Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези

Вернуться   Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези > Общие темы > Творчество

Важная информация

Творчество Здесь вы можете выложить своё творчество: рассказы, стихи, рисунки; проводятся творческие конкурсы.
Подразделы: Конкурсы Художникам Архив

Ответ
 
Опции темы
  #1  
Старый 13.08.2016, 19:08
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 585
Репутация: 105 [+/-]
Мечи Марафон. Солнце Каннеша

Роман. Фэнтези с элементами постапокалиптики.

МАРАФОН НАЧИНАЕТСЯ С ПОСТА № 25!

Нгат пережил многое - междоусобицы князей, племен и кланов. Вторжение Сиятельных - мастеров магии, ненавистников железа, творцов городов из бронзы и волшебного стекла. Их феерический коллапс. Темные века. Череду объединителей и новый распад. Даже когда его народ, нгатаи, дети Пламенного Кау и Неистовой Нгаре, начали терять человеческий облик, превращаясь в жутких полузверей - и тогда Нгат устоял. Но что если древние беды на этот раз обрушатся на него одновременно?

Ханноку Шору из клана Кенна не везет по жизни. Стоило родиться полукровкой - родительские кланы перегрызлись насмерть. Получилось сменить сословие - озверение сделало его изгоем. И даже озверение ему досталось не простое, а чужеземное - в рогатого и крылатого демона. И что теперь делать, если ты выглядишь как тварь из преисподней, живешь в самом нетерпимом княжестве Нгата и при этом удручающе смертен?

---

Домарафонные посты:

Скрытый текст - SPOILER:


Марафонные:



Пост-марафон:
Скрытый текст - SPOILER:

1
2


Альтернатива:
Скрытый текст - SPOILER:


Вбоквел:
Скрытый текст - SPOILER:


Дополнения:


Выкладывается и на самиздате: http://samlib.ru/d/danilin_a_s/

Последний раз редактировалось Snerrir; 26.09.2017 в 03:46. Причина: Апдейт
Ответить с цитированием
  #261  
Старый 10.02.2018, 00:12
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 585
Репутация: 105 [+/-]
Марафон-2, 57

Скрытый текст - SPOILER:
Илай оценил шансы, если их накроет, и понял, что они воистину невелики. И чем дольше он раздумывает, тем меньше.

- За мной, - скомандовал он офицерам и резерву из личных дружинников.

- Господин! – округлил глаза связист, - Вы верховный командующий нашего похода! Если вы…

Укуль Илай ударил его ладонью в перчатке. Боги, почему он так не похож на вождей древности?

- Я сказал - за мной! – прорычал он, - Сейчас или никогда!

Они выскочили из траншеи, он и его латники, и даже этот кабинетный маг из хорошего рода, утирающий на бегу потекший нос. Илай отстраненно подумал, что со стороны они наверняка представляют собой жалкое зрелище – последний резерв Семнадцатого, так недолго блиставшего. Он понадеялся, что заодно и хоть немного героическое, из тех, что потом рисуют в настенных свитках.

Под сапогами зачавкала раскисшая от осенней мороси и свежей крови дорога. Потом захрустели прутья засыпавших ров фашин. В щит ударила пуля, другая. Потом целый залп – дикари отвлеклись от расстрела простых вояк на куда более важную цель. Лорд-Командующий чувствовал каждый удар по невидимому куполу, прикрывавшему отряд. Каждая такая искра, вспыхивавшая в магическом диапазоне его зрения, уносила частичку священной энергии. Ее и так уже осталось мало.

Илаю было приятно, что хоть кто-то еще так ценит его голову.

Когда они вбежали под навес тарана, то он выругался, увидев вблизи, как мало повредили удары его бойцов ворота. Похоже, он возлагал слишком большие надежды на это бревно, к торцу которого примотали осколок одного из великих кристаллов. И даже этих малых результатов удалось добиться лишь споров с воротин обивку из синих волокон. Под огнем противника. Оплатив временем и жизнями. Хитрые горские сволочи! Издали ворота казались просто странно окрашенными.

- Командир! – прогнусавил связист. Илай едва не треснул его второй раз, но обретавший на ходу компетентность маг указал вверх.

Варвары уже спускали с башни на веревках толстый мат из таких же богомерзких трав, наверняка еще и пропитаный солями. От одного его присутствия волшебная защита начала колебаться и искажаться, пошла разноцветными разводами. Как мыльный пузырь. Скорок так же и лопнет.

Счет пошел на секунды. Илай решился и совершил страшное святотатство. Он выхватил из-за пояса и разбил свой жезл полководца, бесценную реликвию, один из немногих оставшихся еще с времен до Коллапса накопителей древней работы.

От нахлынувшей волны энергии даже у него заплясали в глазах искры. Спускаемый мат мотнуло в сторону, как живое существо или мифический "магнит", напоровшийся на ту же полярность. Плетенка задымилась.

Укуль Илай засмеялся от переполнявшей его силы, он чувствовал себя Сиятельным древности, из тех, что проплавляли насквозь горы, если им было лень было их обходить. Эйфория едва не заглушила важнейшую, необходимейшую мысль – это лишь на мгновение. Заемное могущество.

Он перенаправил магию в засветившийся обломок великого кристалла, и силой мысли метнул его в ворота, так что камень потащил за собой уже бесполезное бревно.

Вспыхнуло, громыхнуло. Ворота вынесло в город вместе с решеткой из бруса, разметало щепой по всему коридору башни. Уже чувствуя, что бесценная, унаследованная силы утекает, как вода сквозь пальцы, Илай запечатал магией убийственные дыры в сводах и возглавил атаку. Пока бежали по выстланному обломками и кусками варварских тел проходу, его души пели и смеялись. Но одна, пятая - душа магии, рыдала от того, что он только что уничтожил одно из сокровищ Укуля ради того, чтобы выломать дверь в диком городе, который не стоит того, чтобы его захватывать.

На площади на другой стороне его латники врубились в спешно сбегавшихся в подобие строя дикарей.

Ответить с цитированием
  #262  
Старый 13.02.2018, 00:10
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 585
Репутация: 105 [+/-]
Марафон-2, 58

Скрытый текст - SPOILER:
Впервые в жизни Укуль Илай сражался в ближнем бою с варварами. Не с бандитами и повстанцами по запросу полуцивилизованных союзников и даже не с их на четверть окультуренными врагами из Восходного Края. Не магией, издали, а кристаллом против бронзы и обсидиана. Сейчас ему это нравилось. Сила прошлого бежала по его венам и энерготокам. Илаю казалось, что великие предшественники бьются рядом с ним, оберегают его, словно на мгновение возвращенные в этот мир разрушением полководческого накопителя. Может так оно и было – этим жезлом они посылали победоносные армии в бой, при завоевании Внешней стороны. Тогда, когда мир был еще чист и молод и снова, в эпоху Священных походов.

Они быстро выбили дикарей с предвратной площади. Зверелые и нет, враги валились на землю от его ударов, мечом и магией. Илаю было радостно. Он знал, что еще немного и он воплотит свою судьбу. Сокрушит бездушных и выродков. Вернет этот город Сиятельным. Станет провозвестником новой эпохи. Раздавит своей заслуженной славой предателей, о как сладостен будет день, когда Сеньео, Иолч, Магмастер Войны и прочие…

Опьянение высшей магией начало спадать. Лорд-командующий осознал, что сражаться на самом деле сложно. В их безумной атаке варвары потеряли многих, но куда меньше, чем он надеялся. А может даже и не столько, сколько ему примерещилось. Победная поступь Ордена замедлилась. Бронза, обсидиан и свинец выдержали натиск золота и кристаллов. Потом начали одолевать.

Остатки заемной силы покинули его так же быстро, как и затопили. Оставив лишь нечеловеческую усталость, пустоту и щемящее осознание, что вот такового вот в его жизни больше уже не будет. Никогда, разве что столица позволит ему угробить еще что из невосстановимого. Илай пошатнулся, едва не упал. Счастье, его задвинул назад за себя, прикрыл щитом один из ветеранов… они все теперь такие, его Семнадцатые.

Лорд-Командующий огляделся. Его люди по-прежнему держались. Но видно было, что это дается им все тяжелее. Впереди, за спинами обороняющихся, главную улицу уже перегородили опрокинутыми телегами. Прямо сейчас варвары громоздили поверх мебель и бочки, превращая заслон в баррикаду. Вдоль стены налево заняли оборону строем копейщики в шлемах-масках. Даже не копейщики – слишком длинное у них оружие. Пикинеры они - вспомнилось Илаю ненужное сейчас слово из летописей. И под острия этим мерзавцам уже легло слишком много Семнадцатых. Общий защитный экран распался на лоскуты. В домах вокруг засели дикари с подлым оружием – на глазах Илая одному из латников прострелили навылет кирасу, словно ту делали не лучшие бронестекольщики Укуля, а его златошвеи. Илай поднес свой меч к глазам и увидел, что и он уже пошел трещинами. Не любит их Ядолунье, не принимает, разве что - переваривает…

Дорога направо была свободна, но вот туда им не надо. По крайней мере, не такими силами.

Илай опомнился. Схватил за плечо сгорбившегося рядом, под щитом, связиста, рявкнул ему в лицо:

- Где они?

- Ждут приглашения… Сигнала, господин, - связист сразу понял, кто такие "они" и как к ним следует относиться.

"Выживем – произведу в сотники" - пообещал себе и связисту Илай, развернулся и заковылял к надвратной башне. Ее дверь уже размеренно, трофейными топорами высаживали двое латников. Все-таки эти люди заслуживают лучшего полководца…

Дверь выломали как раз, когда он дошел. Экономя силы и время даже на благодарный кивок – вассалы поймут, он знал, Илай возглавил еще одну атаку. Двое на первом этаже – без потерь. Один на лестнице, убил первого латника, но и самому ему Илай подрубил ногу и скинул вниз, товарищам. Огнестрельщик у опрокинутого стола на втором, прикончил второго латника. Илай разбил о рогатую голову фамильный меч. Огарок у выхода – получил осколком в глаз. Илай забрал его клинок – бронзовый, примитивный, такой сейчас ценный…



Последний раз редактировалось Snerrir; 13.02.2018 в 00:37.
Ответить с цитированием
  #263  
Старый 13.02.2018, 23:51
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 585
Репутация: 105 [+/-]
Марафон-2, 59

Скрытый текст - SPOILER:
Последний этаж едва не забрал жизнь самого Лорда-Командующего, повезло что рядом оказался связист, подпитавший своими слабыми силами экран, да еще вассалы, подоспевшие на штурм. Илаю помогли встать. Там же, на третьем, Укуль Илай оставил свой плащ, порваный и измаранный в крови и грязи. Если во всем этом был тайный смысл, послание от Мириад, то Илай впервые жизни понял, что готов на богохульство.

Лорд-Командующий приставил лестницу к люку наверх. Высадил его магией, уже чувствуя себя так, будто вытаскивает магию не из пятой души, а всего организма, клещами, в ущерб органам и тканям. Наверх лез с мыслью, что если там окажется очередной нежданно умелый дикарь, то он не прочь получить пулю или лезвие – все отдых. Но там никого живого не оказалось – еще при обстреле деревянный шатер башни попал под удар осадным заклинанием. Теперь сквозь точащие в разные стороны доски просвечивало злое, неожиданно яркое солнце Ядолунья.

Укуль Илаю передали копье и знамя – он даже не сразу вспомнил, какой из сотен. Он пробрался к пролому в кровле, и вывесил полотно наружу – белое, золотое и уже изрядно красное. Илай на него не сильно надеялся – если этому мерзавцу, Сеньео, не достаточно магического сигнала, то вряд ли он и сейчас бросит армию в атаку.

Прошло несколько минут, тоскливых и пугающе утвердительных, пропитанных мыслью "я так и знал". Потом вновь зазвучал укульский горн. Ровные ряды орденских войск двинулись к городу. Пожалуй, со скидкой на усталость и головокружение, Укуль Илай стал радостен. Он шепотом произнес обет, что если доведется развить успех, захватить-таки Альт-Акве, то он на свои средства поставит в новом оплоте Сиятельных часовню. В память о всех погибших.

- Боги нам благоволят сегодня, - расчувствовавшись, сказал он связисту, бледному, едва не свешивающемуся из пролома и помогающему удерживать знамя. Тот вымученно улыбнулся в ответ. Улыбка еще держалась на его лице, когда под невероятным углом в шею связисту вонзилась стрела. Илай дернулся к нему, едва не упустив ткань, но маг уже вывалился наружу и упал в ров, далеко внизу. Годы обучения, славное родовое имя и вот, хватило палки с каменным наконечником и цветастым оперением… Лорд-Командующий сжал зубы, заставил себя отвести взгляд и посмотреть туда, откуда прилетел клятый снаряд.

На правом от башни бастионе стояло черное чудище, напоминавшие кентавра из бестиария "Вымышленные твари внешних дикарей". Оно уже успело повторно натянуть лук. Потом спустило тетиву.

Стрела ударила в нагрудник, напротив сердца. Застряла в броне, оцарапав кожу. Еще бы чуть-чуть… Илай зло заорал. Мерзкая тварь! Почему из здесь так много, мутантов, почему они все такие опасные?

На крик к нему метнулся еще один семнадцатый, последний из его группы. Вцепился в знамя, не сообразив, почему командир вопит. Илай не успел его предупредить – следующая стрела нашла смотровую щель шлема. Как, как твари это удается?

Илай мог бы выпустить столь дорого оплаченное знамя, но с Сеньео станется тогда отменить атаку. Поэтому он лишь вцепился в ткань сильнее. Третью стрелу ему удалось спалить в полете, магией, но сразу же понял, что вот он – предел. Теперь даже не хватит чтобы свечу зажечь.

Он смотрел на то как лишненогий мутант выцеливает его и думал о том, что ни у одного Лорда-Командующего еще не было такой эпитафии – "Застрелен небывалой и противоестественной тварью, удерживая знамя на воротах чужанского города". Потом оживший миф оглянулся через плечо и шуганулся из виду.

Илай был удивлен. Он не ожидал, что его спасителем окажется сотник-без-сотни. Лорд Тулун комендантом города шагал по стене, возглавляя отряд из послушников и оволчишихся ламанни.


Последний раз редактировалось Snerrir; 14.02.2018 в 10:09.
Ответить с цитированием
  #264  
Старый 14.02.2018, 20:34
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 585
Репутация: 105 [+/-]
Марафон-2, 60

Скрытый текст - SPOILER:
Выглядели они потрепанными, окровавленными, в разбитых доспехах. Но судя по тому, как уверенно скидывал на своем пути варваров со стены Иолч, у него с запасами магии дело обстояло куда лучше, чем у его вроде как командира. Наверняка, пока предводитель Семнадцатого вел утомительные переговоры с дикарями, сотник забрал лучшие накопители для своей "диверсии".

Это не имеет значения. Сейчас Илай выслушал бы даже демона-Кау, если бы тот пообещал ему удержать ворота до прихода основной армии.

- Сюда! Помоги нам! – крикнул он, усилив зов крупицей магии, который и взяться-то было неоткуда. Сразу заболела спина. Он и забыл про это плетение.

Тулун Иолч посмотрел на башню, посмотрел на него, своего Лорда-Командующего – тот готов был поклясться в этом. Потом отвернулся, вскочил на парапет и спрыгнул с бастиона. Встал, отряхнулся и пошел дальше, к рядам восемнадцатых и предателей. Илай вначале невпопад возмутился такому безумному расточительству – баловаться с левитацией, столь энергоемкой, когда остальным и на экран не хватает! И только потом до него дошло, что все это значит. Что ж, такой откровенности он не ждал даже от сотника-без-сотни. И не знаешь, как к ней относиться.

- Я же взял этот проклятый город… - прошептал он, и сразу же поморщился от того, как глупо и жалко это прозвучало.

Соратники лорда Тулуна последовали за вождем – куда менее изящно. Один по приземлении сломал ногу и его втроем потащили дальше. Следом со стены попрыгали всполошившиеся, покинутые волки. С предсказуемым результатом. Потом прибежали преследовавшие дикари. Прыгать не стали, кинулись к зубцам с ружьями и луками. Иолч не глядя подновил щит и снаряды горцев начали отскакивать от него словно в тот, первый, день осады, когда Семнадцатый поход был еще в блеске и славе.

Когда лорд-сотник торжественно передал Сеньео незнакомый кристалл и вся орденская армада развернулась обратно к лагерю, Укуль Илай удивился лишь тому, как мало его это задело. Хотя нет, не вся – кучка вояк продолжала упрямо бежать к в очередной раз обломавшему сиятельные зубы Альт-Акве. Это трогательно, но уже ничего не меняет. Лорд-командующий аккуратно смотал знамя и спустился в башню. Там его едва не сбил с ног запыхавшийся латник:

- Вы живы! Господин, мы взяли баррикады! Велите идти вперед!

- Мы отступаем.

- Господин! – задохнулся латник, - Как же... Мы слышали горн… Орден…

- У Ордена, видно, есть дела поважнее, чем помогать мне, - от размежевания себя и Ордена Илаю не стало ни горячо, ни холодно, - Они не придут. Мы отступаем. Те маги, у кого еще остались силы, переключатся на поддержание щита. Заберите раненых, кто еще может идти. Мы уходим.

Когда, чуть позже, над засыпанном рвом Илай встретил запыхавшегося, хватавшегося за сердце старика-Кормчего, то молча ударил кулаком в нос, сбив на колени, презрев почтение к морщинам. В отличие от первого раза косых взглядов не последовало. Но он и не стал мешать жрецу и немногим оставшимся его послушникам подпитать волшебный щит. Его едва хватило, чтобы вывести уцелевших. Они едва успели – Илай неведомо обостренным чувством ощутил, как рядом появился злой, демонский металл – железо. Он порадовался, что ему не пришлось видеть, как подоспевший бездушный с Озер добивает своим жутким клевцом тех, кого пришлось оставить.

---

- Вы были великолепны, родич! – восхитился Укуль Сеньео. Похоже, даже искренне.

- Ты не пришел, - Илай стоял перед Восемнадцатым лордом-командующим, воссевшим на свой стул на вершине горского кургана. Стоял, еще окровавленный, в выкрошившейся кирасе, до сих пор сжимая дикарский кривой клинок, держа под мышкой свернутое знамя. Наверное, то еще зрелище. Впрочем, неважно.

- Мне не надо было. Вы успешно справились с задачей.

Пожалуй, Сеньео удалось-таки его заинтриговать, вяло и холодно.

- Вот как? Вон те что-то радуются, - указал мечом в сторону Альт-Акве Илай. Горцы победно молотили в барабаны. Над крышами города взлетела ракета и взорвалась ворохом разноцветных искорок. Потом еще. И еще.

Ответить с цитированием
  #265  
Старый 15.02.2018, 23:12
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 585
Репутация: 105 [+/-]
Марафон-2, 61

Скрытый текст - SPOILER:
- Простим дикарям их дикие радости. Они и не знают, что мы взяли в кулак их будущее, - Сеньео продемонстрировал как именно, воздев над головой руку с трофейным кристаллом.

- Это всего лишь камень, - сказал Илай, удержавшись чтобы добавить – "куда слабее разбитого мной".

Укуль Сеньео громко вздохнул с видом "И я еще пытаюсь дать вам возможность сохранить лицо, неблагодарный!".

- Вы хотите, чтобы там еще и вокняжился наш человек? Похвально. Вам еще есть куда расти. Приложите еще немного усердия и добьете задачу-максимум!

- А ты не хочешь?

- Это не наша битва.

- Тогда какая битва – твоя? - Илай слишком устал и охрип, чтобы кричать.

- У Восемнадцатого священного похода свои задачи, данные мне лично в столице. Будьте уверены, когда придет время мы приложим все усилия по их достижению. А до той поры предоставьте мне распоряжаться моими ресурсами, родич.

- Мои сотники – тоже твой ресурс?

- Нет, ну что вы. Но если они не подчиняются вашим приказам, это не моя беда. Сделайте им внушение, что ли… Послушайте, господин Илай, я и так вынужден был поддержать ваших бойцов нашей магией. И должен отметить, что если бы не инициативность этих ваших сотников, мы бы не получили и того, что получили.

- Где он, этот инициативный? - сплюнул Илай, приняв бессмысленность разговора.

- Лорд Тулун сильно пострадал во время своей отважной вылазки. Которая принесла вам победу, между прочим. В силу это, я посчитал нужным немедленно оказать ему медицинскую помощь…

- Пусть не возвращается.

- … у наших лучших целителей… Я не ослышался? Вам бы следовало его наградить!

- Я его казню. Неблагородно.

- Родич, как же можно! – изображать возмущение у Восемнадцатого получается хорошо, не отнять.

- Не спорь с историком, Сеньео, - поправил сползающее знамя Илай, - Я имею право на это, и даже большее. Будь он сам Элеис Тоёль, прославленным герой, и то бы я повесил его за неподчинение.

- Кстати, об Элеис Тоёле… - завел Сеньео, но Семнадцатый Лорд-Командующий уже повернулся к своим войскам.

- И вы все, слушайте. Кто и дальше хочет ходить под рукой этого человека из столицы, пускай идет приносить новую присягу. В честь нашей великой победы, это дозволено до заката солнца. Если же кто не определится и потом, то такого я не буду даже вешать. Я оставлю его варварам, без печеночного имплантата. Я сказал. Вы слышали.

- Послушайте, вы… Илай, ты что творишь?

- Навожу порядок. Как ты сам советовал. А теперь, Сеньео, извини, у меня спина болит. Идемте, Лорд-Кормчий, прочитаете мне молитву-другую.

Укуль Илай повернулся и пошел к своему шатру. Вопреки словам об усталости, он знал, что отдыха еще не скоро дождется – в голове уже роились новые, неотложные дела. Консолидировать запасы. Проследить за тем, чтобы заложники были под надлежащим надзором. Поговорить с ними, наобещать с три короба сиятельной благодати. Поймать выродка-другого и допросить, как они тут выживают… и где раздобыть порох.

Вообще-то все эти планы могут оказаться пустыми и ненужными. Укуль Илай не удивился бы, если назавтра из всего Семнадцатого окажется последним. Или что из Столицы пришлют приказ о разжаловании. Илай знал, что такой человеку его звания могут вручить лишь лично, с тройной печатью, но и Сеньео может надоесть играть в благородные обычаи… По правде говоря, Илай был готов и к тому, что до шатра попросту не дойдет.

И его удивлению и даже некоторой досаде – валандайся теперь с этим и дальше – к заходу солнца на его стороне остались не только прямые вассалы, но и почти все штурмовавшие Альт-Акве. Пришли с покаянной и несколько уклонившихся сотников. Лорд-Командующий сказал им много жестоких, но ободряющих слов, уже зная, что доверять никому больше не будет. Старый жрец наложил епитимьи, причем, неожиданно, и на себя.

Магмастер Войны не пришел. Ну и пес с ним.

Укуль Илай надеялся, что предки учтут все это, когда будут спрашивать с него после неминуемой катастрофы.



Последний раз редактировалось Snerrir; 15.02.2018 в 23:16.
Ответить с цитированием
  #266  
Старый 16.02.2018, 19:47
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 585
Репутация: 105 [+/-]
Марафон-2, 62

Скрытый текст - SPOILER:
Часть четвертая. Кау.

---

… И сказал ему верховный жрец:
- Как вы вообще можете называть себя нгатаями? В песнях своих вы добавляете слоги, не соблюдаете канон. Стрижены не по обычаю. Одеяния подобраны не в цвет, в родословиях перепутаны боги. Это возмутительно!
Ответил ему Ах-Шиван, своему господину:
- Да, но ведь так же гораздо красивее!
И на том они помирились и преломили хлеб, потому как Ах-Шиван, жрец, просветитель Озерного Края, в гости к верховному всегда брал с собой десять тысяч бойцов.
- "Жизнь и деяния святого Ах-Шивана Озерного".

---

- Сиятельные уходят.

- Вот как, - Ханнок уперся спиной в застрявшую балку, копытом в стену, и сдвинул-таки этот брус с кучи обломков – кровельный камень, тесаные блоки и доски. И чья-то рука в браслетах, торчащая из-под завала.

- Я слышал, как Аэдан говорил это Хал-Тэпу, как раз прежде чем меня отправили к тебе, - Шаи выглядел неважно – до сих пор не привык к виду (и запаху) последствий войны. Но старался держаться бодро. Со времени штурма прошло четыре дня.

Серый зверолюд оглянулся по сторонам, затем, понизив голос, сказал:

- Если это сказал Аэдан, то явно незачем кричать об этом на всю улицу.

- Я не кричал, - насупился нобиль, - У тебя уши слишком чуткие! Все злишься из-за того, что я взял ружье без спроса?

- Для нгатая это – оскорбление.

- Сонни ты так не ругал. Вообще не ругал!

- Она умеет им пользоваться, - отпарировал Ханнок, на самом деле куда более разозленный, что этот дурень едва не пристрелил пленницу. Но прояснять позицию по этому вопросу не стал. Сарагарца не покидало чувство, что с ним самим творится что-то странное в деле защиты и куртуазности. Конечно, его самого так именно и воспитывали. Да, бить в набатный гонг вроде еще рано, но все же… Надо поговорить с Кан-Каддахом. Вот только тот снова целыми днями пропадал в дворцовой башне.

- Хааноок, Аэдан тебя звал, вообще-то, - убедившись, что гневные взоры и сопение не прошибают эту серую полуварварскую шкуру, добавил-таки Шаи.

- Вот сразу бы и сказал.

Ханнок отпросился у квартального старшины, организовавшего разбор завалов. Вместе с ним выпрягся из телеги и ушел Фреп – дружик к старосте не подходил, но возмутиться таким самоуправством ни у кого, похоже, духу не хватило. По словам Хал-Тэпа снежный зверолюд сильно переживал, что в первой же заварушке оказался бесполезен почтенному подателю жизни и так далее. Ханнок успокоил илпеша, что, зато, тот блистательно оборонил его имущество и пусть и временный, но кров. Саблезубый повеселел, но теперь старался на всякий случай не упускать вождя из виду. По крайней мере, пока за стенами сидят Сиятельные. Что ж, если Шаи не примерещилось, последнее обещает измениться.

- Нас вызывает князь, - такими словами встретил Ханнока Аэдан. Уже одетый в чиненый, вычищенный доспех. При оружии.

- Прямо сейчас? – не обрадовался химер, уставший, с вымазанными золой штанами и рогами в побелке.

- Да. Пусть видит, как ты трудишься на благо его города. Кирасу надень. И ружье прихвати. Без пуль и пороха.

Ханнок надел и прихватил. Не только воинский снаряд, но и переписанное по второму разу прошение. О последнем он Аэдану не сказал.

С ними увязался Фреп-Врап. Ханнок два квартала интриговал себя картинкой, как въезжает в приемную залу верхом на снежном чудище, с перекинутой через седло пленницей. Потом с сожалением вернулся к куда более скромному и жизнеспасительному варианту.

Они прошли на вершину плато, к башенной террасе, через подгоревший, пропахший дымом город. Плачи и победные гимны, стихи о цветах и срубленных головах, надлежащие после крупного южного боя, уже отзвучали. Теперь горцы расчищали и заделывали с деловитостью людей, привычных к постоянным войнам и природным катастрофам. Кохорикаи казались вполне готовыми к продолжению войны. Как и их князь, который принял их на третьем этаже – к радости Ханнока подъемник еще не починили и место аудиенций перенесли ниже (да и простреливается этот этаж хуже).

Вот только сарагарец еще помнил, каким подавленным и встревоженным выглядел Соун Санга, когда узнал, что непонятный артефакт похищен Орденом.

Ответить с цитированием
  #267  
Старый 18.02.2018, 00:15
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 585
Репутация: 105 [+/-]
Марафон-2, 63

Скрытый текст - SPOILER:
Импровизированная зала для приемов оказалась больше по размеру, но проще украшенной. Естественно, там были выставленные напоказ трофейные головы и комплекты доспехов. Две знатные дамы, которых Ханнок уже видел в прошлый раз, сидели в углу – одна обтирала тряпочкой очередной из жутких золотокожих экспонатов, вторая насаживала уже обмытый и подкрашенный экземпляр на подставку со штырем и привязанным бумажным ярлычком. То, как женщины работали – уже устало, но умело и как-то буднично, переговариваясь и посмеиваясь, вновь напомнило Ханноку какие же они все-таки разные и похожие – нгатаи Севера и Юга.

Еще там была стража, много, - после диверсии князь был оправданно осторожен. Включая вождя – Хашта, свернувшегося у колонны, настороженно светившегося синими огоньками глаз. Малость забинтованного, берегшего руку на перевязи.

У трона князь, сегодня весьма бодрый и веселый, хотя бы с виду, диктовал что-то господину над церемониями, живому-таки, но тоже не избегшему тягот войны. Чогдай сидел в странном кресле на колесиках, оттопырив загипсованную ногу. С одной стороны в держателе на кресле была закреплена уже знакомая сарагарцу глефа. С другого подлокотника свешивалась пара волчьих хвостов.

Варвары. Это ведь его соплеменники были, когда-то, пусть в них и не осталось ничего от прошлой жизни…

- А в нижню треть стелы впишем: - невольно прислушался Ханнок, - "Я, Соун из рода Санга, свирепый, опаляющий, так еще говорю: Пусть все видят – за сезон до возжигания огня, в год двадцатилетия повязания алой повязки в Кохорике, пришел Орден – враг презренный, коварный, зломудрый. Недруг, явившийся без ритуала и вежества. Воистину обрушил я на них свою булаву и они пали ниц перед моим величием. Юношей и дев их я положил на алтари, сжег в кострах, развесил по крюкам воспоминаний! Штандарты их кинуты под стопы праотцев, вожди их корчатся в моих клетках! Так я, Соун, потомок Эшир-Дана Санга, потомок Сойдана Кан-Каддаха, потомок Кау и Нгаре, низвергаю заносчивых, смиряю гордецов… хватит там еще места?

- Да, господин мой, должно хватить. Особенно если сократить запланированный ранее раздел с насмешками над вашим братом, - сверился с записной книжкой господин церемоний, - Но я должен обратить ваше внимание, что эта запись будет похожа на стелу седьмого года правления Шиенена в Аккане.

- Которого из них?

- Первого. Того-что-с-придурью-из-северян, господин мой.

Дома Шиенена величали Яростнем и Гневным. Князь задумчиво щипнул бородку:

- Ты прав. Так не пойдет. Насмешки вообще убери, а в характеристику впиши: "Я, щит и доспех предгорий… и так далее… Они явились, сильные, золотые и серебряноглазые. Отважные, в сиянии янтаря и злой магии. Воистину, свирепые и знающие, бросились они на нас, не искавших боя, но всегда готовых. И вот, повернуты прочь полки их, потеряна их заносчивость. Кохорик, город мой, пребывает в безопасности и радости. Его воины славно трудились со мной на урожае чести"…

- Господин мой. Это уже напоминает эдикт Саэвара Великого в Сарагаре.

- Вот именно, - наставительно указал пальцем в потолок Соун Санга. Потом, словно только что увидел посетителей, сказал:

- А вот и они, вот и они, герои благодарного Кохорика!

Почему-то его веселый тон Ханноку совсем не понравился.

- Мы пришли по вашему зову, князь, - склонил голову Аэдан, хотя точно уже сегодня с горским владетелем говорил.

- Я подумал и решил, что награду вы все-таки заслужили, - продолжил князь, вставший с трона и заложивший руки за спину, - Конечно, было бы лучше, если бы вы все-таки справились со своим бешеным родственничком и вернули камень. Заранее избавили Юг от множества проблем. Но даже мой брат согласился, что попытка была похвальна. Говорить "просите, всего, чего пожелаете" я не буду. Мы с вами все втроем отродья Сойдана и я хорошо нас знаю.


Последний раз редактировалось Snerrir; 18.02.2018 в 00:20.
Ответить с цитированием
  #268  
Старый 18.02.2018, 21:49
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 585
Репутация: 105 [+/-]
Марфон-2, 64

Скрытый текст - SPOILER:
Но те чаяния, что разумней и умеренней, могу воплотить. Деньги, снаряжение, танец с посохами в вашу честь на юбилее… Выбирайте.

- Чем же мы должны будем отплатить за такую щедрость, господин мой? – спросил Аэдан. Чогдай возмущенно дернулся в своем кресле, схватился за колеса, но князь удержал его на месте взмахом руки.

- А, сразу к делу. Это мне нравится в Кан-Каддахах. Прагматичные, как снежные чудища, так ведь? Непочтительные и себе на уме, но порой полезные… те из вас, кто не ударился в культизм, конечно. Но ты и так уже знаешь, что мне надо, Норхад. Поедешь с Сагатом к Старику. Ты этого и хотел. Мы об этом уже говорили. Но так как Сиятельные ведут себя непонятно и непредсказуемо, я хочу обсудить детали еще раз. Хашт! Карту.

Чешуйчатый призмеился и положил на широкий стол тубус почти в человеческий рост высотой. Князь достал из него карту, расстелил. Поманил гостей ладонью. Под его обманчиво-приветливым взглядом и откровенно недобрым змеелюдским, нетопыри и примазавшийся к ним снежный угрызец подошли и всмотрелись.

- Брат тут поговорил кое с кем, жестко, как он это умеет. Он склонен считать, что знает, куда намылились золоченые, - князь указал стилусом, витым, бронзовым, на точку на дорогой бумаге. Точка лежала к юго-востоку от оазиса, там, где от огненного хребта ответвлялась и глубоко врезалась в лесистые южные цепь низких гор и отдельных вулканов. Отделявшая Озерный край от прочего полночного Нгата. Рядом виднелся значок стилизованной Сиятельной башни и череп, обозначавший особо плохие земли. Череп был отчего-то зачеркнут. Ханнок прочел подпись: "Уллу-Ксай, малая запретная территория". Где-то этот топоним химер уже слышал.

- Так. – сказал Аэдан.

- Да-да, именно, - хохотнул князь, - Как раз там сейчас изволит пребывать наш досточтимый предок. Успокойся, Норхад, я не собираюсь отправлять вас к нему по частям – как я уже говорил, я не верю, что он спелся с Орденом. Более того, Старик уже успел схлестнуться с Ра-Хараште, моими дражайшими вассалами. Я мог бы возмутиться и потребовать извинений за то, что он опять полез в политику. Но не буду. Особенно в свете последних событий.

Князь перехватил стилус на манер кинжала и с силой вогнал в клановый значок рядом с Уллу-Ксаем. Башня Кохорика, только не серая, а красная. Видимо эта эмблема тех самых Ра-Хараште.

- Алая и Стальная Башни никогда не ладили, особенно после того, как мы отобрали у них власть. Но с тех пор как они отселились в пустошь, с ними совсем не стало сладу. Ходят слухи, что в этом году они нашли там что-то… странное. Потом туда как гром среди ясного неба заявляется Сойдан Кан-Каддах, главный демон Юга. Еще чуть позже мой дядя, да греет его душу очаг Кау, нашел нечто столь же загадочное в тайном, начатом еще предшественниками раскопе под той заставой. И бантом на этом черепе – Орден, который успешно отобрал у нас это загадочное и собирается навестить странных Ра-Хараште и непредсказуемого Сойдана Кан-Каддаха, который всего лишь выехал туда на охоту. Истинно он мне ответил – на охоту. Всего лишь на охоту в окрестности из крупнейших городищ Омэля по эту сторону луны.

Соун Санга согнал с лица напускную приветливость. Сейчас рядом с Ханноком снова стоял южный двуногий хищник, почти чужой и странно летописный.

- Ты поедешь туда вместе с Сагатом и Хаштом и поможешь им разобраться, что происходит в старом гнезде Омэля. Я отправляю тебя туда, потому что хочу мира с Терканой, но мое терпение не безгранично. Я отправляю тебя туда потому, что знаю тебя, Аэдан Двадцать Шестой, как одного из немногих в этом поколении, который верен Старику, но еще способен ему перечить. А еще я хочу, чтобы все вы убрались из моего города. Вот и все. Чем тебя за это отдарить?
Ответить с цитированием
  #269  
Старый 20.02.2018, 00:02
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 585
Репутация: 105 [+/-]
Марафон-2, 65

Скрытый текст - SPOILER:
- Не считая золотой похвалы, мне и моим людям нужны запасы пищи гильдейского качества, на всю дорогу, - сказал Аэдан, привычно не выбитый из колеи, - Южная дорожная одежда в вариациях на шесть человек. И три длинных огнестрела, с запасом пуль и пороха. Желательно со штык-ножами.

Хашт выдал странное шипение, показавшиеся одновременно возмущенным и восхищённым. Соун Санга поморщился.

- Три? Многовато даже для Кан-Каддаха.

- Мой проводник из Гильдии. У сарагарца уже есть свое ружье, вашей милостью. Я же хочу и прочих северян приобщить к Югу.

- Хорошо, - явил благосклонность князь, - Хотя зверолекарей твоих приобщать смысла особого и нет. Мне тут говорили, что на улицах видели некую рыжую даму с майтаннайским выговором. Она умело ругалось и столь же метко стреляла. Такой я впрямь приятно помочь. Да и наставник её не промах, ха. На восточной стене им тоже довелось пострелять.

Ньеч и Хал-Тэп ни о чем подобном не говорили, припомнил Ханнок. Но князю видней.

- А тебе чего, мой северный друг?

Серый химер укрепил волю, как перед прыжком со стены "Милости Иштанны". Вспомнил, как выходил дома на декламации перед сильными людьми города. И, призвав этот опыт, сказал:

- Мне и моим людям нужны запасы пищи гильдейского качества, на всю дорогу. Южная дорожная одежда в вариациях, на три человека. И два огнестрела, с запасом пуль и пороха. Со штык-ножами.

На мгновение в зале воцарилась тишина. Даже знатные кохорикайки в углу оторвались от своего жуткого творчества. Химер и впрямь, снова, ощутил себя эпицентром всеобщего внимания. Вот только ощущения были не как от стояния на мраморном помосте в каемчатой тоге, а словно он опять корчился, прикрученным к рабскому акуционному столбу на площади Цуна. Даже хвост заныл. Но в отличие от того жаркого денька теперь на него таращился и Аэдан.

Ханнок подавил нарождающийся приступ паники и поклонился, треснув кулаком в ладонь:

- Если это, конечно, будет сочтено уместной и скромной просьбой.

- Ха, - изрек князь. Соун Санга расхохотался, потом заразил этим владычным примером придворных и стражу. Потом так же быстро, взмахом руки, прервал веселье:

- А ты мне нравишься! Признайся, этот Двадцать Шестой тебе часом не просто соклановец? Вы сейчас и впрямь похожи. Смотри только не обожгись как он.

Намек Ханнок не понял, но это было сейчас не важно. Потом спросит у Аэдана, если конечно, тот не прибьет его сразу после того, как они покинут пределы княжьего мира.

- Значит, ты у нас теперь тоже вождь. И кто же твои достойные вассалы?

Ханнок решился чеканить по бронзе, пока она еще есть и сказал:

- Один из них сейчас здесь, прямо перед вами, - он указал на дружика, почтительно кивнувшего мохнатой башкой, - Фреп-Врап, фольклорист из Аэх-Таддера. Он взял три золотые головы в день штурма. Свидетелей подвига я могу привести. Как и свидетелей, что клятва службы была дана по всем правилам в вашем городе, князь.

- Вот как, вот как. Тебе везет на необычных знакомых, Ханнок Шор из Сарагара, - улыбнулся Соун, показав подпиленные зубы, - Все это неплохо смотрится в книге жизни Кохорика, так что я согласен выполнить твою просьбу. А кто же второй счастливец.

Не сбиться сейчас оказалось куда сложнее. Ханнок вытащил из-за пояса свиток и передал Хашту, полагая, что начальник стражи все равно не даст ему передавать потенциально опасную штуку лично в руки обожаемому владыке. Сиятельные всем изрядно потрепали нервы.

- Сол-Элеис Миэн, - пролаял змеелюд, зачитывая, - Дщерь Укуля. Взяла мохнатую голову в день штурма Кохорика. Ниже прошение на зачисление ее в боевые неприкосновенные наложницы первого класса.

Князь прекратил улыбаться.

- Тьмать. Что это за чушь?

Сердце Ханнока пропустило удар. Этого он боялся. Но тут, нежданно, пришло спасение. Вдвойне нежданно – не в лице Аэдана. Заговорил чогдай, видимо потому, что традиции его народа повелевают знать эти самые традиции, даже когда озвучивание их вредит карьере и продолжительности жизни. Даже в помощь непутевым карантинникам. Это было трогательно.

- Господин мой, человек из Сарагара имеет в виду древний прецедент…


Последний раз редактировалось Snerrir; 20.02.2018 в 13:07.
Ответить с цитированием
  #270  
Старый 21.02.2018, 00:09
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 585
Репутация: 105 [+/-]
Марафон-2, 66

Скрытый текст - SPOILER:
известный среди потомков Кау и Нгаре… Он потребует долгого объяснения.

- Дозволяю, - льдисто бросил князь, - Все равно тут надо подумать, как ответить на такую наглость.

- В те времена, когда повержены были ржавые царства северных утуджеев и три клана Нгата отселились в земли за Водораздельным хребтом, среди переселенцев не хватало женщин. Ставшие потом южными нгатаями заметили также, что в отличие от изнеженных аборигенов-северян, здешние люди были весьма воинственны и не покорялись так быстро. И что женщины их свирепы и идут в бой наравне с мужами. И что землю они передают в наследовании по женской линии. Все это вместе, недостаток семей, тогдашнее ритуальное нежелание убивать дев копья и дипломатия привели к тому, что родоначальник На-Шангов, первого клана среди равных в полночном крае, сформулировал принцип: воин, взявший в бою пленницу из иных народов получает право жить с ней, удержать ее при своем дворе как служанку или наложницу. Сверх любой доли добычи. Независимо от любого жертвенного или обменного повеления. Допустимо и умыкание по сговору. Часто случалось так, что дети от этих союзов получали право наследования в земле матери, а потом объявляли себя нгатаями и присоединяли свой надел и титул к Нгату. Записано даже изречение, что княжества Айнгета и Наморик никогда не покорялись оружию, но были взяты через постель. А раз так, то и общаться с пленницами надлежало почтительно, ибо через их лоно были порождены многие владетельные семьи. Такие "жены войны" на обговоренное в договоре время пользуются всеми правами гражданки Нгата, хоть и без клановой или храмовой приписки, право носить оружие и уплату в пять мер тонкой ткани в сезон, вне зависимости от того, выступает ли она как служанка, или же…

- Понятно, - прервал господина церемоний князь, - Почтенная, седая древность, до которой руки у людей закона не дошли. Тьмать, северянин, это было полторы тысячи лет назад!

- Господин мой, этот принцип применяли и по отношению к Тавалику, когда они только высадились, - чогдай продолжал поражать своей отвагой чиновника и педантичностью, - А еще - Сойдан Кан-Каддах, когда на него напала блажь одарить Джед-Джей своей Спиралью. Хотя даже ему не довелось подводить под это дело Сиятельных.

- Кан-Каддах! Я мог бы догадаться… - процедил Соун Санга, - Признайся, Норхад, ты его надоумил?

- Я его отговаривал от глупостей. Я обещал открутить ему башку, - сказал Аэдан. Он почему-то сейчас выглядел почти довольным, - Но это в нашем стиле, так что, может, обойдусь разбитым носом.

На мгновение Ханноку опять показалось, что весы его судьбы застыли в неустойчивом равновесии. Потом повелитель Кохорика устало махнул рукой.

- Что ж, пусть будет так. Но ты уйдешь из моего города, человек из Сарагара, вместе со своими "вассалами". А ведь подумать только, я почти было решился зазвать тебя к себе в клан, раз столько моих людей перебежало к брату… Хорошо, что я не поторопился. Забирай свою награду и проваливай. И не дай тебе все твои и её боги, чтобы эта твоя "дева войны" чего учудила.

По пути из башни Ханнок упорно и тщательно поздравлял себя с очередным выигранным делом. С новым достижением. Но радостно ему почему-то не было.

Аэдан так ничего ему и не сказал. Но бить в морду и впрямь не спешил. Ханнок подумал было завести с ним речь о том, что сам не понимает зачем ему все это надо, но понял, что слишком устал.

---

Ханнок приоткрыл дверь и заглянул в комнату. Его новый вассал, то ли еще Сиятельная, то ли уже настоящий огарок, сидела на кровати в позе для медитаций. Подмастерье приветственно ему кивнул, но следить за столь, как оказалось, резвой пленницей не прекратил.

Поначалу химер, зля себя, надеялся, что изгнанница решит и сумеет со всем покончить. Теперь, после всех хлопот и жертв, он этого боялся. Или же нашел себе причину, по которой бояться не зазорно.

Ответить с цитированием
  #271  
Старый 22.02.2018, 00:20
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 585
Репутация: 105 [+/-]
Марафон-2, 67

Скрытый текст - SPOILER:
Что ж, пока что она, вроде, в порядке. Восстанавливала силы орденша поразительно быстро. Бывшая орденша. Сонни рассказала ему про разговор с послушниками. Всему этому Ханнок решил обрадоваться. Даже хотел потратить часть высвободившихся средств на подарки врачам. Потом Ньеч за ужином обмолвился, что как раз перед штурмом они с "мастером Хал-Тэпом" протестировали некоторые средства по "волшебной акклиматизации", принятые у Дасаче. "Экспериментальные" средства. Капельницы с эликсирами высокой перегонки, костяные закрепители, регенеративные поля и прочий высокомагонаучный жаргон. Вроде бы, в этом Доме такие применяли для лечения горняков и разведчиков, вынужденных работать в сильно зараженных областях. Врачам даже удалось подбить этого вассала Сагата, Ксав-Уилаге, на то, чтобы он поделился реагентами и опытом…

Ханнок вспомнил тот разговор подробнее и поморщился. Вечер шел вполне нормально – химер ел и слушал вполуха, уже привыкший ко всей это терминологии и выработавший определенный фатализм – если и не получится понять, о чем эти люди пера и скальпеля говорят, то можно хотя бы сделать выводы по настроению и лицам. Или сделать вид, что понял. Пусть ученые порадуются. Затем Ньеч брякнул, что вообще-то они были совершенно не уверены, что сработает. Более того, Ксав-Уилаге говорил, что людям не его Дома это вообще скорее навредит, чем поможет. Ньеч еще успел удивиться – что же тогда Матоленим это им тогда вообще присоветовал?

Потом нехорошо получилось. Ханнок не очень хорошо помнил, как именно. Вроде бы он схватил бутылку со стола и угрожал расшибить ее о голову седого мерзавца, который ради своих чертовых экспериментов готов был угробить пленницу. ЕГО пленницу! Как Хал-Тэпу удалось его унять, тоже помнил слабо. Есть у одноглазого талант уговаривать сложных людей, похоже. Счастье еще, что ученицы этой рыжей тогда в зале не было.

Сарагарец вышел из врачебной пристройки и закрыл за собой дверь. Нет, надо все-таки сделать примирительный дар. Даже два! Или три – его мохнатый вассал бродил по двору печальный, хорошо бы – не обиженный. Снежный зверолюд золотой компании по службе не обрадовался совсем.

На дворе стояла ночь – хлопоты, хлопоты съели весь день! Боги и предки, он начал вовсю пользоваться своей озверелостью и дарованной ей выносливостью. Как бы не начать ее ценить…

Аэдан с навязавшимися уже готовились к отъезду. Ханнок боялся, что нгатай скажет, что им не по пути, но тот отмахнулся лишь – потом поговорим, собирайся, "вождь". Надо было найти надежных поставщиков в обедневшем от войны городе. Надо было доправить документы, на себя и верных сподвижников. Надо было синхронизироватся с озерниками и их вождем, Сагатом – тот, по слухам, хохотал до колик в боку, когда услышал про фарс на аудиенции.

К обеду Орденцы уже скатали палатки и ушли. Все, пришельцы, первые, вторые и метавшиеся между ними ламанни. И кое-кто из местных, бросивший свой жребий в законтурный котел. Поля перед городом опустели. Князь, впрочем, пока что разумно никого кроме повязанных службой за стены не выпускал и разобранные мостки через рвы и каналы на плато восстанавливать не спешил.

Ханнок поднялся на крыльцо. Между ужином и проверкой пленницы он успел заскочить к нотариусу и поднять его с кровати. Сунув под нос бирку с княжьим повелением, заставил его доправить и заверить договор о "почтенном, не роняющем чести пвассалитете Миэн Элеис, из клана Элеис, дщери Западного Нгата, по древнему праву, воину Ханноку Шору, вне клана, из Сарагара… и так далее". Задумывалась месть, но человек закона сделал все спокойно, профессионально, педантично, словно к нему каждую ночь вламываются не вполне адекватные демоны с владычным повелением в лапах. Хотя кто их, чужан, знает, может так оно и есть…

Теперь Ханнок чувствовал себя не только опасным психом, но и мелочным идиотом.

Ответить с цитированием
  #272  
Старый 24.02.2018, 21:21
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 585
Репутация: 105 [+/-]
Марафон-2, 68

Скрытый текст - SPOILER:
Когда он вернулся от нотариуса, то долго торчал во дворе, смотря на танцующую в ночном небе дикую магию и пытаясь захватить в плен разбегающиеся мысли. Не получалось. И знающие люди, у кого стоило бы спросить совета, спят уже все…

Прежде чем войти в дом, Ханнок достал из корзины у двери те самые "тапки". Нацепил, чтобы не перебудить всех цокотом. Осторожно поднялся по лестнице на второй этаж. По пути к спальням заметил, что разноцветная циновка на стене висит криво. Поправил, в такт мыслям об упорядочивании жизни.

Из кабинета Хал-Тепа послышалось приглушенное зверолюдское ворчание. Ханнок вздрогнул, вытащил клинок и покрался туда.

- Тихо ты! – шепотом из-за двери сказал одноглазый. Рычание умолкло.

Химер успокоился, дикий маг звучал раздраженно, но явно не как человек в опасности. Теперь в сарагарце проснулось любопытство. Он замер, вслушиваясь.

- Ты с ума сошел? – повторил уже словами невидимый зверолюд. Знакомый, похоже…. Точно – Коннот.

- Ты не должен так со мной разговаривать.

- Прости. Но это же и впрямь дурость! С какого я должен все бросить и…

- Меня вызывал князь. Он считает, что тебе лучше исчезнуть из Кохорика. На время или насовсем.

- Он не стал бы такое говорить! Я давно служу ему. Он даже нож мне подарил, вот, стальной, видишь? Много ли таких?

- Кон, это намек и прощальный дар. А его слова мне и впрямь - забота. Соун может сколько угодно пускать пыль в глаза общинникам и туристам, но волку понятно, что это будет тяжелый год. Урожай разграблен, фон ушел в разнос и неизвестно когда утихнет, Ра-Хараште в открытом восстании… Если он не хочет, чтобы его народ страдал, ему придется искать помощи.

- У Кан-Каддахов, так ведь? – упавшим голосом сказал Коннот, - Разве он не договорился с братом?

- Это уже чудо, что они вообще мирно разошлись. Не стоит ждать большего. Но князь сказал, что не против, если ты уйдешь под руку Сагату. Возможно, это лучшее на данный момент. И для тебя и для Кохорика.

- Он просто не хочет, чтобы я мозолил глаза Старику… - Ханноку отчего-то так и представилось как бледный хмырь сидит поникнувшим, опустив рогатую голову.

- А ты этого хочешь? Надеюсь, что нет. Он снова в недобром разуме. Я провожу тебя до Уллу-Ксая, и сообщу в озерный университет – если что, всегда можешь обосноваться там. Как все уляжется, вернешься.

- Что? – опять орычал Коннот, - Ты-то зачем туда? И какой смысл сбегать из Кохорика от Сойдана, лишь чтобы положить ему голову прямо в пасть?

- Там ему будет не до тебя. Старик на войне и Старик интригующий в городе – разные вещи, хвала богам. А если пойдешь как человек Сагата – тем более, даже если заметит, вряд ли захочет связываться с озерниками.

- Озерники… Это же чертовы варвары…

Где-то Ханнок похожее слышал. Заслушавшись, северянин переступил с ноги на ногу. Вперед, на самую малость. Под копытом мелькнула и погасла багровая линия. Беседа тут же прервалась. Дверь распахнулась и Ханнок увидел ощерившегося бледного химера с дареным ножом в руке. Но его он не испугался. А вот Хал-Тэпа да. Хотя огарок даже не встал из-за стола. Дикий маг вытянул руку. Что-то мешало отвести взгляд. В единственном глазу сверкнуло янтарем…

---

Ханнок посмотрел на циновку и увидел, что она висит правильно. Отдернул руку. Озадаченно почесал макушку. Поморщился – уже знакомо, магично заболела голова. Похоже, фон шалит.

В обеденной зале у окна стоял Хал-Тэп и смотрел на город. Химер хотел было аккуратно, на тапках проскользнуть мимо, но маг его заметил. Когда он обернулся, то сарагарец увидел, что в носу у него торчит уже подкрасившаяся красным вата.

- Вы в порядке? – для вежливости поинтересовался химер.

- Переколдовал малёк, - криво улыбнулся огарок, - Ничего страшного. Тебя что-то беспокоит?

- Нет… вроде, - подумал, посомневался, но все же решил Ханнок, - Аэдан не приходил?

- Все у владычных в гостях, к походцу готовится. Тебе бы тоже пора.

- Аха, - согласился Ханнок, - Я спать пойду.

- Иди, - сказал Хал-Тэп.

Ханноку на долю мгновения показалось, что у здоровенного горца виноватый вид.

Ответить с цитированием
  #273  
Старый 25.02.2018, 23:54
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 585
Репутация: 105 [+/-]
Марафон-2, 69

Скрытый текст - SPOILER:
Коридор, выложенный белой плиткой и полосами янтарного стекла. Сложно разглядеть где кончается стена и начинается потолок. Или пол. Он идет по нему, зная, что не хочет идти, но выбора нет. Его позвали.

Босые ноги мерзнут от камня. Он проходит мимо овальной двери, из комнаты доносится запах лекарств и медицинского спирта.

Привычный запах. Он его ненавидит. Как и все это место. Но идет дальше.

Двойная дверь впереди раскрывается. Он видит ряды постаментов. Один из них пуст. Он встаёт на него. Чувствует, как деревенеют мышцы.

Он ненавидит это место.

Разгорается янтарный свет. Они приходят. Ему хочется закричать и кинуться на них. Просто закричать. Или хотя бы сбежать. Но он не может. Иначе явится страх. И боль. И великое подчинение.

Они пришли.

Он ненавидит это место. И их тоже. Больше чем боль. Больше чем страх.

Где-то в глубине его души зарождается багровый огонь и начинает теснить теплый, но злой свет янтаря…

Они не ожидали.

О, как он славно он ненавидит это место!

Бац. Бац. Хрясь.

---

Стук в дверь повторился. Уже точно не продолжение сна. Ханнок сел на кровати, поморщившись, потер пальцем висок. Он не выспался. Голова болела так, словно он вчера перебрал и немало. Он попытался вспомнить сон и понял, что не может. Ну и пес с ним. Все равно какие-то кошмары.

- Кто там?

- Просыпайся, - возмутительно бодрым голосом сказал из коридора Аэдан, - Мы скоро выходим.

Ханнок посмотрел в окно. Небо едва порозовело. Впрочем, здесь, на юге осенью светает позже…

Быстрый завтрак. Химер едва смог и его одолеть. Паршиво ему было. Даже Шаи и тот казался более готовым к походу. Ел хорошо. Почти правильно собрал и повесил на спину котомку с припасами. Растет парень.

Они собрались во дворе. Ханнок и Ньеч сходили в пристройку за пленницей. В горской одежде она уже мало отличалась от местных огарков – разве что безволосая и еще в сравнительно "молодой" фазе. Она безропотно позволила им накинуть на шею веревку и вывести себя на улицу. Ханнок слегка забеспокоился, но, если не учитывать такую все равно трудно определимую в чужаках переменную, как желание жить и сила воли, то остальном она выглядела просто замечательно. Ну… для жертвы войны, изгнания и медицинских экспериментов, конечно. Пожалуй, и впрямь сможет вытянуть переход. А то химер уже боялся, что жестокий Сагат, вождь их дипломатической миссии, заставит ее бросить, или, еще хлеще, "избавить от страданий".

Это было хорошо. Даже голова почти прошла.

Ханнок даже поблагодарил-таки Хал-Тэпа за выдающееся лечение. Прежде чем успел и Ньеча, горский врач усмехнулся и протянул ему итоговый счет. Увидев аккуратно и безжалостно подведенный итог химер не сдержался, выругался. Такие деньги у него были разве что дома.

- Ну, ну, успокойся, северок, - сказал Хал-Тэп, налюбовавшись на ярость, - Чтобы поставить эту личность на ноги к этому дню, нам потребовались лучшие препараты. Но я готов скостить часть цены, если ты и дальше позволишь нам наблюдать за ней, по дороге к Старику. В конце концов, это не твоя вина, что мы с коллежеком люди увлекающиеся.

- Вы идете с нами? – Ханнок только сейчас заметил что одноглазый с женой сами одеты по-походному.

- Да. Я не придворный дикомаг, но князь решил, что я буду полезен экспедиции. Как специалист по запретным землям и злому фону. А может и как дипломат, если вождь Сагат заартачится… А сейчас извини, но мне надо дать последние распоряжение подмастерьям.

Скоро они покинули лекарский двор. Ханнок успел привыкнуть к этому месту – война и изгойское кочевье заставляет ценить моменты отдыха. Впереди их отряда, снова выступившего в путь, шел, кто же еще, Аэдан Норхад, из клана Кан-Каддах. Даже едкий горный маг и тот не стал оспаривать такой порядок, пристроился на пару с супругой за ним. Следом Шаи, чуток обросший и уже вполне адаптировавшийся к дикому фону. Потом Ньеч с ученицей, уже опять переодевшейся в штаны и смотревшейся в них уже вполне естественно. Как и с ружьем на плече. Пока собирались, Ханнок заметил, как рыжая секретничает с хозяйкой дома. Потом они обе посмотрели на коллег-врачей и засмеялись. На него самого взбалмошная девица с упреками и руганью не кидалась, из чего серый сарагарец заключил, что об испорченном ужине врачи ей не сообщили. Что ж, еще повод для благодарности.


Последний раз редактировалось Snerrir; 27.02.2018 в 13:25.
Ответить с цитированием
  #274  
Старый 27.02.2018, 00:16
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 585
Репутация: 105 [+/-]
Марафон-2, 70

Скрытый текст - SPOILER:
И, наконец, в хвосте плелся он, Ханнок Шор из Сарагара, свежеиспеченный вождь. С тремя стволами в личном арсенале, что делало его богатым. Верхом на снежном чудище, что, по идее, славно и внушительно. Таща на символической веревке "деву войны", что тоже должно было бы наполнять его сердце гордостью. Но чувствовал он себя уныло и больным.

С отрядом озерников Сагата они встретились у ворот, выходящих на юго-восток. Рабочие как раз налаживали мост через ров. Еще там были княжьи люди, меньше в числе, чем "союзники", и сильно более беспокойные с виду. Среди них химер заметил бледного собрата по большекрылой спирали. Запоздало удивился. Поморщился. Вот ведь не повезло, теперь спотыкайся об этого мутного шпиона всю дорогу. Интересно, это князь его послал как подстраховку, или хмырь сам навязался?

Предводительствовал горожанами Хашт, недовольный, даже злой. Со слов Аэдана сарагарец уже знал, что змеелюд был сильно против, что его назначили главой кохорикайского контингента, но так как господина церемоний ранили, и он нужен, как и прочие сановники, здесь и сейчас - восстанавливать порушенные связи и клятвы с внешними общинами оазиса - то выбора у Хашта не было. Чешуйчатого печалило рассогласование этой миссии с его долгом начальника стражи, особенно в такое время. Необходимость дальнего перехода, с его-то нестандартным телосложением. И, особенно, предстоящая встреча со Стариком. Если даже такое чудище опасается этого загадочного Сойдана, то не пора ли и северянам беспокоиться?

Сагат, впрочем, выглядел вполне безмятежно. Пожалуй, даже, довольным. Сидел себе в седле, подбоченившись, сжимая чекан как царский скипетр. Соун на прощание подарил ему коня с дворцовых конюшен. Почтенный дар, южане смотрели на него одобрительно или с благой завистью. Но на взгляд Ханнока скотинка оказалась и впрямь чахлой и невзрачной. Никакого сравнения с лошадьми Севера. Как бы владетельному не пришлось половину пути топать на своих двоих, лишь бы не уморить дар до срока.

За спиной у Сагата кололи низкое, осеннее небо пиками воины Озерного края. В деревянных и кожаных доспехах, иные – при огнестреле. У кого шлемы без масок, то видны еще более чужанские, чем у местных, лица. У иных даже совсем утуджейские серьги кольцами и проколотые носы. Есть и женщины. В наспинные кольца воткнуты флажки с Ладьей Аэх-Таддера, бело-красной по синему, под желтым солнцем. Сагат Санга покидал город, как победитель. Ханнок уже знал, что вскоре на восток отправится караван с переселенцами – братья поделили клан. Через сезон не будет больше простых "Санга". Будут Цан-Санга, люди Кохорика, и Шиван-Санга, новый клан Озерного Края. История. Её пора бы уже начинать считать "своей", да что-то не получалось.

- Явились наконец, - уронил слова Сагат.

- Мы не опоздали, господин мой, - заметил Аэдан.

- Нет, но вон те мне уже надоели. Разберись.

Вождеский перст указывал на пару варау у ворот. Один черный, другой – рыжий. Оба злые. Скалятся и шипят. В черном Ханнок опознал Карага. Устыдился, что забыл про гильдейца, даже не заметил, что ушли без него.

Рыжего Ханнок не знал. Выглядел он странно – более длинноногий, узкомордый. От глаз к носу слезными дорожками сбегают полоски черного меха, крашеные, или от природы. Там и сям шерсть пятнают темные розетки. Впрочем, не много этой шерсти и видно. Доспех у незнакомого шестолапа был куда более полным, чем у Карага. И в куда более богатом и ухоженном состоянии.

Аэдан пошел к спорщикам. Ханнок, подумав, спрыгнул с седла и последовал за ним.

- В чем дело? – поинтересовался Кан-Каддах. Вообще-то у их проводника, но рыжий ответил первым.

- Он не может с вами идти.


Последний раз редактировалось Snerrir; 27.02.2018 в 20:46.
Ответить с цитированием
  #275  
Старый 27.02.2018, 21:58
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 585
Репутация: 105 [+/-]
Марафон-2, 71

Скрытый текст - SPOILER:
- Вот как? – скрестил руки на груди Аэдан, - Гильдия все продолжает мне мстить? У нас всех забот, я так понимаю, сейчас важнее просто нет.

- Что вы, что вы, господин Норхад! - вскинул руки пятнистый, вроде как и примиряюще, но уж больно демонстративно, - вожди Гильдии весьма впечатлены вашим геройством при защите Кохорика. Как и действиями ваших людей – в алом убийстве и в подвигах калама и чернил вы все равно достигли многого…

- Тогда в чем дело?

- Видите ли, мы настолько высоко ценим ваш вклад, что считаем – сопровождать вас должны лучшие.

- Спасибо, меня все устраивает.

- Лучшие, а не позор моего народа, - кошасто улыбнулся рыжий, словно и не расслышал. Что ж, по крайней мере избирательная глухота, у шестолапов, похоже, болезнь весьма распространенная. Причем равно у эталонов и позора.

- Вы только посмотрите на него, - продолжил лучший из варау Гильдии, презрительно сморщив морду, - растяпа, больной спиной, теряет оборудование, влезает в долги. Использует лицензию в личных целях…

Черный шестолап смотрел на башню вдали, не перед собой.

- … а самое главное, кормит демонов превратных представлений. Он - паршивый алкоголик! Из-за таких как он…

Аэдан предостерегающе вскинул руку, но Караг уже натянул лук. Наконечник стрелы, не дрожа, нацелился прямо в рыжее горло.

- Вот видите, - довольно осклабился элитный гильдеец, словно такого и ждал. Ханнок заметил, впрочем, как напряглась его рука, держащая щит, - Он совсем уже больной. Деградировал. Только по своим стрелять и годится. Что уж там говорить, у него на прицеле был Лорд-Командующий этих золотых, и он, ха, промазал!

- Но я хотя бы был у тех ворот! – хрипло сказал черный варау, - Был там, хотя ты пытался прогнать меня со стены!

- Молчи, пес, я не с тобой разговариваю, - фыркнул рыжий, успевший уже заработать личную ханнокову неприязнь. Как по товарищеской солидарности, так и личным мотивам сарагарского полукровки. И вообще, что кто бы говорил о стереотипах, обзывая второго варау псом… тем более, что сам этот наглец куда более тонконогий и поджарый, чем их "растяпа". Наверное, не сможет залезть на дерево даже в теории. И морда длинная.

- Так. Закончил?

- Еще нет, господин Норхад! Я вам больше того скажу – вы же знаете это песье племя, они же восхищались Сиятельными! Я не удивлюсь, если этот из янтарной партии нарочно стрелял мимо! Варанг свидетель, нам не стоило позволять им работать в таком почтенном союзе, как Гильдия Проводников!

- Иди своей дорогой.

- Да послушайте вы! В столь важный поход должно взять с собой не этого предателя, а настоящего гильдейца!

- Ты непонятливый, - с сожалениям констатировал дедядя, - Во-первых, я Кан-Каддах. Не указывай мне, что делать. Во вторых, я - Аэдан Норхад, я вообще вас, большезадых терпеть не могу, рыжих, черных, полосатых, "янтарных псов", "обсидиановых тигров", всех. Не дави мне на симпатию, не выйдет. В третьих, я нгатай. Этого "пса" приняли в Гильдию и позволили служить, а теперь вдруг внезапно решили, что он и не был достоин?

Ханнок осознал, что сойданов сын как-то внезапно оказался совсем рядом с рыжим кентавроидом. Тот слегка попятился. Аэдан улыбнулся и сказал:

- Последнее – мерзко в глазах потомка Кау и Нгаре. Иди своей дорогой. Пока можешь.

- Я верю, что вы передумаете, - прошипел рыжий, но впрямь ушел. Недалеко. Пристроился в хвост колонны озерников. Сагат перехватил недовольных аэданов взгляд, пожал плечами и сказал:

- Я нанял его еще в Аэх-Таддере. Он уже помог нам при осаде.

- Ваше дело, - поклонился Аэдан, - Идем, Караг, сын Аната,

Вскоре явился Соун Санга, сказал речь. Вскоре они, наконец, вышли из горда. Под бой барабанов, с развернутыми знаменами. Но настроение у Ханнока уже было испорчено, даже несмотря на то, что свара в самом начале похода отвлекла всех от его собственной провокационной "боевой прислужницы".

Ответить с цитированием
  #276  
Старый 01.03.2018, 00:14
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 585
Репутация: 105 [+/-]
Марафон-2, 72

Скрытый текст - SPOILER:
Нгат – меч четырех народов. Какой толк в мече, если он боится выпачкаться в чужой крови?
- Гвард На-Шанг, вождь переселенцев за Водораздельный хребет, в ответ на протест главного жреца по поводу его свадьбы на утуджейской провидице.

---

Подобия и мутанты громыхали подошвами и копытами по дороге из Альт-Акве куда-то на юго-восток, в самое сердце Ядолунья. По большей части – в такт, маршевым шагом. Этот звук постепенно пробился даже сквозь вязкую стену ее апатии. Заставил вновь задуматься.

Как это у них получается, при всем различии длины шага и строения ног? При всей клановой пестроте и невежестве в простейших вещах? Почему они вообще такие организованные? В тех книгах, что Миэн читала дома, говорилось, что южные дикари еще хуже восточных – чтят богов хаоса и тьмы. Те авторы и комментаторы, кто из снисходительных и милосердных, призывали помнить, что жизнь в отравленной стране тяжела, а свет Укуля сюда не добивает. И что все это поправимо. Но большинство исследователей полагало, что искаженные варвары обратились к злу добровольно и безнадежно.

В начале своего путешествия, так печально продолжившегося, Миэн хотела верить первым, потому что мечтать об отблесках света и благородства на покалеченной луне – приятно. Теперь она вспоминала этот свой идеализм с досадой. Но и суждения суровых и насмешливых праведников ближе ей не стали. Потому что был один важный момент – большинство их полагало, что если отбросить злое колдовство и нечестивое могущество мутировавшей плоти, то дикари угрозы не представляют. Невежественные, больные, разобщенные. Воюющие между собой и лишенные стержня закона, праведности и долга. Прозябающие всего с тремя-четырьмя душами. Вклеивающие каменные отщепы в дубины.

"Воистину, если бы не отрава великой войны в воде, почве и воздухе, хватило бы пяти сотен благородных всадников, чтобы привести эти края к покорности Укулю" – вспомнила Миэн цитату из Зерцала Воинской Доблести. Женщина повторила ее про себя еще раз, обдумала. И пришла к выводу, что настрой у Эллите Бритвослова, безусловно, был благородный. Но прискорбно самонадеянный. Если вспомнить, был ли вообще Бритвослов когда-либо в своей жизни дальше Ламана? И многие другие специалисты? Отец редко говорил о своем опыте, и как теперь подозревала Миэн вообще отпустил ее только тогда, когда лорд Иолч поклялся – этот поход ненадолго. До пограничной крепости и обратно, со знаниями и артефактами.

Не получилось ли из-за всего этого так, что командование впало в грех гордыни и понесло заслуженную кару? У Миэн было достаточно высокое посвящение, чтобы знать – какие бы ободряющие слова жрецы не говорили простецам, на самом деле Мириады не терпят глупцов. Даже праведных.

Она, маг великого рода и третьего посвящения, кристальная всадница, знающая столько книг, шла на веревке за пленившим ее дикарем. Справедливости ради, волоком еще не тащили, да и остальные воздерживались пока от насмешек. Но ошейник, жуткая пародия на Сиятельный артефакт и сама веревка не позволяли забыть где она, и с кем и в каком статусе.

Она думала, конечно, о побеге. Так надлежит воину. Это помогает отвлечься от холодной бездны безнадежности, поселившейся в ее душах после того, как Орден ее отверг… справедливо наверное.

Миэн скрипнула зубами, прошептала ругательную молитву, изгоняя демона отчаяния. Напомнила себе цитату – "даже если все потеряно, это еще не повод прекращать борьбу". И еще одну, которую вообще-то ей знать не следовало: "Труп убившего себя из стыда полезен только в том случае, если в стране голод." Так говорил Сиенен… нет, Шиенен. Один из философов варваров, про которого она прочла в запрещенной книге. Что ж, даже если ей не суждено… нет, надо быть честной с собой… Даже пусть ей не суждено вернуться домой, она хотя бы сможет изучить дикарей вблизи. Понять их мысли. Вызнать их тайны. И кто знает, может ей удастся передать эти знания Укулю, чтобы очередной Бритвослов мог бы направить свой пыл по лучшей дороге…


Последний раз редактировалось Snerrir; 01.03.2018 в 12:58.
Ответить с цитированием
  #277  
Старый 02.03.2018, 00:01
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 585
Репутация: 105 [+/-]
Марафон-2, 73

Скрытый текст - SPOILER:
Миэн заставила себя посмотреть по сторонам, оценить, где она находится. Отряд варваров шел по широкой горной долине, спускаясь с плато Альт-Акве на южные равнины. По левую руку продолжался горный хребет, ниже чем тот, через который Семнадцатый священный поход перевалил раньше. Но и здесь отдельные вершины – по большей части конусовидные, вулканические, легко преодолевали снеговую линию.

Женщина сморгнула – низкие облака расступились и в глаза ударило отраженным светом от ледника. Теперь, когда ей приходилось полагаться на немагический диапазон зрения, все казалось непривычным. Цвета, яркость, дальность видимости… Миэн вдруг поняла, что и не видела до того толком Ядолунья. И не слышала – уши осаждали свист ветра, цвирканье первой биоты в пожелтевших кустах. Грубое перелаивание подобий и мутантов. Их походные песни.

Вдали, ближе к центру долины Миэн заметила приподнятую над верещатником и сосновым редколесьем дорогу, с арочными мостами и съездами. Еще наследие омэлли? Женщина попыталась вспомнить, куда бы оно могла вести. К стыду своему, не смогла. Сердце колониальных владений этого великого Дома определенно находилось где-то к югу. Но где именно? Известный ей мир оканчивался у башни Альт-Акве, да и про этот бывший курорт она узнала лишь потому, что сочла нужным прочитать, что же именно Орден собрался отвоевать.

Некоторые пролеты древней трассы были обрушены, но своим новым зрением женщина видела даже отсюда – через проломы перекинуты мостки. Почему дикари тогда решили топать по проселочным тропам? Личное суеверие их вождя? Или же они кого-то опасаются. Из поведения варваров Миэн заключила, что Ордену был нанесен чувствительный удар. Иногда она даже боялась, что оказалась последней из всего Семнадцатого. Но может ли быть так, что Сиятельные еще не покинули эти края? Или, хотя бы союзники из южан, которые втайне продолжали хранить верность свету Укуля… Да, с этим вождем-предателем в маске, предавшим их доверие нехорошо получилось, но ведь были среди южан и те, кто сражался взаправду. И умирал взаправду.

Надлежало во всем разобраться. Если и не ради Укуля, то, может, хоть ради этих потерянных, но еще не безнадёжных душ.

Для начала Миэн присмотрелась к душам окончательно заблудшим, захватившим ее плен. Все равно от пейзажей, пугающе ярких и нежданно необъятных в сердце начинала ворочаться паника. Какое оно большое, это Ядолунье…

Она украдкой посмотрела на черного кентавроида, топавшего чуть поодаль – в конце концов, прочих идущих рядом – демона, выродков, разноцветных бездушных и образца номер четыре она видела до того чаще. Это же нелепое четвероногое чудище куда реже и издали… Большой. Несуразный. В куртке на "человеческий" торс, даже в каком-то подобии штанов на задних "лапах"… Странно конечно. Один из читанных ей авторов заявлял с абсолютной уверенностью, что мутанты если и носят одежду, то только по необходимости. Тогда его утверждения что этим полузверям противно любое проявление порядка и цивилизованности казалось разумным. В конце-концов разве дикие волколюди, которых не успели поймать и вразумить палками сородичи-ламанни, не теряют остатки человечности?

Опять же, насмотревшись на мутантов, она уже не была уверена и в этом тезисе. Рогатые, четвероногие и даже тот чешуйчатый, которого время от времени можно было заметить в голове колонны – все они навешивали, одевали и наматывали на себя множество вещей. Если доспехи, ножны мечей и рожки для пороха еще можно счесть мучительной уступкам войне и труду, то куда девать остальное? Ярко, кичливо цветастые штаны и туники. Накладки на рога и копыта, серьги в подвижных ушах. Татуировки на мордах и окрашенные полоски меха. Амулеты, подвески и браслеты из зеленого камня и черного вулканического стекла…


Последний раз редактировалось Snerrir; 03.03.2018 в 13:12.
Ответить с цитированием
  #278  
Старый 02.03.2018, 20:32
Аватар для KrasavA
с Шипами
 
Регистрация: 11.07.2007
Сообщений: 3,010
Репутация: 1065 [+/-]
Цитата:
Илай решился и совершил страшное святотатство. Он выхватил из-за пояса и разбил свой жезл полководца, бесценную реликвию, один из немногих оставшихся еще с времен до Коллапса накопителей древней работы.
Понимаю, что черновик))) Немного нелепо такое сложное описание смотрится в пылу битвы)

Но вообще, сама подобные помарки допускаю, чтоб потом не забыть, и куда-нибудь в другое место поставить.

Цитата:
Он не ожидал, что его спасителем окажется сотник-без-сотни.
Любопытная деталька)

Диалоги, на мой взгляд стали живее.

Цитата:
ЕГО пленницу!
Капслок лишний) Если это конечно не аббревиатура.

Сейчас, смотрю, много описаний идёт. Богатый мир)))
__________________
Магия - это метод эволюции сознания. Методов много, но инструмент один - думать и делать.
Ошибаться и учиться. Никого не слушать, пока не попробуешь сам.
@->-- (с) --<-@
Ответить с цитированием
  #279  
Старый 03.03.2018, 00:17
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 585
Репутация: 105 [+/-]
Марафон-2, 74

Скрытый текст - SPOILER:
- Тшет-те ваиш-е, дэрга? Аших! – рявкнули рядом, разом выведя ее из задумчивости. Миен, съежилась, смотря на оскалившегося черного мутанта. Похоже, она утратила осторожность и тот заметил, как его разглядывают. Кентавроиду внимание явно не понравилось, он выпустил когти и подергивал костяным шипом на кончике хвоста.

Миэн поспешно отвела взгляд, уставилась в спины идущим впереди. Несмотря на страх – неправильные они все же, мутанты, особенно когда злые, - заметила, что ее пленитель выпрямился в седле. Он не обернулся, но крылья, этот кожистый кошмар, дернулись, чуть раскрылись, словно он готовился к драке.

Неожиданно, что-то мурлыкнула рыжая бездушная, про которую Миэн и думать забыла. Негромко, но, похоже, слышимо кому нужно. Вокруг расхохотались. Черный кентавроид замер, обиженно фыркнул и спрятал руки в карманы. Зарысил дальше, подчеркнуто игнорируя как дикарку, так и волшебницу раздора. Демон снова сгорбился, потерял интерес.

Еще через полтысячи шагов Миэн вспомнила, что так и не поблагодарила эту бездушную за спасение. Как сейчас, так и тогда, в Альт-Акве. Сиятельная чуть замедлила шаг, опасно натянув связывавшую руки веревку.

Варварша оказалась рядом. Плотного телосложения, в штанах – дома бы такое сочли позором, даже если забыть про рыжий мех на голове. За спиной, удерживаемый налобной повязкой, у нее висел тяжелый короб. Такой не каждый из младших каст Укуля согласился бы нести. Но южанке этого словно было мало – она еще и огнестрел с собой тащила. С ним, как уже успела убедиться Миэн, дикарка управлялась весьма умело.

Рыжая погрозила ей пальцем – смотри, мол, и я могу осерчать.

- Ты хорошо стреляешь, – брякнула Миэн первый пришедший на ум комплимент. Бездушная даже с шага сбилась, вытаращилась на нее. Пленница почтительно опустила глаза, в первую очередь потому, что так можно избежать ответного чужанского взгляда.

- Я звероврач, - сказала наконец дикарка. Непонятно, но хоть не проклятия. Прозвучало впрочем, хоть и польщенно, но с оттенком грусти. Или же Миэн опять что-то напутала.

- Береги дыхание, - посоветовала рыжая.

Силы Миэн и впрямь понадобились. Хотя и позже чем она боялась - что бы не сделали с ней выродки, она очень быстро оправилась от их пытки. Это радовало. И пугало – человеку не пристало так вот спокойно, без волшебной защиты, расхаживать по отравленным землям. Без укрепляющей магии и внутренних накопителей она просто не должна была пройти и это расстояние. Лишенная мерцания невидимого простецам защитного экрана, разлученная с внутренним светочем чистой энергии, выдавливающим прочь энергию злую, дикую, Миэн чувствовала себя хуже, чем голой. Выпотрошенной и оскверненной. Как живой труп из страшных сказок – неутомимый и пустой.

Все же, и эта нечестивыая выносливость была не беспредельна. Она начала спотыкаться. И тогда случилось странное. Демон впереди спрыгнул со спины образца номер четыре. Подхватил ее, испуганно вскрикнувшую, что твоя послушница-перволетка и… перебросил через седло. Сам пошел рядом. В ответ на очередную непонятную шуточку – теперь рыжая явно сама издевалась - лишь пожал плечами и что-то коротко рявкнул. Девица заткнулась. Вокруг снова расхохотались. Миэн показалось, что скабрезно. Она сжала зубы и поникла головой, уткнувшись носом в снежно-белую шерсть. Потом начала чихать.

---

Когда солнце окрасило хребет в красный цвет, Сагат скомандовал привал. Но это еще не означало конца их трудам. Озерники быстро, умело разбились на группки. Вытащили лопаты и начали копать. Часть отправилась в ближайший лес из странных деревьев – коленчатых, с узкими листьями. Похоже на тростник, только куда выше и прочнее. Частокол из этих то ли стволов, то ли стеблей получался загляденье. От Ханнока участия в обустройстве лагеря не требовали, но он подумал и решил присоединиться.

Менее чем через час спустя на поле выстроили походный форт. Сарагарец был впечатлен. Что-то похожее организовывал в своих полках Саэвар Великий, но южане, как обычно, подхватили и развили концепцию. У них явно есть чему поучиться. И теперь слышанная присказка "Теркана воюет не мечом, а лопатой", неведомо как забредшая на Север и исказившаяся там смыслом, казалась уже не издевкой, а суровым предупреждением.


Цитата:
Сообщение от KrasavA Посмотреть сообщение
Понимаю, что черновик))) Немного нелепо такое сложное описание смотрится в пылу битвы)
Да, с этим еще работать и работать)) Хотя в данном случае речь идет от лица представителя весьма пафосной и велеречивой нации, с таких станется декламировать свое родословие перед атакой, или церемонно раскланиваться с противником - пытался это передать несколько более длинными предложениями и описаниями.

Последний раз редактировалось Snerrir; 03.03.2018 в 01:22.
Ответить с цитированием
  #280  
Старый 03.03.2018, 06:59
Аватар для KrasavA
с Шипами
 
Регистрация: 11.07.2007
Сообщений: 3,010
Репутация: 1065 [+/-]
Цитата:
Сообщение от Snerrir Посмотреть сообщение
или церемонно раскланиваться с противником - пытался это передать несколько более длинными предложениями и описаниями.
))) Укокошат его, пока он речи толкает) Для церемонии и Марафона такое норм, для боя, когда переписывать будешь, длинно)

Хм... пришла правда дикая идея, а если бой попробовать описать, фиксированными картинками, как в комиксах. Тогда, возможно, такое описание встанет, не в виде прямой речи, а как описание действительности.
Но это так, в порядке бреда.
__________________
Магия - это метод эволюции сознания. Методов много, но инструмент один - думать и делать.
Ошибаться и учиться. Никого не слушать, пока не попробуешь сам.
@->-- (с) --<-@
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Креатив 17: Серое Яблоко - Лисье Солнце Креатив Архивы конкурсов 7 04.04.2015 00:28
Креатив 16: Lina-chan - Солнце нового дня Креатив Архивы конкурсов 15 29.04.2014 12:09
Креатив 15: Лунное Солнце - Проклинающий рассвет Креатив Архивы конкурсов 53 08.11.2013 15:51
Мафия-5. День четвертый. Закатившееся солнце Flüggåәnkб€čhiœßølįên Архив Мафии 47 06.05.2013 17:03
Креатив 14: Noir - Чёрное солнце Креатив Архивы конкурсов 22 07.02.2013 22:49


Текущее время: 17:52. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd.