Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези

Вернуться   Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези > Фэнтези и фантастика во всех проявлениях > Литература

Важная информация

Литература Фэнтези, научная фантастика и другие направления литературы.
Подразделы: Литературный клуб

Ответ
 
Опции темы
  #41  
Старый 03.04.2007, 09:00
Аватар для Tanatos
Мастер слова
 
Регистрация: 30.12.2005
Сообщений: 1,640
Репутация: 75 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Tanatos
Цитата:
Цитата:
Сообщение от Ютта
Невозможно написать гениальный роман, если задумываться над этим. Надо просто писать. Просто делать то, что тебе нравится.
Откуда знаешь?
Из личного опыта, наверно? ))))))

Тема - краткая сюжетная характеристика, зачастую отражается в названии.
Идея - основная мысль повествования.
На примере Ночного Дозора:
Тема - противостояние Света и Тьмы
Идея - не так светел Свет и Тьма не так темна (как вывод главного героя)
Основная проблема (раз уж ее упоминали) - столкновение собственных размышлений и выводов героя с общими идеями его стороны.
__________________
Иногда людям бессмысленно указывать на очевидное – все равно не поймут.
Ответить с цитированием
  #42  
Старый 14.05.2007, 18:15
Аватар для Nelvende
Местный
 
Регистрация: 13.05.2007
Сообщений: 114
Репутация: 5 [+/-]
У меня набралось энное количество статей на тему фэнтези (как-то маловато, по-моему :( ), я списочек тут кину, если кого что-то заинтересует, могу и выложить (наверное :D). В принципе, большая часть легко нахоится в инете и так.
  1. Березин В. «Фэнтези»\\Октябрь – 2001 - №6 – с.185-188
  2. Брилева О. «Фэнтези: метафизический поиск современного сознания»
  3. Волчонок В. У истоков русской фэнтези\\ Уральский следопыт.- 1999.- № 11.- С. 56-57
  4. Галина М. Стрела и крут\\ Если – 2005 - №4 – с. 53-58
  5. Гончаров В. «Конан на переломе эпох» \\ Уральский следопыт 1997 №7 с.57-59
  6. Гончаров В. Русская фэнтези – выбор пути\\ Если – 1998 - №9 – с.216-223
  7. Гончаров В., Мазова Н. Толпа у открытых ворот\\ Если – 2002 - №3 – с.257-270
  8. Григорьева. Н. О законах волшебного мира \\Сб. "Московский хоббит". М., 1988 г.
  9. Губайловский В. «Обоснование счастья»\\ Новый мир – 2002 - №3
  10. Дворецкая Е. Конан в кафтане\\Литературная Россия - 2005 - №41
  11. Дудко Д.М. «Славянская фэнтези: вчера, сегодня, завтра»
  12. Ингвалл Колдун «Классификация фэнтези»
  13. Каплан В. «Заглянем за стенку» \\Новый мир – 2001 - №9
  14. Кинн К. «Фэнтези по-русски»
  15. Котова О. В мире меча и магии\\Литер. газета – 2003 - №19-20 – с.8
  16. Крылов К. Миры фэнтези ка кновый общественный идеал
  17. Курицын В. Мир спасет слабость\\Дружба народов - 1992 - №2 – с.229-232
  18. Ладыгин М.Б., Ладыгина О.М. «Краткий мифологический словарь» - Изд-во НОУ «Полярная звезда, М, 2003
  19. Лопухов Д. «Что такое фэнтези»
  20. Малков П. «Сотворение мира в мифе и сказке современности»\\ «Альфа и Омега» - 1995 - №5
  21. Мамаева Н. Н. Это не фэнтези! (К вопросу о жанре произведений Дж. Р. Р. Толкина), 2001
  22. Олейник В.К. «Жанр фэнтези в литературе ХХ века»\\ Очерки истории зарубежной литературы ХХ в. - Курган, 1996
  23. Прохорова Н. Приглашение к бегству\\ Знание-сила – 1997 - №8 – с.150-157
  24. Харитонов Е. «История о богатырях славенских»
  25. Чернышева Природа фантастики

Да, а еще есть увлекательная статья из вузовского учебника по современной литературе за 2005 год. Плюс есть статья в Литературной энциклопедии терминов и понятий 2003 года, но это у меня только в виде конспекта для личного пользования :) Ну и я не стала тут писать те статьи, что опубликованы в МФ. Их и так в любой момент можно найти тут и посмотреть.

Так вот к чему я это все: если посмотреть внимательно, то можно обнаружить, что статьи, мягко скажем, не совсем новые :) Если кто-то назовет еще статьи, исследования о фэнтези вообще (а еще лучше ссылочки бы =) ), будет очень-очень здорово :) Мне это не из праздного любопытства нужно, а из сугубо научного интереса =))
Ответить с цитированием
  #43  
Старый 10.12.2007, 20:09
Аватар для Jur
Мимо проходил
 
Регистрация: 06.10.2006
Сообщений: 3,015
Репутация: 606 [+/-]
Наверное сюда. Дивов написал статью "Как пишут писатели". Достаточно интересно.
Скрытый текст - Статья:
The Beast: Как пишут писатели?
В РОЛИ ВЕДЬМЫ – ГРУНЯ ВАСИЛЬЕВА

«Мне кажется, меня оставили на этой земле, чтобы я приносила радость другим. Я должна это делать. Это моя задача.»
Д.Донцова, 2002.


Недавно один молодой писатель из провинции рассказал мне, что Дарья Донцова сама не сочиняет, за нее работают «негры». Он даже слышал о лингвистической экспертизе, которая якобы нашла в книгах Донцовой следы двух-трех разных авторов.

К чести молодого писателя из провинции, говорил он эти глупости довольно робко. И все-таки: парень сам пишет, издается – тем не менее, он готов поверить, что такую кучу текста, как у Донцовой, навалить самостоятельно невозможно.

Иногда ту же чушь можно услышать от немолодых столичных писателей.

Писателями руководит, я думаю, брезгливая зависть, а еще элементарное нежелание сложить два и два. Писателей мне не жаль.

Мне жаль читателей, которые легко принимают на веру всякое дерьмо.

Я не отрицаю существования института «литературного рабства». Я даже как-то выпивал с одним из Фридрихов Незнанских. В ЖЖ немало практикующих «негров» и людей, имевших такой опыт. А в русском «крутом детективе» и «бабском детективе» полно имен, за которыми скрываются целые бригады текстовиков. Автору даже могут выставить условие - взять псевдоним, права на который останутся за издателем. Чтобы удачный сериал не загнулся, если автору он вдруг надоест.

Это затрагивает самые разные успешные бренды. Известен казус с проектом «Макс Фрай». Когда Светлана Мартынчик решила «закрыть» сэра Макса, ей сказали: если ты устала, это не повод губить проект, давай, за тебя будет работать группа студентов-филологов, а ты – ставить подпись и получать деньги. По словам госпожи Мартынчик, она была так ошарашена предложением, что отказалась в грубой форме: чуть не выкинула издателя из машины на полном ходу.

Не все такие щепетильные, правда? Правда. Но это не отрицает главного: арифметику еще никто не отменял.

Просто не все представляют, на что способен рядовой «коммерческий автор». И особенно – на что способен «коммерческий автор», когда ему вожжа попадет под хвост.

Сегодня, когда говорят о писателях, активно использующих труд «негров», главный жупел – Дарья Донцова. Попробуем разобраться. Донцова пишет много и бестолково? Подозрительно много? Ненормально много? А «ненормально», простите – это как?

Посчитаем буковки и циферки. Книжки у Донцовой маленькие, не больше десяти авторских листов (реально меньше, но для удобства счета возьмем по десять). Напоминаю: авторский лист это 40 000 знаков с пробелами. Как говорили раньше, «двадцать четыре страницы машинки через два интервала».

Условно: чтобы выпускать по книге в месяц (на самом деле меньше, но давайте всё-всё-всё завышать – гулять так гулять), Донцова должна писать 120 листов в год. Четыре и восемь десятых миллиона знаков - два с половиной таких кирпича, как мой «След зомби». Невозможно?

Теперь посмотрим, как люди пишут. Возьмем для примера хотя бы меня – автора откровенно «ленивого», то есть, не желающего работать без «вдохновения», острого интереса к фабуле и прочих нематериальных стимулов.

Когда я был молод и полон энтузиазма, я писал по четыре дня в неделю. «Рабочий день» занимал часов шесть, включая перекуры, перекусы и т.п. За это время я делал примерно 15 тысяч знаков. Итого – полтора листа. Оставшиеся три дня в неделю я стоял на ушах. Выход готового текста – 6 листов в месяц.

72 листа в год! Выкинем пару месяцев на летний отдых, сезонную депрессию и похороны родственников. Все равно получается 60. Половина от нормы «ненормально писучей» Донцовой!

Собственно, так и было: в 1997 году я сделал три довольно больших романа, и не только ранней своей «щенячьей прозы», а уже посложнее – включая «Лучший экипаж Солнечной», большую часть «Молодые и сильные выживут» и затравку для «Выбраковки».

Это при том, что Ольга, тогдашняя моя супруга, постоянно таскала в дом гостей, или таскала меня по гостям, и водку мы дули ведрами, и летом я не работал. Вдобавок, я учился писать рассказы, а это крайне утомительно. Наконец, я как раз тогда озаботился вопросами «качества текста», что тоже ударило по выходу продукции. В первую очередь, я начал избавляться от графоманского многословия. Текста чисто физически стало меньше.

И все равно – три романа в год как с куста. В пересчете на крохотные книжки Донцовой – четыре с половиной, а то и пять.

Но Донцова-то писала и пишет не по четыре дня в неделю, и не по 15 тысяч. Насколько я понимаю, она каждое утро (минус выходные, дадим человеку отдохнуть) рубит тысяч по 30. С бешеной скоростью от руки. Важно: она текст не вычитывает (сомневаюсь, что читает вообще), не правит, всю черную работу делает литредактор, который забивает ее рукопись в компьютер.

Между прочим, так же – от руки – работал когда-то Вась Вась Головачев. Только он вообще писал каждое утро. Он даже на конференциях фантастов умудрялся что-то строчить в промежутках между преферансами и охмурением поклонниц.

Алекс Орлов признался однажды, что довел себя до такого состояния, когда может без малейшего усилия в любой момент сесть и работать над очередной книгой. Что бы ни происходило вокруг. Вот это настоящий профи, как к Алексу ни относись.

Итак, у Донцовой получается 16 листов в месяц. 192 в год! Это с двумя выходными. Давайте пожалеем ее и предположим, что иногда она уезжает на курорт и там забывает обо всем. При таком режиме письма у Донцовой на абсолютную отключку от работы остается… Внимание… Четыре с половиной месяца!

Многовато. Это я гуляю по полгода каждый год, а Донцова-то писать любит. Предположим, она делает не по 30 тысяч знаков пять дней в неделю, а по 25. Считаем. Все равно много. Сократим до двадцати. Опять считаем. И получаем… Искомые 10 листов в месяц при все тех же двух выходных.

Но это арифметика, а жизнь есть жизнь. Так вот, по жизни Донцовой текста нужно меньше, и времени тоже меньше.

Я хочу подчеркнуть: объем текста, необходимый для написания романа за месяц, Донцова может давать без малейшего напряжения, левой задней ногой.

Это ее штатный режим.

Но как же экспертиза, спросите вы. Которая нашла в текстах Донцовой признаки коллективного творчества? Отвечаю. Назначить такую экспертизу мог только человек, Донцовой не читавший. Или, простите, дурак. Тексты Донцовой лишены стилистической индивидуальности, это каша, салат с озерными грибами. Менее индивидуальны разве что романы Юлии Шиловой, построенные на сплошных языковых клише. Наконец, свой кусок масла в донцовскую кашу добавляет литредактор. Потом все это зализывает корректура. Что вы собираетесь искать в текстах Донцовой, господа эксперты?

Способность автора к скорописи, строго говоря, ничего не значит. Есть писатели-«пульсары». Веничка Ерофеев много лет пил водку, потом за четыре недели написал культовую поэму «Москва-Петушки» и опять запил. Достоевский, когда наступал дедлайн, вообще мог сделать роман за 23 дня – надиктовывал – и классик.

Ваш покорный слуга за четыре недели сделал повесть «У Билли есть хреновина» - 6 листов чистого, полностью готового к печати текста. В прошлом месяце рассказ надо было сдать: две ночи по 30 тысяч - и готово, свободен. А Кир Булычев мог за ночь повесть наваять по ошибке (ему кто-то сказал, что текст нужен завтра).

Мой любимый рассказ Лукьяненко «Фугу в мундире» написан на спор за пару дней.

Но это тоже ничего не доказывает.

Айзек Азимов написал больше 200 книг. Филипп К. Дик одно время рубил то ли по пять, то ли по шесть романов в год. Я за десять лет выпустил 13 книг, включая сборники рассказов и повестей. Но знаю одну семейную пару, которая за те же десять лет напечатала их 100 (в скобках прописью: сто)! К чести семейной пары надо сказать, что книги у них разноплановые, и «художка» занимает относительно небольшой объем. Но тем не менее!

Чтобы гнать текст килотоннами, нужны три важных составляющих: усидчивость, склонность не бросать работу на полпути и, наконец, искренняя любовь к своему делу.

И то, и другое, и третье у Донцовой есть. Она мечтает поставить мировой рекорд – написать 700 романов.

Так зачем ей «негры»?

И вообще, слава Донцовой, как «ненормально писучей» авторши, несколько раздута. В справочнике Чупринина «Русская литература сегодня» за 2003 год у нее отмечено 47 книг. Довольно много на тот период, но вовсе не «ненормально много». Особенно с учетом стартового «задела» – ведь Донцова принесла в ЭКСМО в авоське (!) сразу несколько романов.

В заключение - еще один важный момент. Хорошо, пишет Донцова с нормальной скоростью, ничего сверхъестественного. Но ведь генерировать такое количество сюжетов - это же голову сломать можно! Откуда она их берет?

Из той самой головы. Давайте не забывать, что Донцова выросла в Переделкино. В дневниках Корнея Чуковского за 1961 год отмечено: готовим детский спектакль «Ореховый прутик», «в роли ведьмы – Груня Васильева».

Отец будущей звезды «бабского детектива», А.Н.Васильев, прославился романом «В час дня, Ваше превосходительство!». Он был видным функционером Союза Писателей и общественным обвинителем на процессе Синявского и Даниэля. Простой советский коммунист.

Донцова росла в «литературоцентричной» среде. Все кругом делали тексты. Чуковский, в доме которой ее привечали, каждое утро что-то писал - всегда. То есть, сама возможность делать текст не была для юной Груни табуирована, скорее наоборот. То, что девочка оказалась очень начитанной – к бабке не ходи. Тем не менее, она поступила не в Литинститут, а на журфак, работала в газете и о писательской карьере вряд ли помышляла. В полуголодные 90-е давала частные уроки немецкого языка.

Дальше было общеизвестное и малоизвестное. Первое - жесточайшая онкологическая операция. Второе - интенсивная психотерапия, которая, собственно, поставила Донцову на ноги. Неспроста Донцову обзывали «рекламным продуктом психотерапевта Кучеренко». Считается, что его методика вытягивания онкобольных работает прекрасно. Но только на онкобольных.

Если верить самой авторше, мысль писать «добрые и светлые книги, помогающие людям жить» осенила ее чуть ли не в реанимации. И понеслось.

И вот тут давайте проведем черту. Знаменитая предшественница Донцовой – Маринина. Они пишут по сути очень разные книги, объединяют которые три внешних признака: женское имя на обложке, детективный сюжет и постыдно низкое качество текста.

Что интересно, «русская Агата Кристи» - моложе, Марининой сейчас только 50, а Донцовой 55.

Маринина всегда писала медленнее Донцовой, ее личный рекорд - два романа за 45 рабочих дней каждый. Больше всего у нее было издано в 1996 году – 9 книг. Но я сейчас рискну сказать очень грубую и нетактичную вещь. Неспроста в 2001 году в Сорбонне прошла конференция «Творчество Александры Марининой как отражение современной российской ментальности» (материалы изданы отдельной книгой).

Так вот, если Маринина – бессознательный враг русской словесности, того «живого слова», пишут которым сейчас немногие, а говорят и вовсе единицы, то Донцова…

Просто стихийное бедствие. Всего лишь.

Не держите ее за ведьму.
Ответить с цитированием
  #44  
Старый 12.12.2007, 10:27
Аватар для Franka
La belle dame sans merci
Победитель Литературной Викторины
 
Регистрация: 17.10.2006
Сообщений: 7,863
Репутация: 467 [+/-]
Господа, есть вопрос. Я хочу подтянуть теорию, поэтому интересуюсь - что стоит почитать по теории литературы, литературной критике и как можно "подшлифовать" свой русский язык? ;) (Я вам урок грамотной речи даду)
__________________
- Итaк, темa Вaшей диссертaции?
- Честность, достоинство и блaгородство кaк пaтология психики современного человекa.

Площадь Ленина умножением длины Ленина на ширину Ленина вычисляют только первоклассники. Тут интеграл по поверхности брать надо.
Франка - мужик! (c) Vasex, Greenduck
Ответить с цитированием
  #45  
Старый 25.12.2007, 14:06
Аватар для Amber
Свой человек
 
Регистрация: 30.10.2007
Сообщений: 278
Репутация: 12 [+/-]
У меня вопрос не самый наверно умный.
Объясните чем характеризуется НФ, а чем киберпанк?
Если читаю то понимаю, что держу в руках, а теории нет.
Помогите.
__________________
Я пишу вам то, что думаю, и это самый большой знак уважения, который я могу вам оказать...
Ответить с цитированием
  #46  
Старый 25.12.2007, 14:20
Заблокирован
 
Регистрация: 23.02.2007
Сообщений: 2,105
Репутация: 456 [+/-]
Я так понимаю :Laughter: Киберпанк - это часть научной фантастики
Ответить с цитированием
  #47  
Старый 25.12.2007, 14:41
Аватар для Лаик
Гуру
 
Регистрация: 20.01.2006
Сообщений: 3,704
Репутация: 557 [+/-]
2Амбер
Может, пока помогут статьи, выложенные на сайте Мирфа?
Киберпанк: Мобель для сборки
Киберпанк: рождение, развитие, смерть
__________________
Stop the machines, prepare to die!
Ответить с цитированием
  #48  
Старый 25.12.2007, 19:08
Аватар для Atra
Историческая личность
Королева Мира Фантастики
 
Регистрация: 14.07.2006
Сообщений: 2,385
Репутация: 288 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Atra
+ в последнем номере статья в разделе "Книжный ряд" - "10 и 1 файл про киберпанк".
__________________
Мы - люди, потому что мы смотрим на звезды...
Грех предаваться унынию, когда есть другие грехи!
-_- Фея с нонпушкой -_-
Ответить с цитированием
  #49  
Старый 15.01.2008, 19:24
Аватар для Argumentator
double mind
 
Регистрация: 14.05.2007
Сообщений: 5,372
Репутация: 1812 [+/-]
Я могу кратко сказать как можно сразу же выделить киберпанк. Если после прочтения первых десяти страниц текста ты замечаешь такие слова как: мегакорпарации, виртуальная реальность, имплантанты - значит это точно киберпанк!
И еще штригок: киберпанковские герои не спасают мир, они бьются за свое место под солнцем. Частенько - против законов общества. Любимая сюжетная завязка киберпанковских авторов: ИИ обретает личность, и ...
__________________
"В действительности всё не так, как на самом деле." Станислав Ежи Лец
Ответить с цитированием
  #50  
Старый 15.01.2008, 21:22
Аватар для Atra
Историческая личность
Королева Мира Фантастики
 
Регистрация: 14.07.2006
Сообщений: 2,385
Репутация: 288 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Atra
Хм, а еще, как мне кажется, беда киберпанка в том, что психология людей описывается с позиции сегодняшнего дня. Поступки, мотивации... нет реалистичности. Люди разных поколений уже отличаются друг от друга, а киберпанк - это еще и совершенно противоестественные условия существования, кто знает, к каким изменениям в человеческой психике это приведет? А, авторы, люди, живут сегодня.
__________________
Мы - люди, потому что мы смотрим на звезды...
Грех предаваться унынию, когда есть другие грехи!
-_- Фея с нонпушкой -_-
Ответить с цитированием
  #51  
Старый 30.01.2008, 08:01
Аватар для Кувалда Шульц
Мёртвый
 
Регистрация: 29.09.2007
Сообщений: 2,778
Репутация: 406 [+/-]
А причём тут киберпанк? Это присуще всей фантастике
Цитата:
что психология людей описывается с позиции сегодняшнего дня
__________________
Ответить с цитированием
  #52  
Старый 06.02.2008, 16:46
Аватар для Jur
Мимо проходил
 
Регистрация: 06.10.2006
Сообщений: 3,015
Репутация: 606 [+/-]
Опять о яйце и курице

На сайте журнала «Если» прошел опрос «Кто виноват в кризисе отечественной фантастики?». Результаты были проанализированы Мидяниным, Дивовым, Бурносовым и Ройфе. Мнения достаточно интересные:
1. Общая статья
2. В светлое будущее на «Титанике» (Мидянин)
3.Как разобраться с фантастикой (Дивов).
4. По примеру Мидянина и Дивова... (Ройфе)
Ответить с цитированием
  #53  
Старый 06.02.2008, 21:57
Аватар для ~JeyForJey~
Посетитель
 
Регистрация: 05.02.2008
Сообщений: 42
Репутация: 1 [+/-]
К вопросу о временах: Я за самую главную черту русского языка - разнообразие. Времена глаголов в произведении становятся таким же художественным средством, как метафора, сравнение... Так, например, повествуя о долгом путешествии героев через степи и горы, автору лучше писать "..они ехали много дней и ночей...". Подчеркивая динамику острых ситуаций, боя, лучше будет выражать мысли в настоящем времени, например: "...Поворот. Еще. Наклоняюсь. Встаю. Сворачиваю за очередной угол..." . Приятно читать авторов, которые "дружат" с деепричастными оборотами.

По вопросу о киберпанке: киберпанк это жанр слияния человеческой личности и компьютерных технологий. Виртуальной передачи информации. Согласна с Argumentatorом, киберпанковских героев интересует прежде всего своя шкура.

Кое-что из послесловия к советсткому изданию собрания сочинений Стругацких [не дословно ]:
задача фантастики - не описывать новые достижения и открытия, а показать человека, общество такими, какими они станут через много лет. :)
Ответить с цитированием
  #54  
Старый 15.02.2008, 14:23
Аватар для Кувалда Шульц
Мёртвый
 
Регистрация: 29.09.2007
Сообщений: 2,778
Репутация: 406 [+/-]
Не знаю, стоит ли вообще ставить ли задачи перед фантастикой, как жанром. По-моему, фантастика постоянно меняется. На заре её появления, когда был всплеск технического прогресса, фантастика состояла из описаний того, что будет в будущем (ракеты, космолёты и пр.), потом появилась т. н. «новая волна», где фантастика была только антуражем, затем «фентези» как эскапизм, когда научные достижения стали обыденным явлением. А будущее предсказывать дело неблагодарное.… Пусть уж лучше фантастка рассказывает о сегодняшнем дне, только в другом фоне, помогающем писателю донести свою историю.
__________________
Ответить с цитированием
  #55  
Старый 20.02.2008, 17:49
Аватар для Val
Мастер слова
 
Регистрация: 28.12.2005
Сообщений: 1,593
Репутация: 140 [+/-]
Считаю главными задачами фантастики - показывать достоинства и недостатки нашего общества, того к чему следует стремится и что мы можем получить на выходе. При чем делать это так, чтоб интересно было читать любому человеку вне зависимости от его возраста и соц. статуса.
Ведь, в конце концов, не стоит забывать, что фантастикак это обыкновенная "серьезная" литература имеющая над реализмом одно приемущество - инструмент расширяющий границы передачи читателю идею автора - фантастическое допущение (это я немного интерпритировал слова Олди)
__________________
Черен круг небесной сферы -
Лишь сгущает мрак в округе.
Вот, что значит жить без меры,
Обагрив по локоть руки!
Ответить с цитированием
  #56  
Старый 26.05.2008, 10:54
Аватар для Jur
Мимо проходил
 
Регистрация: 06.10.2006
Сообщений: 3,015
Репутация: 606 [+/-]
Снова о фантастике

APOCALYPSE NOW ИЛИ ПЯТЬ ВОПРОСОВ О ЧТЕНИИ, КОТОРЫЕ ВЫ ДАЖЕ НЕ СОБИРАЛИСЬ ЗАДАВАТЬ

Интервью Александра Гаврилова главного редактора "Книжного обозрения", программного директора Московского книжного фестиваля, президента Института книги, руководителя оргкомитета антипремии "Абзац" за худшие достижения в российском книгоиздании и премии "Человек книги", создателя Фестиваля русской книги во Львове и Фестиваля еврейской книги в Москве.
Ответить с цитированием
  #57  
Старый 27.05.2008, 09:42
Аватар для Jur
Мимо проходил
 
Регистрация: 06.10.2006
Сообщений: 3,015
Репутация: 606 [+/-]
И опять о фантастике

ОЛЬГА ТРОФИМОВА: «ФАНТАСТИЧЕСКАЯ ПРОЗА — СЕРЬЕЗНАЯ И КАЧЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА, К ТОМУ ЖЕ ЭСТЕТИЧЕСКИ СОСТОЯТЕЛЬНАЯ!»


Скрытый текст - Интервью:
Отечественная фантастика прирастает разными людьми. Пожалуй, это да еще корни «старой традиции» не позволяет ей превратиться в исключительно коммерческий продукт — что больше соответствовало бы духу времени, но вряд ли обрадовало бы нас, читателей. Люди «со стороны» — но отнюдь не посторонние! — привносят не только новые веяния, они позволяют взглянуть на привычные для фэндома истины с новых позиций. Порой — спорных, часто — неожиданных, но безусловно интересных. Одним из таких «людей со стороны» стала Ольга Трофимова — главный редактор издательства «Петербургское Востоковедение», автор ряда научных публикаций, лауреат конкурса «Человек книги 2001» в номинации «Редактор» и конкурса «Человек книги 2003» в номинации «Человек научного книгоиздания». О том, какими путями Ольга пришла в фантастику, как ей работалось с составительницей антологии «Новые легенды» Марией Звездецкой, о готовящихся к выходу «Новых легендах-2» и о многом другом вы и узнаете из этого интервью.
— Для начала расскажите, как получилось, что Ольга Трофимова, главный редактор академического издательства, вдруг обратилась к фантастике?
— Все очень просто. Однажды по электронной почте пришел в Россию из далекой Шамбалы файл — с текстом некой книги и кратким резюме: «Время пришло. Хольм». Это был первый том эпопеи Хольма ван Зайчика «Плохих людей нет». Ван Зайчик — русский разведчик голландского происхождения, который пишет исключительно по-китайски. Для консультирования его переводчиков были привлечены два замечательных китаиста: исследователь средневекового китайского права, известный писатель-фантаст Вячеслав Рыбаков и исследователь китайских народных верований и средневековой китайской прозы, писатель Игорь Алимов. Поскольку это ближние мои люди (Алимов — муж, Рыбаков — старинный друг), то я редактировала все книги Хольма ван Зайчика и ко всем писала предисловия. Последнее, к седьмому тому, который будет называться «Дело непогашенной луны», закончила совсем недавно.
И поскольку Хольм ван Зайчик пишет в жанре «альтернативной истории, я совершенно неожиданно оказалась в эпицентре фантастической литературы. И выяснилось, что она живая, активно развивающаяся, полная поисков и находок. В сущности, за последние десять лет самые заметные и самые интересные книги были написаны в пограничных областях: на стыке старой фантастической традиции (в широком ее понимании) и на стыке серьезной литературы.
— Например?..
— А вот не скажу :-) Хотя мои пристрастия очевидны, я как-то написала об этом большой материал в газету «Книжное обозрение».
— И если уж мы зацепили эту тему, то ответьте еще вот на какой вопрос: по вашему мнению, каково будущее у постсоветской фантастики? Следует нам ожидать в ближайшие годы таких же ярких, неожиданных дебютов, какие случились в середине девяностых? Или же издатель и рынок нынче бескомпромиссно диктуют авторам свою волю — и нет шанса на что-нибудь, помимо шаблонных городской фэнтези да фантастического боевика?
— Я вовсе не эксперт в этой области, более того, так называемая советская фантастика у меня ничего, кроме ужаса, не вызывает. Стругацких еще читать могу, а от прочего увольте. Однако неожиданные дебюты, безусловно, будут. Но именно что неожиданные. Если в девяностые и позднее очень ярко проявила себя харьковская (и шире украинская) команда, то на исходе первого десятилетия русская литература будет прирастать провинцией, и, возможно, эмиграцией последнего поколения. Вот, к примеру, Алексей Иванов. Вряд ли писатель его дарования возможен в суетных столицах: настоящая проза требует мысли, сосредоточенной душевной работы, стилистической точности и ясности.
Питерцы и москвичи живут окруженные со всех сторон пожирателями времени, и только сознательный отказ от суеты или внезапная «болдинская осень», то есть вынужденный карантин, могут стать причиной новых неожиданных книг. В противном случае неоткуда им взяться — в безмысленном (sic!) пространстве возникают только поточные книги.
Я не уверена также, что только издатель виноват в перенаполнении книжного рынка форматными романами. Видите ли, писательская судьба — это выбор. Можно петь под фонограмму и писать форматные романы, а можно петь только вживую и годами ожидать публикации. Но именно выношенные, выстраданные книги становятся новыми неожиданными событиями, только они. Хотя пути Господни неисповедимы, и всякое может приключиться в нашей жизни.
— Скажите, как вам работается с составительницей антологий «Новые легенды», Машей Звездецкой? Говорят, у нее непростой характер...
— Маша Звездецкая самозародилась в недрах сети Интернет как штатный критик Ордусской борды (сетевой страницы Хольма ван Зайчика). Можно сказать, что она вполне взрослая барышня: ей уже 5 лет. Чувствует она себя в моем организме совершенно превосходно — иногда я ощущаю, что во мне живут два разных человека, которые волей судеб делят одно физическое тело. На книжной ярмарке интеллектуальной книги «non/fiction»-2003, где в первый день Ольге Трофимовой вручали диплом «Человек научного книгоиздания», во второй день та же особа давала пресс-конференцию о новых романах Хольма ван Зайчика уже как критик Маша Звездецкая. И если кого и смущало это обстоятельство, то явно не меня.
Ольга Трофимова организует издательский процесс в области научного книгоиздания. Маша Звездецкая читает современную прозу и пишет довольно ехидные критические статьи и обзоры. Но поскольку она тоже особа деятельная, то периодически прикладывает руку и к художественной литературе.
— Как вообще появилась идея создания «Новых легенд»? Уже несколько лет подряд российские издательства выпускают разновсякие сборники фантастики. Чем «Новые легенды» принципиально от них отличаются (если, конечно, отличаются)?
— Нынешнее время вернуло читателю рассказ. Стало выходить много самых различных сборников: авторских, тематических, корпоративных. Что их различает?
Я думаю, что прежде всего фигура составителя.
Как известно, к составлению сборников можно подходить по-разному.
Можно представить читателю годичный срез новинок фантастики (сборники АСТ и ЭКСМО), включив в книгу как именитых, так и новоначальных авторов. Эти сборники — своего рода издательский мэйнстрим, отражающий текущее состояние литературных дел.
Здесь составителем выступает издательский редактор, хорошо представляющий себе ситуацию на книжном рынке.
Как сопутствующие можно рассматривать тематические сборники: про пиво, про умный дом будущего, про котов и т. д. Эти сборники довольно непредсказуемы, потому что составитель поставлен в очень узкие рамки — от сих до сих, и отнюдь не всегда удается найти необходимое количество тематических рассказов. В итоге сборник может получиться хорошим и неожиданным — если тема волнует многих писателей, а может выйти жалким и горестным — если составителю пришлось брать, что дают, потому что тема вдохновляет не слишком. Но чаще всего получается нечто среднее, и качественные тексты (старые и новые) перемежаются текстами так себе.
И, наконец, есть издательские маргиналии — случайные, пробные сборники. Это сборник «Стирателей» в «Альфа-книге» или грелочные сборники в «АСТ». Качество таких книг, как правило, крайне невысоко. И что в них делал составитель, как правило, решительно непонятно.
«Новые легенды-1» еще не слишком отличались от издательского мэйнстрима, зато «Новые легенды-2» отличаются заметно, и в лучшую сторону. Я надеюсь, что это почти образцовая антология мистических и фантастических историй.
— Каков принцип формирования «Новых легенд»: как выдерживается баланс между авторами известными, не очень известными и совсем не известными? Есть ли, скажем, шансы у рассказа Иван Иваныча Иванова, автора талантливого, но малоизвестного, попасть в такую антологию?
— Я собирала «Новые легенды-2» ровно 9 месяцев. Симптоматично? :-) Сети забрасывала широко, приглашала самых разных людей, в том числе и талантливых начинающих. Правда, с одним условием: без обид, если текст мне не понравится. У составителя есть мировоззренческая и литературная позиция, и в собирании книги его ведет то же самое невнятное творческое чутье, которое знакомо каждому писателю.
Мне хотелось представить фантастическую прозу как серьезную и качественную литературу, к тому же эстетически состоятельную. При этом книга задумывалась как несомненно интересное чтение.
Вот между какими Сциллой и Харибдой я бродила почти целый год.
—- А как вы оцениваете ситуацию с фантастическим рассказом в целом? Он-то вернулся к читателю, но если раньше авторы стонали, дескать, негде рассказы публиковать, то теперь стонет читатель. Потому что появилось много (может, даже слишком много) площадок, на которых можно заявиться с тем или иным текстом, — и авторы строчат рассказы «на коленке», не слишком заботясь о качестве текстов. И, выходит, что сборники рассказов, по которым люди действительно изголодались/соскучились, с каждым годом теряют свой авторитет. Согласны ли вы, что среднее качество публикуемых рассказов падает? И достаточно ли в этой ситуации просто выпустить очередной, пусть даже очень качественный сборник? Или нужно еще и заниматься его продвижением на рынок? Способны ли российские издательства и готовы ли делать такие шаги (ведь это требует финансовых вложений)?
Когда вышел первый «грелочный» сборник («Рваная грелка» — сетевой конкурс фантастического рассказа), я обомлела. Мне казалось, что ниже падать некуда. Однако последующий «стирательский» сборник показал, что я ошибалась: бездна не имеет дна :-). Сейчас составлять книги рассказов готовы все кому ни лень: и молодые талантливые авторы, и книготорговцы-лоточники, и люди со стороны. Я начала было писать: «С одной стороны, это хорошо…» — и поняла, что не могу закончить фразу, потому что это ни с какой стороны не хорошо. Наводнит книжный рынок халтура, пропадет читательский интерес, и опять издатели будут брать сборники в работу неохотно.
Есть ли выход? Безусловно. Печатать сборники лучшего, печатать тематические сборники, печатать ежегодники — то есть продолжать обычную издательскую работу, чураясь дилетантов и непрофессионалов.
А продвигать нужно не столько сборники, сколько рассказчиков. Впрочем, хорошие рассказчики всегда были востребованы и будут востребованы, такова уникальная природа жанра.
— Вот кстати про «молодого талантливого автора». Это ведь уже стало термином — МТА, причем термином с негативным оттенком. И говорят, что выдумали его на форуме «Клуба харизматиков», члены которого в основном и составили ядро первых «Новых легенд». Так что уж расскажите подробней, во-первых, про происхождение этого термина, и, во-вторых — про сам «Клуб». Насколько правомерно сравнивать его с другими литературными объединениями фантастов: «Бастионом», «Стирателями» и т. п.? И не являются ли «Новые легенды» еще одним «клубным» сборником, сопоставимым со «стирательскими» и с выпусками «Сакральной фантастики»?
— Было так. Сидели мы с Василием Мидяниным в чате «Харизма», вдруг вламывается туда некий «стиратель» и объявляет на всю сеть: «Я молодой талантливый автор такой-то». Стало любопытно, что за тексты пишет наш герой. Долго после этого не стихал веселый шум в чате :-). МТА — это специальный формат молодого автора, который считает себя талантливым, но таковым вовсе не является.
Что же до «Клуба русских харизматических писателей» (http://harizma.pvost.org), то это уникальное человеческое и писательское сообщество, объединенное высокими дружествами и сходными воззрениями на эстетику. Два эти фактора, как никакие иные, способствуют образованию литературной группировки. Что же до «Бастиона», то в его устроении присутствует политическая компонента, что мешает считать его собственно литературным объединением. Ну а о «Стирателях» и вовсе говорить нечего, это вариант подросткового клуба по интересам.
«Новые легенды» не были клубным сборником ни в первом выпуске (Мария Семенова, Хольм ван Зайчик, Леонид Каганов в харизматиках не замечены), ни тем более во втором, состав которого меня саму удивляет разносторонностью тем и авторов. Но в обоих случаях имела место попытка общей эстетики.
— В чем же эта эстетика выражается, какова она?
— В обезбоженном веке только эстетика может стать новой этикой, которая позволит человечеству не только выжить и пережить, но и остаться живу. Эстетика — как стремление к совершенству. Подробнее здесь: Манифест гребаных эстетов (Реконкиста. Новая почва / Сборник эссе. М.: «Мануфактура, 2005).
— Насколько я знаю, вторые «Новые легенды» стартуют уже как отдельный проект — со своим серийным оформлением и проч. Почему?
— Русская мистическая проза — в самом широком понимании мистики — очень востребованный жанр. Она многим интересна — и писателям, и читателям. Поэтому стоит попробовать запустить линейку образцовых сборников как отдельный проект, чтобы акцентировать писательскую деятельность в данной области.
Сборник напоминает здание — в нем должны быть несущие конструкции; он также сходен с телом человеческим — в коем должен быть костяк, что удерживает мышцы. То есть в сборнике должны быть рассказы скелетные и рассказы мясные.
Когда я говорю «образцовый» сборник, я вовсе не претендую на безупречность каждого текста. Я говорю, скоре, об эстетическом усилии, так или иначе присутствующем в каждом тексте сборника, где есть рассказы и повести превосходные, есть хорошие, есть недурные. Нет только — плохих.
Что-то понравится одной группе читателей, что-то другой — необходима известная разновкусица. Именно известная, речь вовсе не идет об эстетическом беспределе, но напротив — об определенной мировоззренческой и литературной позиции, которую лучше всего отражают слова Р. Браунинга: «A man's reach should exceed his grasp, or else what's Heaven for?»
— Но кроме разновкусицы и эстетического стержня есть ведь еще «настроение сборника». Первая антология показалась мне достаточно мрачной: большинство опубликованных в ней мистических историй заканчивались, мягко говоря, не радостно. Что это — дух времени, свойство мистических историй вообще? И каково, на ваш взгляд, настроение второй антологии?
— Я думаю, что это дух самой мистики. Если слишком долго глядеть в бездну, однажды она посмотрит на тебя. Так уж устроена жизнь, что удивительные истории часто заканчиваются скверно. Вот идете вы по жизни, а за правым плечом у вас — ангел, который всякое ваше деяние видит и памятует, а за левым — бес (не зря плюем через левое плечо, но чтобы беса отогнать!) неусыпно за вами наблюдает и всяко вас пытается увлечь с пути прямого на путь лукавый — речами прелестными, прельстительными. Чуть послушал беса, и — пропал.
А в обезбоженном мире и без всякого беса пропасть легче простого.
Сел, к примеру человек в лифт. И не доехал до своего этажа. И вообще никуда не доехал. Пошел в парк с ребенком — и не вернулся.
Самая обычная прогулка заканчивается непереносимым ужасом, а заурядный городской лифт становится смертельной ловушкой.
Опять же, вы выходите выносить мусор, а у дверей сидит кот. И никто никогда не скажет наверняка, кто в его теле пришел на ваш порог.
Обыкновенная кошка может оказаться зловредным оборотнем, а в купленное по случаю деревце бонсай может вселиться душа великого самурая.
Редкий английский чай способен переменить мировую историю, а для уничтожения мира оказывается достаточным довериться первому встречному незнакомцу.
В загадочной республике Карастан обживают ад на земле, и ежедневно Хароны современного мира подвозят новые и новые партии бестелых душ к транспортным терминалам.
А на московских улицах посвященные видели единорога — и это обнадеживает, но те же самые московские улицы в одночасье заполняются инфернальными созданиями — и тут надежду следует оставить при входе.
Это я вам вкратце рассказала про сборник «Новые легенды-2» :-) Мрачный ли он? Не думаю, что мрачнее жизни. Однако есть в нем, как и в жизни, светлые рассказы. Есть и истории, в которых все заканчивается хорошо.
— Расскажите хотя бы вкратце о том, когда ожидать вторую антологию и какие авторы туда вошли?
— Ожидать — в конце ноября, к очередной ярмарке «non/fiction». Книжка получилась увесистая, почти сорок авторских листов, причем все это первопубликации, написанные специально для антологии.1 Три новых повести — от Алана Кубатиева, Василия Мидянина и Михаила Харитонова. Два десятка рассказов — от Игоря Алимова. Юрия Бурносова, Вадима Панова, Михаила Кликина, Никиты Красникова, Марии Галиной, Ильи Новака, Алексея Андреева, Кирилла Бенедиктова, Александра Зорича, Владимира Березина, Сергея Булыги, Сергея Волкова, Александра Сивинских. Есть новички — Николай Караев и Сергей Легеза.
А еще там есть очаровательный цикл рассказов, написанный Владимиром Ареневым — «Королевская библиотека: свитки сочинителей».
Вот давайте теперь я вас спрошу, Володя, как вам работалось с составителем Машей Звездецкой?
— Вообще-то, это запрещенный прием! «Вопросы здесь задаю я!» — и т.д. Но раз уж спросили, так я честно отвечу: хорошо работалось! Для меня хороший редактор не тот, который просто подчищает за автором все его «сопли», а тот, который указывает на системные ошибки и предлагает разные варианты их решения. В конце концов, как ни пафосно это прозвучит, общая задача автора и редактора — сделать максимально качественный текст, который сохранит все, что хотел сказать писатель, но будет при этом понятен не только ему одному. В этом смысле работа и над «Паломничеством жонглера», и над «Свитками сочинителей» из «Королевской библиотеки» меня многому научила. И это не просто дежурные комплименты, это на самом деле так.
— А говорят, я чистый зверь :-) Мне на днях сказали, что появилось и успешно действует Общество нелюбителей Маши Звездецкой. Воистину, полон мир чудес! :-)
— Не без того. Интересно, как реагировали на ваши редакторские замечания другие авторы? Это же, наверное, чертовски сложно: найти общий язык с двумя десятками писателей, очень разных и по стилю, и по характеру?
Общий язык найти как раз просто, труднее войти в стилистическую манеру автора. А когда войдешь, правки появляются сами собой: все мы существуем в одном и том же пространстве русского языка :-). Могу сказать только, что очень мало правок у авторов, воспитанных на пишущих машинках, советских редакторах и творческих семинарах далекой уже советской поры. Править Кубатиева и Бачило — не нужно, разве что словцо какое случайно не на место стало. Не имеет смысла править тех стилистов, что и без редактора страдают перфекционизмом. Так пишет Владимир Березин. Зато с другими стилистами работать, наоборот, интересно: и они пребывают в поиске, и их редактор. В данном случае я говорю об Игоре Алимове и Юрии Бурносове. Бывают случаи и совершенно бешеной правки, но я иду на это, если рассказ того стоит.
Я хочу найти индивидуальные стилистические особенности каждого автора и хочу их сделать очевидными и для других. А еще мне нравится открывать новые имена :-).
— И напоследок — ваши пожелания читателям журнала «Реальность фантастики».
— Меньше нехороших чудес, больше радости в жизни! :-)
Беседовал Владимир Пузий (иногда, по произволу интервьюируемой, превращаясь во Владимира Аренева)

1Кстати, читатели «РФ» имели возможность еще до выхода антологии познакомиться с двумя произведениями, написанными специально для «НЛ-2». В августовском номере была опубликована одна из миниатюр В.Аренева, «Губительная страсть», а в нынешнем — рассказ А.Зорича «У солдата есть невеста». (редакция «РФ»)


Последний раз редактировалось Jur; 27.05.2008 в 09:44.
Ответить с цитированием
  #58  
Старый 03.06.2008, 02:10
Аватар для Лаик
Гуру
 
Регистрация: 20.01.2006
Сообщений: 3,704
Репутация: 557 [+/-]
Юрий Тынянов. Литературный факт.
Очень интересная статья об эволюции жанров. После ее прочтения понимаешь, что фэнтези уже очень скоро уйдет на периферию фантатсической литературы. Впрочем, это частный вывод.
__________________
Stop the machines, prepare to die!
Ответить с цитированием
  #59  
Старый 03.06.2008, 05:44
Аватар для Лаик
Гуру
 
Регистрация: 20.01.2006
Сообщений: 3,704
Репутация: 557 [+/-]
Во время серфа по инету наткнулась на небезыинетерсную статью о реформировании школьной программы по литературе: http://lit.1september.ru/articlef.php?ID=199902901

Скрытый текст - Текст статьи:
Борис Ланин

Какой будет литература в 12-летней школе?

Когда проходят дискуссии о том, почему школе нужно стать 12-летней, приводят множество различных доводов: мы попадаем в демографическую “яму”, и учителям попросту некого учить; наши дети не могут поступать в зарубежные вузы (хороший аргумент после превращения национальной валюты в насмешку!); государству легче и дешевле учить ребёнка лишний год, нежели открывать для него рабочее место, и так далее. Никто и не задумывается: а будем ли мы лучше учить, если учить будем дольше? Чему учить и как? Мне хотелось бы ответить на эти вопросы с точки зрения своей скромной — и по оплате, и по административному весу — должности: заведующий лабораторией литературного образования Института общего среднего образования РАО.

Мы полагаем, что отечественная методика выработала проверенные временем подходы к составлению учебных программ по литературе. Практика преподавания подтвердила как сильные стороны действующих программ, так и не вполне удачные моменты. Переход к 12-летней школе даёт шанс, сохранив наиболее ценное, в значительной мере обновить действующие программы. Ни в коем случае при составлении новой программы нельзя пренебрегать дидактикой! Следуя известным дидактическим принципам, мы считаем необходимым дополнить их важнейшими положениями о специфике литературного образования. Так, почти сто лет назад, осенью 1899 года, выдающийся филолог и педагог Михаил Гершензон в докладе о воспитательном значении детской художественной литературы утверждал: “Разумеется, дети должны читать не всё, что доставляет им удовольствие; но всё, что они читают, должно доставлять им удовольствие... Воспитание должно позаботиться сделать наслаждение спутником и другом человека, и воспитание литературного вкуса — быть может, вернейший путь к этому, потому что дар поэтической восприимчивости есть, после музыкальности, самое распространённое эстетическое чувство”. Это положение мы считаем фундаментальным и методологически главенствующим.

Программа должна быть нацелена на достижение важнейшей цели литературного образования — воспитание современного читателя, эстетически развитого и гуманистически мыслящего. Нельзя при изучении литературы в первую очередь фиксироваться на псевдопатриотической демагогии, на никем не определимой “духовности” (заменившей прежнюю коммунистическую идейность) и гражданственности. У литературы свои высокие и благородные задачи, в этом специфика литературы и как вида творчества, и как школьной учебной дисциплины. Невозможно представить себе современного читателя, который не знал бы современной литературы, особенностей современного литературного процесса.

Одно из важнейших направлений реформы — обновление содержания литературного образования. В читательском репертуаре современного школьника должны соседствовать литературная классика, современная литература и зарубежная литература. Говоря об обновлении литературного образования, мы прежде всего имеем в виду различные типы текстов. Фантастика, утопия и антиутопия, сатирические и юмористические тексты, писательская эссеистика должны занять своё законное место в школьных программах. Литература сама по себе является героем литературы, предметом писательских рассуждений и размышлений. Размышления над литературой являются саморефлексией писателей, саморефлексией литературы, размышлениями над смыслом собственной жизни. Фантастика и утопия открывают читателю окно в завтрашний день. Именно в этих жанрах литература ярко демонстрирует свои прогностические функции. Антиутопия насквозь пронизана гуманистическим пафосом. Если в утопии предлагается “обязательное счастье для всех”, то антиутопия поверяет это счастье судьбой одного конкретного человека, ибо достаточно одной несчастной судьбы, одной слезинки ребёнка, чтобы опровергнуть предложенный социальный прогресс. За последние годы утвердился в программах предложенный нами для школьного изучения роман Евгения Замятина «Мы». Эту тематику следует расширять. На повестке дня — включение в программу братьев Стругацких, а также лауреатов Букеровской премии Георгия Владимова, Владимира Маканина и других.

Данные возрастной психологии и психологии восприятия позволяют предложить следующие этапы литературного образования, которые уже реализуются в программе нашей лаборатории:

а) “литературное чтение” (термин М.А. Рыбниковой), а не объяснительное;
б) начальный курс литературы — литература изучается в её специфике (5—8-й классы);
в) 9—10-й классы — завершающий этап: курс литературы в историческом освещении (чтение и анализ “при исторической обстановке” — Стоюнин);
г) 11—12-й классы — курс на историко-литературной основе.

Необходимо также использовать всё многообразие методов филологического анализа при изучении литературной классики, в том числе и активизировать мотивный анализ. В современном литературоведении он особенно высоко зарекомендовал себя при изучении масштабных произведений. При мотивном анализе, как известно, подчёркивается принципиальная неисчерпаемость художественного текста. Напоминающий технику свободных ассоциаций, мотивный анализ прекрасно развивает ученическую речь, активизирует весь запас его читательских ассоциаций.

Современное прочтение литературной классики даёт возможность сформировать у юного читателя представление о литературных образцах. Изучение классики, помимо прочего, формирует вкус юного читателя, даёт ему надёжные, проверенные временем ориентиры. На подробно изучаемом классическом материале предполагается обновление теоретико-литературных понятий, что позволит избежать разрыва между развитием современной теории литературы и методикой. Так, теоретико-литературный аппарат современной методики до сих пор базируется на идеях авторов трёхтомной «Теории литературы» сорокалетней давности, на вузовских учебниках «Введение в литературоведение» Г.Абрамовича, Г.Поспелова и Л.Тимофеева столь же почтенного для школьной методики возраста.

Особенно это касается литературных методов и направлений. Реализм — наиболее уважаемое в школьной методике направление — зиждется на описании реальности, в то время как модернизм, авангард и постмодернизм — на создании своего внутреннего мира, своей реальности; позитивистское восприятие жизни уступило в литературе ХХ века место семантике возможных миров.

Мы по-прежнему говорим, что изучаем литературу как “искусство слова”, хотя прекрасно понимаем, что такое выражение относится лишь к поэзии. При изучении прозы речь идёт об “искусстве предложения”, “искусстве текста”, текста, пропитанного аллюзиями и реминисценциями, а ещё точнее — гипертекста. Понимание таких структур невозможно без герменевтического комментария, поэтому и вошло в традицию изучение Пушкина и Лермонтова вместе со статьями Белинского, к примеру. И в литературе ХХ века есть тексты, которые невозможно понять без такого рода комментария. Но если раньше считалось необходимым развивать навык работы с литературно-критическими статьями, то теперь этот навык утрачен.

Расширение понятийной базы и методологического инструментария происходит в основном за счёт идей М.М. Бахтина, что, кстати, очень хорошо (имеется в виду термин “хронотоп”, вводимый в 7-м классе М.А. Снежневской, Г.И. Беленьким и другими). Методологический аппарат — вещь консервативная, изменяется крайне медленно, и в этом нет ничего плохого. Однако понятия “интертекстуальные связи”, “архетип”, “гипертекст” (а не текст), “смысл” (в отличие от термина “идея”) могут придать иное измерение преподаванию литературы в школе. Речь идёт не о том, чтобы нагрузить школьника новыми, лишь осложняющими его восприятие терминами. Мы говорим о методическом оснащении преподавателя, об обновлении методических ресурсов.

Обновление теоретико-методического аппарата способно ещё явственнее очертить специфику литературы как отдельной школьной дисциплины, подчеркнуть её отличие от русского языка и тем самым полезно препятствовать искусственному объединению двух школьных дисциплин в одну — словесность. Мы полагаем это объединение безусловно близких, ближайших родственных дисциплин искусственным и нарочитым. Сама история российской школы разделила этот некогда единый предмет.

Вместе с тем изучение языка художественной литературы необходимо поднять на должную высоту. Этим направлением, сейчас благополучно забываемым, наша методика некогда славилась. Это особенно важно при изучении литературы ХХ века, в которой утвердился приоритет стиля над сюжетом, нарушена связность текста (поток сознания). При необходимом почтении к этому направлению мы никогда не пропустили бы на прилавки позорные “дайджесты” из литературных произведений, малограмотные пересказы литературной классики.

Мы также усиливаем изучение зарубежной литературы, особенно при рассмотрении типологии героев, изучаем возможность включения в курс элементов литературы народов России.

Особого упоминания заслуживает государственный заказ по созданию банка заданий к программам. Представляете, что придумали? Включить в стандарт и в программы вопросы и задания, на которые и будет ориентироваться ученик при подготовке к экзаменам. И кто же после этого будет читать, если можно записать за учителем стандартный ответ на вопрос? А ведь большинство учителей так и будут делать: надиктуют в меру своего понимания ответы на стандартные вопросы и будут считать себя учителями основательными и творческими! Ещё, пожалуй, и в конкурс «Учитель года» включат номинацию «Составитель лучших ответов на стандартные вопросы».

Конечно, искусство правильно сформулировать вопрос, конкретно и методически направленно ориентировать задание — одно из главных умений учителя и методиста. Однако подобный “банк” должен включать в себя лишь примерные задания, на основании которых учитель должен разработать свои, учитывающие уровень подготовки и конкретные умения его учеников.

Отдельного разговора заслуживают тесты по литературе. Один из создателей современной системы тестирования в России профессор А.Г. Шмелёв, искренний и истовый поклонник тестов, постоянно предупреждает: тестирование не должно и не может замещать традиционных форм контроля знаний и умений учащихся. В ещё большей степени это касается различных форм тестирования для контроля знаний по литературе. Пока что публикуемые сборники тестов для различных классов отличаются глубокой и непобедимой невежественностью их разработчиков, полностью подчинены их убогим вкусам и уровню начитанности. Тесты, на наш взгляд, можно использовать лишь при контроле за фактологической составляющей: фактов биографии писателя, хронологии его творческого пути или литературного процесса изучаемой эпохи.

К пониманию произведения как эстетического феномена тесты, таким образом, нас нисколько не приближают.

При изучении русской литературы ХХ века мы, принимая во внимание разделение литературного процесса, отпочкование литературной эмиграции, всё же исходим из концепции единой русской литературы. Два литературных процесса — одна литература. Современная программа невозможна без таких виднейших представителей русской эмиграции, как Дмитрий Мережковский, Зинаида Гиппиус, Евгений Замятин, Владимир Набоков, Иван Елагин, Владимир Войнович, Василий Аксёнов, Александр Солженицын, Иосиф Бродский.

Новые информационные технологии выводят разговор о чтении в новую плоскость, точнее — в новую, объёмную многомерную реальность. Менеджеры по продажам крупнейших российских производителей компьютеров считают, что через пять лет половина семей, имеющих цветные телевизоры (показатель определённого уровня цивилизованности и достатка), будет оснащена компьютерами, четверть — подключена к Интернету.

Новое всегда привлекательно для детей. Не желающие читать книги сотни тысяч ребят внимательно следят за текстами в Интернете. У современных американских психологов появился термин, который можно перевести как “подсевшие”, “засевшие”. Так называют ребят, которые долгие часы свободного времени просиживают за компьютером, путешествуя по Интернету. Всё это время они крайне интенсивно поглощают информацию. Фактически — они читают, в том числе художественные произведения.

Пока ещё учителя литературы никак не участвуют в этом процессе. Они и компьютером пользоваться не всегда умеют. Спор о том, понадобится ли учитель в компьютерную эпоху, приводит к тому, что учитель сам отстранился от руководства досугом своего ученика. Почему так получилось? Прежде всего из-за возмутительного, позорного, доцивилизованного состояния материально-технической базы школы. Учитель литературы не только сам должен уметь пользоваться компьютером в целях литературного образования, но и учить этому своих учеников. Умение находить в Интернете нужные сайты, подписываться на литературную рассылку, следить за обновлением любимых электронных библиотек должны быть определены как необходимые требования к учащимся по литературе. Очевидно, что эти умения позволяют развивать новые читательские навыки, особенно расширение собственного круга чтения, составление личной библиотеки, в том числе и электронной.

Реализация перечисленных нами подходов даёт возможность развивать читательские предпочтения ученика, его собственный вкус.

__________________
Stop the machines, prepare to die!
Ответить с цитированием
  #60  
Старый 05.06.2008, 23:30
Аватар для Aster
Гуру
Король Мира Фантастики
 
Регистрация: 17.05.2006
Сообщений: 7,689
Репутация: 1804 [+/-]
Очередная реформа на бумаге выглядит довольно привлекательно, на мой взгляд. Только вот получится, как всегда... Убогий уродец, вызывающий жалость к школьнику и отвращение к предмету. Но, как было замечено в статье, очень многое зависит от учителя... Так что остается надеяться на лучшее. И готовиться к худшему.
__________________

С утра мы надеваем чью-то маску,
В теченье дня меняем мы ее.
И для себя, и для других творим мы сказку,
Забыв совсем лицо свое.
Ответить с цитированием
Ответ

Метки
ссылки

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 08:22. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd.