Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези

Вернуться   Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези > Общие темы > Творчество

Важная информация

Творчество Здесь вы можете выложить своё творчество: рассказы, стихи, рисунки; проводятся творческие конкурсы.
Подразделы: Конкурсы Художникам Архив

Ответ
 
Опции темы
  #1  
Старый 13.08.2016, 19:08
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 580
Репутация: 103 [+/-]
Мечи Марафон. Солнце Каннеша

Роман. Фэнтези с элементами постапокалиптики.

МАРАФОН НАЧИНАЕТСЯ С ПОСТА № 25!

Нгат пережил многое - междоусобицы князей, племен и кланов. Вторжение Сиятельных - мастеров магии, ненавистников железа, творцов городов из бронзы и волшебного стекла. Их феерический коллапс. Темные века. Череду объединителей и новый распад. Даже когда его народ, нгатаи, дети Пламенного Кау и Неистовой Нгаре, начали терять человеческий облик, превращаясь в жутких полузверей - и тогда Нгат устоял. Но что если древние беды на этот раз обрушатся на него одновременно?

Ханноку Шору из клана Кенна не везет по жизни. Стоило родиться полукровкой - родительские кланы перегрызлись насмерть. Получилось сменить сословие - озверение сделало его изгоем. И даже озверение ему досталось не простое, а чужеземное - в рогатого и крылатого демона. И что теперь делать, если ты выглядишь как тварь из преисподней, живешь в самом нетерпимом княжестве Нгата и при этом удручающе смертен?

---

Домарафонные посты:

Скрытый текст - SPOILER:


Марафонные:



Пост-марафон:
Скрытый текст - SPOILER:

1
2


Альтернатива:
Скрытый текст - SPOILER:


Вбоквел:
Скрытый текст - SPOILER:


Дополнения:


Выкладывается и на самиздате: http://samlib.ru/d/danilin_a_s/

Последний раз редактировалось Snerrir; 26.09.2017 в 03:46. Причина: Апдейт
Ответить с цитированием
  #321  
Старый 05.05.2018, 04:38
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 580
Репутация: 103 [+/-]
Марафон-3. 5. 2600 сюда. Около шестиста в предыдущий.

Скрытый текст - SPOILER:
Что ж, не один он сегодня дурит, этот вообще за артефакты хватается, подумал Ханнок.

- Передатчик, сангыд-тьа хада! – процедил Матоленим что-то смутно знакомое Ханноку, но неопределяемое, - Давай сюда!

На улице раскричались. Задули в ореднские рога. Похоже, золотокожие засекли не только отступающий отряд, но и магию прямо над ними.

- Вниз! - рявкнул Коннот.

Ханнок рванул по лестнице, про себя радуясь, что неплохо научился бегать. И что вниз это делается легче и быстрее, чем вверх. Уже на первом этаже едва не споткнулся об культиста-огарка… все таки до сих пор непривычное словосочетание.

- Мато, выкини ты эту гадость, - сказал Хал-Тэп. Горец до сих пор даже не запыхался, несмотря на все забеги туда-сюда, возраст и огарочье здоровье. Вот что значит высотный климат, гимнастика и огарочья же привычка к боли! Ну, или Ханноку так казалось. Собственная выносливость сарагарца тоже приятно удивляла.

- Это ценный артефакт, - огрызнулся Ксав-Уилаге, окончательно, похоже, растерявший на сегодня аристократическую утонченность и невозмутимость.

- От него фонит. Мне не нравятся эти плетения.

- Хал, не мешай, - дасачче уставился на стену, зажав в вытянутом вперед кулаке трофейный кристалл. Он и впрямь светился, заметил демон. Где-то в глубине башни, со стороны фасада громыхнуло, заскрежетало. Матоленим пошатнулся, но быстро выпрямился.

- Я закрыл дверь. Это их задержит.

- Мато, бросай кристалл, говорю тебе!

- Я подавил частоту. Нас не отследят.

- Вы нас задерживаете, - рыкнул бледный демон. Но как-то неуверенно. Почему-то отвлекать одноглазого он решался куда меньше чем, что сейчас что тогда… Когда? Где? Странно. Ханноку показалось, что что-то похожее он уже видел. Но он не помнил…

Сарагарец зашипел, схватившись за голову. Словно поленом по голове ударили. Мысли пришли в хаос, но он еще слышал перепалку двух дикомагов, видел встревоженные лица, морды…

- Да послушай ты меня, каменная башка! Я чувствую, что это плохо кончится! Это явно не просто передатчик, я носом чую, там что-то еще, да не одно!

- Хал, успокойся. Это утерянное искусство. Даже в Альт-Чеди не умеют делать полипрофильные кристаллы. Куда уж этим законтурным… Ох.

Несмотря на так некстати накатившую головную боль, а может, и благодаря ей, Ханнок особенно отчетливо уловил запах разогретого стекла, уколы магии и еще… что-то. Злое. Могущественное.

Ксав-Уилаге выронил-таки коварный передатчик. Да еще и обжегся, похоже.

- Все наружу!

Поздно. Артефакт, камень их неудачи, засветился янтарным светом. Вначале почти уютным. Потом ослепительным, даже для зверолюдских глаз. Ханнок лотвернулся, но, смаргивая красные вспышки и молясь всем богам сразу, успел еще заметить, как к пошедшему вразнос кристаллу кинулся Хал-Тэп. Схватил и, заорав, швырнул прочь, в глубину коридора, куда дальше и по куда более кривой траектории чем смог бы просто рукой. С потолка сорвала и рухнула бетонная плита, отгораживая их, сразу на торец. Потом еще одна. Но этого было так мало…

Сам взрыв был небольшим. Их не разорвало на куски, лишь швырнуло на пол. Но здание пошло трещинами, все, сразу. Они едва успели вскочить и броситься к выходу, прежде чем древняя башня начала рушиться.

Ответить с цитированием
  #322  
Старый 08.05.2018, 03:47
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 580
Репутация: 103 [+/-]
Марафон-3, 6-?.

Ладно, полоботрясничали и хватит.

Скрытый текст - SPOILER:
Из-за спешки подняла восстание побежденная было неловкость. Ханнок споткнулся и упал, по счастью, уже снаружи. Попытался вскочить, но его почти сразу накрыло облаком пыли. Зверолюд скорчился у стены соседнего здания, обхватив руками голову и прикрываясь крылом. Защищало это разве что от сыпящейся бетонной крошки, да и то так себе. Любой мало-мальски крупный обломок расплющил бы его. Но думать об этой уже не получалось. И вообще – думать.

Мир ходил ходуном. Грохот достиг апогея. Химеру показалось, что башня падает в другую сторону, на площадь. Это было хорошо, но он слишком одичал, чтобы оценить. Да и того что им досталось, хватало с лихвой.

Свистнуло и перепонку крыла навылет пробило штырем стеклоарматуры, до половины вошедшему в землю, словно брошенное богами копье.

Неопределенное время выпало у него из памяти. Когда катаклизм утих и разум вернулся Ханнок увидел, что исчезла не только башня, оставив по себе курган из обломков, но и соседние дома. У него на глазах из завала между двумя плитами вылез Фреп, ставший из снежно-белого грязно-серым. И с красными пятнами, там, где мех слипся от крови. Ханнок перевел взгляд дальше и увидел ковыляющего к ним Аэдана, которому помогал идти сагатов дружинник. Ксав-Уилаге, хватающийся за голову. Что ж, это хорошо, может боги защитили их и остальные…

Нога второго из воинов Озерного края торчала из-под кучи камней. Ханнок сразу понял, что этого откапывать бесполезно. А вот Хал-Тэпа стоило попробовать - всего лишь рука зажата. На самом деле Коннот уже этим занимается…

- Да помогите вы мне, тьматерины дети! – взвыл бледный и сарагарец очнулся окончательно. Вскочил, едва не рухнув обратно, шатаясь, побрел к раненому. Его обогнал Фреп. Саблезубый фольклорист ухватился за придавившую глыбу, потянул на себя. Она не поддалась. Перебежал на другую сторону, уперся плечом, надавил. Она не поддалась. Налег всем весом, утробно рыча. Она дрогнула, но и только. Хал-Тэп заорал.

Ханнок дошел и помог. И Аэдан с уцелевшим дружинником. И даже Матоленим прибрел, хотя от него толку было совсем мало. Камень начал поддаваться. Хорошо, главное, чтобы у относительно целого огарка достало магии и знаний помочь огарку раненому…

Сиятельной чириканье, встревоженное и свирепое, звучало все громче.

- Эй, вот они! А ну стоять! – пролаяли на южном нгатаике. Ханнок поднял морду и увидел, что на вершине горы из битого бетона стоят орденцы, цепочкой, малость потускневшие но еще сияющие магией и праведным гневом. А предводительствует ими нгатай в махровой накидке, распиской и с дурацкими шпильками в волосах.

Ханнок налег сильнее. Из-под глыбы посыпалась крошка.

- Уходите, - простонал Хал-Тэп. Маску он потерял. Из без того неприглядное полулицо, измазанное размытой кровью и потом пылью, искаженное страданием, смотрелось запредельно жутко.

- Даже и не думай, - отрезал Коннот, - Ну, взялись. Сильнее!

- Уходите же, немедленно! – повторил дикомаг.

- Нет. Ни за что. Нет! Нет-нет-нет…

Горский огарок всхлипнул, сглотнул. У Ханнока защипало на языке. А еще химеру показалось, что в глазу у дикого мага сверкнуло.

Потом Хал-Тэп сказал, неестественно спокойным, размеренным голосом, пугавшим сильнее, чем обрушение и подкрадывающиеся к ним враги:
- Коннот. Уходи.

Бледный прекратил тьматериться и скалиться. Морда разом приняла безучастное выражение. Он встал и пошел прочь. От его автоматонной походки Ханнока мороз по шкуре продрал.

- Бегом! – приказал Хал-Тэп.

Коннот побежал.

- Уберите его отсюда! – сказал одноглазый уже своим обычным, живым и ломающимся от боли голосом, - Я прикрою вас волшбой, сколько смогу.

Ответить с цитированием
  #323  
Старый 09.05.2018, 04:45
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 580
Репутация: 103 [+/-]
Марафон-3

Скрытый текст - SPOILER:
Мимо промелькнул метательный кристалл, с мелодичным звоном разбился о камень. Следующий вильнул в сторону. Третий замер в воздухе и упал.

Аэдан толкнул вперед замешкавшегося дасачче и они побежали. Ханнок слышал, как за спиной воюет магия – свист, потрескивание, хлопки. Безобидные на первый взгляд звуки, которых за последние полгода химер научился бояться.

Они нагнали Коннота. Не без труда – пускай бледный демон особо не торопился, но бежал ловко и размеренно. Сохраняя зловещее спокойствие. Выбирая идеальные точки опоры для прыжков. Сарагарец знал, что не сможет так, даже если будет всю жизнь тренироваться.

Позади громыхнуло. Закричали. Но по мере того как они удирали от рухнувшей многоэтажки, отголоски боя стали затихать вдали. Похоже, Хал-Тэп выиграл-таки им время. Или же укулли просто побоялись преследовать по незнакомому городу.

Три квартала спустя Ханнок заметил, что у бледного как-то странно дергается половина морды. Потом Коннот споткнулся. Замер. Вновь разогнался. Замер. Развернулся, мотнул головой, словно получил затрещину, побежал дальше. Зарычал, полоснул себя когтями по предплечью, до крови. Остановился. Зря серый сарагарец думал, что страшнее автоматонного Коннота демонов еще не видел. Воюющий сам с собой Коннот оказался еще жутче.

- Нет. Я смогу. Я сильней, - повторял бледный. По крайней мере Ханноку показалось, что именно эти слова – речь несчастного была едва разборчивой. А еще у бледного опять кровил нос. Сарагарец надеялся лишь, что это он просто заново расшибся, а не вчинил сам себе вред.


Коннот дернул себя за руку, с хрустом, словно вправлял вывихнутое. Опять же, за этими самоистязанием не поймешь. Развернулся и пошел обратно. Вначале медленно, словно ему на ноги по свинцовой гире навесили. Потом быстрее. Потом…

Фреп-Врап сбил бледного с копыт. Навалился, удерживая немаленьким весом. И то едва хватало – летун шипел и плевался, выворачиваясь. Даже сильному илпешу удавалось справиться с ним с видимым трудом. Опытный Аэдан наступил демону на хвост, чтобы не получилось полоснуть жалом. Ханнок беспомощно сжимал в руках огнестрел, безнадежно погнутый, незнамо зачем подобранный, прикидывая куда будет бить прикладом. Если что.

- Пусти меня, тварь! – ревел бледный, - Сейчас же! Или я с тебя живьем шкуру спущу! Нгаре клянусь, я сделаю это медленно! Убью, как животное!

- Хрраф. – оскорбился фольклорист и заломил демонскую лапищу так, что тот взвыл и замер. Какой бы жуткий приступ боли не накрыл княжьего согладатая… бывшего соглядатая, теперь, похоже, вкус к боли он вновь утерял.

- Так. Уймись. – сказал Аэдан, - Никто никуда возвращаться не будет. Наш друг не для того отдал свою жизнь...

- Он еще жив, ты, сойданово отродье! – простонал Коннот, - Я знаю это.

- Тем более, - невозмутимо продолжил Кан-Каддах, - Если ты сейчас пойдешь и убьешься об Орден, лучше Хал-Тэпу от этого не станет. Сейчас мы все успокоимся и спрячемся от любопытных. Я не большезадый, но вон та улица, наверное, подойдет. И падать на голову там мало чему.

Вслед за одержимостями Коннота покинули и силы. Он обмяк, едва слышно поскуливая. Фреп убедился, что бледный стал неопасен себе и окружающим, подхватил его, закинул на загривок и они снова побежали.

- Так. Ну и что это было? – спросил Аэдан, когда они, тяжело дыша и все еще вздрагивая от воспоминаний, укрылись в обросшем ивняком доме в заброшенном и точно нежилом дворе-колодце.

Коннот не ответил. Последним в укрытие зашел Ксав-Уилаге, господин Матоленим, хотя "господином" его сейчас назвать было сложно. Дасачче почти полностью растерял аристократичность, даже больше, чем остальные.

- Ты! – зарычал Коннот, - Это все из-за тебя! Если бы ты сразу выбросил проклятую стекляшку…

- Моя вина, - едва слышно прошелестел огарок, склоняя голову.



Последний раз редактировалось Snerrir; 10.05.2018 в 02:59.
Ответить с цитированием
  #324  
Старый 10.05.2018, 02:59
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 580
Репутация: 103 [+/-]
Марафон-3

Скрытый текст - SPOILER:
Коннот бросился к нему. Похоже, он тоже был оборотнем, а не зверожденным - в ярости врезал растерявшему магию волшебнику кулаком по лицу, как нормал, а мог бы когтями. То, что это не милосердие и осторожность стало понятно, когда он начал Матоленима душить. Ханнок подумал, что иногда, конечно, людям стоит дать выпустить пар, но на сегодня смертей многовато. Поэтому, успев первым, сам отвесил нормаловскую затрещину и швырнул большекрылого на пол.

- Спасибо, Ханки, - сказал Аэдан, - А что до тебя, надеюсь, тебе мозги еще не до конца вышибло? Может, затолкаешь их наконец обратно в череп?

- Не указывай мне, дан, - прошипел Коннот, не поднимая головы, шаря ладонью по полу рядом с собой. Но, похоже, он наконец пришел-таки в себя, - Где мои очки?

Ханнок решил, что ему не стыдно. Но все же подобрал стекляшки, каким-то невероятным образом пережившие все сегодняшнее - разве что в последней потасовке одна из линз надкололась. Вернул.

- С-скоты, знаете сколько они стоили? – заметил это хмырь, по-прежнему избегавший смотреть прямо.

Ханнок засомневался. Похоже, с "пришел-таки в себя" он поторопился. Может, стоить продолжить ударную терапию, как сказал бы Ньеч?

- Зачем они тебе? – Кан-Каддах подошел ближе, - Здесь и так темно.

- Я альбинос, дан, мне и тут ярко. Отвали.

- И все-таки.

- Слушай, эталон, люди не любят говорить о проблемах со Спиралью. Кан-Каддахов в этой вашей школе для сынков и дочек такому не учили?

Сарагарцу показалось, что за всей этой хлынувшей грубостью прячется страх.

- Не учили. Незачем. Жизнь и так прекрасно доводит это до умных людей. А я еще и вежливый.

Аэдан критически осмотрел выщербившийся меч и добавил:

- Но я все же знаю, что у альбиносов красные глаза. А не черные. Ты слишком старался прятать их, братишка. Я заметил.

Коннот грязно выругался. Достал из-за пояса нож. Тот самый, стальной, дареный князем Кохорика на прощание…

"Откуда я это знаю?" – испугался Ханнок.

- Не говоря уже о том, что шкура у тебя светлая, а не депигментированная, - продолжал Кан-Каддах, словно и не замечал вытащенного оружия. Хотя знающий его уже давно химер и заметил, что со своими навыками и силой этот вояка может легко ударить и из такого положения. Причем насмерть…

- Если не заткнешься, дан-ши, я тебя…

- Грр! – сказал Фреп. Все посмотрели на него, а он показал обломком камня на нацарапанные на стене слова:

"Если хотите драться, я сам вам зубы повышибаю!"

"Этот может" – подумал сарагарец, - "И в прямом смысле - тоже".

- Не волнуйся, снежный друг, - примирительно поднял ладонь, одну, Кан-Каддах, - Я просто беседую. Кстати, этому вот следует оценить мою говорливость высоко. Если бы я хотел ему навредить, я бы как раз смолчал. А спрашивал уже потом и не его. И я честью Кан-Каддахов клянусь, что пока что не желаю человеку Конноту из Кохорика вреда.

- О чести Кан-Каддахов рассказывай клану Иниэш, дан, - бледный все же чуть расслабился. Опустил лапу с ножом.

- Справедливо, - поморщился Аэдан, - Но есть еще и моя личная. К ней-то у тебя претензий нет?

- Нет, - после паузы, с сожалением, признал Коннот.

- Замечательно. Так. Альбиносы. Видят они обычно плохо, куда им ножами швыряться. И летают так себе. Потому как все демоны летают так себе, даже те, кто в черных доспехах, с очками на морде и нашивками типа "придворный летун своего владыки". Я еще не видел братьев и сестер взлетающих с земли, а семья у меня, помнишь, большая.

- Ну и к чему ты все это, нетопырь? Решил поиграть в человека сыска?

- И вот что я думаю. Ты у нас никакая не случайная жертва радиации и озлившейся Пряхи. А вполне закономерный итог союза моей почтенной линии и крови с Внутренней стороны. Демон-огарок. Зверолюд, владеющий магией. Живой Меч Нгата, цель поисков и дискуссий для теоретиков-спиралеведов. Знаешь, навидавшись безумных ученых, я тебя за скрытность не осуждаю. А прежде чем ты начнешь мне говорить о том, что организм потомков Сиятельных не выдерживает озверения и оборотни гарантированно подыхают… я тебе вот что скажу: я странствовал много, и много я видел, бессчетные речи толкал. Мои горизонты нынче необычайно широки.

Коннот сплюнул и снял очки. Глаза у него и впрямь оказались полностью черными, огарочьими.

- Ну, да, я такой, - И что дальше?

Ответить с цитированием
  #325  
Старый 15.05.2018, 00:38
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 580
Репутация: 103 [+/-]
Марафон-3, 1



Скрытый текст - SPOILER:

- Пока что ничего, - пожал плечами терканай.

- Пока что? - недобро сощурился зверелый волшебник. У Ханнока снова закололо на языке. Но это могло быть и мерещащееся, от нервов.

- Да. А там видно будет. Может мне еще и пригодишься.

- Тьмать твою! - Коннот снова перехватил по-боевому нож.

- Успокойся. Пока что это еще даже не шантаж, как сказал бы один мой друг. Это лишь вероятная перспектива сотрудничества, - Кан-Каддах промолвил это так, будто законнический жаргон горчит у него на языке. Ханноку захотелось Кан-Каддаха треснуть. Он вновь понял, почему перспективный клан на Юге не любят.

- У тебя тут полно поручителей, которые уже слышали, что я обещал не причинять тебе вреда. Есть кому мстить во имя твоих интересов, - Аэдан чуть театрально показал ладонью на Фрепа с Матоленимом. К неудовольствию сарагарца, к нему самому Аэдан даже не обернулся. Видимо, стало окончательно подразумеваться, что вот северный обормотень-то сторону Кан-Каддахов займет по умолчанию… Желание врезать довлеющему "родичу" усилилось.

Потом серый зверолюд заметил, как нехорошо подобрался Ксав-Уилаге, восстановивший-таки дыхание. И еще, что морда у его собственного мохнатого вассала на редкость несчастная. Хотя прямо сейчас врисовывай на блюдо, с заказанным сюжетом "Воин разрывается между долгом сюзерену и необходимостью его порвать ради своей дружбы с кем-то еще, причем не понятно кого именно надо рвать - долг, или господина". Ханноку совершенно не хотелось оказываться в рядах конкретно такой разновидности господ.

- Ты и их собираешься в это втянуть? - прорычал Коннот.

Ханнок одобрительно ему подмигнул. Аэдан посмотрел на потолок. И сказал:

- Они уже в это втянуты. Причем задолго до того, как я сюда прибыл. Иначе не стал бы говорить в их присутствии. Слушай, Коннот, или как там тебя на самом деле зовут, я же не слепой и не глухой… Кем тебе там приходится Хал-Тэп? Отцом? Я ведь могу помочь тебе вызволить его у тех, к кому он попался в лапы. Кто бы это не оказался.

- Ты и это заметил? - вместо ответа вытаращился бледный.

- Да, да, конечно, - отмахнулся Кан-Каддах, - Вот тебе история. В Кохорике живет почтенный лекарь, у которого трагически погиб от болезни старший сын, оставивший после себя лишь урну на полке и печаль в сердцах. Лекарь - невоспетое светило науки, который на досуге интересуется зверолюдоведением и метаморфозами у, кхм, "магически угасающих пациентов". Но последнее-то понятно, кто из огарков хоть раз в жизни не мечтал снова стать Сиятельным? Не надо скалиться, само по себе желание еще не грех. Я вон тоже много о чем мечтаю… Я отвлекся. Лекарь. И культивирует этот лекарь весьма странные дружеские связи. С дасачче, например, причем теми, кто тоже работает с магическими болезнями. Господин Мато, то есть, простите, Ксав-Уилаге Матоленим, вы ведь впервые рассказали другу про подавитель, когда у того сын начал впадать в бешенство и срочно понадобилось, чтобы он из своего подвала не выдал себя колдовством ловцам?

- При всем уважении, господин Норхад, я не обязан вам отвечать.

- Да в общем-то и не надо. Продолжим. Еще в городе объявился свежий оборотень, с причудами. Никто толком не знает, откуда он такой взялся, всем интересно, но Соун Санга - хороший князь. Он не одобряет приставаний с расспросами к своим людям, пока они не вершат запретного. Оборотень этот , в общем-то ничего. Хороший парень, летает - засмотришься, дерется - "даны" из Кан-Каддахов обзавидуются. Вот только глаза слишком бережет и лазает ночами по чужим чердакам. Особенно по чердаку того самого лекаря. Тот, правда, совсем не против. И даже кровать для крылатых завел, видимо, чтобы ночному гостю удобнее было крылья после долгого рабочего дня размять. Я-то льстил себе, что князь меня боится. А на деле же просто один рогатый дурень не ожидал нарваться на гостей. А потом оказался чересчур ответственным сыном и стал следить, не





Последний раз редактировалось Snerrir; 15.05.2018 в 00:41.
Ответить с цитированием
  #326  
Старый 16.05.2018, 01:25
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 580
Репутация: 103 [+/-]
Марафон-3, 2



Скрытый текст - SPOILER:

покушается ли злобное сойданово отродье на жизнь почтенного лекаря. Опять же, слишком старался, дружище. Князь очень удивился, когда я попросил его перестать оказывать мне честь слежкой. И хотя Санга коварны в лучших традициях Предка, мне кажется, что удивился он искренне. Он-то думал что ты, его дружинник, отсыпаешься ночью от тяжелой службы. А не шастаешь неизвестно где.

- Так это из-за тебя князь захотел прогнать меня из города? - вновь освирепел бледный.

- Вряд ли. Тогда у него под стенами как раз сидела толпа из сытых и блестящих вояк со смелыми помыслами и забавной неспособностью отличить одну разновидность местных выродков от прочих. Не до рогатой блажи было. А потом ты оказался слишком полезен и не давал повода себя заподозрить в чем-то еще, кроме нелюбви к Черно-Красным. Кстати о ней, у меня тогда как раз брат в княжьих подземельях сидел. Так что волноваться надо бы мне. И я подозреваю, что если я и стал причиной твоей "опалы", то не лично как Аэдан Норхад, двадцать шестой своего имени, а лишь как часть общности Кан-Каддахов. Это мне тоже в чем-то льстит, но, признаться, успело уже изрядно достать… Что произошло в Каураке в День Киновари?

Последнюю фразу Аэдан произнес с интонацией княжьего дознавателя. Ханнок вздрогнул, с трудом подавив желание признаться… в чем-нибудь. Например, что подкупал укульских жрецов за статусы и посвящения. Или продавал часть военной добычи в Заречье в обход клановой канцелярии…

- Ты спрашиваешь меня, нетопырь? - округлил магичные глаза Коннот. Судя по легкой заминке в его рычании сарагарцу показалось, что подобное впечатление Кан-Каддах произвел не на одного его.

- Вообще-то всех присутствующих. Но тебя особенно. Есть у меня такое чувство, что ты можешь что-то знать. Интуиция, порожденная опытом и образованием.

- Так ты и впрямь человек сыска, - фыркнул бледный, похоже позабыв что больше не может присвистывать, - Хорошо небось учился в этой вашей…

- … Школе для благородных отпрысков, - закончил за него Аэдан, уже обычным, усталым голосом. - Да. Хорошо. Твое презрение по отношению к нашей академии ранит мне душу, но сейчас я о другом…

- … Может ты еще и в Залетной дружине, а, дан?

Аэдан вздохнул. Выдохнул. Улыбнулся.

- Я держу себя в руках. А теперь сделай одолжение… Не уводи разговор в сторону. Видишь ли, когда я уезжал, шестнадцать лет назад, то уже нас не любили. И это "уже" длилось веков эдак с пять. Может и больше. Самый высокомерный и могущественный клан Юга, вечно сующий носы и морды не в свои дела. Сильнее многих княжеств, расползающийся по континенту, как Ржавь по несмазанному железу… это даже не мои слова. Признаться, юнцом я наловил с этого много удовольствия. Тогда это было проще, потому как не любив, нас уважали…

- Пожалуйста, уберите меч от его горла, - не выдержал наконец Матоленим, - Я и вправду чувствую себя обязанным перед Хал-Тэпом и не счел бы хорошим если бы с его родней… Ох, тьматерь Нгата, да послушай же меня! Пожалуйста! Он тебе не враг!

- А. Прошу прощения, привычка, - спокойно сказал Аэдан и отвел клинок. Ханнок в который раз поразился как легко, и быстро, чужанин управляется с этим обсидиановым чудовищем на две руки. И не смог отрицать, что разом ставший тихим и осторожным Коннот нравится ему куда больше предыдущего.

- Так. И вот, я возвращаюсь домой, славно поработав на благо, как мне казалось, всего Юга. И что я обнаруживаю? Что шагу не могу ступить, чтобы мне не припомнили резню в священном городе. Что половина надежных, казалось бы, союзников, готова выставить меня за дверь, и даже те, кто готов говорить, как раз о том, что произошло, говорить не желают. Мой собственный брат спелся с Орденом. Мой отец ведет себя странно даже для Старшего Демона Юга. Я сам…

Кажется, Аэдану не понравилось, что у него в голосе стали проявляться эмоции. Он снова сделал паузу и продолжил, уже спокойнее:

- Мне надо разобраться. Не для Кан-Каддахов, так хоть для Норхада.

Ответить с цитированием
  #327  
Старый 16.05.2018, 20:38
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 580
Репутация: 103 [+/-]
Марафон-3, 3



Скрытый текст - SPOILER:

Химеро-маг молчал, недоверчиво зыркая, зверовато, исподлобья. Ханнок подумал, что, с поправкой на расцветку, наверное сам так выглядел в первые дни после перерождения. Наконец, бледный сказал:

- Да никто толком не знает, что там произошло, Кан-Каддах. Ваши слишком чисто сработали. Отдать вам должное, вы это умеете. С лету заблокировали и атаковали квартал Нгар-Иниэш. А потом еще и подожгли за собой. Без объявления войны. Без заявленных причин. Как раз тогда, когда почти весь малый клан собрался на празднество в Длинном Доме. Другие жертвы и разрушения были уже потом, когда прочие горожане ударили в набат.

Даже стороннему, в общем-то, Ханноку показалось, что крылатый огарок не говорит всего, чего знает. Аэдан усилил эти подозрения, когда предложил:

- Если тебя беспокоят лишние уши, попрошу их уйти.

- Да, да, я понимаю. Пойду, проверю нет ли кого… - сразу сник Ксав-Уилаге, видимо слишком сильно переживающий свою промашку. Беда с ними, с родовитыми…

- Останься уже, - рявкнул Коннот, с мордой мученика, - Теперь-то уже какая разница? Отец в плену. Юг уже взорвался войной. Сильные варят кашу на крови, а нам хлебать ложками. Вот что, дан, слушай. Моя семья и впрямь в это дело не замешана. Почти. Когда у меня начали выпадать зубы, заломило виски и опухла спина, отец отказался смириться. Он закопался в старые записи, поднял контакты в университете Аэх-Таддера, да и по всему Югу. Связался с Дасаче, с Гильдией. Очень осторожно, жизнь в тени Нгата этому учит. И не для того чтобы вылечить меня, лучшим умам в лучших лабораториях этого не удалось. Но чтоб я хотя бы смог пережить болезнь. И вот, у него получилось. Хотя тогда я рад этому не был. Знаешь, огарочье озверение – особенно мерзкая штука. Но ты у нас любишь разговоры по делу, так что слушай дальше. Для поддержания жизни во мне, и что, поверь, важнее – стабильности трансформации нужны были особые реагенты. И вот с этим возникли проблемы. Отец уже тогда заметил, что его исследования начинают привлекать нездоровый интерес Черно-Красных. Но тут ему повезло. Знакомый из Гильдии подкинул информацию, что они недавно вскрыли одно из городищ и нашли там много странных веществ в ампулах, пачках и коробках. Стазисные ящики еще работали, так что все обещало сохраниться хорошо.

- Постой, - прервал его Аэдан, - И где же нашли такое сокровище? Я кое-что знаю о древностях, читал в этой нашей школе. Большинство таких схронов разграбили или уничтожили очень давно.

- Да-да, вот только это не был доступный резерват, - склабился бледный уникум, - А одно из любимых угодий Старика. И не плановая экспедиция.

- Гильдия совсем рехнулась? В прошлый раз они так выпустили Серую Скорбь!

- Да мне как-то нет дела до ваших размолвок с Проводниками, Кан-Каддах, - шевельнул крыльями Коннот, - Учитывая, что обычно нетопыри вытворяют с артефактами, когда они попадаются им в лапы… можно сказать, мне повезло что мама-коррупция насадила на копье вас или там Гильдию именно в тот день. Но я устал. Слушай дальше. Все знают, что Проводники - нейтралы, так? Но все знают, что иные малые кланы так плотно сотрудничают с гильдейцами, что фактически являются их филиалами. Думаю, ты уже знаешь родовое имя человека, от которого отец получал теневой товар.

- Иниэш, - сказал Аэдан. Его собеседник кивнул.

- Через долгое время, когда я уже шел на поправку, нам снова пришла посылка. С подарками поверх оплаченного, но и, кха, "просьбой" отплатить добро за добром. Я, как понимаешь, был совсем не рад обнаружить, что из-за меня семья влезла в такие недобрые долги. Но отец успокоил, что ему всего лишь предложили выступить с докладом на одном из заседаний гильдии Спиралеведов. Под патронажем Проводников, прямо во время съезда князей. Большая честь. Великие возможности. Сам понимаешь, прорыв в науке – живой рогатый маг. Но хоть меня он и успокаивал, я знал, что ему совсем не радостно светить историю, о которой он думал, что она касается лишь нас, друзей семьи и пары нечистых на лапу гильдейцев. Потому, когда меня накрыло ремиссией, он не сильно колебался, решив наплевать на честь и остаться дома. А осмьмидневку спустя календари сошлись на Дне Киновари.



Последний раз редактировалось Snerrir; 16.05.2018 в 21:47.
Ответить с цитированием
  #328  
Старый 17.05.2018, 03:06
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 580
Репутация: 103 [+/-]
Марафон-3, 4



Скрытый текст - SPOILER:
- Вот значит как, - Кан-Каддах оперся на меч, чуть, нехарактерно, сгорбившись.

- Вот значит – так, дан. Я тебе больше скажу, даже те из несчастного клана, кто не был в тот день в городе, вдруг стали отправляться к предкам. Понятно, что община была старомодная и излишне почитала долг кровной мести, даже если ради него надо напарываться на нетопыриные жала… Но все ж таки, даже для них это чересчур. От пискунов до старцев, дан.

- А потом я возвращаюсь домой и в первый же день убиваю в поединке последнего из Иниэшей, - процедил Кан-Каддах, прикрыв глаза, - Славная же у Норхада теперь репутация.

Бледный полукровка развел руками, сам мол понимаешь.

- Если тебя это утешит, нетопырчик, то иных такая бескомпромиссность впечатляет. Пока я за шкирку тащил твоего братишку к князю, он мне пел, что это только начало. Исцеление слабости. Прополка сорняков. Алое искупление. Вы, мол, еще покажете истинное величие духа. И тебя в пример приводил. Похоже, ты его восхищаешь.

- В пекло такое восхищение. В пекло Цордана. Мне надо было лучше целиться в той котельной.

- Но ты промазал, - сверкнул совсем еще новыми клыками в ухмылке оборотень-маг.

Аэдан не стал ругаться. И бить тоже не стал. Это было непривычно.

- Ну что, дан, как подозрительный тип подозрительному типу говорю – отсюда я, пожалуй пойду своей дорогой. А вы с карманным карантинничком – своей. Все при деле, всем – весело…

- Куда? – возмутился Кан-Каддах, вскидывая двуручник на плечо, - Я лишь предался мыслям о тяжелом. А вовсе не закончил с тобой говорить.

Обозленный Ханнок решил, что и впрямь готов немного побыть карманным карантинником и загородил выход бледному козлогарку… дракомагу? Колдоленю? Несмотря на невеселую в общем-то ситуацию, сарагарец поймал себя на том, что придумывать хмырю прозвища ему нравится.

А вот то, что надо было теперь следить и за снежным чудищем оказалось неожиданно неприятно. Он успел привыкнуть к этой зубастой морде.

- Спираль, кресты и вилка, вот почему вы не можете оставить меня в покое? – простонал Коннот.

- Как Хал-Тэпу удалось заставить тебя сбежать от Ордена? Не отпирайся, это не было нормальным.

Чудо-оборотень сразу съежился, как кот от пинка, растерял свирепость. Внезапно стал каким-то совсем молодым. Ханнок вспомнил, что памятная урна на полке изображала того еще огарочьего юнца, даже с поправкой на внешнюю кровь.

- Я еще раз повторяю, что не собираюсь использовать знание во вред тебе. Отвечай!

- Я… не знаю! - почти проскулил Коннот, похоже, искренне. И похоже, его пугала не только неизвестность, но и просто страшно было об этом вспоминать. Ханноку стало его даже чуточку жаль.

- Ты справился с тем, что не знаешь? – не поверил Аэдан. Ханнок подумал и не поверил заодно.

- Это побочный эффект от лечебных плетений, - забормотал Коннот, затравленно ворочая рогатой башкой, - Отец гонял через меня самые разные диапазоны, пытаясь заставить проклятое мутирующее мясо жить, а не распадаться своими же силами… Однажды я сорвался с поводка и едва не выскочил из своего подвала на улицу… Он же нарушил закон, меня должны были отправить в зверильню, а там бы я точно подох… И хуже, я же мог задрать кого-нибудь… родню… я и его ранил… И тогда он крикнул "остановись!", шарахнул по мне первым небоевым плетением, что попалось на ум. И я... послушался.

Коннот облизал длинным языком губы и продолжил, отдышавшись и справившись с собой.

- Уже потом мы по обоюдному согласию повторили опыт. Но быстро прекратили изучать плетение дальше. Это страшно, Кан-Каддах. Это было очень страшно. Как для меня, так и для него. Таким силам не место на Этлене. Не говоря уже о том, что за такое знание с нами может сотворить твой отец. И тогда мы окончательно решили – Велч Айлиль так и не пережил озверения. Чуда не случилось. А что до того, в город приехал недавний оборотень, Коннот из рода Гваи, который очень не любит говорить о прошлом, то это не ваше дело.


Последний раз редактировалось Snerrir; 17.05.2018 в 03:08.
Ответить с цитированием
  #329  
Старый 19.05.2018, 02:43
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 580
Репутация: 103 [+/-]
Марафон-3, 5



Скрытый текст - SPOILER:

- Не наше, не наше, - повторил Аэдан, - Ты сам-то веришь в то, то говоришь? Ты сам видел новых волков, и как их посылают по делам Сиятельные. Теперь это дело всего Юга, слышишь, Коннот, или Велч, или как сам ты себя предпочтешь называть.

- Видел. Сопоставил, - признал дракомаг, но тут же встрепенулся, вытянул руку. Над когтистой лапищей заплясали язычки багрового огня. Пока что еще слабые, полупрозрачные и прерывистые. Но уже впечатляющие. Ханнок многое привык ожидать, но в открытаю колдующий зверолюд и теперь оставался новинкой. Может, и противоестественной.

- Но если вздумаешь тащить меня к Старику на опыты, то я вот что тебе скажу. Проклятие подарило мне куда большие резервы…

Ханнок проморгал, как Аэдан метнулся вперед. Когда терканаю очень хотелось, он мог двигаться удивительно быстро. Только что стоял, постукивая пальцами по рукояти меча и вот, здоровенный бледный обормотень уже опять лежит на земле. Кан-Каддах уперся ему коленом в спину, между корнями крыльев. Аэдан мужчина, конечно, конечно статный и серьезный, но сейчас бледного зверолюда в лежачем положении удерживал явно не его вес. А всего лишь палец, который опасный нгатай уткнул ему в шею. Насколько мог вспомнить свою анатомию Ханнок, ничего важного в этой точке не располагалось. Но бледного проняло изрядно. Глаза округлились, обессмыслились. Хвост обмяк. Из открытой пасти вывалился язык, потекла слюна.

- Грр!

- Спокойно, - ответил Фрепу сойданов сын, - Сейчас я его отпущу.

Но прежде он наклонился к бледному уху и заявил:

- А ты и впрямь потомок Сиятельных, Велч. Даже защемление третьего канала так же действует…

Ханнок стал смотреть очень внимательно, запоминая точку. Вдруг, пригодится. Если что.

- …но Нгаре, праматерь наша, как же ты мне надоел! Я говорю: сейчас ты встанешь, и добрым демоном пойдешь по своему старому пути дальше. Мне не надо, чтобы ты бросал службу у Санга. Я не потащу тебя к Предку. И точно не буду резать на составляющие. Мне вообще до болезных и их тайн дела нет. Но ты сам сказал – каша уже заварена. Мечом и колесницей клянусь, если ты попытаешься сбежать от своей порции, то я тебя найду. И говорить мы будем уже как Сиятельное отродье и человек сыска из Кан-Каддахов. Понял меня?

Коннот промычал что-то неразличимое, но, вроде, утвердительное. Аэдан помог ему встать. Бледный демон пошатался слегка, едва не шмякнулся обратно. Потом замер, словно к кому-то прислушиваясь, хотя Ханнок был в своих зверолюдских ушах уверен – вокруг было тихо.

- Да. Я сделаю, как ты говоришь.

- Вот и славно, - одобрительно похлопал его по плечу, заставив вздрогнуть, Кан-Каддах, - Идемте уже. Я не хочу заставить отца думать, будто мне есть ради чего перед ним медлить.

- Да. Я сделаю, как ты говоришь, - повторил Коннот, опять встревожив всех автоматонностью. Но потом он отмер и добавил, уже чуть живее:

- Я и впрямь тебя понял, Кан-Каддах. Я к твоим услугам. Но могу я еще кое-что сказать?

- Валяй, - потер пальцем висок Аэдан.

- Знаешь, как я вывернулся из отцовского приказа? – драколенье шипение стало хищным и вкрадчивым, - Я ударил в пятый верхний узел!

- Тьмать, - сказал Аэдан. И долго потом молчал.

---

"Великие праотцы, священным огнем сверкающие в смирении и гордости своей… вам не понравится, если я стану вам рассказывать, куда забросила меня судьба. Так что молиться сегодня не буду, извините".

Сол-Укуль Илай, Лорд-Командующий и прочая, аккуратно снял череп с потолочного крюка и положил в сундук. Захлопнул крышку, сел. Традиционный нгатайский быт уже перестал его поражать.

Он еще раз окинул убогое варварское жилище взглядом и поморщился: когда Столица призывала его к подвигам, суровые походные будни, конечно, подразумевались. И даже манили, что уж там. Но он по своей наивности представлял их иначе.

Ответить с цитированием
  #330  
Старый 19.05.2018, 16:17
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 580
Репутация: 103 [+/-]
Марафон-3, 6



Скрытый текст - SPOILER:

Судя по всему, это была корчма. В общей зале разместились дружинники. Комнаты постояльцев разобрали себе офицеры. Илаю по праву владетельного досталась хозяйская спальня. Маленькая, тесная. Еще меньше от того, что сквозь стенку выпячивается беленый бок печки, жерлом выходившей на кухню. Знатный укулли не привык к такой узости. Полки уставлены фигурными лепными горшками, свешиваются и смердят пучками пряных листьев и плетенками чеснока. Душно. Сумрачно. Окно занавешено махровым плащом. Лорд-Командующий откинул его и разочаровался, как слабо это исправило ситуацию. Стекло было мутным и бугристым, похоже, переплавленным из омэльской древности. Илай открыл форточку. Помолился, чтобы во всем этом примитиве не водились паразиты. Тратиться магией на плетения от насекомых было бы расточительно.

- Славные чертоги, эн-ши.

Хартанг прохаживался по комнате, звякающий посудой, громыхающий крышками ларей, сующий длинный, расписной нос в коробки и емкости. Илая не покидало ощущение, что с резьбы, подбора и расположения предметов варвар считывает неизмеримо больше информации, чем когда-либо удалось бы ему. Даже заверши он в свое время цикл обучения на Мастера Обычаев, как и хотел когда-то…

- В самом деле? - Илай уже постфактум пожалел, что воспоминания придали вопросу усталую, сварливую окраску.

- Добрые бревна. Учтиво законопачено. Крыша из надранных табличек. Горячая госпожа, - Хартанг похлопал ладонью печку как мог бы – лошадь. Или женщину… - Зима уже катит свою колесницу.

"Ах да, главное оружие Юга" – уныло подумал сын благодатного Укуля. Вот на что он точно не рассчитывал, так это на то, что Семнадцатый поход застрянет в Ядолунье до снегов. А может и на всю зиму. А может – навсегда…

"Заткнись" – велел себе Илай.

- Богато, – продолжал лаять нгатай, наверняка отлично заметивший, что господин – устал. От скрипа половиц под дикими пятками у Илая уже ныли виски, - Лаки с бронзой. Мята и бритвенные травы, - Хартанг втянул носом воздух, что твой зверолюд, хищно улыбнулся, - Пол не земляной. Дощатый. Богато.

Илай вздрогнул, когда федерат с хэканьем ударил каблуком по означенному полу, проломив. Варвар наклонился, свесившись накидкой и волосами, повыкидывал обломки и щепки, зашарил рукой в открывшейся нише. Вытянул на недобрый местный свет матерчатый мешочек, интригующе позвякивающий.

- Зеленая благодать, драгоценное белое, осколки неба, - цокал языком Хартанг, пересыпая на ладони добычу – нефритовые пластинки, серебряный лом, бусины из бирюзы, - Богато… О! Сойдан! И не один!

- Можешь показать? – заинтересовался Укуль Илай. Дикий передал ему золотой кругляш монеты.

- Он и сейчас такой? – сощурился на чеканку Лорд-Командующий. Повертел в пальцах, еще раз проверил дату.

- Истинно, эн-ши.

- Я ожидал… кое-кого внушительней.

- Не судите по морде, судите по свершенным целеположениям. Это речение Кан-Каддахов, - серьезно ответил Хартанг.

- Мне казалось, вы их не любите.

- Истинно. Но в это они ударяют надежно.


На долю мгновения Илаю показалось, что за всей этой… хозяйственностью, варвар прячет если не страх, то сильно беспокойство. Перед теми самыми философами из демонов. В следующую же долю – что Хартанг в очередной раз пытается рассмотреть за его Сиятельной "мордой" самого Илая. Но что-либо сказать по этим поводам он не успел. Шелестнула входная циновка и перед ним вытянулся, треснув кулаком по нагруднику, дружинник. Младший, из простецов, а потому все еще бодрый:

- Господин! Пленник стабилизирован!

- Сейчас я посмотрю, - кивнул ему Илай, потянувшись за сапогами и проклиная мозоли.

- Эн-ши, повремените, - сказал Хартанг. Лорд-Командующий вопросительно к нему обернулся, но варвар не стал ничего больше говорить. Лишь достал из ларя и передал Алаю пару… сапожек? Скроенных из чего-то, напоминающего материал, из которого южные дикари делали палатки. Расшитых бисером. С мягкой, но укрепленной смолами подошвой. Они пришлись Илаю впору.

"Крайне полезный экземпляр!" - восхитился Лорд-Командующий.


Последний раз редактировалось Snerrir; 19.05.2018 в 16:26.
Ответить с цитированием
  #331  
Старый 21.05.2018, 04:39
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 580
Репутация: 103 [+/-]
Сорри народ, у меня с компом проблемы. Завтра (то есть уже сегодня) постараюсь решить и вернуться в строй.


Апдейт: Марафон-3, 7


Скрытый текст - SPOILER:
Пока он обустраивал новую ставку, небо успело затянуть облаками. Посыпался дождь, мелкого помола, всепроникающий. Илай подновил плетения - отравленная фоном морось разъедала их, как разбавленная кислота. Или очень крепкий уксус. Или - желудочный сок? Сиятельного подташнивало и более красивые метафоры сбежали из разума вслед за оскорбленными духами-покровителями изящного. Нежные, сволочи. Не любят прилуненного. И холода. Илай поежился и поплотнее запахнулся в плащ, вернее, тяжелую, пушистую и очень теплую шкуру, с оставленными лапами и даже когтями. Шкура воняла. Он надеялся лишь, что ее содрали с кого-нибудь не слишком разумного.

Несмотря на погоду, жизнь вокруг била ключом. Наверное, древняя площадь давно не видела такого столпотворения. Яркого, шумного, кипящего… Илай, поймал себя на мысли, что походный лагерь Семнадцатого священного похода теперь куда больше напоминает не обитель благородных витязей, соль и кулак Укуля, а сходку варварских князьков, ярмарку или становище переселенцев Темных Веков, изгнанных из родных краев катаклизмами. Сходство усиливала маячившая поверх палаток крыша той самой то ли корчмы, то ли длинного нгатайского дома из старых атласов. Горбатая, крытая тесом, когтившая небо резными рогами балок. С длинной трубой, уже славшей в смурное небо дым. Робкое обещание тепла и уюта… который надо еще заслужить, напомнил он себе.

Вокруг, на площади и ближайших отрезках улиц, сновали его люди. Пышно украшенные вояки в причудливых доспехах, с пиками, топорами и огнестрелом. Разношерстные, порой - парнокопытные. Те, кто отложил оружие, разбивали палатки, сооружали шалаши. Рубили тонкие деревья с трепещущей желтой листвой. Громоздили баррикады, частоколы, занимали посты и огневые точки на развалинах. Лорда-Командующего такая активность и радовала, и стыдила. И даже слегка пугала. Когда он кивнул в ответ на лающее "Свернуться игло-спином, эн-ши?", то не ожидал масштаба и сноровки. Надо будет поговорить с этим варваром.

Суровые женщины с выбритыми лбами, готовящие, разливающие, обшивающие. Иные - тоже готовые к алой войне… Илай поймал себя на том, что сам для себя употребил чужанское выражение.

Стайки детворы, жавшиеся к специально назначенным старикам. Эти были привычней всего, но тоже с чего-то нервировали. Возможно, потому что витязь Ордена не ожидал, что озверение может проявляться в столь раннем возрасте... Илай нашел в себе силы и умение отвернуться так, чтобы ни внимание, ни уход от него, не показались оскорбительными…. По крайней мере, он надеялся, что нашел.

Телеги, фургоны. Лохматые тарпаны, туры и кабаны, по какому-то недоразумению названные Хартангом "лошадями", "коровами" и "свиньями".

И, наконец, там и здесь мелькающие бритые и от природы безволосые головы. Палатки белой ткани с золотом, группками, словно бы осажденные. Или согнанные в огарочьи анклавы. На мгновение стало страшно - неужели это все, кто остались? Что будет, если и эти федераты решат последовать примеру того, с чеканом? Укулли же просто втопчут в отравленную почву сапогами и копытами…

Пахло жареными корнеплодами, капустой и копалом от разведенного шаманами на походном языческом алтаре огня.

Потом проходивший мимо варвар откинул отороченный мехом капюшон и голосом Лорда-Кормчего, надтреснутым, скрипящим и родным, сказал:

- Господин, вы позволите? Два витязя из пятой сотни при смерти, трое из третьей и один из первой в тяжелом состоянии. Остальные стабильны. Я могу взять еще накопитель?

Сол-Укуль Илай кивнул старику, тот заторопился дальше. Илай и забыл, что первым подал пример переходить на местную одежду и снаряд.



Последний раз редактировалось Snerrir; 21.05.2018 в 20:43.
Ответить с цитированием
  #332  
Старый 21.05.2018, 23:41
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 580
Репутация: 103 [+/-]
Марафон-3, 8



Скрытый текст - SPOILER:

Вокруг лагеря громоздились, угрожали развалины Уллу-Ксая, Обители Суровой Луны. Мертвые и чересчур живые. Искушающие укрытием. Слепые и зоркие сотнями окон. Лорд-Командующий посмотрел на них в ответ. Задержался взглядом на свежей бреши в кольце древних домов. Когда они в последний раз совещались с Сеньео, Семнадцатым предложили расположиться здесь, на Площади Взятых Звезд, если конечно, южане в точности удержали в памяти название, старинное и на особом диалекте. Южане эти, в морде кото-кентавров, переметнувшихся к Восемнадцатым из клана, почему-то звавшегося "Гильдия", уверяли, что это место позволит контролировать всю западную половину городища. Что при этом, здесь будет относительно безопасно, самое то для потрепанных победителей и… нестойких варваров. Так он и назвал его, илаевых, "федератов" - нестойкими варварами, этот родич его, Сеньео! Видимо, его собственные прикормленные чужане уже должны были почитаться за одну из младших каст.

Еще четвероногие уверяли, что здесь есть замечательная башня, крепкая, высокая. С восстановимыми коммуникациями. С многими комнатами, способными вместить армию. С отличным видом на весь этот сектор. Что ж, Илай успел эту башню увидеть. Так близко, что когда она рухнула, едва не похоронив под собой арьергард, Лорд-Командующий попал в облако пыли. Хартанг долго ругался потом на известку в головном мехе. И на то, что под рукой не оказалось ни одного из этих "велико-ягодичных варау", чтобы можно было… побеседовать. От последнего не отказался бы и сам Илай. Кото-кентавры ему не понравились уже тогда, когда один из них едва не пристрелил его на воротах Альт-Акве.

Он маякнул заклинанием Лорду-Дознавателю. Таковой должности в уставе Ордена не значилось, но Илай решил, что не одному Сеньео можно модифицировать традицию. Семнадцатому и впрямь было очень интересно, какого в этом "безопасном" секторе оказались пусть и спешно удравшие, но варвары из Альт-Акве, и почему этот памятник зодчества решил сложиться именно сегодня.

От фигурок, сновавших по холму из обломков и потекшей под дождем серой крошки, отделилась одна, в черном плаще. Заспешила к нему. Пока Исчелли Айлиль, новоиспеченный Лорд-Дознаватель, шел, Илай думал, что, пожалуй, предпочел бы в этой роли кого-нибудь из дружинников. Или даже варваров. Но честные вояки не обладали талантами разведчика Ордена, чужане мало смыслили в волшбе и бились волосатыми лбами о языковой барьер, а из прочих Айлиль мог считаться… нет, не заслуживающим доверия. Лорд-Командующий не доверял уже никому. Просто…

Айлиль дошел, прихрамывая, косовато, но быстрее, чем можно было ожидать.

- Ну? - спросил его Илай.

- Господин, - это слово Айлиль умел произносить с непревзойденной модуляцией, по одному его желанию колебавшейся от "благородный владыка", до "чертов тиран", - Как вы и изволили ожидать, это не просто совпадение. Я даже не про взрыв, который вы сами слышали перед обрушением. И не про удравших бездушных скот… простите, лорд Халтанк… Видите ли…

Айлиль округлил глаза и повел рукой перед лицом:

- Магия!

Илай с досадой вспомнил, что одной из причин по которой Исчелли Айлиля он подозревал меньше прочих было то, что лорд Тулун был категорически против его участия в Походе. Это внушало надежду, что в заговоры с волками и артефактами этот маг войны из Шестого сектора вовлечен меньше прочих. Но иногда, вот как сейчас, Лорд-Командующий думал, что сотник-без-сотни в данном конкретном случае руководствовался не интригами, а, внезапно, профессионализмом. Айлиль был талантлив, но нестабилен. Даже больше прочих из приграничных малых Домов.

Ответить с цитированием
  #333  
Старый 23.05.2018, 04:47
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 580
Репутация: 103 [+/-]
Марафон-9



Скрытый текст - SPOILER:

- Магия, - повторил Лорд-Дознаватель, уже спокойнее, - Причем не наша, господин. Полагаю, даже не дикая, черноглазых подобий… Так что я готов предложить, что гипотезу под цифрой один, то есть "вырожденных на службе враждебного Дома Кан-Каддах", стоит подвергнуть сомнению. Магия… Да! Она Сиятельная, но в странных диапазонах. Я бы не смог с лету такие воспроизвести, они конфликтуют с маркерами Укуля. Весьма причудливо, как долг и честь порой, да… Простите. Она воюет сама с собой, но не против, а как… помните ту стычку на заставе, когда стрелки лорда Хадтанка подержали наших магмастеров? Вот оно и здесь. Полипрофильная магия.

- Ты говоришь о том, что подорвавшие заряд пользовались забытыми, невозможными знаниями? - это был вовсе не риторический вопрос. И даже не издевка. Лорд-Командующий и вправду был готов к невозможному.

- Да! Такая магия… Вы знаете господин, а ведь я чувствую нечто похожее, с тех самых пор, когда мы только вошли. Просто так, от стен, от отражений, от эманаций… от вон тех вон призраков в окнах.

Илай не удержался и посмотрел. Но в проломе, куда указывал палец Айлиля, никого кроме одного из демонов-федератов не было. Большекрылый мутант заметил, что на него смотрят. С такого-то расстояния заметил! Кивнул рогатой башкой и треснул кулаком в ладонь. Илай сделал вид, что так и надо и кивнул в ответ.

Под недобрым начальственным взглядом Лорд-Дознаватель даже не соизволил устыдиться. Стыдно было Илаю, что не отмерил еще раз.

- А знаете, что за магия самая тут увлекательная? - голос Айлиля утишился до заговорщицких тонов, потом вновь озвончел, да так, что у Илая заныло в ухе, - Элеисы! Я чую Элеисов, как надзиратель этажей Академии чует маг-вино в послушничьей спальне. Как зверолюд - свежую кровь. О, как хорошо я знаю след этих напыщенных праведников из Четвертой занозы! Магия. Она словно…

- Эч-Исчелли Айлиль, если ты вздумал вешать мне на шею вашу смехотворную вендетту с Элеисами, то за шею я повешу тебя! - прошипел доведенный до магического каления Илай, которому уже было даже не до изящества угроз.

- Господин, вот делать мне больше нечего, - внезапно совсем нормальным тоном отозвался Лорд-Дознаватель, - Я понимаю, что для дикарей мы все на одну маску. Погребальную. Появись сейчас здесь старый Тоёль с лишним накопителем, я бы целовал ему ноги. А эту пигалицу, его дочку, с радостью куда повыше и задарма. Кстати, это не такой уже невероятный сценарий. В начале похода я еще не был просветлен и шпионил за ней. На всякий случай, вдруг нарою скандал-другой и помирюсь с матриархом. Дайте мне опознавательный кристалл и сигнатуру Сол-Элеис Миэн я смогу воспроизвести даже теперь, даже с поправкой на деградацию. И я могу поклясться, что она жива и совсем рядом. Прошла по этой площади за считанные минуты до обрушения. А за секунды до него какой-то ее родственничек колдовал поисковые чары. Это излюбленный приемчик этих ханжей - они пропускают свои плетения через восприимчивый к магии материал, тот же древний бетон, и считывают реакцию и колебания. Нам пришлось половину Шестой цитадели по камушку перебрать и переложить блокираторами, чтобы их засланцы не подслушивали.

- А вот об этом я не слышал, - сказал Илай, от такого откровения даже сменивший гнев на заинтересованность.

- Господин, я не удивлен, - Айлиль с тоской посмотрел на северо-запад, где под полуденным солнцем остался их Укуль, - Я уже понял, что Благословенный Контур куда меньше по диаметру, чем нам казалось в академиях, храмах и дворцах. Но даже так, хоть он и мал… Пограничные циитадели и все равно очень, очень далеко от Столицы. У нас своя политика, свои маленькие грязные тайны. И мы, малые Дома, скорее ляжем друг под друга, чем будем посвящать в них правящий род. Но отсюда, из Ядолунья теперь это и впрямь смотрится пошло. Я хочу домой, господин.

Ответить с цитированием
  #334  
Старый 24.05.2018, 13:17
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 580
Репутация: 103 [+/-]
Марафон-3, 10



Скрытый текст - SPOILER:

Илай с тоской начал подбирать слова, чтобы напомнить – нет, они не могут пока что отправиться домой. Но федерат, Хартанг, опять ему помог, хотя, возможно, и не подозревал об этом. Он сказал, как показалось Илаю, обеспокоенно:

- Колдун-копатель рёк о "поисковых чарах"? Таких, как у Аска Даса-Це? Это мог быть один из их камнепевцев. Вероятностно, взаправду, мимо проходил эн Сагат Санга. У него есть такие взятыми в клятву.

- Господин, не подскажете, что лорд Халтанк имеет в виду?

"Что ты колдун-копатель" – с глупым, но удовольствием подумал Лорд-Командующий. Вслух сказал:

- Полагаю, он говорит о том, что здесь были не Элеисы, а маги из Дасаче.

- Эти уцелели? – нахмурился Айлиль.

- Эти – процвели, маленький эн. У них много мозаичных хижин. Иные среди них добрые вассалы свирепцев Озерного сектора. Таких ласкают. Аска Даса-Це умеют с порохом. Торгуют стеклом и славно услуживают великим энам и ри колдованием.

Илай поежился. Убийственная характеристика для потомков владык Этлена. А еще решил, что начнет делиться новыми знаниями с соотечественниками. Для начала – хотя бы командованием. Нехорошо, когда Сиятельные постоянно оказываются менее осведомлены, чем дикари.

- Но я точно чувствовал почерк Элеисов! – запротестовал Айлиль.

- А эти – Эрэыс – точно не из Даса-Це? - хитро сощурился Хартанг, - Даса-Це очень жесткокрылые. Они пролезают всюду.

Лорды примолкли. Илай даже и не знал, что и сказать на такие извивы варварской мысли. Айлиль и вовсе вытаращился на федерата так, словно тот вручил ему светопись Иль-Элеис Тоёля в объятиях химерши. Потом Исчелли расхохотался:

- Боги, да это же может объяснить так много! Четвертые никого не подпускают к своим Спиральным архивам. Теперь мне есть что рассказать родичам, даже если это и сплетня. Подумать только, эти спесивые ханжи, такие гордые-в-традициях… О! Враги мои, как радостно мне будет…

- Понятно, - оборвал его Илай, заметив, что "маленький эн" опять начинает скатываться в сумрачное состояние, - Прежде мне надо от тебя, чтобы ты присутствовал при допросе пленного. Идем.

Перед тем как зайти в погреб, куда поместили извлеченного из-под завала огарка, Илай еще раз посмотрел на окружающие руины. Не удержался и шепнул Хартангу:

- А потомков Омэля здесь часом не сохранилось?

Федерат зыркнул по сторонам, словно боялся, что их могут подслушать. И так же тихо ответил:

- Мало вероятности, эн-ши. Омэль ненавидели. Если кто и уцелел, хоть долей… Они должны таиться. Очень-очень.

Илаю с чего-то стало зябко, несмотря на шкуру. Он открыл дверь и зашел внутрь. Спустился по лестнице.

Пленник лежал на циновке по центру помещения, под присмотром магмастеров и варвара с пикой. Связывать его не стали. Нужды не было - он был слаб, переломанные ноги и рука туго замотаны бинтами. К нему подошло бы выражение "собирали по кускам". Он безучастно смотрел в потолок одним глазом, черным, как беззвездная ночь. Второй затерялся среди опухолей и шрамов искаженной половины лица. Огарок. Тоже, считай, мутант… Даже мех на голове есть, седой и растрепанный.

Илай подавил желание отвернуться. Огарки появлялись и дома, в последнее столетие все чаще. Большинство теологов и спиралеведов полагало, что это наказание за грехи. Но поговаривали, так же вполголоса как Хартанг про Омэлли, что некоторые таковыми и рождались. Если Мириады вдруг начали карать за проступки отцов и матерей, то такое развитие доктрины беспокоило… Илай, впрочем, уже достаточно расширил свой кругозор.

Сам он никогда не был в гетто для отгоревших. Когда-то он в этом каялся, что пренебрегает как помощью несчастным, так и поучительным их созерцанием. Сейчас же решил, что тогда смотреть на них, ему было, пожалуй, рано. Огарок пугал. Как выяснилось, куда сильнее чем бездушные, или, даже, оборотни.

Ответить с цитированием
  #335  
Старый 24.05.2018, 21:29
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 580
Репутация: 103 [+/-]
Марафон-3,11



Скрытый текст - SPOILER:

Интересно, знает ли этот дикарь, отголосок былой славы и красоты, язык предков?

- Сволочи, что вы со мной сделали? - сказал внезапно одноглазый.

Илай получил ответ - почти классическая речь. Но теперь не был уверен уже насчет нового пункта - надлежит ли ему восхищаться несломленным диким духом, или же праведно гневаться на неблагодарность?

- Вообще-то, мы спасли вам жизнь. И у нас война, - выбрав нейтральный вариант, напомнил Илай.

- Кто так работает? Кто? - хрипел огарок, - Кто же пользуется на Юге сиятельным диапазоном? Кто так соединяет кости? Коновалы фонящие, я теперь инвалид! Я же не смогу теперь лечить!

"Ты бы сейчас о другом волновался, дикий человек" - подумал Илай. Но признал, что подобный гонор вполне вписывается в орденский устав.

- Окельо-праматерь, да кому он пытается соль на уши сыпать! - оскорбился один из магмастеров, - Он и на знахаря не годится. Пытался помешать нам читать великое моление. И сшивать ему каналы. Даже бальзам-плетение пробовал перемодулировать…

Огарок выругался. Длинно и многокомпонентно. Что ж, знахарь не знахарь, а словарный запас у него богатый.

- Мастер Хал-Тэп - один из славных врачей Кохорика… Альт-Акве. У нас считают, что его клятва вручена клану Санга, - сказал Хартанг. Славный мастер облаял и его, уже на нгатаике. Федерат ему не ответил.

- Хал-Тэп… странное имя, - попытался наладить диалог Илай.

- Это на языке Джед-Илпеша. Но тебе это ничего не скажет, ведьмак, так ведь? - ощерился "знахарь"

Один из магмастеров начал плести Пламенный Кнут Возмездия. Илай еле успел его остановить.

- Не скажет, - признал Лорд-Командующий, - Впрочем, я уверен, что это храбрая и славная луна. Мне лестно, что даже там пытаются меня убить. Вы оказываете моей голове честь.

Его собственные магмастера вытаращились на него. А вот Хартанг одобрительно кивнул.

Смех пленника быстро перешел в кашель.

- А ты неплох, колдунец. Но вынужден тебя обидеть. Мы бы с удовольствием забрали твою голову, но сюда привела нас не она. А вот те, кого мы нашли в башни были полны странным энтузиазмом. Кто бы весельчаков не послал, настолько высоко ценил их мишени, что расщедрился на пули из вар-хатта… а, прошу прощения. Это для нас он добрая кровь. А вы знаете его как "дьявольский металл". Железо.

"А вот это уже интересно".

- Я чуял что-то похожее в глубине, мелкими аномалиями, с ноготь величиной, - подумав, сказал Айлиль.

- Славный мастер может целеполагать вбить треугольник между вами и доверием к Походу Десяти-и-Восьми, - предостерег Хартанг.

"Там и так уже не клин торчит, а Мировой Кристалл", - с раздражением подумал Илай. Но учел, что это может быть интересной тактикой.
- Если не ради моей головы, то зачем вы сюда пришли?

- Это наш вар… почва… луна, Сиятельный. Мы ходим, где хотим.

- А мне сказали, что она запретна. Что вас сюда привело? Чем вообще славно это место?

Огарок приподнял голову, впервые посмотрел прямо. Илай едва удержался от искушения приказать нацепить на это половинное лицо мешок с прорезями.

- Ты странный, ведьмачок. Ты допрашиваешь или спрашиваешь?

- Еще не решил, - признал Илай, - Так что вы тут делали?

- Нет тайны в том, что мы шли к Сойдану Кан-Каддаху, - сказал пленник, - Он дальше по дороге. Он любит гостей, но разной любовью. А наши с тобой пути просто пересеклись. Неудача. Бывает.

- А он зачем здесь? Этот Сойдан Кан-Каддах.

- Ха, если бы я знал… я бы уже умер, - одноглазый снова хрипло хихикнул, - Только не говори, что вы заблудились.

"Темная мать варваров, ну не учили меня говорить с пленными" - раздраженно подумал Илай. Надо будет завести еще какого-нибудь Лорд-Мучителя. И скормить ему потом Сеньео. И Тулун Иолча. И еще есть кандидатуры.

- Я повторю - чем славно это место?

Огарок не ответил. Илай не успел восхититься его самообладанием, один из лекарей наклонился и сказал:

- Мой лорд. Он в обмороке. Настоящем, не притворным.

- Лечите его дальше, он еще пригодится, - приказал Лорд-Команующий, - И… полегче с Высшей Магией.

- Вы верите тому, что он говорил? - оскорбился лекарь.

- Я призываю к экономии, - поморщился Илай, - нечего тратить припас на тех, кто его не хочет.

Ответить с цитированием
  #336  
Старый 26.05.2018, 03:10
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 580
Репутация: 103 [+/-]
Марафон-3, 12



Скрытый текст - SPOILER:

Если не будешь хорошо себя вести, тебя заберет Сойдан!
- Фраза, которой пугают расшалившихся детей враги клана Кан-Каддах.

Если не будешь хорошо себя вести, тебя заберет Сойдан!
- Фраза, которой пугают расшалившихся детей союзники клана Кан-Каддах.

Если не будешь хорошо себя вести, тебя заберет Сойдан!
- Фраза, которой пугают расшалившихся детей люди клана Кан-Каддах.

---

- Ты молчал, пока мы говорили о предках, мутации и резне, - заметил Аэдан, пока они дожидались ушедшего на разведку Коннота. Прошло еще совсем мало времени, но Ханнок уже подозревал, что бледный химер втихую сбежал. Кан-Каддах же отчего-то выглядел так, будто в верности дракомага не сомневался. Вероятно, этому тоже учат в клановой академии.

- "Для забредших в край далекий добродетель слышать чутко. Осторожность, здравый смысл - лучшие из нош в пути. Кто язык смирять умеет, всех искусней в делах клана".

- А, Речи Саэвара, - одобрительно хмыкнул терканай.

- Ты их читал?

- Слышал. Не все на Севере чахло и заслуживает порицания. Так. Не дергайся.

Ханнок старался. Но крылья до сих пор полностью ему не подчинялись. На третий укол иглой в перепонку он не выдержал и сказал:

- Может стоило дождаться, пока не доберемся до Ньеча?

- Это еще неизвестно когда. И вообще, я нетопыриное отродье. Я умею зашивать крылья.

Ханнок поморщился. Практики у дедяди эти шестнадцать лет было явно маловато. Но об этом зверолюд промолчал. Как и о том, что за всем этим щитом и занавесом здравого смысла усиленно думал и сомневался. Кан-Каддахи уже не казались ему таким удачной возможностью как раньше. Любой клан, стоящий краски на своих флажках, неоднозначен и многогранен. На Юге старые кости и черепа даже не прячут в сундуки, а гордо выставляют напоказ. Но Красно-Черные выделялись даже на фоне прочих дикарей. И еще - Аэдан шутил о "папе", вел себя весело, боевито, но и навыки человека сыска не могли скрыть, что предстоящая встреча его беспокоит. Особенно в свете гибели несчастных Иниэшей.

Помимо этого, сарагарец размышлял о Конноте. Вернее не о нем, а о странной связи между ним и его отцом, о приказах, которым так сложно сопротивляться. О кин-оборотнях и о Миэн. Не поймала ли его самого золотая чужеземка на волшебный поводок, пусть и не такой заметный как у Хал-Тэпа или орденцев-волчатников, но то того лишь более опасный? Ханноку этого не хотелось бы. Помимо очевидных причин еще и потому, что ему нравилось думать будто бы его опека над пленницей - отголосок родной, сарагарской культур и воспитания. Пусть наивный, местами жестоки и неуместный, но все же его собственный. После озверения начинаешь ценить и столь малое, тени прошлого.

Но что если и впрямь - магия? Как он может доверять теперь волшебникам, даже огаркам? Как он может доверять даже самому себе? Насколько вообще в нем осталось Ханнока Шора из клана Кенна, а что - лишь наведенный озверением туман?

- Хшша!

- Да все уже! - завязал узелок Аэдан, - Вон, и Коннот уже вернулся.

Сарагарец посмотрел на заросшую стену из странного, белого кирпича. Волшебного зверолюда углядел не сразу, хотя тот вроде бы шел, не крался. Тоже магия? Или навыки?

- Срежем, догоним, - лаконично рыкнул черноглазый.

- Идемте, ненормалы, - усмехнулся Норхад, убирая уголку и обеззараживающий пузырек в кошель на поясе.

Они пробирались через внутренние кварталы быстро. Избегая патрулей Ра-Хараште и шаек совсем непонятных личностей - то ли самоселы, то ли слетевшееся на войну перекати-поле, а может и просто поехавшие от фона безумцы. Дракомаг вел их быстро и аккуратно, почти как гильдеец. Вероятно, без необходимости таиться и скрывать свою магию, ему стало сильно проще. Хотя в полеты еще не срывался - про какие бы подаренные проклятием резервы бледный не говорил, но похоже даже их еще не хватало.

Ответить с цитированием
  #337  
Старый 29.05.2018, 00:44
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 580
Репутация: 103 [+/-]
Марфон-3, 13



Скрытый текст - SPOILER:

- Проверь, - прошипел Коннот несчастному знатному магу, когда они остановились у угла выходящего на какую-то большую улицу здания. Может, как раз и на тот самый Бульвар Алмазных Суждений. Ханнок, горожанин, уже совсем потерялся. Откуда-то сбоку топали и цокали. Лающе переговаривались.

Дасачче с готовностью кивнул, и сев на корточки, прикоснулся рукой к земле. Закрыл глаза.

- Да. Это наши.

Коннот рявкнул "Эй, не стреляйте, свои!" и вышел на бульвар. Разумная предосторожность, на него уставились десятки дул и наконечников.

- Добрый час, - разглядев, сказал Сагат, - Мы думали, вас раздавило всех. Но некоторые еще живы.

Их мрачно приветствовали. Пока они пробирались дворами, отряду пришлось выдержать перестрелку с культистами. С потерями. Ханнок обрадовался, когда нашел взглядом всех оставленных знакомых - даже пленница по прежнему шла на своих двоих. Потом радость увяла. Жена Хал-Тэпа подбежала к бледному химеру, схватила за рукав, начала расспрашивать. Со стороны это выглядело, как будто женщина вопрошает, горюет о взятом в плен муже, терзает вопросам вождя, потерявшего людей. Но Ханнок уже знал, что эту троицу связывают куда более крепкие узы.

- А где Караг? - спохватился сарагарец, - Вождь, он был прав, там действительно была засада!

Аэдан посмотрел на него, раздраженно - что, мол лезешь в лаву Сорака наперед дядьки? Но подтвердил. Подтвердили и остальные. Рассказали, вкратце, на ходу. Сагат сказал:

- Пусть кто-нибудь пойдет и развяжет его. Я пока что передумал считать этого варау врагом.

Ханнок увязался с посланным воином. Проходя мимо пленницы, кинул на нее лишь один взгляд - проверить, сможет ли идти, или пора тащить? Вроде, может. Он пошел дальше, тщательно прислушиваясь к самому себе - проявится ли как-нибудь магический поводок, навязанное желание защищать? Даст ли о себе знать неведомая сила, с которой было так тяжело совладеть огарку-полукровке? И как именно?

Нет. Ничего, кроме обычных тревог и опасений. Ничего похожего на ту ночь в Кохорике, когда…

Ханнок сбился с шага, от внезапно накатившей головной боли. Попытался уцепиться за мысль, очень важную, очень ценную… Какую? Плохо.

По спине пробежал холодок. Это оно. Или что-то другое. Химеру с чего-то было особенно неприятна мысль, что об этом надо спросить Коннота. Шальная мысль и болезненная. Поэтому он решил это сделать, как только представиться возможность. Не одному Аэдану дозволено свирепствовать и требовать ответов.

За всем этим, к великому своему стыду, химер едва не проглядел варау. Кентавроиды плелись в хвосте колонны, под стражей. Со связанными за спиной руками - унизительно, болезненно. По-рабски. За их густым мехом было сложно разглядеть, но похоже, что кото-людей били. У черного заплыл правый глаз. Пятнистый… а впрочем, но этого козлоящеру было наплевать.

- Волей вождя, освободить!

- А я? - возмутился второй гильдеец, когда стало понятно, что милость Озерного края досталась лишь первому. На его же счастье, пятнистого проигнорировали.

Караг вяло кивнул Ханноку и потопал в голову колонны, растирая на ходу запястья. Пока тер-зверолюд шел следом, проделывая обратный путь, вновь ждал сигналов о волшебном рабстве. Теперь оно не заявило о себе даже мигренью. Хотя Миэн, похоже, странное поведение "господины" начинало пугать. А, Ом-Ютель с ней, переживет…

- Я могу получить оружие? - спросил Караг.

"Куда торопишься, дурень лапнутый?" - с одобрением подумал Ханнок. Нгатайское мировосприятие давалось все легче. Он решил, что в чем-то ему уже есть, за что благодарить чужан. Насмотревшись на них, в частности вот только что - на беды бледного зверогарка, он как-то совсем перестал воспринимать себя полукровкой.

- Это достойная просьба, - в тон мыслям сказал Сагат Санга, - господин Хашт, сделайте одолжение, верните.

Змеелюд прицокал когтями. Извернулся, вытащил из налуча… половину шестолапского лука. И четверть. И еще пару кусков.

- Извиняюсь. Я, кажется, его раздавил, - на чешуйчатой морде не было видно сожалений.

"Таких больше не делают" - прорычал из дали времени и расстояний Хама.

"Тьмать" - одними губами сказал Аэдан.

Ответить с цитированием
  #338  
Старый 30.05.2018, 01:57
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 580
Репутация: 103 [+/-]
Марафон-3, 14



Скрытый текст - SPOILER:

Ханнок боялся, что пантерочеловек кинется мстить, с клыками наголо. Но похоже, варау, несмотря на всю бесшабашную личную храбрость, были в чем-то все же, наверное, надломленным народом. Или же Караг был куда умнее и расчетливей, чем казался. Он смолчал. Бережно принял обломки, переложил в сумку на крупе. Потом попросил целый лук, хотя бы и обычный. Ему таковой выделили. Сагат наблюдал за этим прищурившись, чужански, светлоглазо и недобро. Возможно, его забавляла распря между братским змеем и нелюдем, а также между самими нелюдями. А может, и злила. Умелый вождь, непредсказуемый.

- Ты точно в порядке? - шепнул гильдейцу сарагарец, когда Аэдан ушел советоваться с большими людьми. К ним же уполз змей, довольный, издевательски, с присвистом, шипящий какую-то мелодию.

- Да, - бесцветно отозвался кот, смотря оружие на свет, поворачивая так и этак. Сезон назад, сарагарец счел бы его неплохим. Сейчаз знал - никакого сравнения, - Мне напомнили наше место.

Потом, когда все вокруг вернулись к своим делам, все же досказал, чуть более живым тоном:

- Пусть Кан-Каддах не беспокоится. У меня семья в Озерном краю.

- Вождь угрожал?

- Вождю рассказали, - поправил шестолап.

- Пятнистый? Я могу пойти, разобраться. У меня есть чем платить виру, - предложил демон.

- Да, наша вира нынче невелика.

Ханнок проклял свой длинный язык. Караг натянул тетиву до щеки. Ослабил обратно. Покачал головой.

- Потом пристреляю. Не делай мою жизнь сложнее, нетопырь.

Сигнальщики пошли по рядам, сообщая, что отдых вот-вот окончится. Разведчики проверили соседние кварталы. И Ханнок уже слышал, что между акрополем и их улицей засели Ра-Хараште. Последняя на пути к Старику, но засада. Зверолюд осмотрел огнестрел, понял, что годится он теперь лишь на переплавку. Вздохнул, доломал, убрал в сумку. Взял запасной, тот, что намеревался вручить "деве войны". Потом. Когда-нибудь. Проверил меч. Он тоже уже нуждался в починке. Ханнок подумал, что даже для осознанного нгатая воевал в этом году многовато. Это начинало сказываться, пусть и не на верности удара - регенерация все еще, с чего-то, работала. Последнее радовало врачей… врача и ученицу. И самого Ханнока. Но, тьмать, он уже и вправду устал…

Пришел Фреп. Настоял, что будет готов к верховому бою. Ханнок не особо и отговаривал, впрочем. Он привинтил штык-нож к запасному древку. Не пика катафрактария, но сойдет.

Они двинулись в путь. Мимо опять потянулись дома, древние, но все еще высокие. Ханнок прикинул, что уже старый вечер, если бы не облака, то солнце бы красило лишь самые верхушки руин. Зверолюд лишь сегодняшним утром впервые увидел этот город, но он до смерти успел ему надоесть. Ночной он скорее всего попросту возненавидит. Нормалы уже всматривались под ноги, подслеповато щурились на руины. Миэн вообще смотрела так, будто видит лишь ближайшее. Хал-Тэп говорил, что у нее будут проблемы с сумрачным зрением. Хал-Тэп, интересно, живой еще?

- Беззаботнее, беззаботнее, тьматерины дети! - шипел рядом десятник-демон, - Башкой не ворочать, клыки не показывать. Не дадим уккуреным понять, что мы про них знаем.

Ханнон выругался про себя и уставился вперед. Интересно, для создания образа демон-туриста нужно чего-то еще делать? Ушами стричь, там, в крылья заворачиваться? Может ему и вовсе…

С пятого этажа собора справа выстрелили. Потом, открыли огонь из дворца слева. Может, купились. Может, просто время пришло.

"Их" огарки, кто еще мог колдовать, активировали волшебный экран. Совсем уже слабенький. Под лапы Фрепу шлепнулась пуля, потом целый дротик. Пока еще плашмя, обезвреженные. А вот скоро и такая защита лопнет.

Вожди Кохорика и аэх-Таддера командовали, как было заранее донесено. Отряд перешел на бег. Пока что еще по-боевому без паники. Даже гражданские. Ханнок и себя-то чувствовал вымотанным, надолго ли хватит нормалов с отгоревшими?

Ответить с цитированием
  #339  
Старый 01.06.2018, 23:21
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 580
Репутация: 103 [+/-]
Марафо-3, 15-16, 700 знаков 17-го


Скрытый текст - SPOILER:

Зарокотали барабаны.

Далеко впереди - ох уже эта городская перспектива и длинные улицы - выбегали из зданий и сбивались в строй люди. От ряда домов до ряда домов, Судя по расцветке доспехов - культисты, не Кан-Каддахи. Они почему-то не стали заранее перегораживать улицу баррикадами. Что ж, план или упущение - сейчас оно было кстати.

Плотность огня усилилась. Плотность волшебного щита начала спадать. В спину Ханнока ударила пуля, аккурат между крыльями. Еще не рана - растеряла скорость, хвала богам и магии! Но уже ушиб.

Сарагарец дозволил себе слабость и взглянул на спутников. За Аэдана и зверолюдей волноваться смысла не было - если и сдадут, то по боевым причинам. Кау уже бросил кости на стол, дальше - как выпадет. А вот остальные…

Ньеч бежал, опустив голову. Но судя по тому, как он уверенно он держался за копье - не от истощения, а потому что смотрел под ноги. Огарочья слепота? Страх?

Шаи… С этим хуже. В северного доктора Ядоземье, кажется, лишь влило новые силы. Законтурного нормала сильно ослабило. Уже мотыляется из стороны в сторону, задыхается. Плохо. Как бы не свалился.

Бегущая совсем рядом Миэн споткнулась, едва не угодив под копыта горскому демону. Сонни схватила ее за шкирку и помогла встать. Обтьматерила. Эпическая женщина!

- Спасибо, - рявкнул ей Ханнок, - Но если что - бросай!

Ему понравилось, как это прозвучало. И почувствовалось. В оценке ценности людей мир снова встал на свои места.

- Разговор-ра! Ты, на снежном, а ну пошел в первый ряд!

Химер пробился вперед. Сосредоточился на врагах. Они приближались. Не потому, что бежали им на встречу - Ра-Хараште решили встретить их неподвижным строем. Горцы и озерники замедлились, но не сильно.

"Стена щитов. Мало копий… Бестолочи" - оскалился Ханнок.

У Санга было больше ружей, но вождь не стал тратить время на перестелку. Да и маг-экран работал в обе стороны. А еще, как вдруг узнал Ханнок и культисты - его можно было использовать как таран. Когда они сблизились на бросок дротика, по сигналу опытного вассала маги перебросили всю энергию в переднюю дугу экрана. И толкнули вперед.

Передний ряд Ра-Хараште посбивало с ног. Да и остальных расшатало. Они не успели восстановить строй - еще до волшебного удара Сагат велел атаковать.

Фреп разогнался быстро. Вырвался вперед. Ханнок был к этому готов, не зря тренировались. Самодельное копье было, откровенно, позорным. Но пробить вражеский нагрудник, с разбега, прочности хватило. Сарагарец бросил его в культисте и выхватил меч. Нанес несколько ударов, улучшил момент и спрыгнул с седла. Чтобы не мешать дружику зверствовать. Даже в суматохе сражения драколень успел подумать, что боялся злить саблезубого не зря.

Дальнейший бой химеру не понравился. Да, культистов было меньше, да, они выбрали плохую тактику. Но Ханнок понял, что расслабился, сражаясь с повстанцами-горожанами, законтурцами и их ручными волчатами. Воображая, будто одолевает этим ужасы Ядоземья. Настоящие вояки из варваров оказались куда более опасными и неприятными противниками. Опытные, быстрые. Бешеные. В доспехах. О своего последнего на этот бой Ханнок погнул меч. Пришлось бить и бить, не давая опомниться, пока мятежника не насадил на копье один из озерников. Если бы не столь удачное начало заварушки, все могло окончиться плохо.

Подошел Фреп, тяжело дышащий, кровящий ободранным плечом. Совсем уже не снежный на вид. Несколько сагатовых дружиников бросилось к подъезду дома, наверняка мечтая поквитаться со стрелками. Вождь остановил их окриком. Показал окровавленным чеканом дальше.

- Вперед!

Ханнок посмотрел туда. Увидел площадь, большую, в которую вливались многие улицы. От которой начинался крутой подъем на центральную горку. Его перегораживала стена-новодел, с замкнутыми воротами. Над зубцами полоскались на сыром ветру черно-красные стяги.

А по центру площади строились в фалангу воины Ра-Хараште. И не только. Тут и там мокро блестели стеклянные доспехи. Были и одетые лишь в волчий мех.

"Тьмать" - подумал Ханнок. И полез обратно в седло.

Они перегруппировались, хотя слово это, пожалуй, чересчур помпезно для поредевшего и утсталого отряда из разнородных, а порой и вовсе не вояк. И атаковали. Второй раз с налету опрокинуть строй врага не удалось. Они завязли в ближнем бою. Фрепа пришлось отогнать с передовой - без доспехов и пространства для разбега он был уязвим. Ханнок бил и колол. Даже грыз. Но с куда меньшей эффективностью чем в горах или Кохорике. Дружинные варвары оказались хороши, чтоб их спираль на части перемололо!

Иногда с домов были стрелки культистов. Из-за величины площади добивали слабо, но иногда успешно.

Очередную атаку возглавил сам Сагат. Разбил своим чудо-молотом шлем Орденского офицера, воодушевил, отбросил. Но культисты не бежали, лишь отступили, организованно. Кохорик и Озерный края пробились к воротам акрополя.

Ворота не открылись. В бойницах и среди зубцов сверкали красным демонские глаза.

Сагат прокричал свой клан и цель.

Ворота не открылись.

Хашт приказал поднять выше знамя со Стальной Башней. Назвался уже от Кохорика.

Ворота не открылись.

"Где Аэдан?" - осмотрелся Ханнок. Увидел не сразу. Кан-Каддах шел к воротам, хромая и держась за челюсть. Похоже, ему досталось чем-то ударным. Может, даже до перелома.

Терканай поднял руку со знакомой табличкой.

Ворота не открылись. За спиной раскричались осмелевшие культисты. Ханнок повернулся и увидел, что из всех выходящих на площадь улиц Нижнего города валом валят враги. Служилые варвары, знатные варвары, экзальтированные варвары, в сияющих доспехах и мехе, варвары… Ближайшие даже не спешили бросаться в бой с мечами наголо. Но если они сработают умело, они им и не понадобятся. Сбившихся у ворот горцев с озерниками и прибившимися просто перестреляют. Или затопчут, коль захочется славы. Ра-Хараште готовили ружья и луки, мелькнуло даже редкое оружие - самострел. Подступали осторожно, не спеша, укрываясь магией.

Как-то глупо получается, дойти до Старика и помереть на пороге… Он забрал у носильщика свое ружье. Проверил пороховницу и понял, что зелья осталось мало, да и то неведомо как отсырело. Плохо.

От акрополя зашумели. Ханнок снова посмотрел на ворота. Нет, они не открылись. Это Аэдан схватил Сагата за рукав, жестикулировал, пытаясь что-то доказать без слов. А вопили - горцы с озерниками. Непочтение к вождю в такой славный момент их явно взбесило. И кинаю понятно, что они решили - если помирать, то они постараются захватить с собой ближайшее сойданово отродье.

Потом над гребнем стены появилось что-то странное. Деревянные коробки, без передних и задних стенок. С вставленными досками, похожими на полочки. Вычерненные и акцентированные алым. Похоже - лакированные. Смотрящиеся неуместно изящными и роскошными. Что твои шкафчики в библиотеке богатого нобиля. Сходство усиливали ряды странных цилиндров на "полках", похожих на свитки в футлярах.

Затем Ханнок оценил по торчащим над зубцами рогам и шлемам, что "ящички" - здоровенны. И похоже, не только он оценил. Сагат быстро дал себя убедить. И заорал:

- Ложись!

С установки сорвалась первая ракета, оставляя за собой дымный след пролетела всю громаду площади и взорвалась в центре вражеских рядов. Потом еще одна. И еще, и еще. Скорострельно, беспрерывно. Всесокрушающе.

Многие били мимо, с недолетом, с перелетом, разнося в пыль статуи и лепнину на наследии Омэля. С разрывной начинкой тоже оказались не все, и не всегда она срабатывала, но даже "обычные" снаряды пробивали бреши, словно копья полубогов. Огонь, дым, оторванное, отброшенное, разорванное и кровь. Крики. Много. А еще свист и разноцветные искры, словно это все - фейреверк в дворцах владык преисподней.

Лежа на древней брусчатке, Ханнок хотел, но не мог отвести взгляд. Он жалел, что регенерация исправно восстанавливает ему слух и обоняние. Он узнал, почему на Юге смеются над Кан-Каддахами, называют их нетопырями и стариками. Смех помогает бороть ся со страхом.

А еще он понял, что надолго наелся алого убийства.

Ра-Хараште бежали.

Ворота открылись.



Последний раз редактировалось Snerrir; 01.06.2018 в 23:33.
Ответить с цитированием
  #340  
Старый 04.06.2018, 01:58
Аватар для Snerrir
Ветеран
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 580
Репутация: 103 [+/-]
Марафон 17, закрыл пятницу.



Скрытый текст - SPOILER:

Любезный братец Умууре! Ты спрашивал меня о том, что за конфуз произошел в Сарагаре весной. На той, сокровенной, встрече с торговыми гильдиями варваров. Так вот - читай же, родич: с делегацией дальних южан на переговоры прибыла одна госпожа. По ее словам - простая жрица, южанней некуда, но я слышал ее слова и видел ее лицо. На Юге не должно быть такой речи и таких тонов. Может ли быть, что за Опаленным Кряжем уцелела смешанная кровь Ахри и Нгаре, потерянные дети Чогда? Я буду советовать Алчному-ради-Щедрости, горько его какао, слать людей контрабанды не в Укуль (ты знаешь отсиявший закат, им более нечего нам предложить), а на восход и полночь. Ты уже слышал, что я скажу в ответ на стоны о запретах.
Я отвлекся. Прости мне это, ибо соль песков изъела мои сандалии и мак служил мне пищей на привале. На банкете преломления, к сей даме пристал один из этих, решивших что они - ламанни. Она смиренно согласилась со всеми его словами, зримо пленив его ум: ведь это так, женщины тонки и изящны, упоение взоров, они благословение мира, а не войны. Истинно, они легки мыслями и далеки в речах, и потому достойны ограждения от дел калама и скипетра. Чистая правда, они изящны в возжигании очагов и разливании напитков, а потому приспособлены направлять стопы по этой стезе. Она согласилась с этим, и многим другим.
А когда заговорило вино, и он возложил ладонь ей на перси, она наперед подоспевших южан швырнула его на пол и поднесла обсидиан к его яблоку. И сказала, что она потомок богов, а не баба-карантинница, и первое полностью переписывает второе. Поэтому Сарагар не будет торговать в этом году с фратрией нетопырей. А мы будем. Говорю я тебе, брат мой, я направлю своего горбатого на восход и на полночь, даже если придется просачиваться сквозь внешний Контур змеем. Даже если Щедрый-в-Алчности, да процветут его стада, захочет лишить меня доли первородства. Четырежды и шестнадцать, я умножу их богатство на наше!
- Письмо купца фратрии Серебрянного Скорпиона, Тсадавира Тсом Таава, родичу.

---

Когда Ханнок проморгался от едкого порохового дыма, утихомирил пошедшую вразнос душу, то увидел, что из акрополя высыпали воины Кан-Каддахов. Нормалы и зверелые, сплошь большекрылые. Дракозлов было даже больше. Рычащие на прочих южан, друг друга, с характерно варварским, и при этом классически-старомодным акцентом. Таковой зверолюд слышал от Аэдана, когда дедядя был в особенно свирепом настроении.

Ханнок не мог заставить себя перестать щетиниться. Разгромленная, перекопанная площадь била в нос, как легендарные воины пламенного кулака из северных огарков. И еще - все-таки слишком много демонов вокруг. Даже не потому, что просто много, он достаточно видел рогатых и копытных за свое изгнание. А потому что демоны - непросты. Похожие на него самого видом, но не повадками. Чересчур отменно снаряженные. Столько металлических лезвий и наконечников он здесь еще не видел. Такой процент огнестрела не видел и дома, даже у княжьих дружинников. И доспехи - стандартизированные, лакированные красным и черным.
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Креатив 17: Серое Яблоко - Лисье Солнце Креатив Архивы конкурсов 7 04.04.2015 00:28
Креатив 16: Lina-chan - Солнце нового дня Креатив Архивы конкурсов 15 29.04.2014 12:09
Креатив 15: Лунное Солнце - Проклинающий рассвет Креатив Архивы конкурсов 53 08.11.2013 15:51
Мафия-5. День четвертый. Закатившееся солнце Flüggåәnkб€čhiœßølįên Архив Мафии 47 06.05.2013 17:03
Креатив 14: Noir - Чёрное солнце Креатив Архивы конкурсов 22 07.02.2013 22:49


Текущее время: 03:55. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd.