Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези

Вернуться   Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези > Общие темы > Творчество

Важная информация

Творчество Здесь вы можете выложить своё творчество: рассказы, стихи, рисунки; проводятся творческие конкурсы.
Подразделы: Конкурсы Художникам Архив

Ответ
 
Опции темы
  #101  
Старый 11.05.2017, 23:57
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,559
Репутация: 1786 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
правки через 10 мин.
Скрытый текст - 66 - Погромы:
Фидесрааль был богатейшим из десятиградских полисов. Работа здесь кипела днем и ночью. Прохожие вечно спешили по делам. Каменщики чинили мостовую, маляры перекрашивали стены домов. Чернорабочие чистили желоба канализационных стоков. Город был похож на улей растревоженных пчел. Гул голосов смешивался с цокотом копыт и скрипом тележных осей.
Год прошел незаметно. Сальву с головой поглотила новая работа. Они с Тоффенбахом являлись командирами успешного и процветающего наемничьего отряда. Если Карл занимался отбором рекрутов, Сальва заботился о том, чтобы их карманы никогда не пустели. Найденыш понял, что тот, кто владеет информацией, владеет миром. Поэтому Сальва делал все возможное, чтобы у них были заказы. Золотые Ленты брались за дела любой сложности и добивались своего с минимальными потерями. За это время они потеряли лишь двоих. Молодой девушке, отменно владевшей луком, отрубили руку по локоть. Второй парень скончался от яда, которым было пропитано лезвие меча бандита. Искалеченной девушке и родным погибшего Сальва выплатил двойную ставку из казны Лент. Подобная щедрость и готовность помочь тем, кому не повезло, была одной из причин, по которым люди стояли в очереди, чтобы получить золотую ленту.
-- Смотри, - Карл кивнул на столбы дыма, поднимавшиеся над Гетто – кварталом, где жили приезжие иноземцы. – Что думаешь?
-- Думаю, очередной погром.
И правда, вдалеке слышались плач и крики, тупые удары топоров о дерево. Между Мелирией ей и Десятиградьем росло напряжение. Постоянные столкновения за спор межевых земель выливались в бунты. За последний месяц Сальва узнал про пять погромов, два из которых произошли в Фидесраале. В первом били эльфов и гномов. Изувеченные трупы до сих пор вылавливали крюками из каналов. Дальше горожане переключились на мелирийцев и кантонцев. Официальной причиной, лозунгом ошалелой толпы, было намерение изгнать нищих, и бродяг, которыми, как казалось фидесраальцам, поголовно являются чужаки. Дескать, от них только ворье да болезни множатся. Людей за волосы вытаскивали из домов, рубили мебель, жгли одежду и прилюдно пороли ремнями. Стража смотрела на происходящее сквозь пальцы. То ли кто-то платил за невмешательство, то ли поддерживали своих.
Опьяневшая от наглости толпа было сунулась в «Печеный Окорок» творить самосуд, но Ленты быстро утихомирили самых рьяных. Остальные с визгом прыснули в стороны, на том дело и закончилось. В отряде не было предубеждений подобного рода. Брали любых, лишь бы были верны, да владели ремеслом.
Завоняло гарью и прогорклым маслом. Карл поморщился.
-- Скверно.
-- Обычное дело. Для Фидесрааля или любого другого города. Всегда проще обвинить других в своих бедах, чем найти выход.
-- Может поможем?
-- А сколько за это платят?
Сальва хлопнул друга по плечу и улыбнулся.
-- Пошли. Я решил. Следующими в списке будут людоеды. Давно хотел увидеть ледяные кроны Зимородья.
Парочка свернула в темный проулок, извилистой кишкой пронзавший оружейный квартал. Протискиваясь между горками отходов, что захламляли задворки, они пришли к небольшому фахверковому домишке, прокопченному от основания до крыши. Здесь также лежал производственный мусор. Обрывки кожи свисали с перил, изломанные кольчужные кольца подобно копеечным семенам граба, валялись на крыльце. Всюду, куда ни глянь ржавело железо – пластины, заклепки, гнутые забрала и порубленные в щепы манекены.
Тибальдо был тем еще неряхой, но кузнечное дело знал и как постоянным клиентам делал скидку. Он продал Карлу отличные доспехи, похожие на те, что носили орки Орлиного Когтя. Шипастые наплечники, наколенники и наручи были таким же оружием, как и меч в руке.
Сальва постучал в опаленную дверь. Послышались грузные шаги и ворчание, подобное колокольному звону. Открылось небольшое углубление на уровне пояса. Из него высунулся нос картошкой, красный что вареный рак.


__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.

Последний раз редактировалось Flüggåәnkб€čhiœßølįên; 12.05.2017 в 00:10.
Ответить с цитированием
  #102  
Старый 13.05.2017, 18:35
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,559
Репутация: 1786 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Скрытый текст - 67-68 - Тибальдо:
-- Кого нелегкая принесла?
-- Это так встречают лучших клиентов? – деланно поинтересовался Сальва, опускаясь на одно колено, чтобы говорить вровень с Тибальдо.
Случайные прохожие могли с легкостью спутать Тибальда с гномом. Кряжистый, низкорослый, носящий длинную бороду чуть ли не до пола, деловитый и знающий кузнечное дело как свои пять пальцев, он обладал сварливым характером и бранился не хуже сапожника. Тибальдо смерил пришельцев взглядом. Казалось, что сейчас он выдаст несколько новых ругательств и захлопнет окошко. Но оружейник лишь хмыкнул. Он открыл перед ними дверь, приглашая внутрь.
Сальва и Карл прошли в кузницу, пригибаясь под низкой притолокой. Тибальдо был вполовину меньше ростом и, когда перестраивал жилье, укоротил потолки под себя. Так что гостям, которых можно было по пальцам пересчитать, приходилось постоянно кланяться перед хозяином. Низкорослик страшно радовался этому и считал ремонт удачно сыгранной шуткой.
-- Готовы ли клинки, мастер?
-- А то как же, милсдари. Я же в день по тыщенке-то мечей и кую, ага. Только в жопе сейчас закалю и порядок.
-- Тибальдо, - вздохнул Сальва. – Я пришел сюда не лясы точить. К тому же, от твоих сальностей вянут уши.
-- Ой, какой ты нежный, Сальва. Чай сиську по ночам еще сосешь? Нет? Не сосешь? А что сосешь? Ха-ха.
Карл ухмыльнулся и сел на стул. Достал трубку, прикрутил мундштук. Начал забивать пахучим республиканским табаком. Кивнул напарнику – мол, заказ твой, тебе и общаться. Сальватор согнал кислуй мину с лица и продолжил:
-- Обхохочешься. Тебе бы не мечи ковать, а с бродячим цирком выступать. Смешил бы народ каждый день. Рожей.
-- Хе-хе, а говорят, у наемников нет чувства юмора. Ладно, пройдемте, господин Золотая Лента. Кстати, а где твоя полоска? На мече нет, на куртке тоже. Неужто в трусах хер бантом завязал? Ха-ха! Ну да ладно, пошли на склад. Все равно собирался из масла доставать.
Сальва мало о чем жалел в своей жизни. Но каждый визит к Тибальдо думал, что вряд ли бы помог низкорослому кузнецу еще раз, если бы история повернулась вспять. Тибальдо был жадным и хамливым существом, настроившим против себя гильдию фидесраальских оружейников. Он не желал платить десятину в общую казну, умудрился дать в морду каждому старейшине гильдии, осудившему его за неслыханное поведение и подвергся опале. Знак гильдии отобрали. Жилье по доброте сердечной хотели сжечь тихой летней ночкой, да случилось так, что мимо проходили Золотые Ленты. Тибальдо спасли, пожар потушили. Помогли замять большой скандал, задобрив гильдию талантами. Тибальдо знак не вернули, клиентов он тоже потерял, но, по крайней мере, оружейники не стали возражать, когда низкорослик стал работать на наемников. Неофициально, без пошлины городской префекции. Поэтому то они и зашли с черного хода.
Походы влетали в копейку – оружие ломалось, стрелы кончались, латы гнулись. При всей любви к работе, Сальва не мог постоянно чинить латы своим людям, хотя и знал с какой стороны держать молот – довелось помогать кузнецу, приписанному к Каррэнсталу. Сотрудничество с Тибальдом было выгодно для обоих, но только оружейнику приносило удовольствие.
Отмачивая скабрезности, Тибальдо провел гостя в святая святых дома – подвал, где на стойках ждали верной руки бастарды и фламберги, сабли, кованные под предельский манер, орочьи ятаганы, шпаги с витыми гардами, точно только что из ножен работорговцев, громоздкие глефы и алебарды севера. Тибальдо ковал отменное оружие для любых вкусов. Это был тот редкий случай, когда самомнение в человеке равнялось мастерству.
-- Пришлось повозиться. Темная сталь весьма капризная мадама. Передержишь в печи и будет гнуться точно пружина. Пролежит меньше срока – переломится пополам при первой же сшибке. Точная рецептура потеряна еще во времена первого катаклизма, поэтому искал наощупь.
-- И как, нашел?
-- Я - Тибальдо из Ведины. Лучший оружейник среди людей! Если бы нужно было дом по бревнам раскатать, чтобы узнать секрет – сделал бы немедля. Дело-то не хитрое. Жидкий огонь да сальмовое масло в пропорции один к двум. И только холодная ковка – холодная!
-- Так что, можно налаживать производство?
-- Еще бы. Вот достань мне молибдена с никелем тележек эдак пять из…
-- Ладно, не продолжай. Место у тебя всегда одно и то же. Давай, показывай уже.
Тибальдо, разочарованный, что не дали отшутиться вволю, тяжко вздохнул и достал из кадки с маслом меч и кинжал. Оружейник тщательно протер их тряпкой.
-- Если подождешь с полчаса, я тебе их заточу.
-- Подожду.
Тибальдо сел за точильный круг. Сальва наблюдал, как летят синие искры. Темная сталь считалась невероятно дорогой и редкой в Фиале. Оружие из нее находили в курганах, давно поросших травой. Про древних людей можно сказать только одно – они умели воевать. Первая империя подчинила своей воле все четыре континента и, если бы не драконы, могла достичь еще большего могущества. Но крылатые ящеры запечатали трещину мира и повергли Ниодал в морскую пучину. Сейчас на месте, где была величайшая цивилизация всех времен, летали разве что крачки. Кости Империи. Вот что осталось от былого величия. Тибальдо был единственным, кому повезло вновь открыть секрет, хотя обрести богатство ему это не помогло. Материалы были редки и дорогостоящи так же, как и сами реликвии древних.
Наконец, кузнец закончил. Он бережно вручил оружие заказчику. Сальва взял в руки клинок. Клеймор, один из тех, с которыми ходили в набеги хайлендеры Межземелья, врагами называемые девами пекла за килты, заменявшие им штаны, был необычайно легок. Он сделал пробный взмах. Лезвие с тихим свистом рассекло воздух. Конечно, пришлось пожертвовать большей частью пяты клинка, потому что меч был довольно длинным и орудовать доставляло массу неудобств, не говоря уже о ношении за спиной. Без рикассо Сальва мог фехтовать одновременно им и кинжалом. Щит он не любил, предпочитая завершить поединок быстрым и прицельным выпадом, а не сводить схватку к изнуряющим ударам о дерево от которых немела рука.
Следующим испытанию подвергся рондель. Круглая гарда и ромбовидная форма сечения клинка были диковинкой здесь, в Десятиградье. На то была своя причина – жители не отличались терпимостью к другим культурам, считая свою доминирующей в Фиале. Сальва со всей силы нанес удар по манекену. Рондель наполовину вошел в дуб. Дернув, он легко высвободил кинжал.
-- Хм, недурно, мастер Тибальдо, весьма недурно.
-- Твои слова что мед на хлеб, Лента. Но я предпочитаю таланты.
Сальва передал полученный за Душителей гонорар оружейнику. Тот тут же высыпал золотые кругляши на стол с инструментами и принялся возводить столбцы из монет, считая в слух.
-- Бери. За добрую работу никаких денег не жалко.
Тибальдо закончил подсчет, гоготнул. Подал промасленную руку наемнику. Сальватор без колебаний пожал ее. Он научился быть гибким за этот год. Мог с легкостью вести беседы с алхимиком о субстанциях с экстрактами, и разбалтывать пьянчужку в таверне, выведывая нужные сведения. Сальва учился на собственных ошибках и теперь знал, как повел бы себя с рыцарем тогда, в далекой Плоскогорке. Впрочем, теперь бы он наверняка мог и победить, ведь умел сражаться и в руках держал великолепные клинки.
-- Куда дальше? – спросил Карл, когда они вышли из проулка на широкую полосу мельничной улицы. Камень плит был припорошен мукой, что рассыпалась из мешков, перевозимых каждое утро на рыночную площадь.
-- Навестим магистра Изволда. Но сперва зайдем в «Капитал Дэльблатона».
-- Смотри, как бы не остался в одних портках, - хохотнул Карл, выскребая пепел из трубки. – Так и милостыню недолго начать просить. Видал сколько таких в Храмовом квартале возле жертвенников Шести отирается?

__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.
Ответить с цитированием
  #103  
Старый 14.05.2017, 23:23
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,559
Репутация: 1786 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Скрытый текст - 69 - Кузнецы Талантов:
-- Видел. Скажу больше – общался с их королем.
-- У нищих есть свой король?
-- По крайней мере он так себя называет. Управляет фидесраальской голытьбой, решая, кто будет попрошайничать у статуи Эа, а кому обирать пьяниц у корчмы. Много кто недоволен этим, но дань платят все. Иначе…
Сальва провел пальцем по горлу. Карл ничего не ответил, лишь закрутил кончики пышных усов, чтобы те торчали вверх.
Они прошли проулком Прях выйдя на перепутье Шибеницы. На виселице болтался Веселый Роджер – скелет, которому лет столько же, сколько и городу. Существовала легенда, согласно которой, как только скелет распадется на костяшки, город будет разрушен. В нее никто не верил, но десятиградцы любили городить легенды в таких же количествах, как и строить архитектурные причуды. Поэтому дож заплатил из своего кармана плетцам, и те наложили простой узор, удерживающий череп и ребра на позвоночном столбе.
Дальше дорога вела вниз, где тени верхнего города всегда накрывали живущих там людей. Монетный квартал начинался здесь и каждый новый дом находился чуть выше предыдущего. Холм, один из семи Фидесрааля, шутя называли Кузнечным Талантом, потому что здесь ковали золото банкиры, прямо не выходя из заваленных бумагами столов.
«Капитал Дэльблатона» был заведением с многолетней репутацией, а также крупнейшим банком мира имея филиалы в любых землях двух континентов за исключением разве что Пепла и варварских племен, обитавших на южно-западной оконечности материка. Здание было крупнее любого другого в городе, даже храмы с гигантскими колоннами, держащими плоские мраморные своды, не могли с ним сравниться. Окна и двери сплошь в позолоте, а когда проходишь внутрь, пол из порфира с глазуревыми прожилками, оповещает о госте громким мелодичным эхом.
У каждого наемника был открыт счет в банке. Сальва являлся их казначеем, ведя нехитрый подсчет сумм, требуемых к оплате по завершению дел. Научиться считать было еще легче чем считать. Девять цифр и ноль легко складывались, вычитались, множились и делились в уме. Суммы были небольшие, но для отчетности он приказывал клеркам вести учет всех денежных потоков. Конечно, у многих голова была забита лишь выпивкой да девками, и они доплачивали Сальве, чтобы тот был их посредником в делах с гномьим банком. Сальва не возражал.
У него на счету была тысяча талантов. Маленькое состояние, которое не каждый мог скопить и за всю жизнь – компенсация за опасную работу. Сальва снял большую часть. Разделил половину на двадцать три неравных части – Карлу, десятникам и простым наемникам отчислялись разные суммы. Эти деньги поступят на счета Золотых Лент сегодня же. Вторую половину суммы он сложил в ларец и вынес из банка.
-- Любой другой мог бы купить здесь дом и до конца жизни жить припеваючи, - заметил Тоффенбах, увидев в руках шкатулку из серебряного дерева. – Но не ты.
-- Не я.
-- Спускать такие деньги на железки. Разумно ли?
-- Если они могут спасти жизнь, вполне. Много ли толку от талантов мертвецу?
-- Немного. Однако в наемники идут не потому что хотят. В основном из-за нехватки денег. Но рисковать жизнью на большаке, раз из раза скрещивая мечи с разбойниками, при этом имея за пазухой все средства для безбедного житья? Ты же всегда был смышленым парнем, Сальва.
-- Ты хочешь опять начать эту беседу, Карл? Мы же уже говорили дважды. Именно сегодня будет третий раз?
-- Нет. Не сегодня. Но будет.
Они простились, договорившись встретиться у Маковых ворот. Карл ушел командовать сбор, но Сальва знал, что бывший капитан замковой стражи попросту терпеть не мог Изволда. Плетец смотрел на обычных людей немногим лучше, чем на навоз.

__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.
Ответить с цитированием
  #104  
Старый 15.05.2017, 23:30
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,559
Репутация: 1786 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Скрытый текст - 70 - вопросы без ответов:
Золотая Лента сошел с Кузнечного Таланта и не спеша прогулялся по затененной плющом аллейке, выводящей в уютный маленький сад. Пышные астры росли у железной ограды, проводя черту между природой и каменными джунглями Фидесрааля. Невысокие ивы, корни которых обложили камнями, склонили прутья к воде. Рукотворные запруды с небольшими струйками, вылетавшими из стилизованных под русалок труб городского водопровода всегда успокаивали Сальву. Было что-то такое в этом месте, дарующее безмятежность. Может виной тому человек, что покорил природу в угоду хозяевам, а может сад был простой отдушиной, где можно расслабиться от городской суеты и спокойно подумать.
Сальва прохаживался по небольшому цветочному лабиринту, вдыхая ароматы осени. Они напомнили о времени, проведенном в Душилесье. Как мало он тогда знал о мире, в котором проснулся. И как много знает теперь. Но ныне, как и два года назад лишь один человек оставался центром внимания. Каталин – его якорь в неспокойном и переменчивом море.
Где она сейчас? Что делает? Вспоминает ли о бедном конюхе так же часто, как он о ней? Вопросы без ответов. Немногие вести, что просачивались в Десятиградье о далеком княжестве, наемник собирал как ловцы собирают жемчуг со дна моря. Он нырял на глубину из пересудов и слухов, выуживая крупицы правды, структурируя и выделяя из них важные.
Каталин отказалась от титула в пользу дяди. Дорэл Матэвэл стал князем и ходили слухи, что гонцы с его портретами были разосланы во все сопредельные княжества – новый хозяин спешил закрепить свою кровь на престоле. Дочку Косса словно стерли из фамильного древа, точно дурное семя. Информации про княжну было мало, и та больше походила на истории, что шепчут кумушки за стиркой. Говорили, что Каталин собралась посвятить жизнь служению Астарте, став жрицей в храме Любви, что находился у перевала Льдистых гор. Еще до него доходили слухи, что Каталин сошла с ума, так как князь приказал запереть ее в высокой башне без окон и теперь говорит только с ласточками, что вьют гнезда под крышей. Некоторые уверяли, что девушка повесилась и похоронили ее далеко за пределами Каррэнстала у межи Душилесья.
Сальва не верил ни одной из этих вестей. Злые языки могут плести, что хотят, но сердцем он чувствовал, что Каталин все еще ждет. Потому без сомнений шел к намеченной цели, не сворачивая и не останавливаясь.
Плетец выбрал в качестве дома мрачный особняк, прилегавший к стене из серого кирпича, что отделяла Небесный квартал от прочих. Черное дерево, угольные плиты, обсидиановая черепица бубновой кровли нагоняла тоски и вызывала ассоциации с кладбищем. Если Изволд хотел оградить себя от настырных зевак, он добился своего. Горожане обходили особняк стороной, вознося молитвы Эа, чтобы тот осветил злачное место светильником с плененной зарей.
Сальва открыл калитку. Хорошо смазанные петли легко поддались. Как он знал, связующее заклятье уже сработало и сообщило мастеру узоров о посетителе. В первый раз осведомленность плетца поразила наемника. Он появился перед ним из ниоткуда, властный и уверенный. Теперь, пообщавшись с Изволдом лично, он понял, что тот любит работать на публику. Поэтому, когда плетец явился перед ним в клубах дыма, Сальва не ахнул, а учтиво кивнул.
Изволда разочаровала реакция найденыша. Он подпитал узор несколькими заклятьями, чтобы нагнать больше трепета на гостя. Задымило так, что Сальва перестал что-либо видеть в футе от себя. В глазах защипало. Он приложил к носу батистовый платок.
-- Апчхи! Хтон бы побрал узел Деметруса! Апчхи! Никогда не умел его плести, - плетец укрылся от дыма плащом, спешно чертя свободной рукой линии развеивающего плетения.
Сизые испарения постепенно втягивались в появившийся из ниоткуда узор. Изволд бранился и чхал. Сальва ухмылялся, наблюдая за его потугами.

__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.
Ответить с цитированием
  #105  
Старый 16.05.2017, 00:10
Аватар для Snerrir
Местный
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 202
Репутация: 26 [+/-]
Цитата:
Сообщение от Flüggåәnkб€čhiœßølįên Посмотреть сообщение
так как князь приказал запереть ее в высокой башне без окон и теперь говорит только с ласточками, что вьют гнезда под крышей.
Похоже, помешался все-таки князь. С ласточками говорит))
Ответить с цитированием
  #106  
Старый 16.05.2017, 23:34
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,559
Репутация: 1786 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Скрытый текст - 71 - Крохи:
Сизые испарения постепенно втягивались в появившийся из ниоткуда узор. Изволд бранился и чхал. Сальва ухмылялся, наблюдая за его потугами. Устранение последствий неудавшегося плетения заняло десять минут. Закончив убирать за собой, Изволд громко вздохнул, вытер пот со лба. Неловко кашлянул и спросил:
-- Ты… чего хотел-то, наемник? Я довольно занятой человек и не каждому оказываю честь принимать у себя в доме.
-- О, - Сальва открыл ларец, показав деньги. – Думаю, для меня ты сделаешь исключение.
-- Думаю, да. На простенький узор хватит, - кивнул плетец, умело скрывая алчность. – Прошу, прошу.
-- Увы, но время не ждет. Я ничего не смыслю в этом ремесле, но, когда плетец говорит, что заклятье будет простым, значит не потребует больших усилий. Верно?
-- Верно, - нехотя согласился Изволд, понимая, что загнал себя в угол и заниматься заказом придется прямо сейчас.
-- Значит нет нужды ждать в твоем роскошном и, я не сомневаюсь, обставленном со вкусом, особняке. Ты наложишь узор и заберешь таланты. Быстро и качественно.
-- Да-да. Плетцы всегда работают качественно. Гхм, так что же клиент изволит заказать?
-- О, сущую безделицу.
Сальватор вынул кинжал, спрятанный за спиной и показал Изволду.
-- Я хочу, чтобы ты зачаровал вот этот рондель.
-- Хм, это можно. Что ты хочешь? Могу сделать так, чтобы оружие никогда не ржавело. Или всегда оставалось острым.
-- Зачем? – Сальва рассмеялся. – Клинок из темной стали заржавеет через тысячу лет, а, чтобы на лезвии появились зазубрены, нужно сойтись в бою с таким же. Какова вероятность, что это произойдет?
-- Темная сталь, светлая сталь, - проворчал плетец. – Мне все равно. Моя специальность – магия, а не металлургия. Говори, что придумал.
-- Я хочу, - заявил наемник, - чтобы ты наложил узор, который позволил бы кинжалу постоянно попадать в цель.
Изволд посмотрел на него, затем перевел взгляд на шкатулку. Разочарованно вздохнул.
-- Уходи, мечник. Здесь я тебе не помощник. Лицензия плетца выдается не абы кому и очень быстро аннулируется, если нарушаются правила Магистериума.
-- Но мы же в Десятиградье.
-- И что с того? Я – плетец, а значит гражданин Магистериума, а не вшивого союза полисов.
-- И кто об этом узнает?
-- Узнают, господин наемник, узнают. И накажут по всей строгости. Я рисковать репутацией за крохи не намерен.
-- Крохи, - прошипел Сальва. – Крохи? Я копил эти деньги год, рискуя головой. На эти, как ты выразился, крохи, отец будет кормить большую семью не один год!
-- А дворянин промотает не заметив. Что с того? Для меня имя важнее золота. Поэтому идите, Лента, идите и не возвращайтесь. Может быть какой-нибудь орочий шаман, объевшись мухоморов, попробует вам помочь, но уверяю – ни один плетец не станет.
-- Да что в этом такого, - взорвался Сальва. – я не прошу невозможного, только чтобы рондель всегда попадал!
Изволд взял его под руку, настойчиво ведя к черной калитке. Спокойно объяснил:
-- Ничего такого, если речь идет о соломенном чучеле или мишени с яблоком в центре. Но, когда ко мне приходит охотник за головами, и требует наложить узор с условием привязки синергетических нитей к крови, я говорю нет. Потому что магия, основанная на жертвоприношениях, ничем хорошим не заканчивается, господин Лента. Ничем!
Калитка лязгнула перед носом Сальвы. Плетец наложил узор, и дверца слилась с остальной частью ограды. Наемник постоял перед входом, переминаясь с ноги на ногу, ожидая, что произойдет чудо, и плетец передумает.
-- Значит магия крови, - пробормотал он, глядя на элегантный рондель.
Рука будто слилась с удобной рукоятью из редкой драконьей кости. Темная сталь, вся в серебряных прожилках, оставшихся после отпуска в масле, казалось ждала, когда ее используют по назначению.
Он обязательно разузнает об этом, но потом. Сейчас его ждет работа.

***

__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.
Ответить с цитированием
  #107  
Старый 17.05.2017, 23:51
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,559
Репутация: 1786 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Скрытый текст - 72 - Объявление:
Объявление Золотые Ленты увидели не сразу. Слишком незаметным оно было на фоне общей картины. Сложно сказать, сколько там лежало людей. Даже Сальва с его смекалкой не решился бы назвать точную сумму. Тела распластали на поваленных временем эльфских менгирах. Тайнопись остроухих обагрилась кровью, но от этого понятней не стала.
Трупный запах стоял жуткий. Наемники прижимали рукавицы к носам, чтобы не лишиться завтрака. Карл послал нескольких расторопных парней вперед на всякий случай. Ублюдки давно ушли отсюда, но вдруг их ждал сюрприз в виде засады. К тому же, Дилан днем ранее видел кого-то в кустах во время ночного дежурства. Возможно, причудилось по пьяни. Фидесраальское вино и не такое творило с мозгами. А может и нет. Тогда стоило ожидать нападения в любой миг.
-- Работали тесаком для разделки мяса, - сказал Сальватор, оглядывая тела. – Не спешили. То ли страх совсем потеряли, то ли знали, что место здесь тихое, спрятанное от глаз, а эльфам до людей дела нет.
-- Тупые или смышленые, стало быть, - резюмировал Тиберий, потирая висок свободной рукой. В голове кантонца звенели колокола, как и всегда, когда он брал след. – Не то чтобы я жаловался, но пользы от этого немного.
-- Не спеши с выводами. Смотри, вырезали печень, сердце, почки. Языки. Видишь вот там, в каменном ложе пепел? Что-то употребили в пищу прямо здесь. Остальное забрали в логово.
Рик, один из норсийских новобранцев, присоединившийся к ним в прошлом месяце, согнулся в приступе рвоты. Глядя на него несколько других наемников последовали заразительному примеру.
-- К чему ты это говоришь? – спросил друга Карл.
-- Они не стали разделывать их на мясо, понимаешь? Обычно мясники заготавливают филейные части, грудины, бока, отрезая от тушек и засаливая, либо обжигая. А эти взяли только органы, остальное бросили гнить.
-- А ведь точно, - встрял Дилан. – Перебирают, что ли? Раскормились на человечинке?
-- Не думаю, - пробормотал Сальва. – Нет. Тут другое. Похоже на ритуальное подношение. Они не людоеды. Скорее культисты, что ублажают тотемных божков.
-- Здесь? В десяти милях от храма Аллат?
-- Когда Мать была для кого-то препоной?
-- Но ведь… Не знаю, жрецы могли сказать раньше. Ведь знали, что в округе творится. Послали бы кого с вестью до того, как люди начали пропадать на тракте не по одному, а целыми семьями.
-- Один или четверо – какая разница, Карл?
-- Ты знаешь, какая, - громко сказал Карл. Старый солдат сверлил взглядом напарника. – И какие люди. Мелирийцы. Бросают дома, спасаются бегством из неспокойного приграничья. Люди идут сюда в поисках новой жизни. И ждет их не ясное солнце и свежая еда, а погромы да ненависть местных, у которых вечно кулаки не тем заняты. А тут еще эти культисты.
-- Ты же не знаешь кто это. Может местные, у которых чесались кулаки, были заняты тем, чем надо.
-- И что с того?!
-- Тихо, Карл. Успокойся. Еще подумает кто, что Золотые Ленты на грани раскола.
-- К черту их. Речь о тебе.
-- Потом, Карл. Поговорим после. Сначала дело. Смотри.
Сальватор нагнулся и подобрал испачканный кровью пергамент. Его сорвали с одного из путевых столбов, на которых часто развешивают объявления для путников. Листком культист, что разделывал несчастных, вытер руки после того как закончил копаться во внутренностях. Сальва раскатал комок, всмотрелся в текст, одновременно поглаживая лист пальцами. Пергамент, а точнее – велень, был сделан из недешевой кожи новорожденного ягненка. Таким материалом пользовались разве что для составления важных документов о правах собственности на передачу имущества. Это сказало Сальве две вещи. Первая – культисты были безграмотные и недалекие. Вторая – тот, от лица которого развешивали подобные листы на столбах, был очень состоятельным человеком. Именно таких Сальва искал последний год. Он видел изменения, которых не замечали другие.

__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.
Ответить с цитированием
  #108  
Старый 18.05.2017, 23:44
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,559
Репутация: 1786 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Скрытый текст - 73 - Орден Теней:
-- Сим объявляется, - зачитал лист Сальва. – что Орден Теней ищет смельчаков ратного дела, мастеров меча и магии, что не убоятся зла и готовы сразиться с любым врагом ради светлого будущего человечества и доказать собственную храбрость, солдат удачи, которые готовы продать опыт в обмен на услуги. Спешите! Ибо добрые дела не медлят. По поводу работы обращаться к коменданту Деклассе. Ставка ордена находится в городе Золотые Ворота.
-- Слишком высокопарно, для тех, кто машет топорами - поморщился Дилан. – Писал кто-то из рыцарского сословия.
-- Расплодилось орденов, - проворчал Карл. – Куда ни сунься, вечно норовят крепостицу занять, пусть и полуразрушенную, да требовать дань во имя своего гузна. А как дело до рубки, так наемникам приплачивают. Вот и все благородство.
-- Такие не развешивают листки из кожи дороже твоих штанов на путевых столбах. Кто-нибудь слышал про них?
Наемники только пожимали плечами и отмалчивались. Странно, подумал Сальва, в ордене, где и без того хватает мечей и рук, которые их держат, вдруг появилась нужда для простых рубак. Что-то здесь не сходится. К тому же, он и сам ничего не слышал о рыцарях теней. А ведь основатель Золотых Лент постоянно держал руку на пульсе событий.
-- Ты хочешь к ним пойти?
-- Еще не знаю. Тиберий?
Кантонец стоял возле трупов, сосредоточившись. Ноздри широкого и плоского носа раздувались как у коня после заезда. Глаза, не мигая, смотрели на кровь. Не поворачиваясь, он сказал:
-- Готово. Я взял след. Можно ехать.
-- По коням, - скомандовал Карл, бросив отиравшему с колен рвоту норсийцу – Вылей на тела масло и брось факел. Не стоит привлекать в округу волков.
Тиберий вел их по одной ему видной тропе. Ленты свернули с тракта, углубившись в небольшую рощицу. Лиственницы, после ударивших утром морозов, спешно сбрасывали листву. Желтые, красные, сиреневые листья падали сверху, оседали в сочленениях доспехов, стелились густым ковром по стылой земле.
Без кантонца Лентам сложно было бы выделиться среди наплодившихся как грибы после дождя охотников за головами. Тиберий выигрывал для них время, самый важный ресурс, когда ищешь кого-то или стараешься вложиться в отведенный властями срок. Там, где другие тратили месяц, Золотые Ленты управлялись за неделю, всегда безошибочно находя преступников и их схроны. Тиберий не любил свой дар. Он приносил ему головную боль, которую кантонец глушил водкой. Но результаты того стоили.
Этот раз не стал исключением. Потратив два дня, ночуя под открытым небом и промораживая конечности на твердой земле, они нашли культистов у озерца близ Белого Леса. Края уже сковал лед, но в центре еще плескалась вода. Там плавали лебеди, громко крякая что-то на пташином языке. Зимородье славилось дивной красоты лесом, деревья которого даже летом были окутаны тонким слоем инея. Эльфы этого края называли себя снежными, носили подбитые белым мехом куртки, сливаясь с природой. Вместе с предельцами они были хранителями Перевала Великанов – торговой артерии, связывающей северную часть материка с южной. Зажатые с запада Льдистыми горами, с востока – Драконьими, везущим товары через их земли негоциантам ничего не оставалось, как признать их власть и платить самую высокую, и, как многие говорили с негодованием – несправедливую пошлину в Фиале.
Небольшая кучка – дюжины три, не более, людей собралась возле стоящей на берегу статуи. Хотя статуей этот грубо отесанный кусок камня можно было назвать с натяжкой. В угловатых срубах угадывался силуэт женщины на сносях, поддерживающей руками выпуклый живот. Перед изваянием стоял, обмазывая камень красным, лысый мужчина преклонных лет. Люди стенали, протягивая к божку руки, нагие, прижимавшиеся друг к другу, чтобы согреться и защитить от ветра слабых.

__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.
Ответить с цитированием
  #109  
Старый 19.05.2017, 23:20
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,559
Репутация: 1786 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Неплохой вышел отрывок. Доволен темпом и четкостью слога. Ничего лишнего и вместе с тем, живо рисуется.

Скрытый текст - 74 - Царица царей:
-- Скверно, - процедил сквозь сжатые зубы Тоффенбах.
На щеках Сальвы вздулись желваки. Нужно было отдать приказ к атаке, но он медлил.
Среди каннибалов были дети. Маленькие, лет шести-семи, держащие матерей за ручку, вытирающие локтем сопли с чумазых носов. Некоторые ели сырое мясо. Кровь текла по подбородку, пробороздив тонким ручейком грудь, живот и исчезая в паху.
-- Командир?
Одна женщина развернулась и увидела Золотых Лент. Показала на пришельцев рукой, закричав. Остальные прекратили ритуал, в нерешительности замерев. Так они и стояли, каждый, не спеша сдвинуться с места – наемники и культисты. Мелкие капли не то талого снега, не то холодного дождя забарабанили по коже доспехов.
-- Что делаем, командир?
Сальва молчал, сжав поводья узды как утопающий хватается за доску, оставшуюся после кораблекрушения. Старик стал раскачиваться, напевая монотонный мотив. Они стояли далеко, в низине, слов было не разобрать. На мужиков песня подействовала возбуждающе. Первым, за что они схватились, была не одежда, а оружие. Простые дрыны да косы – оружие крестьян. Не чета холеным мечам, копьям да секирам в руках бывалых воинов.
Пора было давать приказ, но язык внезапно прирос к небу. Сальва растерялся, пожалуй, первый раз в жизни, хотя и знал, что за слова нужно сказать. Перебить их всех до единого. Стариков, мужчин, детей. Засунуть клинки в пузо и выпотрошить так же, как они поступали с невинными путниками. Вот что следовало сделать. Он набрал в грудь воздух, открыл рот.
-- Делаем работу, парни, - велел Карл, понукая коня в галоп. – Рубите всех, кроме детей. Мальцов забираем с собой. Отдадим в приют.
-- Получим меньше, - недовольно проворчал кто-то из десятиградцев.
-- У всех на шеях ожерелье из зубов. Сорвать как доказательство и дать коменданту форта. А сколько трупов останется лежать у камня никого не волнует. Вперед!
И они понеслись вниз. Из-под копыт летели комья жухлой травы и липкая грязь, оседающая на голенищах сапог, попонах и луках седел. Карл, не замедляя ход, вынул меч из ножен. Ему вторили остальные.
Крестьян смяли точно те были соломенными чучелами. Кого затоптали сразу, кого загнали на обледенелое озерцо. Некоторых мужиков, достаточно крепких, чтобы не дрогнуть перед несущимися на них всадниками, порубили на куски без жалости. Головы летели точно срубленные под корень кочаны капусты. Тех, кто пытался спастись на льду, ждала холодная смерть. Тонкая серая корка ломалась под ногами и люди с криками уходили под воду, чтобы уже не выплыть.
Все было кончено спустя минуту. Вокруг остались только трупы да плачущие дети. Сальватор шагом направил коня к каменной бабе. Как ни старался, не сумел держать взгляд ровно. Вот малышка, что плачет, вытирая слезы кулачками, измазанными липким и красным. Вот мальчик, тянущий за руку мать, будто все еще не понимает, что та больше не поднимется. Горло сдавил спазм. Так, окаменев в седле, он и доехал до статуи.
Предводитель культистов, старик с седой шевелюрой и легкой щетиной, лежал у коленей божка. Мертвые серые глаза уставились на бабу. На негнущихся ногах Сальва срезал ожерелье из зубов с шеи. Между резцов, коренных и гнилых с дырками висел медальон. Он снял висюльку с цепи и бросил Дилану, помогавшему одевать детей.
Наемник поймал безделушку на лету, повертел в руках, словно ждал, что неведомая сила прогонит дождевую хмарь и солнце засверкает на золоте. Хмыкнул:
-- Дева и лев. Теперь понятно, почему жрецы Царицы Царей молчали в тряпочку. В храме молятся за успешные роды, куря благовония, а за его порогом приносят кровавые подношения кому-то еще, чтобы наверняка. Этот старик не главный храмовник часом?
-- Понятия не имею, - медленно проговорил Сальва, рассматривая изваяние. – И не хочу знать.

__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.

Последний раз редактировалось Flüggåәnkб€čhiœßølįên; 19.05.2017 в 23:25.
Ответить с цитированием
  #110  
Старый 20.05.2017, 23:35
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,559
Репутация: 1786 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Много разговоров, подведение неких промежуточных итогов событий.
Без малого - 6 авторских. Половина минимального объема, епт.
Скрытый текст - 75 - Черта:
-- Ты ли это – усмехнулся рыжий наемник, пряча медальон в кармане. – Человек, который желает знать все?
Золотые ленты обыскивали одежду, оставленную культистами у берега. Тиберий подсчитывал связки с зубами. Кости мелодично звякали друг о друга. Кто-то уже споро рыл общую могилу.
-- Люди меняются вместе с миром, Дилан.
Каменная баба безучастно взирала на них, руками обхватив живот. Старик обмазывал изваяние кровью, обновляя истершиеся символы. Что-то из древнего имперского с примесью современного диалекта десятиградцев. Заговоры на обильный урожай, теплую зиму и удачу в ратном деле. Последний рунир, подведенный наполовину, можно было перевести как львицу или мать.
Мать. Сальва простонал. Ну конечно, культисты в своей вере зашли в совершенно далекие дебри. Когда Аллат осталась нема к колосьям пшеницы и ячменя, они обратились к темной ее стороне, принося кровавую дань. Магия, основанная на жертвоприношении. Кажется, Изволд был прав. Это всегда заканчивается плохо.
-- Поговорим?
Карл сумрачно глядел на каменный идол, сцепив руки за спиной.
-- Ты выбрал явно не лучшее время для беседы.
-- Другого может не быть. У каждого есть черта, после которой не будет возврата, напарник. Сегодня ты ее прочувствовал на собственной шкуре. За ней – пропасть. Переступишь и упадешь так низко, как никогда прежде.
-- Не нужно читать мораль, Тоффенбах. Я знаю этот мир. Его ночь и его день. Я разбираюсь по какую сторону нахожусь.
-- Дети, Сальва. Если бы не я, ты мог приказать то, о чем жалел бы всю оставшуюся жизнь. Скажешь, я не прав? Молчишь? Правильно, молчи. Я буду говорить. Я наблюдал за твоим ростом. Каждую неделю ты открывал для себя что-то новое, познавая и изучая, радуясь тому, что приобретал и делясь с другими. Но, раз обжегшись, изменился. Та девушка, Греттэль.
-- Что с ней?
-- Ее забили до смерти, вот что. Смерть не из приятных. Милосерднее всего было всадить кинжал в сердце. Но легкая смерть не входила в твои планы. Ведь тогда Золотые Ленты не могли прославиться в один миг. И этот, из Душителей. У него была семья, были дети. Ты отрубил ему голову без милости. Без сомнений. Ты понимаешь, к чему я веду, Сальва?
-- Да, Тоффенбах. Ты боишься, что я стану таким же как они и потяну вас за собой. Головорезом без принципов и прочего. Только есть одно «но». Греттэль любила убивать. От ее забав пострадали семьи Золотых Ворот. Она заслужила такую участь. А тот преступник с рубиновыми серьгами был не лучше. Как думаешь, дети станут горевать по ублюдку, без жалости вешающему на ветвях людей? Думаешь, он был ласков и нежен с женой и детьми? Я считаю, что нет.
-- Ты говоришь, что у каждого есть предел, Тоффенбах, но не думай, что знаешь его. Не тебе быть моей совестью. Я видел, как ты избавился от Уоллеса у подъемного моста. Всадил ему кинжал под ребра, и не раз. Он был случайным свидетелем, даже не опасным. Его можно было вырубить, ударить рукоятью по затылку, сдавить сонную артерию. Но ты выбрал смерть – потому что она эффективнее устраняет препятствия. И главное – навсегда. Так что не говори мне о черте. Ты никогда ее не видел.
-- Помнишь, что я казал тебе, когда ты показал мне прирученного волка? – хрипло сказал Карл. С каждым словом из его рта вырывались облака пара.
-- Я помню все. Таков уж я есть. Убить может каждый, но оставить жизнь – единицы. Вот что ты тогда сказал.
-- Именно. Я знаю, почему ты это делаешь, Сальва. Хочешь стать знаменитым, богатым. Ждешь, когда тебя представят ко двору. Вот только дожу, графам и баронетам плевать на наемников. Они нас не отличают от бандитов и используют как оружие для мелких войн с соседями. Сколько раз тебя приглашали во дворец дожа? В этот красивый и не достижимый храм голубых кровей, с пилястрами на колонах и мраморными грифонами у подножия ступеней. Ты не был там ни разу, хотя избавил город от всех шаек на многие мили окрест. Люди стали чтить и прославлять тебя после этого? Нет, не стали. Они бросают в нас огрызками и убегают с хохотом. Не переступай черту, Сальва. Оно того не стоит. Она того не стоит.

__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.
Ответить с цитированием
  #111  
Старый 21.05.2017, 23:59
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,559
Репутация: 1786 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Вот это дедлайн сегодня - так много ошибок редко делаю, но что делать, когда пишешь текст за полчаса до сдачи.

Скрытый текст - 76 - Алые Плащи:
Сальва вспыхнул и, ничего не ответив, ушел к своей лошади. Серая масть жеребца не скрывала грязь, поэтому Сальва принялся отирать бока от грязи щеткой. Старая привычка, приобретенная в Каррэнстале. Когда Дорэл Матэвел приезжал с охоты, он давал медный грош своему лучшему слуге – послушному и исполнительному конюху, и тот спешил выполнить работу в лучшем виде.
Конюх, желающий стать лэндлордом. Как же легко читаются сокровенные мысли другими! Случались моменты, когда Сальва ставил себя выше других. Думал, что он умнее людей, быстрее, сильнее… Но наступал следующий день, следующая встреча с кем-то, кто делает то же, что и он, но гораздо лучше, легко сбивающая спесь с выскочки, и перед найденышем поднималась еще одна вершина, на которую следовало взобраться. Сейчас Сальва скатывался с такой горы. Карл был прав во всем. Дож не примет его во дворце, а титул стоит много больше, чем он заработает за десятилетие. Глупый конюх и детские мечты разбиваются о стену.
Но он не мог взять и забыть Каталин. Кто-то назвал бы это любовью, кто-то - амбициями. Сальва хотел верить, что им суждено встретиться еще раз, как в детских сказках, когда принц расколдовывал принцессу и затем они жили долго и счастливо. И пока он не перепробует все способы воплотить эту сказку в жизнь, Сальватор не отступит.
Последние птицы, отдыхающие на заиндевелых ветвях Белого Леса, вспорхнули, сбиваясь в клин. Их спугнул оглушительный свист, донесшийся из-за деревьев. Его тут же подхватили с другой, ответив с другой стороны озера. Десятки посвистов, каждый на разный лад, предупреждали Золотых Лент. Сальва посмотрел на Тоффенбаха. Бывший капитан замковой стражи кивнул, давая понять, что понимает ситуацию, вытащил меч из ножен и медленно бросил на землю. Сальватор и остальные последовали его примеру. Они были профессионалами, послушными приказам командира, но главное – не дураками. Их окружили. Ситуация складывалась не в пользу наемников.
Только когда Дилан с кислой миной сложил лук и колчан у мешка зерном, принесенного культистами, они показали себя. Безликие фигуры в темных одеждах с ярко-алыми плащами. У каждого в руках лук с приложенными к тетивам стрелами. Дюжина с левой стороны, вторая с правой. И только Шестеро знали, сколько еще скрыто в резерве.
-- Хтонова печенка, следовало выслать дозорных, - прорычал Тиберий. – Позволили провести себя как простаков.
-- Ага, - скривился Дилан. – Пока мы шли по следу людоедов, они шли по нашему. Ирония, мать ее, судьбы.
От держащей их под прицелом группы отделилась одинокая фигура, пружинистым шагом приблизилась к застывшим Лентам. Ей оказался высокий блондин с лицом, точно высеченным из камня десятиградским скульптуром – ухоженным, лишенным прыщей, бороды, гладким, точно отполированный кусок мрамора. Длинные волосы выбивались из-под капюшона закрученными локонами. Ни дать, ни взять херувим без крыльев. Мерзкая ухмылка кривым шрамом исказила идеальные черты переговорщика.
-- Кого я вижу? Никак это прославленные Золотые Ленты стоят здесь, рядом с горой трупов? Решили немного запятнать руки? - На лбу херувима выступила одинокая морщинка от притворного недоумения. – Сальватор из ниоткуда и Карл Тоффенбах. Вы так щедры. Нет, я не могу принять такой дар. Нет, нет, нет.
Все так же ухмыляясь, он протянул руку к связке ожерелий, удерживаемых Карлом. Тоффенбах, казалось, не мог решить, следует ли подчиниться или просто двинуть кулаком по лицу херувиму, чтобы придать тому более людской вид.
-- Алые плащи, - сказал Сальва. – И Хейл, Белая Роза (?). Кто бы еще осмелился, как не вы.
-- Вы нам льстите, - рассмеялся херувим.
-- Самые известные ублюдки Десятиградья. Кому как не им, - вставил Дилан.


__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.

Последний раз редактировалось Flüggåәnkб€čhiœßølįên; 22.05.2017 в 00:09.
Ответить с цитированием
  #112  
Старый 22.05.2017, 23:53
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,559
Репутация: 1786 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Внезапно решил закончить главу. Точнее, разбить большую главу на две мелких, чтобы вернее сделать акценты.

Скрытый текст - 77 - провести нас можно только раз:
Херувим проигнорировал колкость, продолжив как ни в чем не бывало:
-- Вы так добры, право, не стоило этого делать. Не стоило выполнять за нас всю работу. Слухи о благородстве Лент явно идут впереди них. Конечно, детей можете оставить себе. Никогда не понимал этих извращений с карапузами, но каждому свое, господа. Каждому свое.
Хейл застыл с протянутой рукой и восковой улыбкой на лице. Карл молча вручил ему трофеи. Он был не мастаком точить лясы, предпочитая руки языку. К тому же, Тоффенбаху нечего было ответить – сегодня удача не на их стороне. Пытаться что-либо сказать сейчас, будь то жалобы на жизнь, угрозы или надежда уязвить Алых Плащей хотя бы словами - бесполезная порча слов, которые унесет ветер.
-- Спасибо, спасибо, - Хейл снял бежевый шаперон, склонившись в элегантном поклоне, как будто перед ним были не уставшие после долгой езды верхом, с вымаранными в чужой крови и грязи одеждами наемники, а изнеженные негой светские вельможи. – Но вынужден покинуть столь приятное общество. Дела не ждут!
-- До скорой встречи, друзья - напоследок сказал херувим, пятясь к своим людям и не сводя глаз с Лент. – Ведь мир так тесен и таким храбрецам как вы и мы еще не раз суждено встретиться на большаке. Кто знает, может вы опять спасете нас от бедности!
Когда последний из Алых Плащей скрылся из виду, Сальва медленно выдохнул. Больше всего он боялся, что кто-нибудь из его людей сделает глупость и потянется за клинком. Тогда бойни не удалось бы избежать. Он мысленно поблагодарил Тоффенбаха за рассудительность – у наемника действительно был наметан глаз на нужных людей.
Золотые Ленты, понурив головы, седлали коней. Похоронив культистов в общей могиле, солдаты набросили петлю на толстую шею божка и, взявшись за другой конец, повергли идол. Каменная голова и часть левой груди откололись и скатились к озеру, проторив дорожку в тонком льде. Сальватор наблюдал за их трудами с усталой удовлетворенностью. Хоть что-то они сегодня сделали как полагается.
-- Неужели мы им так это и оставим? – спросил Дилан, когда кони отдохнули и готовы были тронуться в обратный путь. Наемник посадил впереди себя толстую и некрасивую девочку, отдав ей собственный полушубок из беличьих хвостов, чтобы было теплее.
Дети все еще их боялись, но плакать и звать на помощь перестали, что было хорошим знаком. Сальве подумалось, что они еще не так испорчены, как их родители. Может оставался шанс, что из них выйдет толк. Ему хотелось в это верить, хотя перед глазами все еще стояла картина мальчиков и девочек, поедавших человечьи сердца, картина последующей расправы и прижимающиеся к мертвецам маленькие тельца, не знающие, где еще искать защиту от острой стали.
-- Нет, - спокойно и громко ответил Карл. – но что мы можем сейчас поделать? Гнаться за ними? Какова численность Алых Плащей, Сальва?
-- Пятьдесят человек. Было полгода назад, когда я в последний раз наводил справки.
-- Нас почти в половину меньше. И пусть каждый из нас стоит двоих, а то и троих, целыми и невредимыми мы после сражения не выйдем. Если будем обнажать клинки при каждой встрече с другими наемниками, велик шанс, что Золотые Ленты вскоре изрядно поредеют, а то и вовсе исчезнут. Радуйтесь, что они не стали забирать коней и оружие, хотя могли.
-- Больше они нас врасплох не застанут, - пообещал им Сальва. – провести нас можно только раз. И Хейл уже его использовал.

Глава 7

Часть обозов была перевернута. Один, сорвав переднюю ось и растеряв колеса, съехал с деревянного моста через реку Шнур и медленно тонул в стылой воде. Одна из лошадей сломала ногу и ее милосердно умертвили. Всюду валялись черепки посуды, оловянные кубки и ложки, стеклянные бусины.

__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.
Ответить с цитированием
  #113  
Старый 23.05.2017, 23:27
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,559
Репутация: 1786 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Скрытый текст - 78 - Цветы и овации:
Мужчин разбойники привязали к огромному дереву. Один из головорезов, толстяк с красными пятнами на лице и бельмом на глазу, гоготал, прижигая им пятки горящей хворостиной. Из желтых лавровых кустов виднелись несколько голых задниц. Оттуда же доносился пронзительный женский писк и отборные ругательства.
-- Ори, тварь! Голоси. От этого только тверже стоит, - вещала правая задница.
Левая молчала, методично покачиваясь.
-- Горячо? Горячооо! Бо любит горячо, - хохотал толстяк с бельмом, охаживая связанных горящей веткой. – Бо тоже жгли. Больно жгли. Бо кричал. Но не перестал любить, когда горячо. Горячо? Горячооо!
Трое были так увлечены своим занятием, что не обратили внимания ни на тихие шепотки, ни на цокот копыт, приближающийся к ним со спины. Карл потянул за лямку, вытягивая клевец из удобной петли при седле. Наемник подошел к толстяку с бельмом. Примерился к его голове, замахнулся, ухнув. Стальной клюв вошел точно в затылочную кость.
-- Больно. Бо не любить, когда, - пробормотал толстяк.
Затем колени его подогнулись. Бандит плюхнулся наземь, умерев в непристойной позе.
Сальватор тоже зря время не терял. Лента достал из ножен, расположенных, как и у Дилана, за спиной, клеймор. Темная сталь была идеальным ночным оружием. Ни единого отблеска при свете костра или осколков Астарты. Одного насильника он стеганул по ягодицам. Другому перерубил позвонки. Брызнула кровь. Заверещали женщины. Сальва не обратил на них внимания.
Держась за свой зад, последний из оставшихся в живых беззаконников, голося что-то про мать и едрену вошь, пытался натянуть штаны одновременно держась за ушибленную филейную часть. Сальва не стал ждать. Острие ронделя вонзилось в правый глаз головореза, добравшись до мозга. Труп с приспущенными шоссами фиалкового цвета повалился на верещавшую девицу в разорванном платье.
-- Помогите!
-- Уже помог, - недовольно проворчал Сальва.
-- Насилуют!
-- Уже нет. Все мертвы. Можете не благодарить.
--Я вся в крови.
-- Это не ваша кровь. Все будет хорошо, отстираете. Щелоком все отстирывается.
Ни слов благодарности. Ни звона монет. Настроение Сальватора висело между тем, что испытывает висельник, идущий на казнь и городским нищим, которому подали вместо медяка краюху хлеба. А что еще он ждал? Цветов и оваций от перепуганных путников? Напрасно.
Дела так и не наладились. Золотые Ленты вернулись в Фидесрааль с пустыми карманами, тогда как Алые Плащи наверняка получили щедрое вознаграждение. Издержки воинам Сальва покрыл из своего кармана. Приходилось признать – золотое время охотников за головами подходило к концу в виду того, что желающих до такой работы развелось больше чем мышей в амбарах с зерном. Конкуренция заставляла затягивать пояса и быть более осторожными, ведь теперь не только головорезы грозили укоротить тебе век, но и собратья по ремеслу.
Карл развязал пленных. Ими оказались мальчик лет двенадцати, молодой мужчина с лысой головой и двухнедельной щетиной и седой отец семейства. Отец тут же бросился помогать прийти в себя дочке и жене. Его сыновья смотрели на наемников исподлобья, не ожидая ничего хорошего.
-- Вы спасли нас. Благодарим, - сухо сказал лысый мужчина. – Еще немного и… и…
Мальчик расплакался. Лысый принялся его успокаивать. Тем временем отец семейства привел женщин. Он горячо пожал руки наемникам, не переставая благодарить. Сальва деликатно отводил взгляд от грудей молодки, плохо скрываемых разорванным платьем. Карл не отводил.
-- Я Тульвен, - назвался отец семейства. – Это Клода, жена моя, стал быть. Рядом с ней Жози, падчерица. А с Германом и Францем вы уже раззнакомились. Спасибо вам, добрые люди, огромное. Не иначе сам Арий прислал своих воинов нам в помощь.

__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.
Ответить с цитированием
  #114  
Старый 24.05.2017, 23:57
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,559
Репутация: 1786 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Скрытый текст - 79 - доблесть и медлительность:
Клода тоже горячо поблагодарила спасителей. Жена Тульвена оказалась на удивление сильной женщиной – могла улыбаться и делать вид, словно забыла о том, что ее минуту назад насиловали в недалеких кустах. Жози была другой. У падчерицы дрожали губы. Она пялилась на изгвазданное в крови платье, которое теперь годилось разве что на тряпки. Сальва не думал, что девушка сможет прийти в себя. Он мало знал женщин, но пустой взгляд говорил о многом.
-- Не спеши кланяться перед ними, отец, - вдруг вспылил лысый мужчина, по-видимому Франц. – Посмотри на их коней. Там, у седел привязаны ленты. Вы ведь те наемники, да? Знаменитые охотники за головами? Что же, погано вы делаете свою работу.
-- Мы делаем ту работу, за которую платят, - пожал плечами Сальва, но холодок вины все же кольнул нутро.
Может быть Тоффенбах был прав? Он стал другим, жестким, безразличным. Жестоким. Дорога, начатая в дебрях Душилесья, привела его совсем не туда, куда хотелось. Видимо те, кто хотел чего-то добиться, никогда не ходили прямыми путями.
-- А если не заплатят, значит, можно спокойно проезжать мимо? Я видел вас там, у края дороги. Видел, как спорили, кивая в нашу сторону. Наблюдали, как нас хлещут огнем. Взвешивали, во сколько вам обойдется помощь.
-- Франц, - упреждающе произнес Тульвен, поглядывая на наемников и обнимая жену с падчерицей. – Не нужно.
-- Не нужно, Отец? Не нужно?! Если бы они поспешили, если бы думали о людях, а не о талантах, которые могут от нас получить, маму и Жози… Их бы не успели…
Герман снова начал плакать. Франц вновь принялся его успокаивать. Наемники не отвечали. Все стояли, неловко сбившись у костра, не зная, продолжить ли хвалить доблесть Золотых Лент или начать их бранить за медлительность.
-- Стало быть, вы Золотые Ленты, - хмыкнул Тульвен, переминаясь с ноги на ногу. – Выходит, мы должны вам за помощь. Так вроде бы у вас заведено. Хм-м, думаю это справедливо. Но, добрые люди, мы всего лишь беженцы, которых еще и ограбили по дороге. Эти трое… Они отстали от остальной ватаги. Захотели развлечься. Так они сказали. Они звали себя артелью Вальгена Однорукого.
-- Слыхали, - взвешенно сказал Карл. – Но власти не спешат предлагать таланты за их головы. Ждут, когда таких как вы, простых людей, начнут резать на трактах десятками, извините за прямоту.
-- Извиняю и ценю, - склонил голову Тульвен, отпуская жену. Клода увела Жози к уцелевшему возу искать целую одежду. – Но, как уже сказал, то немногое ценное, что было нажито, у нас забрали. Я не знаю, что можно вам отдать. Все наше – теперь ваше. Забирайте. Жизнь всегда дороже любых вещей.
Наемники переглянулись. Карл вопросительно согнул правую бровь. Сальва улыбнулся уголками губ и кивнул. Они неплохо знали друг друга и понимали без слов. Найденыш перенял суровость бывшего наставника, его склонность к насилию во благо, но также и Тоффенбах научился милосердию и доброте у того парня, который помог им справиться с Девой Леса.
-- Я думаю, мятного отвара у вас в чайнике, да верной картошки с топленым салом, что доходит в котле, будет достаточно, чтобы рассчитаться, - сказал Карл и редкая улыбка тронула его лицо.
Наемник первым сел к костру, подставляя руки, чтобы получить тепло – редкий гость поздними осенними ночами. Сальва встал возле друга, привалившись о перевернутый воз, слыша, как мать успокаивает Жози с другой стороны. Сальва поднял толстую ветку. Срубил сучья, сотворив поленце. Затем достал из-за голенища маленький ножик, которым чистил кожуру с овощей и чешую с рыб. Прикинул примерный размер и форму. Принялся состругивать кору.
-- Охотно отблагодарим, милсдари, - хлопнул в ладоши враз повеселевший Тульвен. – Скажу больше – я ничуть не расстроен, что нам помогли вы, а не какие-нибудь странствующие рыцари, которых полно на турнирах, в щегольских доспехах, но на трактах днем с огнем не сыщешь. А вы, хоть и не благородных кровей, но пришли в час кручины. Я скажу так – вы больше люди, чем они, с их липовой честью и надуманным кодексом, который перестают уважать, как только получат свои шпоры.

__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Креатив 21: Ливингстон - Долгая дорога Креатив Большой Креатив 20 17.04.2017 17:29
Марафон 2 Второй забег на 100 страниц Horadrim Мастерская 50 03.08.2010 05:45
Долгая история MirfRU Рецензии 2 21.10.2009 06:27
Марафон 2009. Первый забег на 100 страниц Horadrim Мастерская 27 22.06.2009 23:26


Текущее время: 21:24. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd.