел инспектору в глаза. Они сузились до маленькой чёрной точки. Хьюстон не видел никакого зеркала души в зрачках, но зато чувствовал непреодолимое желание Сэвэнти-Младшего кинуться на него, настолько напряжённо он на него смотрел. — Эти бумаги подтверждают, что комплекция автомеханика не могла вызвать такие повреждения. А существенная деталь в виде отсутствия части пальца тем более играет в пользу его невиновности.
               В комнате воцарилась пауза. Все переводили дух. Но Хьюстон не стал жалеть противника своего. В конце концов, Справедливость, Фемида ждёт! Он достал из внутреннего карман полученную фотографию от Марты Милли, положил её на середину стола. Свен Логан и Хазард рассматривали снимок. Только Джерри Сэвэнти не сводил взгляда-бусинок с инспектора Хьюстона. Адвоката выдала появившаяся бледность, несмотря на всю свою беспристрастность. Хазард не мог скрыть своего восторга с недоверием. Как, чёрт его возьми?! — подумали они оба, выжидая объяснений от Хьюстона.
               — Последний гвоздь в вашу крышку гроба, — теперь мог посмотреть в глаза Сэвэнти-Младшему Хьюстон. — Фотограф Марта Милли, что сняла сначала машину Грэга Сикса, отъезжающую с места преступления за полчаса до времени смерти, сняла, как вы покидаете дом жертвы, направляясь к своей машине. На этой фотографии зафиксировано время. Оно совпадает с временным промежутком смерти Джаспера Форда. А ещё разгром, что вы учинили на складе, где, кстати также засветилась ваша машина, принадлежащий Рахсану Кхуту, у которого мистер Форд арендовал помещение для хранения габаритной мебели. Не знаю, как вы его отыскали, но благодаря этому мы вышли на вашу семью и на вас в частности.
               — Что же, — посмотрел на часы Хазард, поднимаясь, — мы закончили. Федеральный судья кончил завтракать, так что вместо пухлой папочки с впустую проделанной работой для закрытия дела он получит увесистый багаж вашей виновности, мистер Сэвэнти.
               Хьюстон поднялся, вышел из допросной, сопровождаемый взглядом Джерри Сэвэнти, который не моргал ни разу. Его глаза высохли. От него остался только сосуд.
               — Думаю, вам нужно поговорить с вашим клиентом. Допрос окончен. Время 12:45. Провели инспектор Хазард и инспектор Хьюстон. Дело номер... Да, кстати! — не удержался Хазард напоследок. — Вы сядете, молодой человек. Но не на самолёт!
 
[1] Цитата из фильма «Бесшабашное ограбление» (Stark Raving Mad).
[2] Цитата из книги «Время жить и время умирать» Эриха Марии Ремарка.
__________________
Amour, Amour
Alle wollen nur dich zähmen
Am Ende, gefangen zwischen deinen Zähnen

Ответить с цитированием
  #24  
Старый 11.07.2018, 18:46
Аватар для AnnBlack
Историческая личность
 
Регистрация: 07.09.2009
Сообщений: 2,027
Репутация: 1787 [+/-]
Скрытый текст - 20. После. Цифры. Отпуск. КОНЕЦ:
               А после этого начался ажиотаж. Точно не Анджи Пресстон слил информацию журналистам, а точнее, оставшимся зверям, способных дождаться переломного момента в работе следователей в любой момент. В итоге вместо трёх дозорных, получивших донесение из своего тайного нераскрытого источника, мгновенно слетелось человек сорок, забивших вход полицейского участка, не давая сотрудникам с другими людьми ни зайти, ни выйти. Свен Логан затравленно ходил из угла в угол прихожей участка под нахмуренным взглядом дежурного. Мельтешение мужчины раздражало его, а прерывистые истерические нотки, пока он говорил с кем-то по телефону, резали слух. Но ничего сказать против дежурный не решался. Да адвокат даже не обращал на него внимания! Их обложили по всем фронтам. Джерри Сэвэнти увели в камеру двое офицеров. За все время он ни разу не сказал ни слова, а глаза его бусинками продолжали буравить пустоту. У Свена Логана уже назревал план переиграть все за счёт его душевного здоровья.
               Пока адвокат скатывался в пучину отчаянья, опергруппа, работающая над делом антиквара-коллекционера, ликовала. Ликовала не то чтобы громко с песнями и плясками, но никто не мог удержаться не похлопать друг друга по плечу, улыбнуться, пошутить или даже обнять. Очередное дело закрыто. Плюс один к их карме. Нервозность с напряжением отпустили всех до следующего очередного раунда. А главные виновники торжества скрывались, как могли. Точнее, прятался Хьюстон, огородившись своей природной бронёй от поздравлений коллег. Он этого жутко не любил. Вы по своей надменности тщеславитесь: всякое такое тщеславие есть зло[1]. Они сделали работу, как могли. Теперь уже не им решать, сядет Сэвэнти-Младший в тюрьму или отправиться в психбольницу. Все во власти присяжных. И Фемиды.
               Хьюстон собирался пройти через пожарный выход, шмыгнуть в такси Ника Джасса, но Хазард вымолил его подождать. Тёмно-зелёный Додж Челленджер Р/Т продолжал стоять у дома Хьюстона. Из-за этого Хазард хочешь не хочешь должен вернуться за своим конём, а пробираться к выходу сейчас одному опасно для здоровья. Вот Хьюстону и пришлось, попивая кофе, ждать своего напарника, который получал перерасчёт на отпуск от Боба Честерфилда. До того как налетели жирналюги, он успел передать дело федеральному судье. Молча кивнув друг другу, суперинтендант вышел победителем. Его довольству от завершённой работы в пользу участка не помешало ему огрызаться, лаять и отбиваться от спикировавших на него стерв. Но доблестная Защитник-Мира Вар обеспечила ему безопасный проход в свою крепость сквозь море акул.
               Хазард вышел от шефа, насвистывая известный ему мотив. Он плюхнулся на свободный стул рядом с Хьюстоном, достал желанную все это время сигарету, затем зажигалку. Блаженная затяжка наполнила его лёгкие дымом. Хазард выдохнул свой нектар в воздух, ещё больше растекаясь на стуле от полной эйфории:
               — Ах, как хорошо! А ты можешь вызвать какого-нибудь другого таксиста? — с мольбой в голосе спросил Хазард у Хьюстона. Портить своё счастье классикой ему категорически не хотелось.
               — Наркоотдел с Налоговой службой остались ни с чем, — проигнорировал вопрос Хьюстон или же действительно не слушал Хазарда, замкнувшись в своём мире.
               — Это точно! Приятны завершённые труды![2]
               Хьюстон посмотрел на Хазард, тот ухмыльнулся в ответ:
               — Я тоже могу цитировать крутых ребят, — Хьюстон отвернулся от него, Хазард закурил новую сигарету, раздавив окурок об чей-то стол. — Меня тут мысль посетила, когда я вспомнил ни с того ни всего номер склада грузинчика. 6375. Если вдуматься эти цифры фигурируют во всем нашем деле с самого начала! — завёлся Хазард от своей теории, решив рассказать её Хьюстону. — Джаспер Форд зацепил всех этих людей примерно в одной последовательности. Любовница, жена Шестого, у него сто процентов появилась раньше всех. Потом он вышел на Третьего или разыскал его, даже наркоманы из хижины знали его как Третий. Для расширения бизнеса ему понадобился Седьмой с его возможностями и простофильством. Хотя на самом деле он не дурак. Что же до Пятого... Склад антиквар-коллекционер арендовал в середине этой последовательности или же после того, как его теневой бизнес пошёл в гору...
               — Ты о чём? — отвлёкся от набора номера Ника Джасса Хьюстон. Болтовня Хазарда сбивала его с мысли, он опять не смог вспомнить номер таксиста с нескольких попыток.
               — Ну как же?! Только вслушайся в их фамилии! Фред Драйк. От немецкого drei — цифра три. Грэг Сикс. Six. Английский. Шесть. Сэвэнти. Seven. Английская семь. Рахсан Кхут. С грузиснкого, я прогуглил, это цифра пять!
               Хьюстон убрал телефон. Наконец-то он закончил. Странно возвращаться домой в середине рабочего дня. Он ещё до Хазарда получил свой перерасчёт. Теперь осталось дождаться Джасса, спровадить Хазарда, а что потом? Потом его ждёт книга. Книга, которую он собирался начать читать ещё в самом начале этого дела. Совершенно новая, убранная на полку. Ждать пришлось недолго. Спустя десять минут, Ник Джасс написал Хьюстону смску, что он может выходить. Хьюстон поднялся. Хазард вслед за ним. Его настроение начало падать. Всё-таки классика... Какой отстой!
               Они вдвоём прошли мимо коллег, некоторые из них попрощались, кто-то пожелал хорошего отпуска, от других вслед летели поздравления. Двое инспекторов покинули участок через пожарную лестницу и остались незамеченными. Почему никому не пришло в голову посторожить чёрных ход? Народ избаловали легкодоступностью информации, что они получают её сразу же, вклинил свою теорию в разбор этого феномена Хазард, пока они спускались по лестнице. Их уже ждал Ник Джасс, поглядывая по сторонам в поисках неприятеля. Расселись они в машине так же, как в прошлый раз: Хьюстон спереди, а Хазард скрипя зубами сзади. Но какое же он удивился, когда ничего не услышал! Совсем ничего!
               — Твоё счастье, парень, — усмехнулся Ник Джаз, заметив реакцию Хазарда, — радио сломалось. Придётся пока в тишине поездить.
               На этой ноте Ник Джаз вывел машину на Горнорабочую, направляясь к дому Хьюстона.
               — Поздравляю вас с завершением дела. Что теперь будет с этим малым? — решил полюбопытствовать Ник Джаз, пока они ехали в полной тишине.
               — Насколько я слышал, — не прочь был поболтать Хазард, — Джерри Сэвэнти предлагают писать чистосердечное. Можно его будет почитать, а, Хьюстон? Остались же мелкие нюансы, в которые мы не стали углубляться. А там он распишет что за что...
               — Неинтересно.
               — Зачем он вообще это сделал?
               — Судя по подслушанному разговору, плюс восстановленная хронология событий, его собирались либо обмануть, либо убрать из дела. А поехал он как раз вытрясти правду из Джаспера Форда, так как наверно понял, что ему недодают денег, — пожал плечами Хазард равнодушно. — Кого это волнует?
               — Возможность, средства и улики, — кивнул Хьюстон, соглашаясь с Хазардом. — Мотив не существенен.
               — Не мне судить. Тогда что планируете делать?
               — Как что?! — вскинулся Хазард от такого вопроса. — Лицезреть свою красотулю Мадлен в бикини, конечно же! Как только я вчера сказал ей о передачи дела судье, она тут же купила нам новые билеты и зарезервировала номер в гостинице. Все получилось даже дешевле и лучше, чем когда мы покупали все изначально! Хорошо, что деньги вернули за все...
               — Хе! Посмотреть на молодую жену всегда приятно, — усмехнулся Ник Джаз. — А ты что собрался делать в свой отпуск, Хьюстон?
               — Прочитать книгу. На рыбалку съездить.
               — Да ну? — заинтересовались Ник Джаз с Хазардом. — Один что ли?
               — С тобой. Ты сам звал.
               — Боже мой, Хьюстон! — не мог сдержать хохота таксист. — Да это же было три месяца назад!
               — Значит, рыбалки не будет.
               — Отчего же, чёрт возьми! — хлопнул себя весело по коленке Ник Джаз. — Будет у нас с тобой рыбалка!
               — Хорошо.
               — Твою мать, мой напарник старик! — кинулся на Хьюстона Хазард. — Почему ты проводишь свой отпуск, как дедусик какой-то?! Где полный отрыв, угар и беспредел?! Почему у тебя хобби, как у старпера?!
               — Эй! Полёгче! — сердито огрызнулся Ник Джаз на Хазарда. — Тут люди в возрасте вообще-то есть! Следи за выражениями!
               — Пардонте, — нисколько не чувствовал за собой вины Хазард, — я просто говорю, что он мог бы провести отпуск куда более увлекательно...
               Так они ехали до самого дома Хьюстона всю дорогу. Хазард с Ником Джассом громко спорили, какой вид отдыха лучше всего, аргументируя свой выбор примерами из жизни. Хьюстон же все это время молчал. К облегчению Хьюстона они проехали мимо огромного жилого района с частными домами среднего класса. А проехав мимо Медной мечети имени Бурхануддина аль-Маргинани, они выехали на улицу Паттона. Показался многоэтажный дом, в котором жил Хьюстон. Он уже решил не заходить в магазины, а сразу же подняться к себе. Он не мог дождаться момента, когда возьмёт книгу. Пока Хазард с Ником Джассом пререкались, он все силился вспомнить её название. Как навязчивая идея сидела у него в голове мысль немедленно посмотреть обложку.
               Ник Джасс затормозил. Он с Хазардом так и не договорился, кто из них прав. Остановились на моменте: что лучше? Лежание на пляже или же катание на лыжах? Но как только Хазард увидел свою тёмно-зелёную машину, тут же обо всём забыл, вскочил на сидение, промчавшись пулей мимо Хьюстона. Он сел за руль, завёл мотор, врубил музыку на самый максиму, а затем круто выехал с парковочного места, ещё немного, он бы сбил Хьюстона, но тот вовремя отскочил в сторону.
               — Пока, неудачники!!! — прокричал им на прощание Хазард, дико виляя задницей своего авто.
               — Вот же ненормальный, — проворчал Ник Джасс ему вслед, но от Хьюстона не укрылись нотки зависти. — До завтра, Хьюстон, — пожали мужчины друг другу руки, — я заеду за тобой в четыре. Пока доберёмся, то да сё. Это мы ещё не поздно выедем! У тебя все есть необходимое?
               — Конечно.
               — Тогда до завтра. И ещё раз молодцы, что закрыли дело, — попрощался с ним Ник Джасс, уехав выполнять поступивший ему заказ.
               Хьюстон достал ключи, не спеша поднялся в свою квартиру. Подъем по лестничной площадке натолкнула его на мысль, что неплохо бы начать ходить в тренажерный зал, что-то он начал сдавать. Как только он зашёл, сразу же привёл обувь в порядок. Не спеша разделся, оставшись в одних трусах. Отнёс одежду в ванную, бросив её в корзину для белья. Вот теперь она заполнилась до краёв! Завтра после рыбалки её ещё прибавиться, вот тогда-то он выудит тряпичный мешок и увезёт все это добро в химчистку. Уйдя в спальню, Хьюстон переоделся в домашнее обмундирование. Только после этого он приблизился к книжной полке, несмотря на зудящую мысль все это время в его голове, бросится к шкафу, подсмотреть корешок с названием книги. Да! Точно! Сборник «Письма на заметку. Коллекция писем легендарных людей». Вот как она называлась. Он взял книгу, сел в единственно кресло в комнате, посмотрел в окно. Есть совершенно не хотелось. Холодильник заполнен до краёв продовольственными запасами. На улице в самом разгаре играл день. Солнечные лучи высвечивали танцующие пылинки в воздухе. Пронзительно голубое небо с чрезмерно чёткой зеленью, как будто ей добавили резкости, ослепляло. Прикрыв глаза ненадолго, Хьюстон устроился поудобнее. Возможность. Средства. И улики. Несмотря на неотвеченные вопросы, он нашёл ответ на главный из них, который искал: кто убил? Хьюстон выполнил свою задачу. Теперь он заслужил небольшой отдых. Великое приобретение - быть благочестивым и довольным![3] Все домашние дела потом. Проснувшись от своих мыслей, расслабившись, он открыл первую страницу своего начавшегося отпуска.
 
[1] Иакова 4:16.
[2] Цитата из «Одиссеи» — вторая после «Илиады» классическая поэма, приписываемая древнегреческому поэту Гомеру.
[3] 1-е Тимофею 6:6.

Спасибо всем кто читал и следил за выходом глав!
Я надеюсь моя первая крупная работа пришлась кому-то по душе, а кому-то может наоборот не понравилась. В любом случае, спасибо за внимание и терпение. Я не прощаюсь. Возможно я вернусь к этим персонажам еще раз. Возможно я возьмусь за другой проект. Как пойдет!
__________________
Amour, Amour
Alle wollen nur dich zähmen
Am Ende, gefangen zwischen deinen Zähnen


Последний раз редактировалось AnnBlack; 11.07.2018 в 18:53.
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 02:32. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd.