Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези

Вернуться   Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези > Общие темы > Творчество

Важная информация

Творчество Здесь вы можете выложить своё творчество: рассказы, стихи, рисунки; проводятся творческие конкурсы.
Подразделы: Конкурсы Художникам Архив

Ответ
 
Опции темы
  #1  
Старый 07.03.2017, 22:49
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,636
Репутация: 1351 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
МАРАФОН. ТЫСЯЧА КОРОЛЕЙ

Тысяча королей

dark fantasy

Цикл "Хроники Цинады"

Книга первая

Смертельно опасный мир. На одной его половине солнечный свет вызывает мутации тела и души. А там, где царствует вечная ночь, обитают неистребимые монстры. Люди выживают на клочке суши между светом и тьмой возле северного магнитного полюса, но их цивилизацию раздирают внутренние распри - сотни баронов начинают войну за Вечный Престол. И всё равно, несмотря на все опасности, сюда через порталы стремятся люди из других миров, ведь только здесь душа после смерти никуда не исчезает, а остаётся навечно возле живых в виде призрака. "Преисподняя переполнена, реку мёртвых сковало льдом".
Всё меняется, когда группа не самых чистых на руку магов получает рецепт апокалипсиса. Ни одна бессмертная душа отныне не в безопасности. Что уж говорить про живых.


счётчик знаков с пробелами: >620 000
ололо, точно будет миллиона два-три
это уже официально моё самое крупное произведение на данный момент (в "Космосе..." около 450к знаков, и это было только начало, и будет переписываться)

Скрытый текст - Пролог-памятка:
Вот Конгломерат Миров или Междумирье, запутанная сеть земель, которые связаны между собой порталами Древних.
Вот Цинада – центральный мир, главный оазис на картах человечьих, славный город, чьи стены неприступны, а короли – все как один велики.
Вот Скорлупа, Призрачный Мир, Земля Древних, сосед Цинады. Холодный недружелюбный край для живых и последнее вечное пристанище для немёртвых.
Вот Паутина, владения Лорда Паука в Скорлупе. Островок ойкумены на границе между убийственной тьмой и разрушительным светом. Здесь берёт начало история о Хранителях Слова.
Вот Лорд Паук, неуязвимый, бессмертный правитель. Властитель сотен наделов, которые подобно сегментам паутины расходятся в стороны от общего центра, столицы – Венозенга. Лорд Паук восседает на Вечном Троне, а подчиняется Короне Цинады, правит живыми в Скорлупе, но истинная власть здесь принадлежит Призрачному Правлению. Ибо в этом мире мёртвые никогда не уходят, души умерших остаются в виде привидений. И их всегда больше, чем живых.
Вот Несс, дочь барона, которую отправили обучаться на целителя в Храм Наук, обитель лучших магов Паутины. Она не желает себе такой судьбы, но влиятельные родители хотят удержать дочь подальше от мальца-конюха, с которым девица из знатного рода вздумала закрутить роман. По суровому замыслу, влюблённые не сумеют поддерживать отношения на расстоянии.
Вот Роудер и Пакинс, два мореплавателя, они возвращаются в Паутину с самых границ Скорлупы, с неизведанных земель на солнечной стороне планеты, где сила света вызывает Искажения и обрекает всё живое на скорую неминуемую гибель. Они везут найденные скрижали Древних на расшифровку магам в Храм Наук. Они больны, они умирают, но они готовы к смерти ради знаний и ради больших денег их семьям.
Вот Гаолин и Нансен; вместе с другими опаснейшими заключёнными из разных тюрем Паутины их везут в Храм Наук для того, чтобы испытывать на них неизвестные заклинания, которые удастся прочесть с найденных скрижалей Древних.
Вот Мирелла, Жектр, Корабус и Хайнс – верховные маги в Храме Наук - они с нетерпением ждут скрижали, ведь это может даровать им знания Древних, невероятные возможности…
Вот Лорд Паук, неуязвимый, бессмертный правитель. Он ещё не знает, что дни его уже сочтены…


Скрытый текст - Содержание (ссылки на главы и страницы):
Пролог (в шапке темы, то бишь в этом сообщении выше)
Глава 1: Вначале было Слово >117к с пробелами
1, 2-3, 4, 5-6, 7-8, 9, 10

Глава 2: Герои и злодеи >155к с пробелами
, , 2, 3, 4, 5, 6, 7

Глава 3: Заточка лезвий >300к с пробелами
1, 2, , , 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10
Глава 4: Битва за Храм Наук
1, 2
, 3, 4, 5, 6, 7, 8

Глава 5: Прибытие Пожирателя Душ
Глава 6: Золотой Доспех
Глава 7: Тёмная половина
Глава 8: Да придёт рассвет
Глава 9: Восход гхаргов
Глава 10: Меньшей кровью
Глава 11: Так близко и так далеко
Глава 12: И снова маршем пу-но-тас
Глава 13: Матерь всех сражений
Глава 14: Маски и короны


Скрытый текст - Схемы, карты - набросал схематично исключительно для себя, чтобы ориентироваться:
Нормальные схемы и карты буду делать после написания для форзацев/страниц с картами и т.д., вероятно с привлечением профи-художников, хз, может, и сам нарисую, а то планшет wacom уже совсем запылился :)

Есть более-менее подробная карта Паутины с городами и т.д., которую давно рисовал карандашом от руки, скинул бы, но никак не могу найти - ни листка, ни когда-то сделанных фоток для подстраховки. Если найду - сброшу. Или потом заново нарисую, там всё равно было много устаревшей-неактуальной инфы.

Ниже всякие схемы-наброски в пэинте мышкой различной давности.
Скрытый текст - схема порталов Междумирья:

Скрытый текст - карта порталов Паутины (сегментов в паутине на самом деле намного больше!! всё нарисовано очень схематично):

Скрытый текст - старая версия глобуса Скорлупы, сейчас он более "рваный" должен быть, со стороны Полной Тьмы в том числе:


Цикл "Хроники Цинады"
1) Тысяча королей
2) Хроники Меридия
3) Хроники Филиппа
4) Тысяча миров

Последний раз редактировалось Vasex; 26.05.2017 в 21:58.
Ответить с цитированием
  #41  
Старый 07.04.2017, 23:21
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,636
Репутация: 1351 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Скрытый текст - 6.:
6.
Пока у Девона всё шло согласно намеченному плану. Он быстро добрался до десятого сословия. В тавернах поговаривали, что последние следы пребывания Пожирателя Душ – в крепости Крайм, которая пала под натиском осады гхаргского войска. Ни одного выжившего, ни одного свидетеля битвы, ни одного чёртового призрака не уцелело. Даже последние паломники монструозной сущности погибли там же и были поглощены.
Где прятался или куда теперь держал дорогу Пожиратель Душ – никто не знал.
В попытках отыскать его Девон наткнулся на большую группу новых стариков-паломников, которые тоже рыскали в окрестностях в поисках своего идола.
- Мы сделаем по-старинке, - говорил главный паломник. – Разведём огромные костры в ясный день, чтобы дым видно было издалека. Дым магией или алхимией сделаем зелёным, тем цветом, который редко встретишь на просторах Паутины. Пожиратель поймёт, что это сигнал. И будем держать связь между собой через призрачные каналы. Рано или поздно Пожиратель Душ нагрянет к одной из наших групп, там мы и соберёмся под его командованием.
- Я уточнял у буревестников из Храма Наук, когда будет ясный день в этом сословии, - сказал Девон. – Сегодня, как мы видим, облачно, туманно, мокрый снег. Но в ближайшие дни небо будет чистым, никаких метелей не будет. Думаю, завтра уже можно начинать поиски.
- А зачем вам, магам, понадобился Пожиратель Душ?
- Хотим поговорить с ним. Уточнить исторические детали из его выдающейся биографии, - улыбнулся Девон.

В родной деревушке Най надолго не задержался. Он отчётливо ощущал, что вот-вот тронется не только сердцем, но и умом, если продолжит смотреть на обугленные руины домов, кости жителей, припорошенные снегом. В своём доме вообще нечего было делать – всё сгорело до самого основания, не осталось ничего – разве что кочерга, покорёженные подсвечники из дешёвого металла, дырявый котёл и ещё несколько бесполезных вещей, которые с трудом узнавались. Возможно, где-то тут лежали кости родителей, но наверняка Най не мог знать. Он надежд не строил – вряд ли кто-то выбрался из деревни, когда нагрянули гхарги. Скорее всего, они сразу взяли деревушку в кольцо, чтобы не никакое сочное мясо не избежало своей участи.
По дороге в деревню Най насобирал пучок дурман-травы. Отец учил его, где её искать под снегом, но в то же время учил пользоваться ею лишь в случаях великой необходимости. Потому что те, кто ею злоупотребляли, очень быстро отправлялись к праотцам. Не сказать, что Ная теперь пугал этот расклад, но пока советам он внимал.
Он раскурил дурман-траву, рассудок притупился, зато теперь можно было видеть призрачный мир. Что ж, либо Пожиратель Душ с гхаргами уничтожил здесь всех погибших, либо они улетели прочь от злосчастного места, как раз в первую очередь избегая встречи с Пожирателем.
Оставалось одно крупное пристанище для призраков, куда Най и отправился как можно быстрее, чтобы эффект дурман-травы не успел пройти окончательно. Её оставалось у него довольно мало.
Посреди белой равнины этого низкого сословия Най вскоре раскурил оставшиеся запасы. Полярные сияния высоко над головой заструились вниз по рёбрам и граням невидимых ранее домов. Призрачный город предстал во всем величье.
Призраки сетовали, что такой заблудший, ослабленный и голодный человек забыл в этом недружелюбном краю. Най спрашивал их про своих родителей. Ему сказали, что никто не уцелел в той деревушке даже в виде призраков. Тогда Наю неожиданно для самого себя стало плохо, он упал ничком и долго лежал практически в отключке, пока призраки порхали вокруг него, не имея никакой возможности помочь. Они говорили, что он умирает. Спрашивали, чем он болен или когда последний раз ел. Най не отвечал.
Потом он спросил, где тут ближайшие города или деревни. Ответ его не порадовал:
- На запад, к горам, тебе нельзя, там ещё буйствуют гхарги, многие поселения сожжены. На востоке до самых границ сословий – ничего. Ближайший – это к северу полдня пути, если ноги держат – Траквес, чумной город. Но туда лучше не идти, ведь оттуда нет пути назад. Там живут обречённые, неизлечимые. Стражники никому не дают покинуть город. А другие поселения слишком далеко – вряд ли ты дойдёшь туда своим ходом. Но лучше бы тебе идти на юг, попытать удачу пробиться к поселениям у моря.
- Пойду на север, - не внял советам Най. И отправился к чумному городу.

Скрытый текст - 08.04:
Призраки-паломники не боялись Пожирателя Душ, наоборот жаждали, наконец, найти его и охотно делились информацией друг с другом через призрачные каналы. Они отличались от живых паломников в основном тем, что разочаровались в вечной жизни, попробовав её, а те ненавидели её заранее. Что всегда удивляло Девона, так это почему никто из живых самоубийц не пытался покончить с собой в любом другом мире – всего-то через портал перейти вместо того, чтобы охотиться за якобы неуловимым монстром. На это ему отвечал у костра один из паломников:
- Понятное дело, что у призраков особенного выбора нет. Мучительно долго убивать себя через Полную Тьму или в сиянии Рашмы-Никогда-Не-Заходящего, да и исход в таком случае, как известно, не определён – не так просто достичь полного ничего. Неизвестно даже наверняка – возможно ли полностью исчезнуть. А порталы духов не пропустят. Куда проще покончить со всем этим последним вариантом – позволить поглотить вас Пожирателю Душ, который, как известно, действует моментально. Тут уже, скорее всего, никаких крупиц сущности не остаётся. А вот у живых вариантов куда больше – достаточно выехать в другой мир – в Цинаду, в Ун, куда ближе и сподручнее… Из любого сословия ведь можно! Порталы ближе всего к низким сословиям что с востока Паутины, что с запада. Хоть пешком чапай! А представители высоких сословий, то бишь центральных, которые ближе к Венозенгу, центру Паутины, могут оплатить любую подобную поездку. Хоть на последние монеты, подумаешь, затраты! Так вот многие подобным образом и поступают, кончают с собой за пределами Скорлупы, если житиё совсем уже поперёк горла стало и продолжать эту канитель нет никакого желания, сил, возможностей. Но мы ведь не просто не желаем больше жить. У нас в основном иные мотивы. У кого-то из нас религиозные – верят в великую важность смерти от рук именно Пожирателя, будто это самая чистая и самая правильная смерть; другие стремятся провести некое исследование или закончить жизнь в не самом избитом ключе. Ведь лепят себе всякие вычурные памятники на исходе жизни, а зачем? Вот и тут что-то подобное. Про Скорлупу часто говорят: «Увидеть Венозенг и умереть!». А некоторые жители Паутины идут в этих размышлениях чуть дальше, чуть дальновиднее: увидеть Пожирателя Душ и умереть!
Ещё один паломник заговорил:
- Можно добавить, что смерть за пределами Скорлупы – не гарантирует исчезновение души. Неспроста столько страшных сказок о душах мертвецов водится во всех мирах. А где-то что-то подобное можно даже увидеть какими-нибудь магическими способами, близкими к некромантии. А узнать наверняка – есть ли души или нет в других мирах – никто не может. Никто не возращался с другой стороны, никто не может поведать наверняка. Так разве нужно кому-то такое существование? Беззвучно биться о невидимые стены в невозможности достучаться до живых? Мы не знаем, что там! Быть может, это будет величайшее мучение – наблюдать за живыми со стороны целую вечность без возможности покончить с собой: в других мирах солнечный свет или полнейшая тьма могут ничего не делать с невидимыми призраками, да и про иных Пожирателей Душ мы ничего не знаем. Стоит ли рисковать? Любой действительно разумный человек, взвесив все шансы, поймёт, что сиюминутное любопытство никак не перевесит вечные муки. Вечные! Вы только представьте, что такое «вечные муки»! Вечные!
- Всё херня! – воскликнул третий паломник. – Души есть, ибо Рашма – наш бог – бдит! Как только Рашма закроет глаз, Скорлупа перестанет быть такой, какой её мы знаем! Призраков не станет, это уж наверняка!
- Не хочется вас прерывать, живчики, - усмехнулся один из призраков-паломников. – Но нас вызывают к костру, что северо-восточнее… Пожиратель Душ туда прибыл.
- Замечательно! – Девон по готовности вскочил и сразу запрыгнул на коня. Вещи, скромные походные пожитки, давно были собраны. – Давайте по коням, живее. Пожиратель Душ на одном месте надолго не задерживается, вам ли не знать!
Паломники поспешно двинулись на северо-восток к другому столбу зелёного дыма на горизонте. За их спинами ещё долго догорал костёр на месте дома одного из паломников.

Скрытый текст - 09.04:
Пока кони натужно взрыхляли белое полотно на пути к столбу зелёного дыма, Девон продолжал расспрашивать паломников:
- Тогда почему вы не принимаете смерть прямо сейчас? Почему тащитесь в этих, как сами говорите, убогих оболочках за своим лордом? Даже сейчас было бы удобнее не трястись в седле, не мучиться от холода, недостатка провианта и прочих житейских невзгод, а покончить с этим – и выйти на Пожирателя Душ уже в беззаботном обличье?
- Всё верно говоришь, выпускник Героев! – посмеивался самый разговорчивый паломник. – Многие так и поступают. Но другим не позволяет вера или принципы. Кто-то считает, что боги не любят самоубийц. Для кого-то это просто недостойный, порочный поступок, до которого они не хотят опускаться. Даже если никто об этом не узнает – просто перед самим собой стыдно. Я же смотрю на это философски: важен не финал, важен путь. Любая стезя жизни – это стезя очищения. Чем сложнее эта дорога, тем чище твоя душа. А те невзгоды, о которых ты говоришь, разве это помеха? Помеха жить? Тю! Возложи мне хоть десять таких камней на плечи – это тоже меня так просто не остановит! Иначе столько не прожил бы, давно бы сломался и сдался от малейшего дуновения ветра!
- А я ещё не собираюсь умирать! – заговорил другой паломник. – Если Пожиратель соизволит – пускай убивает меня, с ним часто армия или отряд головорезов, которые могут выполнять его указания. Но я мог бы присоединиться к ним, помогать, да хоть похлёбку им варить, мне всё равно. Я просто держался бы поближе к Пожирателю на случай смерти, поскольку призраком быть точно не хочу, не моё это. Ну и я многое в Скорлупе и других мирах повидал, а Пожирателя не видел ещё. Давно уже решил, что завершу свою дорогу здесь. Дорогу жизни, а не призрачную.
- А я боль не переношу! Как умереть прикажете? Не хочу мучиться, как животное! Может, какой мягкий яд бы принял, если бы деньги на него были! А так хрен! Терпеть остаётся!
Они добрались до костра товарищей. Пожиратель Душ вынырнул из укрытия – прямо из дыма – и точно хищная птица спикировал на призрака-паломника, сопровождавшего Девона и компанию. Дух заговорил:
- О, мой лорд, я так рад вас…
Пожиратель Душ сразу же его поглотил. Других духов у костра не наблюдалось. Всех пожирал, не выражая никакого интереса к призракам паломников.
- Это все? – спросил он живых. – Все в сборе?
- Должен подойти ещё один отряд от дальнего костра.
- К чему столько дыма? Зачем такая срочность, столько внимания? – гневно вопрошал Пожиратель Душ. – Особенными себя возомнили? Другие годами терпеливо ждут у зелёного дыма, а вы за день поставили на уши всю округу!
- Пожиратель! – воскликнул Девон. – Ты меня не узнаёшь?
- А должен? Ах, это ты… Герой, задающий слишком много вопросов! Понравилось играть с огнём? Поди выпускник уже, совсем без страха и совести, все вы там такие…
- Всё верно, верно, - усмехнулся Девон. – Но теперь я по другому, более важному делу. По срочному делу, как ты уже понял.
- Я весь в внимании. Поторопись. Не люблю задерживаться на открытых пространствах. Ваши чёртовы костры… Радуйтесь, что я вообще явился. Всё это слишком пахло западнёй.
- Вот на твоё любопытство и азарт я и рассчитываю! Все рассчитывают сейчас. Ты можешь помочь Скорлупе в великом деле. Можешь даже смыть немного грязи со своего имени, Пожиратель. Кто бы мог подумать!
- О чём балаболит этот заносчивый глупец? – спросил паломников Пожиратель Душ. – Если это снова твоё домашнее задание, то можешь передать весточку домой матери, что к ужину вернуться не успеешь. Никогда. Прошлый раз я не стравил на тебя убийц, потому что ты показался мне забавным. Но всё-таки ты дурачок, который думает, что шутка при повторе прозвучит также смешно!
- У меня предложение получше! Мы отправимся домой на ужин вместе! Тебя призывают в Храм Наук. Вопрос великой срочности и важности.
Пожиратель Душ хищно приблизился, заслоняя всё вокруг Девона призрачной, но удивительно тёмной, почти непрозрачной тенью… Он начал кружить вокруг.
- С чего… Хах! … С чего мне верить в этот вздор? И даже если это правда, даже если это не хитроумная ловушка, с чего я могу понадобиться магам? Тоже хотят изучать меня, как какого-то Искажённого? На что они надеются? Что я такой наивный дурачок? Ради чего такого мне стоит рисковать и тратить своё время?
- Я многого не скажу, всех подробностей не знаю. Но в общих чертах речь шла о новом страшном заклинании, добытом с найденных Скрижалей Древних, которое может стирать города в ничто. Чрезмерно опасное. Теперь его знает группа людей и призраков. Нужно утаить страшное знание, дабы спасти Скорлупу от практически мгновенного разрушения изнутри. Большинство задействованных магов и прислужников готовы умереть, чтобы сохранить это знание. И нужно торопиться. Есть пара призраков, может, уже больше, которые не знают слова, но ищут людей, которые помогут им вытянуть правду из магов. Хранители Слова опасаются даже покидать стены Храма Наук, потому что на дорогах их уже могут искать. Все они под карантином – отрезаны от мира, как какие-нибудь больные, искажённые или преступники. Но их тоже трудно будет удержать в случае чего…
- Величайшее заклинание, значит. И так Цинада обрубает концы… - задумчиво протянул Пожиратель Душ. – Очень на неё похоже. Интересно. Да, интересно. Рашма и Тьма для уничтожения призраков не подходят, слишком долго и ненадёжно… Потому обратились ко мне.
- Всё так.
- Есть какие-нибудь гарантии, что меня не попытаются поймать, удержать или уничтожить, как тех призраков?
- Никаких, - улыбнулся Девон. – Слово Хайнса разве что. И той второй… верховной ведьмочки. – Девон состроил перекошенную гримасу и искривился телом.
- Пока этого достаточно, - сказал Пожиратель Душ. – Столь немногие не пытались меня предать, не пытались поймать, остановить, перейти дорогу. Я бы не стал им доверять до конца, но понимаю, почему они пошли сейчас на подобное.
- Да, ситуация серьёзнее ваших распрей и твоих тёмных делишек, Пожиратель.
- Много ты знаешь о моих делишках! Тебе, герой, не помешало бы проявлять больше уважения. Вот взгляни на паломников – точно сотое божество увидели – одни на коленях, другие о чём-то просят, третьи с подношениями.
- Да я к тебе тоже не с пустыми руками пришёл, тоже дары приготовил! Думаешь, чего я тут так просто секреты все выкладываю!
Девон достал рапиру и изящно ею очертил вокруг себя круги, осматривая идеально чистое лезвие. А затем с сумасшедшей прытью атаковал паломников – одного за другим. Укол, надрез, укол, надрез. Любое касание – смерть. Лишь последний паломник успел выйти из оцепенения и бросился наутёк, но его догнал брошенный кинжал – попал точно в позвоночник.
- Чудненько. – Пожиратель Душ почти мгновенно скакал от тела к телу, поглощая души. – Видать, мы с тобой сработаемся.
- А то. Грех не поработать, когда Цинада оплатит любые расходы.


Последний раз редактировалось Vasex; 09.04.2017 в 21:49.
Ответить с цитированием
  #42  
Старый 07.04.2017, 23:30
Аватар для Snerrir
Местный
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 209
Репутация: 26 [+/-]
Понравилась последовательность: внял советам - не внял советам.
Ответить с цитированием
  #43  
Старый 10.04.2017, 23:39
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,636
Репутация: 1351 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Скрытый текст - 7.:
7.
Лодес ворвался на ужин барона, шумно распахнув двери, его сразу же задержали стражники, потому он закричал прямо с порога:
- Вы должны забрать её! Вы должны вернуть Несс! Высокие сословия погрязли в войне, разве вы это не знаете? Несс в опасности!
В большом зале на высоком этаже замка пировал барон со своей семьёй. Стол наполняли пышные мясные блюда. Кости бросали на пол собакам и рысям, которые между собой не грызлись, наученные порядку были. Сын конюха в своих грязных сапогах, дырявых штанах и вонючей накидке смотрелся более бедно и бестолково, чем любая баронская зверина.
Глава семейства пренебрежительно махнул рукой:
- С глаз его долой.
- Опять за старое, - запричитала его жена. - Считает нас за последних глупцов каких-то.
- Надо всё-таки вернуться к плетям. Глядишь, уму научит. Цацкаемся мы со слугами нашими, ой цацкаемся.
Стражники потащили Лодеса за дверь, но тот был детиной неслабой, растолкал их и прорвался внутрь, выкрикивая:
- Вы когда последний раз с ней говорили, а? Я через призраков проверял! Её заточили в башне того Храма! По неведомым причинам! Не слышали такого, а?
- Муна ни о чём таком не говорила, - нахмурилась мать Несс. – Но в последнее время она очень редко с нами связывается. Не говоря уже о юной леди, которая нас всегда игнорирует.
- Так свяжитесь снова! С кем-нибудь другим! Говорю же – в опасности она! Непонятно что творится! А вы тут жрёте! Вы слышали, что их сословие уже в войну включилось?
- Не говори глупостей, - махнул рукой барон, отрывая ещё кусок свинины. – Некоторые бароны борются за независимость. Не хотят быть под властью Вечного Трона. Но на самом деле им осточертело Призрачное Правление. Хотят сами использовать торговые пути, а не дожидаться, пока ресурсы пройдут через их территорию в Венозенг, чтобы оттуда им потом вернули объедки.
Барон бросил кость в пасть одной из рысей.
- Убирайся, сын конюха, - прошипела баронесса. – Больно на тебя смотреть, не то что слушать. Всё с Несс в порядке.
- Ничего не в порядке! На ней испытывают заклинания Скрижалей! Или ещё что хуже! Точно вам говорю! Если она вообще ещё жива!
- Уведите же его!
Со стороны коридора явились запыхавшиеся товарищи Лодеса вместе с его отцом.
- Милорд, миледи! – Тот смял в руках шапку, переминаясь с ноги на ногу, сильно волновался в присутствии таких особ, несмотря на то, что сам был старше их. – Вы уж простите этого окаянного! Он у меня получит. Я как узнал, сразу сюда, сейчас за шкирку его выведем…
- Что вы за родители? – продолжал кричать Лодес. – Ваша дочь страдает или вообще умирает! Она в опасности! Все в Храме что-то скрывают, точно вам говорю! Кого я только не спрашивал!
- Идём. Не слушайте его, - кряхтел отец Лодеса. Вместе с другими слугами и стражей они тащили парня к дверям. Но получалось это медленно. Лодес раскраснелся от натуги, продолжал вырываться рывками, глядя на барона.
- Война на пороге, все так говорят! Несс нужно вернуть из этой дурацкой ссылки! Если не можете вы её выручить, так я сам поеду за ней! Благо с конями обращаться умею!
- Ну тогда это будет твой последний день на моей земле! – рявкнул барон. – И за коня твои родные платить будут!
- Если с ней что-то случится, это ваша вина! Это всё вы, вы! Вы её убили! Вы-ы! – Лодес вытягивал руку в сторону барона поверх наплечника стражника, грозил кулаком.
И в этот миг прогрохотало. Барон хотел что-то гневно сказать в ответ, но вместо этого разлетелся на куски. Взрывом смело большую часть посуды и яств с огромного стола перед деревянным столом. Все шарахнулись в стороны, женщины смешно падали, а платья задирались от ударной волны. Все разом заголосили, завизжали. От барона ничего не осталось – кровь будто тоже испарилась. Только его недоумевающий призрак болтался над обломками стула. Он загудел:
- Что это? Нет, так не должно быть! Что за дерьмо богов? Не сейчас! Не так рано! Я должен ещё жить!
Лодес сидел на повалившихся от взрыва товарищах. Что-то над ухом горланил отец. Лодес посмотрел на баронессу, на ней не было лица – никогда он ещё не видел её такой бледной, морщинистой и постаревшей. Она вся искривилась от ужаса, была на пограничном состоянии с плачем, но всё ещё удерживала себя, пытаясь разобраться в ситуации. Наконец она тоже взглянула на Лодеса.
- Колдун! Колдовство его! – кто-то из слуг кричал это и указывал на сына конюха.
- Держите мерзавца! Ты убил нашего барона, гнидёныш!
- Я не… Это не… Совсем не… - лепетал Лодес, а его нижняя челюсть сама по себе бешено тряслась. Парень посмотрел на свои дрожащие руки.
Я ведь указывал ими на барона и желал его смерти, подумал он. Неужели действительно желал? Неужели получилось сколдовать? Да ещё как! Всегда чувствовал, что могу стать волшебником, как многие другие, чем я хуже?
- Точно убили! – заявил сам барон в виде призрака. – Но кто? Неужели ты, сын шлюхи?
- Барона убили! Нападение! – Стражники совсем рядом запоздало обнажили мечи.
- Никого он не убивал! – заступился отец. – Мы к нему не прикасались! Мы были здесь, а он там!
- Это колдовство, болван! – кричал один из семейства Несс, какой-то дядюшка. - Колдовство! С расстояния! Лжецы! Убийцы! Вам это с рук не сойдёт! Стража! Заковать их, заковать, заковать! Сучьи выродки! Кто будет кормить наше семейство?
- Боги, за что вы так с нами! – взывал к потолку барон.
- Мой сын не умеет колдовать! Это клевета! Одумайтесь!
- Это немыслимо! – Мать Несс вскочила и указала на конюхов трясущейся рукой. – Задержать всех! Будем разбираться! Я вашими костями выстрою ограду вокруг могилы моего любимого!
- Миледи! Никто не колдовал! – взмолился отец Лодеса. Стражник пытался заломать ему руку.
- А как он тогда умер? – Она яростно смела остатки еды со своей части стола и бросилась в остервенелый плач, царапая своё лицо ногтями. Затем опять взглянула грозно прямо на Лодеса. - Всех заковать! Мы во всём разберёмся! Виновные точно будут найдены и наказаны! Я не мой муж! Безграничной ласки не дождётесь, твари! Твари, убившие самого добросердечного человека в Паутине!
- Нет! Послушайте! Нет! – твердил Лодес, мотая головой и глядя на баронессу. Ничего более дельного сказать не мог.
А затем взорвалась и мать Несс.
Зал снова погрузился в панику и хаос, женщины больше не могли дожидаться невесть чего – и шумной гурьбой помчались к выходу, полезли прямо по головам стражников и слуг, столпившихся в проходе.
- Убийцы! – заорал барон, проходя сквозь стол. – Убейте же их сейчас же! Пока всех нас не уничтожили! Скорее!
Стражники полезли с мечами на Лодеса и компанию. Слуги запротестовали, начали уворачиваться, отпрыгивать от первых неуверенных взмахов оружия.
- Лодес, уходи! Сейчас же! Бери коня и проваливай, пока есть возможность! – сказал отец на ухо, а затем сжал кулаки и напал на ближайшего стражника.
- Нет! Подожди, не надо! – кричал Лодес. Отец разбивал костяшки до крови о шлем стражника, тот оседал на пол.
Остальные конюхи неуверенно поспешили то ли разнимать дерущихся, то ли помогать бить стражу.
- Уходи! Послушай отца хоть раз, дурень!
- Никогда! Не брошу! – проревел Лодес и тоже ринулся в атаку. Но один из стражников будто этого и ждал, с криком помчался навстречу Лодесу и заготовлено обрушил меч. Лодес успел среагировать, резко поднырнул под удар – тяжело получил эфесом по лбу, кровь сразу залила всё лицо. Он с криком вцепился в ногу противника, потянул на себя и резко поднял. Тот начал заваливаться назад, небрежно рассекая воздух мечом. Его товарищи из-за этого попятились.
- Уходи, уходи, пока можно! – Отец выпутался из хватки другого стражника. Подскочил к Лодесу, схватил того за густые светлые волосы и отбросил парня в коридор. – Уходи! Приказываю! Беги! А-а-кх…!
Лодес плохо соображал. Вроде бы его отцу только что вонзили меч в горло, но тот продолжал биться. Глаза Лодеса щипало от пота и крови, голова гудела после удара. Он, чертыхаясь, попятился на локтях, перевернулся и на четвереньках покинул зал.
Сзади раздавались крики ярости и боли.
А вслед за Лодесом плыл по воздуху призрак барона и кричал, бесконечно повторяя "убийца, убийца, держите убийцу!".


Последний раз редактировалось Vasex; 11.04.2017 в 23:22.
Ответить с цитированием
  #44  
Старый 11.04.2017, 12:23
Аватар для Ранго
провалил марафон
 
Регистрация: 11.04.2009
Сообщений: 4,735
Репутация: 1352 [+/-]
9-10 первой главы - понравилось, написано живо, бодро, сложно предсказать, чем закончится. Сложно - и я не угадал.

P.S. нашёл-таки, чем рысей кормить. ;)

глава 2
1. В свете обыкновенных факелов и синих огней тени людей, постаментов, скрижалей по непонятным причинам росли. чего-то не звучит. Может, переставить - росли перед непонятными причинами.
были слишком увлечены ругнёй это ещё что за слово?
промежуток до 2. Сколько же событий! Причём, в основном одни диалоги. Т.е. описаний весьма мало. Нет, всё живо, но с этими многоточиями иногда забывал, кто что говорит.

Последний раз редактировалось Ранго; 11.04.2017 в 18:40.
Ответить с цитированием
  #45  
Старый 11.04.2017, 23:32
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,636
Репутация: 1351 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Ранго, спасибо.

Сегодня набивал необходимую страницу, внося исправления в различные части второй главы. По ходу дела перечитывал и исправлял самые очевидные ошибки (глобальные корявости пока не трогал, включая всякие на самом деле менее важные повторы слов в смежных предложениях, это всё потом; пока лишь бы читабельно было и не содержало бы совсем фатальных фейлов). Ниже под спойлером указал самые крупные куски дополнений, а всякие мелкие правки и дополнения не стану перечислять, но они есть почти в каждом посте второй главы.
Не трогал пока только часть 5 в главе 2, все эти отрывки про осаду крепости Крайм. Более зловонного куска говна, умопомрачительно корявого и дебильного я давно не писал.
Делал там на основе давно придуманной истории для своего древнего рассказа «Герои и злодеи», там было по-другому, имена частично другие, иначе прикреплены к персонажам, узнаваемые. Но умудрился в марафонной спешке написать это теперь намного тупее, бредовее, запутаннее, бессмысленнее и попросту во всём хуже, чем тот конкурсный рассказ десятилетней давности, 2008 года, который, кстати, пожалуй, первая моя работа, которую хвалили на мирфе. Внутренний компас совсем сбился, отошёл от плана и родил совсем неподходящую чушь по мотивам, которая в принципе не вредит ничему глобально, но нужно будет переписывать это с нуля, не знаю, когда. Плеянтос (вместо былого Кунца, Плеянтос был другим персонажем) должен не смотреться бестолковым мудозвоном, а быть хитроумным (псевдо?)героем, и в целом осаду надо показать затяжной и очень тяжелой с кучей ключевых поворотов и тяжёлых решений в небольшом объёме по аналогии с первой осадой из «Иные песни» Дукая, например.
Пока что вторую главу буду везде выкладывать с этим неотёсанным говнецом в середине.

/\ 1500 знаков за 5 минут, жаль, что не считается, лол


Скрытый текст - дополнения и правки на 10 тыщ знаков 11ого апреля:
это
Цитата:
Опять всеобщее молчание. Заранее осуждающее. Муна закрыла глаза и выпалила так быстро, как могла, дрожащим голосом:
- Я… передавала… ей… слова… заклинания… которые… слышала… я… не… знала… что это… опасно… и… не уверена… что… сделала… это… в правильном… порядке... и… не… уверена… что… все их… назвала... я… даже… сама… не… до конца…
превратилось в это
Цитата:
Опять всеобщее молчание. Заранее осуждающее. Муна закрыла глаза и выпалила так быстро, как могла, дрожащим голосом:
- Мы... не хотели... шпионить… мы... не знали... что всё... так серьёзно... я хотела... пробудить в Несс интерес... показать, что тут... бывает интересно... что здесь... творятся... великие... дела... чтобы она... осталась в Храме...
Никто не проронил ни звука в ответ. Муна была наедине со своей виной и со своими замедленными всхлипами.
- Я… передавала… ей… слова… заклинания… которые… слышала… я… не… знала… что это… опасно… и… не уверена… что… сделала… это… в правильном… порядке... и… не… уверена… что… все их… назвала... я… даже… сама… не… до конца…
+288 знаков


это
Цитата:
Надо отсюда удирать, подумал Вендр. С портальным камнем, о котором почти никто не знает, это несложно. Но разве это разумно? Он действительно носит страшное знание. Но разве маги хотят от него избавиться? Нет, Тодас хочет его прибрать к рукам. Великий маг… Достаточно ли великий для такой ноши?
Появились маги, устроились, как у себя дома, начали передавать вести с Цинады.
превратилось в это
Цитата:
Надо отсюда удирать, подумал Вендр. С портальным камнем, о котором почти никто не знает, это несложно. Но разве это разумно? Он действительно носит страшное знание. Но разве маги хотят от него избавиться? Нет, Тодас хочет его прибрать к рукам. Великий маг… Достаточно ли великий для такой ноши?
А камень-то портальный ещё и добыть как-то надо! Он в укромном месте в моей комнатушке. Вряд ли мне хватит сил, перетащить его с помощью крепко сплетённых теней сюда... Нужно самому туда добраться туда во что бы то ни стало.
Вскоре в башне заключённых хранителей Слова появились верховные маги. Устроились, как у себя дома, как ни в чём не бывало, начали передавать вести с Цинады. Лица всё же отражали печаль и неприкрытую скорбь, Вендр это видел, ведь знал, что гложет этих людей. Конечно, Хайнс и Мирелла не собирались посвящать жертв научной ошибки во все страшные подробности. О грядущем радикальном решении проблемы. Вендр отметил, что верховные колдуны будто ещё больше постарели и поседели.
Примерно +500 знаков


это
Цитата:
- «Доставка исследовательского груза на остров Киф и обратно…» - зачитал Хайнс.
- Изобретение магов холода – гроб, в котором туша животного долгое время не разлагается. Здесь не сказано, что нужно было ещё добить монстра, застрявшего в ущелье, извлечь оттуда тело, и доставить в целости и сохранности в Паутину… Но основная опасность исходила не от близости к Полной Тьме, а от возможных бандитов на пути, которые быстро прознали о высокой стоимости такого гроба из-за редкоземельных компонентов.
- «Улаживание конфликта в деревне Северный Буг…»
- Вот это последнее, недалеко от вас, в более высоком сословии, тоже у подножья Грандуа. Местные поссорились со знатью за непомерные налоги, пришлось регулировать. Сначала дипломатически, потом возглавлять дружину и добиваться силой. Никто не пострадал, главаря восставших посадили. Налоги остались те же. Но если бы не я, крови было бы непомерно много. Местные дружинники совсем не в ладах с двумя вещами: с репутацией и с оружием.
- Нет, вы уж извините, но это попросту смешно. – Хайнс отложил свитки. – Не в обиду вам лично, от всемирно известной Академии мы рассчитывали на нечто большее. Не на новоявленного выпускника-героя. А на знатного ветерана или даже группу. Дело великой важности и, быть может, самое опасное за все задания Скорлупы.
превратилось в это
Цитата:
- «Доставка исследовательского груза на остров Киф и обратно…» - зачитал Хайнс.
- Изобретение магов холода – гроб, в котором туша животного долгое время не разлагается. Здесь не сказано, что нужно было ещё добить неслабого монстра, застрявшего в ущелье, извлечь оттуда тело, и доставить в целости и сохранности в Паутину… Но основная опасность исходила не от близости к Полной Тьме, а от возможных бандитов на пути, которые быстро прознали о высокой стоимости такого гроба из-за редкоземельных компонентов. Пришлось немало хитрить по дорогам, иногда применять оружие, но товарищей-героев на помощь принципиально не звал. А одного из них даже наняли против меня. Тот, как я надеюсь, по незнанию взялся за работу, чуть меня стрелами не утыкал, а я потом чудом остановился, прежде чем его заколоть рапирой. Потом он отшучивался и критиковал солгавших ему нанимателей, но кто знает, сколько ему предложили, конечно…
- «Спасение похищенных жителей в деревне Северный Буг…»
- Вот это последнее, недалеко от вас, в более высоком сословии, тоже у подножья Грандуа. Местные поссорились со знатью за непомерные налоги, пришлось регулировать. Группа обездоленных мужей, фактически разбойников, явилась в плохо защищённую деревушку: перебили стражу и захватили в плен женщин, детей и стариков, приставили ножи к их шеям и потребовали от барона предоставить им телегу с золотом в обмен на эти жизни. Да так подловили момент, что поймали там проездом детишек какого-то важного местного дворянина. Никаких переговоров, никакой дипломатии, призраков потребовали всех убрать, просто угрожали прирезать людей и некоторых даже резали, показывая нешуточность ситуации. Требовали телегу с золотом и одного кучера с ней, никого больше, чтобы не было. Пришлось в одиночку туда ехать и надрать им задницы. – Здесь Девон наигранно зевнул и улыбнулся.
- И как же ты такое провернул? – спросил Хайнс, но уже увидел сам. Мирелла отправляла ему в разум образы из памяти Девона. Всё-таки пробилась через его защиту. Значит, не так уж он и хорош в ментальной блокировке, это серьёзный недостаток для любого, не говоря уже о выпускниках чёртовой Академии Героев.
Вот Девон подъезжает к деревне в крытой телеге, спрыгивает в снег и начинает неуместно весёлым тоном речитативо балаболить с враждебно настроенными простолюдинами, опасливо показывающимися из домов, которые подготовили к бою – заколотили окна досками, сделав подобия бойниц. Вели перед собой заложников.
Видимо, не подозревая о том, что его воспоминания теперь видят собеседники – Мирелла и Хайнс, Девон отвечал на вопрос, рассказывал о произошедшем с большой охотностью:
- Для начала я одолжил у местных сборщиков налогов этакий сундук на колёсах. Такой сундук, что там легко можно было разместить вместо золота небольшой отряд солдат.
Чудно, подумал Хайнс, продолжая смотреть воспоминания Девона, заодно проверим, будешь ли ты говорить правду или узнаем, как ты умеешь врать.
Вот деревенщина плюётся на героя и требует открыть телегу, что под множеством замков. Но ключей у Девона не находят, снова и снова обыскивают, а тот продолжает дурить бандитам голову, лопоча всякий бред про то, что теперь можно отпускать людей, был же уговор, вот телега с золотом, он ничего не знает и вообще их поддерживает.
- Приехал к уродцам, говорю – «вот ваше золото». Немытые мне одно, я им это, слово за слово, телегу открыть не могут, а я с них посмеиваюсь, прямо им в лицо. Они злятся, но воспринимают меня как полного идиота, потому угрожают мне, а не тем, кого захватили в плен. Это мне и нужно было, вывести их из себя, но в нужном направлении, в нужное русло.
Вот Девона уже постукивают, чтобы сказал, как телегу открыть. А тот ни бэ, ни мэ, будто совсем ничего не знает, будто вообще какого-то случайного простачка им подослали. И удивляются, что им такого идиота подослали. Ведь на кону жизни детей! Но никому другому угрожать не могут, других переговорщиков нет, призраков нет для призрачных каналов, а идиот их будто не понимает. Но уверяет – «вот же золото, берите, а людей освободите, как договаривались». Все в замешательстве, не знают, что делать, открыть телегу непросто, но непонятно – доверять чудаку или нет. Хватать её что ли и бежать с ней?
- Пока они свои лбы чесали, всем ведь настолько любопытно стало это золото, что все из домов повылазили, я их и сосчитать успел, всё оценить, и уже своими силами мог бы в одиночку дело закончить, но было бы не так интересно.
Вот дурни пытаются телегу поднять, чтобы с помощью веса прочувствовать – полно там золота или нет. Вроде даже получилось, чему разозлились, мол, что за дела. Но с другой стороны осмелели, поняли, что опасного подвоха быть не должно, можно вскрывать, не боясь, что там окажется какой-нибудь отряд Сестёр Ночи, который сразу их меткими выстрелами всех разом положит. Ну или зверина какая-нибудь на службе у главного из миров.
- Это простолюдинское ворьё только цинадских лучниц и боится, столько ведь про них легенд ходит! Мы рассказываем детям страшные сказки про Полную Тьму и Пожирателя Душ, а эти своим личинкам с дрожью болтают про Сестёр Ночи, Стражей и Тодаса!
Вот находится среди бандитов бывший кузнец, он говорит, что этот каретный металл надо не гнуть, а ломать. Приносят кувалду и долбят ею по замкам, по цепям, по задвижкам, по засовам, по железной обивке корпуса, по петлям, на которых держится дверь. Останавливаются на последних – самое удачное решение и поддаются те лучше всего.
- Стучат глупцы, стучат и стучат, и грозятся прирезать меня и половину пленников, если там не золото. А там не золото, конечно, но я не переживаю. Заранее готовлю к этому почву. Объясняю господам, что они сильно погорячились, считая, что уже упали на самое дно, а в Скорлупе смерть им ни по чём. Обычное заблуждение недальновидных простолюдинов.
Мирелла хмыкнула, но Хайнс расценил это даже за одобрительный комплимент Девону с её стороны.
Вот дверца кареты сборщика налогов, наконец, отваливается, падает на снег, а внутри – пусто. Ни одной монетки. Бандиты сразу за оружие, свирепеть, а Девон хохочет пуще прежнего, и на опережение громко говорит бандитам посветить синим огнём туда.
- Некоторые там дурманом обкурились, уже и так видели, что внутри ничего хорошего, оцепенели. Другие лампу притащили с кристаллом – глядят, а из кареты выкатывает целая свора призраков. Да ещё каких! Ах, как на подбор! Лучшие из лучших! Самые Искажённые из Искажённых! Я тщательно выбирал красавцев, благо знал места в Грандуа, где искать изгнанников!
Вот бандиты замешкались, ничего не понимая, не зная, как реагировать на этих заразных призраков. Одно точно понимали – золота нет, их обманули. Но не спешили угрожать кому-либо, потому что происходящее совсем не укладывалось в их не шибко умных головах. Такую кучу Искажённых в одном месте ни один из них видел в жизни. Призраки дрожали так сильно, что их силуэты и лица едва ли можно было разобрать. Они словно с огромной скоростью метались с места на место, даже вряд ли хорошо понимали происходящее вокруг, но, как известно, даже в такой сильной стадии Искажения, ещё могли следовать простейшим командам и сохранять человеческий рассудок. Они изначально находились внутри одного, образуя одно целое, спрятавшись в телеге, а после раскрытия они начали разлетаться в стороны от кареты, являя всем своё великое множество. Целое войско Искажённых, небольшое, но впечатляющее, ещё как впечатляющее. И все, видимо, призраки мужчин. Разбойники остолбенели от такого зрелища.
- И я тогда им сказал: «Либо сложите оружие, либо ваши вечные жизни, на которые вы так рассчитываете, омрачаться хуже некуда! Мы вас исказим! И это навсегда, голубчики!»
Теперь уже врёт - понял Хайнс.
- Вытрахайте! Вытрахайте их в зад! – кричал на самом деле Девон. – Вперёд, по коням! Но-о-о!
Вот призраки Искажённых ринулись к бандитам и начали цепляться к ним сзади, хватались прямо за их души, которые ещё были в телах. Преступники заныли, как малые дети. К такому их жизнь в Скорлупе не готовила.
- Ведь заразить Искажением не так сложно, - говорил Девон Хайнсу и Мирелле. – Любой призрак умеет цепляться за других призраков. Так они друг друга останавливают или удерживают или даже отправляются вместе в Изгнание. Это всем известно. Так почему же нельзя так заражать тех, кто заслуживает?
- Вытрахайте их в жопу! Кого догоните! Быстрее, вытрахайте их! Кто быстрей! – хохотал Девон.
Вот одни бандиты побросали оружие и пустились в бессмысленное бегство. Деревня всё равно была взята в кольцо солдатами барона. Другие падали на колени и молили призраков и Девона смиловаться над ними. «Виноват, заплутал, задурился, простите, простите, душу пощадите, душу мою не трогайте, ничего больше нет!».
Некоторые совсем тронулись и начали оружием слепо размахивать, пытаясь призраков отогнать. Тут уже Девон подключился, ловко защищая подобранным мечом мирных жителей, которые могли случайно или намеренно безрассудно быть заколотыми или порезанными. Но при этом Девон продолжал горланить:
- Правильно! И того вытрахайте! Всех вытрахайте, хахах! Сделайте из них опущенцев!
- Эти деревенские дурачки боятся немногих вещей, но очень сильно, - продолжал рассказывать Девон. – Даже иногда не догадываются как сильно. Исказиться, то бишь изгадить всё своё мнимое бессмертие в Скорлупе, которое придаёт им львиную долю смелости и наглости, это одна из таких ужасных для них вещей.
- Две вещи вас страшат больше всего! – хохотал на самом деле Девон. – Две! Вы часто сравниваете Искажённых с мужелюбами! Ну так теперь получайте мужелюбство вдвойне! Какого это? По-моему, вы были правы, это одно и то же! Это точно одно и то же! Вытрахайте их хорошенько, да! И теперь с вами это будет вечно! Вечно будете такими вдвойне! Хуже не придумаешь!
Вот пара дурачков даже сами себя закололи, чтобы получить хоть какое-нибудь преимущество по бегству от такой напасти уже без малоподвижной телесной оболочки. Искажённые хохотали не меньше Девона, для них это было редким удовольствием так вот повеселиться, да ещё с разрешения властей сегмента.
Вскоре самых опасных Девон заколол, другие поняли своё положение и смиренно сдались. Некоторые гады добежали до кольца окружения и почти бросались на копья от досады. Жители деревни даже прибодрились от такого представления.
- Удивительно, как ты договорился и с бароном, да ещё с какими-то явно скрывавшимися от людских глаз Искажёнными, - сказал Хайнс.
- Могу и про это рассказать, если ваше время позволяет. Я очень хорош и в бою, и языком вертеть.
- Только вот ментальной защиты у тебя никакой, - не удержался Хайнс. – Как и у тех самых деревенских простачков.
- Ха! – широко улыбнулся Девон.
- Он специально приоткрыл воспоминания, - запоздало заметила Мирелла. – А он хорош в этом, ладно…
- Только жуткий хвастун, - кивнул Девон. – Ничего не могу с собой поделать. – Развёл руками. – Даже несмотря на отсутствие статуса Легендарного. И малый послужной список. Но это поправимо. Какое у вас задание для меня?
- Нет, вы уж извините, но это попросту смешно. – Хайнс отложил свитки. – Не в обиду вам лично, от всемирно известной Академии мы рассчитывали на нечто большее. Не на новоявленного выпускника-героя. А на знатного ветерана или даже группу. Дело великой важности и, быть может, самое опасное за все задания Скорлупы. И там наёмные Искажённые никак не помогут. Их там вообще не получится найти.
227 знаков переписал в 8250 (то есть получилось +8023 знаков) +343 знака = +8366


это
Цитата:
И в этот миг прогрохотало. Барон хотел что-то гневно сказать в ответ, но вместо этого разлетелся на куски. Взрывом смело большую часть посуды и яств с огромного стола перед деревянным столом. Все шарахнулись в стороны, женщины смешно падали, а платья задирались от ударной волны. Все разом заголосили, завизжали. От барона ничего не осталось – кровь будто тоже испарилась.
Лодес сидел на повалившихся от взрыва товарищах. Что-то над ухом горланил отец. Лодес посмотрел на баронессу, на ней не было лица – никогда он ещё не видел её такой бледной, морщинистой и постаревшей. Она вся искривилась от ужаса, была на пограничном состоянии с плачем, но всё ещё удерживала себя, пытаясь разобраться в ситуации. Наконец она тоже взглянула на Лодеса.
- Колдун! Колдовство его! – кто-то из слуг кричал это и указывал на сына конюха.
- Держите мерзавца! Ты убил нашего барона, гнидёныш!
- Я не… Это не… Совсем не… - лепетал Лодес, а его нижняя челюсть сама по себе бешено тряслась. Парень посмотрел на свои дрожащие руки.
Я ведь указывал ими на барона и желал его смерти, подумал он. Неужели действительно желал? Неужели получилось сколдовать? Да ещё как! Всегда чувствовал, что могу стать волшебником, как многие другие, чем я хуже?
- Барона убили! Нападение! – Стражники совсем рядом обнажили мечи.
- Никого он не убивал! – заступился отец. – Мы к нему не прикасались! Мы были здесь, а он там!
- Это колдовство, болван! – кричал один из семейства Несс, какой-то дядюшка. - Колдовство! С расстояния! Лжецы! Убийцы! Вам это с рук не сойдёт! Стража!
- Мой сын не умеет колдовать! Это клевета! Одумайтесь!
- Это немыслимо! – Мать Несс вскочила и указала на конюхов трясущейся рукой. – Задержать всех! Будем разбираться! Я вашими костями выстрою ограду вокруг могилы моего любимого!
- Миледи! Никто не колдовал! – взмолился отец Лодеса. Стражник пытался заломать ему руку.
- Нет! Нет! Нет! – твердил Лодес, мотая головой и глядя на баронессу. Ничего более дельного сказать не мог.
А затем взорвалась и мать Несс.
Зал снова погрузился в панику и хаос, женщины больше не могли дожидаться невесть чего – и шумной гурьбой помчались к выходу, полезли прямо по головам стражников и слуг, столпившихся в проходе.
- Убийцы! – горланили со стороны стола. – Убейте же их сейчас же! Пока всех нас не уничтожили!
превратилось в это
Цитата:
И в этот миг прогрохотало. Барон хотел что-то гневно сказать в ответ, но вместо этого разлетелся на куски. Взрывом смело большую часть посуды и яств с огромного стола перед деревянным столом. Все шарахнулись в стороны, женщины смешно падали, а платья задирались от ударной волны. Все разом заголосили, завизжали. От барона ничего не осталось – кровь будто тоже испарилась. Только его недоумевающий призрак болтался над обломками стула. Он загудел:
- Что это? Нет, так не должно быть! Что за дерьмо богов? Не сейчас! Не так рано! Я должен ещё жить!
Лодес сидел на повалившихся от взрыва товарищах. Что-то над ухом горланил отец. Лодес посмотрел на баронессу, на ней не было лица – никогда он ещё не видел её такой бледной, морщинистой и постаревшей. Она вся искривилась от ужаса, была на пограничном состоянии с плачем, но всё ещё удерживала себя, пытаясь разобраться в ситуации. Наконец она тоже взглянула на Лодеса.
- Колдун! Колдовство его! – кто-то из слуг кричал это и указывал на сына конюха.
- Держите мерзавца! Ты убил нашего барона, гнидёныш!
- Я не… Это не… Совсем не… - лепетал Лодес, а его нижняя челюсть сама по себе бешено тряслась. Парень посмотрел на свои дрожащие руки.
Я ведь указывал ими на барона и желал его смерти, подумал он. Неужели действительно желал? Неужели получилось сколдовать? Да ещё как! Всегда чувствовал, что могу стать волшебником, как многие другие, чем я хуже?
- Точно убили! – заявил сам барон в виде призрака. – Но кто? Неужели ты, сын шлюхи?
- Барона убили! Нападение! – Стражники совсем рядом запоздало обнажили мечи.
- Никого он не убивал! – заступился отец. – Мы к нему не прикасались! Мы были здесь, а он там!
- Это колдовство, болван! – кричал один из семейства Несс, какой-то дядюшка. - Колдовство! С расстояния! Лжецы! Убийцы! Вам это с рук не сойдёт! Стража! Заковать их, заковать, заковать! Сучьи выродки! Кто будет кормить наше семейство?
- Боги, за что вы так с нами! – взывал к потолку барон.
- Мой сын не умеет колдовать! Это клевета! Одумайтесь!
- Это немыслимо! – Мать Несс вскочила и указала на конюхов трясущейся рукой. – Задержать всех! Будем разбираться! Я вашими костями выстрою ограду вокруг могилы моего любимого!
- Миледи! Никто не колдовал! – взмолился отец Лодеса. Стражник пытался заломать ему руку.
- А как он тогда умер? – Она яростно смела остатки еды со своей части стола и бросилась в остервенелый плач, царапая своё лицо ногтями. Затем опять взглянула грозно прямо на Лодеса. - Всех заковать! Мы во всём разберёмся! Виновные точно будут найдены и наказаны! Я не мой муж! Безграничной ласки не дождётесь, твари! Твари, убившие самого добросердечного человека в Паутине!
- Нет! Послушайте! Нет! – твердил Лодес, мотая головой и глядя на баронессу. Ничего более дельного сказать не мог.
А затем взорвалась и мать Несс.
Зал снова погрузился в панику и хаос, женщины больше не могли дожидаться невесть чего – и шумной гурьбой помчались к выходу, полезли прямо по головам стражников и слуг, столпившихся в проходе.
- Убийцы! – заорал барон, проходя сквозь стол. – Убейте же их сейчас же! Пока всех нас не уничтожили! Скорее!

И в конце там добавил, что отец Несс следовал призраком за Лодесом и твердил «убийца, убийца».
+ около 590 знаков


Итого в сумме почти примерно +10 000 знаков без пробелов
Щас ещё шестой отрывок проработаю, и, может быть, доберусь до пятого, но это вряд ли и скорее не скоро.
Ответить с цитированием
  #46  
Старый 13.04.2017, 23:51
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,636
Репутация: 1351 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Глава 3: Заточка лезвий

Скрытый текст - 1.:
1.
Вот стражники-храмовники во главе с Сутумом оттачивают боевые навыки на тренировочной площадке. Командир ужесточил тренировки в последнее время, ведь вся крепость чувствует, что сгущаются тучи. Сутум посматривает на башню, где заточены Хранители Слова. Иногда оттуда с балкона на бойцов смотрят верховные маги. Сутум не знает, что происходит у этих старцев в мантиях, ему почти нет дела до этого – уж слухам он точно не доверяет. У него есть долг, нужно следовать Порядку.
«До крови!» - повторяет Сутум, и тренировка продолжается, пока каждый храмовник не оросит снег кровью – будь то разбитая губа, нос, бровь или более серьёзное ранение.

Вот погибает Руций, которого насадили на кол и потащили через город. Копьё таки выдернули, срубили наконечник, смазали маслом, как всегда поступали при самой жестокой в этих краях казни, да заново насадили. Неглубоко, чтобы самые важные органы не повредились раньше положенного, чтобы не сразу помер. Стража отбила Орону у беснующейся толпы, Эолин стоял в растерянности, потом попросту сбежал от всех подальше в городские подворотни, никто не мог остановить титана, но Руция горожане утащили. Довольствовались каждым его криком, стоном, мольбой, пока он истекал кровью у них на руках. Его бросало в страшный жар, мучений он испытал намного больше положенного, но не по мнению беснующейся толпы. А недобро настроенные призраки терпеливо кружили вокруг него с целью сразу же вцепиться в освободившуюся душу.
«Убийца Паука!» - повторяет толпа и трясёт уже бездыханным телом, точно какой-то ритуальной куклой.

Вот Орону бьёт по лицу королевская стража, пытаясь вызнать, кто их с Руцием и Эолином подослал, кто нанял их для убийства Лорда Паука. На цинадском после уже нет былого красивого лица – всё побагровело, посинело и страшно опухло, изо рта струится кровь, она уже ни ложь, ни правду сказать не в состоянии. Грозятся зарезать, никто ведь их не остановит, только размышляют, можно ли как-то этой прилюдной казнью остановить беспорядки на улицах Венозенга. Но вот стражники внезапно паникуют, спешно обнажают оружие, ведь из теней, из-за штор, отовсюду в них летят стрелы, копья, метательные ножи. Новая напасть: за Ороной явились некие головорезы, которые сильно не в ладах со стражей Паука. Её не освобождают, а тащат по секретным проходам, закоулкам, связанную, брошенную под кучу тряпья в телегу, передают из рук в руки в иное заточение, уже тайное.
«Как вы его убили?» - повторяют новый вопрос другие мастера пыточных дел.

Вот тёмный переулок, где Эолин трясёт до смерти, как тряпичную куклу, одного раненного недоумка. Товарищи последнего погибли в попытке уничтожить голема. Такие группы то и дело возникают из темноты, но их ждёт страшное разочарование в своих силах. Это уже не просто фанатики Паука. Эти уже мстят за ранее убитых Эолином. Плотина давно рухнула, такую реку крови уже остановить очень сложно. Но вместе с тем призрак в титановых доспехах ведёт, кажется, совсем бестолковое расследование. Ему неинтересно, кто подослал убийц… Ему интересно другое.
«Где держат женщину - убийцу Паука?» – повторяет он уже мертвецу.

Вот в Венозенге тени удлиняются, знаменуя приход зимы. Город агонизирует из-за беспорядков, идут бои на тысячу небольших, но ожесточённых фронтов. Однако приход зимы – священный праздник, потому многовековые традиции перевешивают: мирные жители снова заполняют улицы, и даже, несмотря на беженцев, покидающих Венозенг, – горожан на улицах как никогда много, они волей-неволей хотят восстановить мир и порядок. К сожалению, где-то случается не менее традиционная давка с многочисленными смертями, а где-то в подворотнях продолжаются бои за власть, за золото и просто из-за мести. Тех, кто пытается урвать желанный кусок в такой нелёгкий час, никто не уважает, а вдобавок за нарушение священного праздника – таких сразу тянут на казнь, на самосуд. Но там, где место позволяет, и кровь не покрывает мостовую, горожане пускаются в традиционный игровой пляс, танцуют под барабанный бой пу-но-тас – «шаг-поворот-поцелуй» на языке Древних – непредсказуемо, резко, смешно и завораживающе. Сначала люди в толпе должны стать на расстоянии вытянутых рук, расслабиться и не смотреть во все глаза в одну точку, но и не смотреть, куда попало, а только прямо перед собой в любую из четырёх сторон света. Мужчины и женщины с первым ударом барабана делают шаг вперёд, в сторону, куда смотрят, а после следующего удара поворачиваются в любую из сторон, какую захотят – налево или направо. Если оказываются с кем-то лицом к лицу, то наиболее молодой женщине уступают, без остановки поворачиваются иначе, мягко и плавно, будто так и планировалось. Новый общий шаг, новый общий поворот. При определённых обстоятельствах – в разных сословиях, кастах и группах по-разному – если окажутся спина к спине с кем-то или столкнутся как-то иначе – то между женщинами и мужчинами должен либо следовать поцелуй, либо более распространённая замена поцелую – объятье, либо другие оговоренные варианты. Иногда при столкновении образуются пары, которые вынуждены продолжать танцевать вместе, как одно целое, а потом ловко распадаются снова при новых условиях, столкновениях, пробках. Самые опытные танцоры незаметно и неслышно для зрителей обмениваются множеством условных знаков, благодаря чему прекрасно координируют действия, не сбиваясь, не сталкиваясь, не кучкуясь, или делая это так, чтобы получалось красиво, симметрично или обособленно, фигуристо, при этом надолго сохраняя общую истинную красоту в движении.
«Пу-но-пу-но-тас-тас!» - повторяют наблюдающие, хлопая в ладоши вместе под удары барабана.

Вот Девон и его конь на заснеженной торговой дороге держат путь на северо-восток меж рядов камней, а Пожиратель Душ тайком следует рядом, погрузившись в землю, под копытами. Лишь изредка призрак-монстр показывается да осматривается да перекидывается с чрезмерно болтливым путником фразой-другой. Девон часто не по делу смеётся, с каждой мелочи, комментирует всё подряд, в том числе свою каждую жалкую, бедную и редкую мысль, при этом снова и снова бездумно попыхивает трубкой, набитой дурман-травой.
«Болван, как ты мог забыть взять с собой синие кристаллы?» - повторяет Пожиратель Душ, сетуя на едва ли контролируемую Девоном одурманенность.

Вот Най стоит у ворот Траквеса, едва на ногах держится. Обессилел – от бега, от страха, от холода и голода. Чумной город неприветлив, стены у него выполнены наоборот – с внешней стороны стража, мощные задвижные брёвна на чудовищно массивных воротах, а с внутренней стороны – защитные рвы и таки боевая неприступность. Словно самая огромная тюрьма, на деле так почти и есть. Стражники отговаривают Ная входить, требуют, чтобы убирался по-доброму, говорят, что не найдёт тут ничего, кроме смерти, всем это должно быть известно и понятно. Впустить то впустят, но никого никогда не выпускают, не выберется из Траквеса больше никогда. Но у путника уже просто нет выбора, он давно смирился с судьбой, да и никуда он больше не дойдёт, нет близких селений в округе – ноги не донесут, повалится и снегом заметёт. Это в лучшем случае. Най оглядывается. На опушке леса, прямо у тропы, по которой он бежал, в тени деревьев застыли в надежде, ожидании и нерешительности фигуры волков, которые его преследовали, пытались поймать на слабости. Но Най не сдавался, бежал так быстро, как только мог, дрянным мечом отмахивался, на исходе сил таки добрался до селения, куда волки соваться уже побоялись. Да уж, было бы что снегу заметать в случае неудачи.
«Впускайте меня, понял я, назад дороги нет!» - повторяет Най, и стражники неохотно копошатся, взбираются по лестницам, взводят арбалеты, готовятся ненадолго открывать ворота и отстреливать за ними тех, кто попытается вырваться из чумного города на волю.

Вот Хранители Слова, заточённые в башне Храма Наук – живые и призраки под надзором других живых и призраков. Почти всё время в молчании, каждый о своём размышляет. Жектр много спит, а когда бодрствует, пытается вопреки своему характеру остальных разговорить, молодёжь развеселить, отвлечь от тяжких дум, шутить хочет, напевать пытается от скуки, но всё подобное плохо получается у ворчливого старика, который обычно предпочитал отшельничество. Мирелла и Хайнс редко появляются, позволили себе делами заниматься без надзора и за пределами карантина, всех от них уже воротит, хотя задним умом каждый понимает, что они делают всё, что могут, чтобы уберечь этот мир от больших опасностей. За Дрогом Мирелла, как говорится, приглядывает сама. Вендр много медитирует, за ним особенно внимательно следят призраки, потому что скроет лицо тенью, звуки отрежет, и не догадаешься – говорит Слово или нет. Муна всё время хочет с Тракецием встретиться, но почти не дают, изредка разрешают на расстоянии парой слов переброситься, да и под массовым надзором личный разговор между голубками плохо клеится. Пакинс - удивительно притихший теперь, раньше говорливый был, столько рассказывал о мире, об открытиях, но в последнее время его часто затыкать начали – многих воротило от предателя. Подумывали нередко, что вообще из-за него все невзгоды, не только потому что Скрижали привёз, а потому что один из самых заслуживающих заточение в карантине – сам ведь признавался, что при случае обязательно разболтает Слово другим, да и пытался уже сбежать с ним. Гниль совсем в себя ушёл, изредка психовал, метался от ярости, что умер, что всё ещё в тюрьме, хотя обещана была свобода за любое жалкое увечье, а тут целое умышленное убийство - в общем, целая гора несправедливости накопилась, но всё же он надолго притихал, понимая, что деваться некуда, а публика к его привычному стилю общения как-то совсем не привыкла и не располагала. Гаолин хотя бы слушал его, отлично слушал, а теперь даже если ему ничего не говорят в ответ на его размышления, он ощущает огромное осуждение и неуважение к нему. Что с этим делать, он пока не знает, ведь заточка тут в призрачной руке ну никак не поможет. Надзорщикам строго-настрого запрещено заводить диалог с Хранителями Слова, Хайнс часто предупреждает их, что в случае малейшей их осведомлённости Словом – те тоже попадут под карантин, соответственно в заточение и под надзор. Несс в последнее время молчит больше всех, устала ныть, Муна жалуется на всё подряд за них двоих. Дочь барона часто утирает глаза и нос большим платком, что, конечно, уже начинает нервировать призраков-смотрителей, ведь это ненадолго скрывает её рот.
«Ничего, скоро всё образумится» - повторяет Жектр каждый новый день.

Скрытый текст - 13.04:
Вот коридоры родного замка Несс, которые теперь полнятся криками, беготнёй, резнёй и трупами. Никто из участников не понимает, что происходит. Множество новоявленных призраков сокрушаются по потерянным жизням и беснуются от непонимания, несправедливости и от злости на убийц. Семья слуг случайным образом превратилась в опасных преступников – все вокруг желают им смерти, приказано пустить их кровь – они остервенело бьются насмерть, пытаются вырваться из замка, но почти никому это не удаётся. Лодес, едва соображая из-за сотрясения мозга, немалой потери крови, из-за шока от происходящего и возможной гибели родных, мечется по коридорам, а призрак барона следует за ним по пятам и каждого встречного стравливает на мальца. Вот Лодес убивает одного, вот другого, ударяет раньше, чем те успевают понять ситуацию и выхватить оружие. Выбора нет. Если магнат требует твоей смерти в своих владениях в такой разгар беззакония по всей стране, то уже для твоей неизбежной участи не играет никакой роли – виноват ты на самом деле или нет. Окрестил убийцей, значит придётся теперь носить эту личину, никакую другую. Лодесу хватает ума это понять в такой нелёгкий час. Вот убивает ещё одного, кого барон призывает хватать оружие… Тени насмешливо отступают: оказывается, это была девушка, одна из слуг, его ровесница. Ничего не поделать. Бежать, только бежать дальше. Когда вооружённой стражи на пути становится непосильно много, Лодес бросается сквозь расписное стекло наружу неведомо с какого этажа. Затем ковыляет в снегу. А на улице вокруг замка – иная преисподняя: кто-то выпустил рысей и подпалил некоторые вольеры. Звери бестолково, но очень быстро носятся по округе, ищут выход, ищут чёртов лес – слишком редкий и оттого очень ценный ресурс Паутины. Большинство рысей просто напуганы. Но от этого у них мышление работает иначе, в обход дружбы с людьми и дрессировки. Внезапно вставший вопрос выживания открывает полузабытую дорогу рефлексам. Некоторые рыси начинают нападать на людей. Хаос вокруг выходит на новый уровень. Похоже, что открыли и подпалили вольеры не случайно – кое-где во дворе валяются заколотые тела стражников, слуг, тут более чистая работа, чем от когтей тяжёлых лап – видимо, ещё какие-то слуги подняли восстание против барона, решили, что началось и у них то, о чём ходили слухи про соседние сегменты. Смерть Паука пошатнула авторитет всех властей, настало время перемен, о которых вроде даже мечтать забыли, а тут такая несказанная удача и возможность. Но Лодесу не до этого. Он на бегу замечает, что звери нападают в первую очередь на тех, кто бегает с факелами. Злятся на огонь, наверное. Через рычание и шипение, через сигналы, как-то у кошек получается передать эту информацию собратьям. Что-то подобное Лодес раньше наблюдал и у коней, и у птиц. И звери теперь ищут способ сбежать, укрыться. То, что Лодесу и нужно. Потому он несётся вслед за самыми хитрыми рысями в самые густые тени, перемахивает через заборы, закалывает одну из хищниц, которая развернулась для атаки, мчится дальше. Кровь всё ещё стекает по лицу, он вытирается на ходу. Не важно. Сын конюха найдёт дорогу к конюшням даже с завязанными глазами.
«Убийца! Что ты наделал? Почему ты так со мной? Остановите его! Убейте!» - повторяет барон в спину всё время.

Вот Тракеций, брат Руция, кричит на Хайнса и Миреллу у входа в башню, где заточены Хранители Слова. Он требует отпустить Муну или хотя бы впустить его к ней, он тоже готов сидеть в заточении. Верховные маги вынуждены позвать стражу, чтобы сопроводить мастера-изобретателя восвояси.
«Нам очень жаль», - повторяют они.

Вот Роудер, капитан корабля, корчится от болей в больничной ложе. Он уже последний, кто уцелел в живых из команды «Любопытного», но это ненадолго. Окка и её помощники уделяют ему много внимания, всегда рядом, оказывают всю возможную помощь, но это лишь проявление почтения: капитан продолжает умирать, и скорый конец для него неминуем. Но тот наотрез отказывается принять спасительный от мучений напиток, а в навестившего его мастера ядов ещё находит силы запустить башмаком. Иногда Роудера навещает его любящая семья, но маленьким детям тяжело смотреть на такого отца, да и рядом с искажённым лучше лишний раз не находиться, он и не настаивает, а жена вечно пропадает в семейных и рабочих делах, дома не всё у них гладко, местный барон сейчас может в любой момент забрать их землю за долги, хотя Храм Наук обещает, что этому не бывать, что обещанные дополнительные выплаты будут, обязательно будут. Так или иначе Роудер уже сделал всё, что было в его силах, это все понимают. И теперь остаётся только дожидаться скорейшей смерти и изгнания. Но Роудер, стиснув зубы, оттягивает этот момент. Живых пока ещё не изгоняют из Храма Наук.
«Всё будет хорошо» - повторяет он жене и детям; то же самое говорит каждый день Окка.

Вот Тракеций, брат Руция, кричит на Хайнса и Миреллу в их кабинете по поводу вестей о смерти Руция. Он требует найти запропастившегося призрака Руция, если не через канал, то лично, раз иначе не получается. Он винит их в случившемся, даже практически подхватывает слух, что это они как-то умудрились через титана и брата избавиться от Паука, но понимает, что это удар и в его сторону, с плачем умолкает. Верховные маги вынуждены позвать стражу, чтобы сопроводить мастера-изобретателя восвояси.
«Нам очень жаль», - повторяют они.

Вот стражники-храмовники во главе с Сутумом разделяют тренировочную площадку с титанами, призраками и Миреллой во главе. Сначала она проводила настройку призраков, чтобы биение призраков, у каждого своё, уникальное, совпадало с биением определённых титанов. Теперь, когда они уже взяли големов под контроль, храмовники отрабатывают с ними приёмы боя и защиты, тренируют их, обучают. Когда-то Сутум скептически относился к этой затее – сделать воинов из этих безмозглых болванчиков, но теперь их потенциал был заметен невооружённым глазом. Они ещё мало что умели, даже в руках призраков (а ведь попадались умелые, бывшие бойцы), многое не получалось, как надо, но со временем всё, что удавалось хорошо, - удавалось ещё лучше. Били сильнее людей, не ощущали усталости или боли. В конце-концов некоторые титаны уже могли серьёзно навредить или даже противостоять небольшому отряду врагов. Были, конечно, различные способы их победить, уничтожить, хотя бы просто лишить возможности двигаться, сражаться, загнать в тупиковую очень уязвимую ситуацию. Но всем и каждому наблюдающему за титанами было очевидно, что это серьёзная карта у Храма Наук, которая ждёт своего часа, чтобы быть грамотно разыгранной. Мирелла говорит, что переговоры по поводу титанов не состоялись и мужики заняты теперь детскими распрями, но храмовники, маги и изобретатели не должны опускать руки, не должны останавливаться.
«Придёт время!» - повторяет Мирелла.

Скрытый текст - 14.04:
Вот Тракеций сидит в мастерской брата, рассматривает его схемы, но многие из них для него – точно наброски безумного часовщика из какого-нибудь чересчур продвинутого мира, коими изобретениями пополняется сокровищница Цинады… В другой половине дома трудится Окка, наращивает кожу на титане Муны. Позже она выходит отдохнуть, размяться и, пожалуй, уже завершить на сегодня, чтобы продолжить после работы в Храме завтра… Она с энтузиазмом возвращается каждый день, но уже не видит былого энтузиазма в Тракеции. Тот горюет. Он тихо рыдает, обложившись рисунками брата. Она садится рядом, по-дружески обнимает его, позволяет мужчине дать волю чувствам, она врачеватель, да ещё женщина, она знает немало о болезнях сердца, он плачет, она утешает, но сама при этом уже давно черства, как камень, давно устала от жизни и не испытывает никаких чувств, не разделяет его горя, его тягот. У неё есть дети, но даже они порой перестают её волновать, они живы-здоровы, это вроде бы главное, но они живут в Скорлупе, где жизнь важна не так сильно, как в других мирах. А, может, в том-то и дело? Может, стоит перебраться в какой-нибудь соседний Ун, до ближайшего портала всего четыре дня пути, и там они всей семьёй без всякой ненужной вечной жизни хотя бы почувствуют её, как следует? Окка обнимает Тракеция, который сбивчиво лопочет то о брате, то о Муне. Говорит о том, что ему нужен брат, ведь тот был его второй половиной, он решал одну часть вопросов, а Тракеций другую, а теперь он не представляет, кто будет заниматься нелёгким делом брата, особенно если дух погибшего отрезан от призрачных каналов и, возможно, удерживается силой в Венозенге непонятно какой из группировок. Говорит о том, что ему нужна Муна, ведь она тоже была его второй половиной, но тут уже совсем не находит вразумительных слов и просто хныкает, как дитя долго-долго.
«Они вернутся, это же Скорлупа, здесь никто так просто не уходит» - повторяет Окка, похлопывая Тракеция по спине, а сама, как и многие в Храме Наук в последнее время, подумывает о побеге.

Вот Серовлас и рыжий реадемец маются от безделья в храмовой тюрьме. Эти два заключенных отказались испытывать на себе Слово, ведь были предупреждены верховными магами, что оно уже достаточно известное и точно приведёт к смерти. Некоторые сокамерники согласились, поскольку они не сильно были привязаны к своей плоти, а заключение столько лет уже совсем осточертело, к тому же давно настроились, что с сильно страшным увечьем жить не хотят. Но Серовлас и Рыжий наотрез отказывались умирать, требовали либо «освободительного увечья», либо вернуть их назад в тюрьму. Ко второму даже больше склонялись теперь, увидев, что последние Скрижали ничего хорошего в Паутину не принесли. Но маги сказали, что раз так, то будет им «освободительное увечье», но много позднее, когда с насущными проблемами разберутся, а пока заключённым придётся сидеть здесь. По большому счёту мужиков не сильно волновал такой расклад, ведь условия содержания их здесь были ни в какое сравнение с простыми тюрьмами Паутины, даже по слухам в высших сегментах, в Венозенге, никакие темницы такими удобствами и спокойствием похвастать не могли.
«Живём по-цинадски!» - повторяли они, но теперь уже тихо, чтобы не будить лихо.

Вот Сеймаск, молодой наставник, ровесник и, пожалуй, лучший друг Вендра, его бывший сосед по комнате, когда они ещё учились и жили в ученических башнях. Адепт света со своей ученицей, что младше его на четыре года, уединяются в комнатушке Вендра, зная, что бедняга в заточении и его хоромы свободны. Чтобы никто не подглядывал тенями и прочими шалостливыми способами, они наполняют всю укромную обитель ярким светом, прибавляют к этому другие простейшие защитные заклинания, а чтобы свет не привлекал ничьё внимание, юная буревестница временно замуровывает щели вокруг двери и узкое окно камнем. Заодно и с пользой проводят время, навыки оттачивают, что плохого не говори о молодых, а они молодцы. В перерывах между страстными ласками они нежатся в измятой пропотевшей постели в объятьях, болтают о том, о сём, как и все гадают, что за Слово такое нашли маги на Скрижалях. Гадают также, что творится во всём мире, почему все толкуют о грядущей войне и как вообще так случилось, что Лорд Паук умер. Но эти вопросы уже набили оскомину, утомили, потому влюблённые быстро сменяют темы, позы, однако возвращаются снова и снова к своей дальнейшей судьбе, своим личным проблемам и мечтам. Оба подумывают о том, чтобы покинуть Храм Наук. Даже занятия в этой школе магов превратились уже в фарс, поскольку большинство наставников заняты проклятым Словом со Скрижалей. Но куда уходить – размышляют голубки. И как найти своё место? Раньше вся молодёжь стремилась в высшие сословия, в Венозенг, но теперь там назревает гражданская война, борьба за власть. Так куда? Как дальше жить, на какие деньги? Сеймаск вырос в этом сословии и он ничего дельного придумать не может, а вот его юная любовница куда подкованней в вопросах заработка, выживания и пробивании преград: она родом из низкого сословия, на два сословия ниже. Она возлагала большие надежды на Храм Наук, намереваясь так пробиться в люди, но сейчас говорит, что времена неспокойны, гроза вот-вот разразится, у неё на это чуйка, и что роль Храма Наук в войне может потерять всякое значение. Она сначала в шутку, в шутку, совсем в шуточку предлагает обчистить тех магов, которых держат в карантине, ведь за их вещами никто сейчас не следит. И после этого уйти. Она уверена, что у каждого из учителей найдётся что-либо ценное, какие-нибудь артефакты, на крайний случай – вот эти шкафы с эликсирами из местного Источника, здесь их толком не прячут, но в других мирах они могут стоить целое состояние, землю за них можно купить, и никакими призраками они присмотреть за своим скарбом не успеют. В конце-концов, буревестница переходит от слов к делу и, сначала игриво, а потом серьёзно показывает Сеймаску, что не все камни лежат в стенах этой комнаты покойно. Здесь есть тайник, и неспокойные камни прям-таки кричат буревестнице об этом. Она убирает один из стенных булыжников, а там действительно ценности – золото поблёскивает. Пожалуй, это все деньги, какие есть у его лучшего друга. Немного, много наставники Храма Наук не получают, особенно молодые выпускники, которым ещё вроде бы далеко до своих учителей. Но достаточно, чтобы на это жить какие-то дни, месяцы, смотря в каком сословии. А если по столько же собрать со всех Хранителей Слова… Неужели это будет так просто? Сеймаск сначала смеётся с этого, говорит ученице, что это бред, и она вроде бы легко с ним соглашается, отшучивается, но то и дело он встречается с её серьёзными глазками, они уже как-то по-другому на него смотрят. И он сам начинает видеть мир вокруг иначе. Они продолжают встречаться в комнате Сеймаска, когда тортиглии перерождаются и большинство храмовников спит, и вроде бы никто ещё тайные отношения ученицы с учителем не приметил или не придал им должной серьёзности. Сеймаск снова и снова смотрит на золото в тайнике Вендра, на горстку монет. И когда уже они решились, когда буревестница тянется за золотом рукой, он её останавливает, и сначала прочищает тайник световой магией от теневых ловушек. Делает всё аккуратно, чтобы не потревожить теневую паутину, которой Вендр оплёл, оказывается, весь Храм Наук, любое неправильное движение может побеспокоить его, добраться до него сигналом о том, что кто-то пролез в его сокровищницу. А ещё Сеймаск не раз ловил Вендра на излишней хитрости и осторожности, такого параноика и любителя скрывать, скрываться, создавать нерушимые тайны ещё нужно было поискать. Сеймаск давно уже не надеялся, что Вендр испытывает к нему хоть какие-нибудь захудалые дружеские чувства: это был самый нечитаемый и скрытный человек, который скорее просто терпел Сеймаска, как одного из болванов, которого ему приходится часто видеть у себя на пути, торопясь по делам. Вроде даже были намёки на это с его стороны: может, и не показывал товарищу, где его место, но всячески подчёркивал, где его не-место. Это было не напряжение между ними, и не пропасть. Они были просто в несравнимо разных плоскостях: листок в ручье и береговой камень. Свет и тьма, но никакого противостояния. Так вот Сеймаск давно подозревал, что Вендр хитёр, скрытен и таинственен, и не бывает у него так всё просто. Эта горсть монет прям таки кричала о том, чтобы возможный вор забирал её и удирал быстрее, но не трогал нечто самое главное. Когда теней в тайнике не осталось, Сеймаск прощупал пещерку, надеясь отодвинуть заднюю стенку или нащупать второе дно. Но ничего не было. Так не пойдёт. Сеймаск призвал буревестницу помочь обыскать комнату, но больше они ничего не находили. Никаких больше неспокойных камней, как говорила она. Нет, непокойных. Вот же интересное слово подобрала! Хм, подумал Сеймаск и поглядел на камень, предназначенный для укрывания тайника. Одну его сторону покрывала краска, в которую были окрашены стены комнаты, так он сливался с остальными камнями, будучи в стене. А другую сторону Сеймаск отряхнул от толстого слоя грязи и паутины, скрёб её пальцами, и вскоре нащупал, а потом уже и узрел какой-то рельефный выпуклый узор – возможно, это была магическая руна. И таких сложных ему видеть не доводилось. Когда они с буревестницей присмотрелись получше к очищенному знаку, то заинтересовались ещё больше – начертанный знак менялся формой на глазах, линии сходились, расходились, пересекались то так, то иначе. Точно магическая руна - сложная, древняя, неповторимая. Неведомая. Тогда Сеймаск и его ученица окончательно решились на грабёж и бегство из Храма Наук. Им не хотелось дожидаться часа, когда это уже будет считаться дезертирством.
«У нас получится!» - повторяли они друг другу, обчищая другие пустующие обители магов Храма Наук, но не быстро, по одной комнате в день.

Скрытый текст - 15.04:
Вот окровавленный бард, точно облитый из ведра, промокший насквозь, но будто этого не замечает – сосредоточен на одном: дренчит на лютне, что тоже захлёбывается жижей, брызги далеко летят от струн, но картину вокруг уже ничем не испортить. Таверна при торговом пути полнится трупами – группа купцов в пять человек с двумя охранниками, несколько групп беженцев из Венозенга, несколько местных пьянчуг и многодетная семья хозяина таверны, включая его самого, – все они теперь мертвы. Кто-то заколот рапирой, кто-то убит метко брошенным кинжалом, у одного в шее торчит отломанная ножка стола, а один неудачно рухнул на собственный топор. Девон пьёт, веселится, обслуживает себя сам. Восхваляет свой союз с Пожирателем Душ. Говорит, что это такая редкая возможность не оставлять после себя никаких свидетелей, редкое чувство безнаказанности в Скорлупе. Пожиратель Душ, конечно, мигом поглощал свежие души, но не переставал удивляться Девону. А бард продолжает играть и петь о Легендарных Героях, как требует того малец с рапирой. Старик надеется, что убийце хватит безумия, чтобы ни с того, ни с сего пощадить последнего из присутствующих. Девон с кубком вина в руке взбирается на стол, сбивает остатки еды на пол, сталкивает трупы и начинает пританцовывать, постукивать каблуками ботинок.
«Больной ты, человече» - повторяет Пожиратель Душ, блуждая вокруг во мраке и иногда поглядывая наружу, сквозь стены, проверяя, не едет ли в таверну кто-нибудь ещё.

Вот Корабус в свечении синего огня парит посреди плохо освещенного зала в окружении высоко сидящих мрачных старцев. Бывший маг тени выкладывает господам всё, что знает, о Слове, о Скрижалях, о Храме Наук и его магах; но подчёркивает мощь Слова, просит помочь ему добыть Слово, пока не поздно. Тогда это сделает господ, владеющим им, королями Паутины, иначе быть не может. Это самое мощное оружие в Скорлупе на данный момент. А если оно ещё и в Конгломерате Миров действует, тогда это вообще даст власть над всем Междумирьем. Над каждым из миров, где существа достаточно разумны, чтобы носить имена.
«Я дарую вам то, что убило Паука» - повторяет Корабус, стуча кулаком по ладони.

Вот Гаолин у себя дома, объяснился перед родителями, частично поведал о своих злоключениях, вместе с ними посетовал на несправедливый срок, на несправедливую, даже случайную казнь. О Слове не стал рассказывать, чувствовал, что это опасное знание, не для лишних ушей, да и не уверен был до конца, что правильно слова запомнил. Гаолин чувствовал, что за ним могут придти, его могут искать с целью задержать снова или уничтожить. Особенно после гибели Лорда Паука! Очень уж смахивало на эффект от найденного слова со Скрижалей. С другой стороны, будто теперь придавало ценности жизни Гаолина. Он ощущал необъяснимую гордость, что он вместе с Гнилью умерли такой же смертью, как сам Лорд Паук, бессмертный Лорд Паук, подумать только! Это точно так просто не оставят, даже сам король в виде призрака, возможно, сейчас ищет убийц, а Гаолину пока хватит приключений, он лучше заляжет на дно, пока всё не уляжется, благо теперь потребностей у Гаолина никаких нет, и всё время мира ему доступно. Он решает сидеть в дальнейшем с родными и близкими, но пока нигде лишний раз не показываться, чтобы не было говора о том, что Гаолин вернулся восвояси, а если ещё и про связь со Словом прознают… Нет, проблем мальцу не нужно, и так хлебнул сполна.
«Шралу… Как там было дальше?» - повторяет себе Гаолин, зависнув внутри каменного фундамента под полом родного дома.

Вот Фрестер, король Цинады, стоит в огромном зале (в южной части дворца – как раз по направлению к нужному порталу), который полностью посвящён Скорлупе. Здесь есть огромный «рваный» глобус, где лоскутами металла показаны пути многочисленных экспедиций на солнечную сторону мирового яйца. Стены увешаны огромными картами из ткани, вышитыми цветными нитями, – различных местностей Скорлупы, в основном Паутины. Храм Наук обозначен синей бутылкой – важный стратегический ресурс, поставки которого под большой угрозой, хотя торговые пути воюющие бароны стараются не трогать, никому неохота быть исключённым из торговли. Отдельно вынесены схемы крупнейших городов, включая призрачные и, конечно же, Венозенг. На карте последнего закреплены по устаревшей информации фишки различных группировок, но теперь уже внимание короля вышло далеко за пределы столицы союзного мира. Уже пора спасать не Венозенг, а всю Паутину. Слишком много очагов конфликтов. Почти половина сегментов – в основном высшие сословия – ввязались в гражданскую войну, но складывается впечатление, что все сражаются каждый сам за себя. Откуда в баронах столько уверенности в своих силах? Откуда берётся такая глупость? Как вообще до такого докатились? Фрестеру то и дело докладывают новые подробности о конфликтах в Паутине, тогда он сдвигает, убирает или выставляет новые фишки на поле боя, охватившее уже почти всё государство.
«Ничего не предвещало, ничего…» - повторяет король Цинады в задумчивости.

Вот сегмент, где родилась Несс, сейчас Фрестер закрепляет там значок со скрещёнными мечами – военный конфликт. И добавляет флажки армий из соседних сегментов. Казалось бы союзники пришли выручать товарища барона, но в то же время пытаются не упустить шанс завладеть под шумок чужой землёй – уж где-где, а в Паутине нехватка земли ощущается сильнее всего и для простолюдинов, и для богатых вельмож. Где-то там, приближаясь к границе территории, мчится верхом сын конюха – Лодес.
«Боги, за что вы со мной так?» - повторяет он криком на ухо коню, но очевидно, что ответа малец никакого не получит.

Вот жители Венозенга, выплясывающие пу-но-тас и режущие друг друга в тёмных переулках…

Вот грандуанские гхарги смотрят вверх из такого узкого глубокого и затемнённого ущелья, что видят звёзды…

Вот самые отпетые, самые безумные или уставшие от жития Искажённые поднимаются в сиянии Рашмы так высоко над Грандуа, что видят звёзды, но это ненадолго, ведь при растущих искажениях они скоро перестанут вообще понимать, что происходит, забудут сами себя и всё сущее…

Вот некоторые твари Полной Тьмы в минуты покоя тоже смотрят на звёзды, если позволяет расположение и структура глаз или если умирают брюхом кверху…

Вот титаны без душ-наполнителей неподвижно стоят рядами, точно статуи, во внутреннем дворе Храма Наук, их украшают снежные шапки и продолжает припорашивать снегом, пока люди спят…

Вот Хайнс замер на балконе, прикрыл глаза и прильнул ухом к каменной стене. Вслушивается в дрожь земель вокруг. Он слышит марши далёких воинств – в соседних сегментах. Он слышит как ворочается и урчит исполинский ледник за Грандуа. Он даже слышит, как грохочут в шахтах на северо-востоке горной цепи то ли гхарги, то ли люди, добывающие титановую руду и поставляющие её в Храм Наук. Хайнс хмурится, продолжает вслушиваться, при этом даёт отдохнуть глазам после стольких книг.

Вот Лорд Паук, когда-то неуязвимый, бессмертный правитель Скорлупы – ныне мучимый врагами, ненавистниками и завистниками – окружён тысячами призраков, которых пережил, над которыми издевался при жизни или после их смерти. Они теперь мучают его, издеваются над ним, ломают его, и если к боли физической привыкнуть призрак ещё может, то не сойти с ума в столь странном заточении – это нужно иметь великую силу воли. Весь этот огромный клубок призраков – великий призрачный шар, часть которого сформирована из ныне сильно поредевшего Призрачного Правления – вздымается то вверх, почти окунаясь в лучи Рашмы, чтобы напитаться необходимой призракам энергией, то вниз, глубоко под землю. Немногие заступники Паука пытаются помешать этому бичеванию, но этих душ слишком мало, они не могут бороться против большинства.
«Если захотим, исказим тебя вместе с собой в сиянии Рашмы; если пожелаем, растаем вместе с тобой в Полной Тьме» - повторяют ненавистники и снова делают больно Лорду Пауку.

Вот стражники-храмовники во главе с Сутумом тренируются с Миреллой, но уже без оружия. Сидят на снегу в позах для медитации, часто с закрытыми глазами. Учатся иному бою, который всем им предстоит рано или поздно. Отрабатывают приёмы боя и защиты для своих душ. Если посмотреть на них с синим огнём, то покажется, что они выходят за рамки живых тел, будто искажённые, но нет, это результат их особых умений, они уже лучше всех подготовлены к загробной жизни. Мирелла готовит храмовников к тому, что они будут готовы сражаться даже сразу после смерти, без глупых неуместных заминок, как обычно случается с умирающими людьми, она учит всему, что знают опытные призраки. И многому большему.
«Будем надеяться, что это никогда не пригодится» - повторяет она, а глаза её покрыты ярким туманом.


Последний раз редактировалось Vasex; 16.04.2017 в 03:45.
Ответить с цитированием
  #47  
Старый 14.04.2017, 15:34
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,578
Репутация: 1786 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
6 отрезок дочитал. Много повторов. Вначале Слова С Большой Буквы буксуют текст
Цитата:
- Одна из целей производства титанов – даровать призракам возможность возвращаться в материальный мир. Конечно, пока не в свои тела, а в такие, но даже это уже лучше, чем ничего.
-
А в трупы души могут переселяться? Такой сюжетный поворот вроде бы напрашивается.
__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.
Ответить с цитированием
  #48  
Старый 15.04.2017, 23:58
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,636
Репутация: 1351 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Мережук Роман, не.

15.04 - дописал отрывок 1 главы 3.
Ответить с цитированием
  #49  
Старый 18.04.2017, 23:58
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,636
Репутация: 1351 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Скрытый текст - 2.:
Её облили водой, приводя в чувство. Подвешенная на цепях, она затрепыхалась, как муха в паутине. Подумав об этом, она сразу вспомнила всё, что произошло, а лучше бы не вспоминала.
Когда это всё закончится? подумала Орона.
Сначала она всё отрицала и защищала Храм Наук. Но это уже никого не могло ни в чём убедить. Особенно её вторых похитителей, которые вообще не собирались устраивать какого-либо честного суда.
Потом она отрекалась от связей с Храмом Наук, гордо задирала нос и сыпала угрозами. Она говорила, что явилась из Цинады и что её тоже использовали маги из Храма Наук. Она доказывала, что она цинадский дипломат первой величины, и что её смерть может в итоге камня на камне не оставить от Венозенга. Неужели эти люди так жаждут воевать с Цинадой? Как видно, они то ли совсем не думали, то ли их не пугала такая перспектива.
- Как вы это провернули? – снова и снова звучал вопрос. И зачастую её попытки сменить тему или упорствовать на незнании сопровождались ударом по лицу или по рёбрам.
В основном её пытал старец, довольно медлительный и, кажется, не очень подходящий для такой работы. Проделывал страшные дела он со скукой, неспешно. У них было всё время мира, о чём эти люди не раз напоминали узнице.
Они носили маски, капюшоны, но не всегда: судя по всему, лишь по улице, а внутри, в этих загадочных темницах они нередко снимали маски, чтобы продышаться, не обращая внимания на то, что это видит единственный пленник. Какой-то тайный клан, тайный культ или что? Возможно, эта группировка возникла только что из-за смерти Паука, но каковы мотивы этих людей - оставалось непонятным. Снятые маски пугали Орону, ведь она понимала, что похитители не боятся показывать ей свои лица, хотя должны были понимать, насколько преступными вещами занимаются по меркам цинадского Порядка. И то, что она видела лица мучителей, говорило о том, что они и мысли не допускают, что она выберется отсюда живой, а они потом предстанут перед цинадским судом, где она будет свидетельствовать против них.
- Сколько можно повторять? – хрипела она и сплёвывала кровь. Как минимум четырёх зубов уже не хватало, но она боялась и не хотела пересчитывать. – Я цинадский посол, должна была помочь местным магам представить титанов Пауку на одобрение производства. Нам нужны были деньги Паука и его разрешение, чтобы не было вопросов в дальнейшем – «а что это за сборище големов производится на моей земле?». К тому же это разрешение касалось добычи полезных ресурсов из рудников в Грандуа. Так какой нам смысл был убивать Лорда Паука? Особенно касаясь меня… Я в чём виновата? Зачем мне нужна была смерть Паука?
- Ты снова меня не слышишь, деванька, - ворчал старик, накаливая железный прут в жаровне, полной углей. Теперь они были вдвоём, до этого девушку спустили на стул, к которому приковали. – Меня не интересуют твои отговорки, кто прав или виноват. Вы единственные подозреваемые, а ты – единственная живая подозреваемая. Мне, точнее людям, стоящим выше меня, нужен только один ответ, доказанный способ, как вы уничтожили бессмертного Стража. Рано или поздно ты мне расскажешь об этом, но я бы советовал раньше, чтобы уходить в мир призраков менее обезображенной. И не терпеть столько мучений, сколько тебе предстоит терпеть.
- Нет, это безумие, не надо, одумайтесь! - хныкала Орона, жмурясь при приближении побелевшего от накала железного прута к её лицу. – Я не представляю, что ещё сказать. Вы точно ошибаетесь! Либо вы правы, но тогда меня подставили, как неосведомлённую дурочку, заранее списали сюда, зная, что под пытками я ничего не смогу рассказать, поскольку не знаю! Меня могли использовать! И Руция тоже! Я действительно ничего не знаю! Не надо, подождите, стойте!
- Сколько раз я подобное слышал, - вздыхал старик. Он оставил железный прут в углях, обошёл Орону, начал её ласково раздевать. Она брыкалась, но это никак не помогало. – Сколько логических цепочек здесь не строилось. Один раз дошло до того, что все факты из уст обвиняемого указывали на то, что надо пытать меня, а не его. И он на полном серьёзе предлагал это делать. – Старик усмехнулся, тыкнул себя пальцем в висок. – Говорил, что наши мозги населяют слизни и черви, он сам их видел, и что они управляют нами, но они тоже не переносят боль, и если пытать их – они вынуждены будут рассказать правду о своём злодейском заговоре, чтобы боль прекратилась. Днями мне это впаривал!
Он закончил раздевать жертву, скомкал и отбросил одежду далеко в сторону. Снова взялся за прут.
- Не удивлюсь, если у вас и вправду черви в мозгах! - психанула Орона, когда уже ощутила жар стали возле своего глаза.
- Я так не думаю, я видел мозги подопечных и некоторых своих бывших начальников. Мы внутри все совершенно одинаковые. А вот ты, милочка, сейчас вынашиваешь в своей головке правду о том, как погиб Лорд Паук. Кто если не ты? Других вариантов у меня нет, увы! И даже если бы я поверил, что мы ошиблись с тобой, мне бы всё равно пришлось тебя пытать, таков приказ у меня, таковы дела. Иначе сам окажусь на твоём месте, да-да. Так что мы сейчас повеселимся, а ты пока ещё в состоянии связывать слова подумай хорошенько, особенно потом, когда в себя придёшь, как нам обоим выпутаться из этого положения, хорошо?
- Я уже подумала. Дай мне лезвие. Если тебя не зарежу, то себя точно – одно из двух.
- Нет, так не пойдёт. – И с этими словами он воткнул раскалённую кочергу ей в щеку. - Понимаю, невелико самопожертвование для Скорлупы, - говорил он сквозь её визг. - Понимаю, что это всё, о чём ты можешь мечтать теперь - моя или твоя смерть. Но ничего, пока твой взор затуманен, сосредоточен на одной жалкой точке, ты узко мыслишь. Ничего, мы минуем эту первоначальную стадию. Может, через день. Может, через месяц. Уверяю тебя, ты ещё запоёшь по-другому.



Скрытый текст - 17.04:
Орона верещала так, что сама глохла. Два раза её крик будто прорвался на новый уровень, на котором ещё никогда не был, звучал и ощущался совсем по-другому, а выдох всё не заканчивался. Старик продолжал давить раскалённым металлом в лицо девушки. Та дёргала головой, но вдавленная головешка не соскальзывала. Старик удивительно твёрдо держал руку.
- А Цинада… Ах, Цинада! Она не играет большой роли для Скорлупы. Я всегда говорил, что нам нужна независимость. Достаточно брать плату за вход в Паутину – и мы мигом обеспечим себя и своих потомков, будем жить, как короли. Больше никаких объедков с царского стола! Цинада не нужна, нам хватит импорта из других миров. А спрос на Скорлупу никогда не прекратится, он всегда будет высок!
Крик угас, дым от прикосновения с кожей ослабевал. Старик нахмурился, убрал остывший металл, поглядел на него, затем взял Орону за подбородок, покрутил её лицом, оценивая результат. Девушку била дрожь, а сама она находилась едва ли в сознательном состоянии. Кожа оплавилась так, что в щеке образовалась небольшая дыра, через которую видны были почерневшие зубы. Они были больше обычного – дёсна вокруг уменьшились, обуглились.
- Наверное, такая процедура здорово прочищает мозг от всей лишней чепухи, - сказал пыточных дел мастер. – Думаю, стоит повторить вопрос: как у вас получилось уничтожить бессмертного? Что это за магия? Или вы использовали что-то другое? Я не чувствую в тебе волшебной силы, ты девка другого толка, верно? Роток горазда открывать и только.
Орона собралась с силами и плюнула старику в лицо. Но он даже не понял её намерений. Она была так слаба, так плохо соображала, что едва разлепила опухшие веки и будто срыгнула ему на перчатку.
- Пожалуй, ты не Голос-из-Стали. Такое громкое имя, но такой хилый человек за этими литерами. Совсем не такой, как в исторических роскознях. Как думаешь, пора перейти к твоей второй щеке? Или у тебя всё же есть, что сказать? У тебя, знаешь ли, теперь два рта. Глупо этим не воспользоваться. Но можно сделать третий. Будешь Орона Трёхротая, как тебе второе имечко?
Орона уронила голову, слюна свесилась с её губ на оголённую грудь. Старик оставил остриё в углях, снова поднял голову цинадки и простучал крючковатыми пальцами несколько раз по её щекам. От попаданий по больному месту она громко стонала.
- Так-то лучше. Я не дам тебе переждать боль во сне. Даже не мечтай о таком благе.
Он покрутил железный прут в углях. Тот снова начинал краснеть. Орона вполглаза пялилась на него.
- Мы пройдём с тобой столько разных пыток. О простой боли ты ещё будешь мечтать. Знаешь, что я сделаю следующим? О, тебе понравится. А мне тем более. Я дам тебе пососать, Орона. Но мне не хочется сражаться с твоим непослушным ртом в процессе, это всегда всё портит. Мне в моём возрасте важен в этом деле покой, расслабленность, стабильность, чтобы всё было гладко, как по маслу, понимаешь? Зажимать твои челюсти в тисках – тоже так себе вариант. Так что попробуем по-другому, совершенно по-новому. Я лишу тебя зубов. И твои попытки сопротивляться, укусить после этого будут только доставлять ещё больше удовольствия. Но кое-что меня останавливает. Меня воротит от беззубых женщин, ха-ха, такая вот дилемма! Напоминают мне мою бывшую, которая давно уже отошла в мир иной. Не то чтобы я её не любил, но старуха уже совсем обеззубела, это было отвратительно. У меня сразу падает, какую бы красотку я зубов не лишал. Довольно! Сделаем в этот раз по-другому! Мне не хочется преждевременно портить такое милое личико. Только посмотри на себя, а. Твои передние зубы я, пожалуй, сохраню. Думаю, четыре снизу и четыре сверху будет предостаточно. А вот все остальные, боковые и задние я удалю. Слыхала легенду про Танакена? Про Древних, которые убили бога? Конечно слыхала, может, даже читала, ты же у нас образованная. Цинадское отродье. Про Четыре-Три-Зуба тоже, видать, слыхивала. Помнишь беззубую героиню? Вот будешь такой, ха-ха, только связанной. Сейчас мы проделаем тебе ещё одно отверстие в щеке, и наша славная пещерка превратится в тоннель! В перекрёсток, я бы сказал! Но меня интересует сегодня боковая дорога – сквозь щёки, за которыми не будет зубов с обеих сторон. Впрочем, будем чередовать повороты, то через щёки, то в горлышко сворачивать будем, но не к передним зубам, не к зубам! Думаю, у нас всё получится, дорогуша. Ты только не срывай раньше времени свой знаменитый Голос-из-Стали, уж очень мне нравится подавлять женские крики своим хером! А такой исторически значимый визг – будет великим почтением заглушать, заталкивать его обратно в глотку! О-о, мы повеселимся сегодня, я тебе обещаю.
Орону трясло от ужаса, она звенела цепями, что крепко прижимали её руки и ноги к деревянным подлокотникам и ножкам. Она понимала, что этого человека вообще ничего не волнует. Даже тот вопрос, который он задаёт, казалось, утратил всякое значение.
- В конце концов, ты вся будешь покрыта такими тоннелями. Левая сиська, правая сиська, каждая нога, ладони тебе тоже насквозь пробьём, а пальчики на руках сделаем маленькими и безобидными, как у ребёнка. – Старик сладостно улыбнулся.
- Урод больной! – рявкнула она не своим голосом. – Тебя найдут! Тебя казнят! Тебя прирежут, скотина!
– А закончим, наверное, тоннелем, связывающим глазные впадины. Прошлый раз такая дуга не получилась, жертва быстро скончалась. Но я придумал, как продлить удовольствие: буду применять, что иронично с учётом твоей родины, цинадский эликсир заживления, пока мой член будет двигаться внутри. Не поскуплюсь драгоценным лекарством. Главное, конечно, не переборщить и не останавливаться. Не хотелось бы потом соскребать твою полузажившую голову с него, если он вообще не срастётся с ней намертво. Было бы прискорбно. Но я готов рискнуть, живём лишь раз, всё хотелось бы попробовать на веку!
- Псих! Идиот! За меня точно отомстят! Конченый ублюдок! Тебя точно ждёт смерть!
- Да я уже давно скучаю по этой госпоже, - улыбался мастер пыток, доставая из углей раскалённый прут. – Что ж, уйду на заслуженный покой в вечную призрачную жизнь. Буду просто наблюдать, поучать других мастеров пыток. Очень уж люблю своё дело. Ты плохого не подумай – потрахушки для меня не главное! Мы тут поиском истины занимаемся. Прям как в вашем сраном Храме Наук! – расхохотался старик.
Он снова подносил к её лицу раскалённую добела головешку.
- Забавное, наверное, чувство, когда тебе прожигают одну щёку, и ты ещё не ожидаешь этой боли, тебе страшно, пугает неизвестное, одной только веры о предстоящей боли хватает сполна, а потом становится ужасно больно, но затем собираются повторить это с другой твоей щекой – и это уже совсем другое чувство – ведь теперь ты прекрасно представляешь, что тебя ждёт, ты ведь только что это испытала. Что ж, у тебя таких пар в теле довольно много! Таких связочек! Ещё не раз будешь точно знать, что ощутишь в следующий миг!
И он прижал раскалённый металл к её второй щеке. Крики Ороны слились в один протяжный визг, который до того усилился, что стал беззвучным.
И вот тогда полопались стеклянные колбы с различными ядами и извлечёнными органами жертв на полках и на одном из столов вместе с дорогостоящими цинадскими эликсирами заживления, лопнула лампа с синим кристаллом внутри, а из ушей старика побежали тонкие ручейки крови.
Он отпрянул от Ороны, уронив инструмент.

Скрытый текст - 18.04:
- А-а, сука! … - прокричал старик. Но колебался он недолго. – Сука, заткнись! – Он наотмашь, не глядя, врезал по её изувеченному лицу, пока искал что-то в карманах робы, не оглушил, но мог бы услышать, как клацнули её зубы и даже щёлкнуло что-то в шее. Орона теперь смотрела в другой бок, волосы облепили всё её лицо, в районе рта они взметались от того, что она тяжело и быстро дышала. Наконец она начала поворачиваться, набирая полную грудь воздуха, но старик среагировал быстрее. – Поганая тварь! Ты у меня заткнёшься! – Он сунул ей в рот какой-то грязный кусок ткани. Орона сразу сцепила зубы, начала дёргаться и верещать: дыра в щеке свободно передавала звук. – А-а, заткнись, сука, заткнись, заткнись! – Старик сжал её горло, остановив крик вместе с дыханием, и всё-таки пропихнул тряпку внутрь. Девушка начала задыхаться. – Убить тебя мало! Но нельзя ещё! Рано!
Он стянул свой пояс с робы и обмотал рот и щёки пленницы, чтобы никак не выпихнула кляп. На затылке связал узел. Старик оценил погром на рабочем месте, поморщился, ощупал свои ушные раковины, посмотрел на свою кровь на пальцах. Наклонился к лицу Ороны и зарычал:
- А говорила, что не магичка! Говорила, что не имеешь отношения к магам Храма Наук! Сколько лжи уже слышали эти стены! Сколько раз меня пытались водить за нос! Но я снова прав! Как всегда! Теперь ты точно сдохнешь в этих стенах! Но нескоро, мучительно долго я буду тебя…

Тем временем в Храме Наук Мирелла и Хайнс обсуждали судьбу Ороны.
- Давай ещё раз взвесим всё, что нам известно. В Венозенге сейчас беззаконие, дикарские разборки между бандами, много погибших невинных жителей. Фанатики Паука и многие другие ополчились против магов, хотят уничтожить нас, хотят отомстить. Руция посадили на кол, открыто мучили до последнего вздоха. Судьба Ороны совершенно неизвестна.
- Но призраки и люди видели, что её арестовала стража дворца, затащила внутрь.
- Возможно, сейчас её подвергают пыткам, а мы ничего с этим не можем поделать. Стражу потом почти полностью перебили, пленником могли завладеть более суровые радикалы. Если бы её освободили, она бы с нами связалась. Или поспешила бы под протекторат Цинады? Залегла бы на дно, чтобы ей не мстили призраки?
- Очень сложно с учётом того, что её ищет полстраны и многие её видели подле короля в момент его смерти.
- Тогда её судьбе никак не позавидовать.
- Мы можем её облегчить, Хайнс.
- Мы не вправе принимать такие поспешные решения.
- Кто как не мы, Хайнс? И мы всё обдумываем уже сколько дней! Никаких вестей столько времени! С ней точно не всё в порядке! А разрешения у Цинады на применение Слова ты точно не выпросишь, мы даже не посвящали их в то, что за Слово нам известно.
- Так что, тогда рискнём чужой судьбой?
- Тот редкий случай, когда смерть может быть благом.
- Если мы ошибёмся, Мирелла...
- К чёрту... Шралу...
- Да потише ты!
- Точно, забываю всё время.
- Старая балда.
Она зашептала, прикрыв ладошкой рот и оглядываясь по сторонам с помощью призрачного зрения. Никого вокруг не было.
- И имя почётче произноси, - напомнил Хайнс. - Не хватало ещё в этом ошибиться, не того убить. Боги, это Слово ещё изучать и изучать!
- ...Орона Серебринка! - завершила заклинание Мирелла.

- Ну что, сука, готова к продолжению? Оглушила меня, тварь такая! Кажется, навсегда! Вот дрянь! Сейчас я с тобой разберусь!
Если бы лампа синего огня уцелела, пыточных дел мастер бы мог увидеть охранного призрака, предупреждающего о том, что их тайное логово уже не такое тайное.
- Довольно я с тобой возился! Оказывается, ты не понимаешь по-хорошему! Совсем не ценишь предварительные ласки, цинадская потаскуха! Придётся перейти сразу к основному блюду! – Старик выхватил раскалённый прут из углей. – Сейчас я прожарю твои грязное чрево изнутри! Посмотрим, как ты после такого завизжишь! Раздвигай ноги, сука! Думали, смерть Паука так просто сойдёт вам с рук! Ошибались!
Если бы у него сохранился слух, он бы услышал, как сначала идёт бой где-то наверху, потом прямо перед железной дверью вне пыточной. Он даже не слышал, как кто-то вырывает дверь с такой лёгкостью, будто страницу из книги.
- Раздвигай, сука! Не строй из себя недотрогу! Сколько я таких повидал! Все вы одинаковые! Ну и где твои способности теперь? Как и говорил: только и можешь роток разевать!
Он уже вонзал прут через сопротивленье, обжигая пленнице внутреннюю сторон ног, бёдер. Как вдруг остановился, обернулся, почуял то ли взгляд, то ли подозрительный ветерок.
В дверях пыточной стоял монстр.
- Боги, а ты ещё кто? – пробормотал старец, испуганно выставляя перед собой дымящийся прут и отступая.
У гостя не было лица, практически не осталось кожи. Всё, что в нём угадывалось человеческого – внушительный силуэт. За остатками мяса и плоти – чернела титановая оболочка, вся исцарапанная, но всё такая же крепкая.
- Чёрт побери, это же ты! Тот… Эолин! Ты голем! С душой или без? Скажи мне! Проклятье, я ничего не слышу! Эта стерва оглушила меня! Я оглох! Она преступница, ты должен это понимать! Она убила Паука! Твоего возлюблённого! Ты ведь с призраком? Эолин? Мне нужно время, чтобы зажечь синий огонь. Ни черта не вижу. Эта сука разбила лампу! Я ведь хотел только с ней поговорить, узнать правду! Мы должны вытянуть её из неё, пока эти маги не прикончили кого-нибудь ещё!
С кисти голема сползла и шмякнулась о пол пробитая насквозь голова одного из членов этого тайного ордена.
Пыточных дел мастер заторопился ещё быстрее к дальней стене, поскальзываясь на осколках.
- Если ты пришёл отомстить ей – валяй! Делай, что хочешь! Все мы этого желаем! Но ты столько потерял из-за неё, больше всех! Имеешь право на месть, как никто другой!
Эолин подошёл к пленнице, аккуратно убрал волосы с её лица, липкого от крови и пота. Орона почти не соображала, качалась от биения собственного сердца.
Когда Эолин заговорил, старик услышал его, даже несмотря на глухоту, нелюдь рычал так пронзительно и низко, что звук передавался через вибрацию пола и костей.
- Виновна или нет – с неё пока достаточно. – Затем титан посмотрел на её обожжённые ноги. – Что ты с ней сделал?
- Я ничего! Ещё ничего! Ничего такого! Не успел! – залепетал старик и убрал раскалённый прут за спину.
- Не успел, но хотел. Так вы признания выбиваете из женщин?
Старик что-то говорил в оправданье, но Эолин не слушал его. Лёгким движением разорвал цепи на руках и ногах узницы, оглядел пол и столы в пыточной, что-то искал, но не мог найти взглядом, глуповато почесал стальной затылок, затем двинулся в сторону старика.
- Я на вашей стороне! На вашей стороне! Я скорблю не меньше вашего! Смилуйтесь! Я за Паука! – Старик переминался с ноги на ногу у дальней стены, осколки под башмаками хрустели.
- Одного на кол и другую обесчестить перед вечной жизнью пытаетесь? Что вы за люди!
Эолин схватил согнувшегося в ужасе старика за робу и резко сдёрнул её вверх, через голову. Тот неудачно взлетел к потолку, рухнул голышом на груду битых банок и заорал:
- А-а! Проклятье!... А-а, гхаргское отродьё!... Ты что идиот? Здесь же яд хранился! А-а! Органы всяких больных уродов! А-а-а, тварь проклятая!
Эолин подобрал раскалённый прут и примерно наполовину вогнал его в задний проход преступника. Тот забился в конвульсиях, не по-человечески крича.
- Жаль, что металл уже почти остыл, - сказал Эолин, а затем подошёл и обратился к Ороне. - Хорошо, что ты кричала громче. Иначе мог бы не успеть. Мог бы вообще пройти мимо этого здания, если бы не твой зов. А ты полна сюрпризов, Серебринка.
- Правильно, забирай свою шлюху! Уматывайте! А-а, мерзкие твари! Гнев Сотни Богов на вас! Чтоб вас трахнули гхарги! Весь ваш поганый род!
Эолин обернул Орону в достаточно просторную тёмную ткань, закинул бессознательное тело на могучее плечо и покинул пыточную.


Ответить с цитированием
  #50  
Старый 19.04.2017, 00:05
Аватар для Snerrir
Местный
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 209
Репутация: 26 [+/-]
Что-то у меня есть некоторое сомнение, что с нижней чакрой на шампуре старик был бы так велеречив))
Ответить с цитированием
  #51  
Старый 19.04.2017, 16:16
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,636
Репутация: 1351 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Snerrir, речь персонажей и описания буду ещё позднее значительно прорабатывать. Это касается также маловажности повторов слов.

330к знаков. ещё 100к знаков - и побью свой предыдущий рекорд с космосом.
Ответить с цитированием
  #52  
Старый 20.04.2017, 00:22
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,578
Репутация: 1786 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Уже который день наблюдаю соревнование кто позже запилит текст. А кто- то предъявлял мне еще претензии :)
__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.
Ответить с цитированием
  #53  
Старый 20.04.2017, 00:33
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,636
Репутация: 1351 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
ну, особо смысла нет, просто приятней, когда он висит ночь и/или полдня на главке, как последний пост, хотя толку от этих тупых просмотров, что тут, что на литэре

иногда перезаливал пост с текстом в последние минуты дня, когда все марафонцы отпостят) с учётом смещённых дат - можно заметить, если обратить внимание на посты

но вот именно сегодня (да и бывало до этого) просто "понесло", писал и писал столько, сколько хватало времени, и залил, когда уже совсем дедлайн на носу был. в принципе, последним отрывком доволен. на конкурс бы не отправил, но на фоне моих марафонов вполне ничего :) особенно радует, что ещё пару часов назад даже не представлял о чём там писать, в данном случае в плане у меня написано "чумной город, события в чумном городе", как-то так, идей в этой сюжетке почти нет, вот дальше будет более спланированно, после чумного :)
Ответить с цитированием
  #54  
Старый 20.04.2017, 13:24
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,578
Репутация: 1786 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Vasex, а это тип накрутка счетчика просмотров? Благородное занятие. Жаль не отображает реальные цифры или адекватно показывает популярность. Врочем мало где счетчики адекватны. На самиздате тоже многие на них дрочат, запиоивая абсурдные комменты и тем самым обновляя текст в топе.
__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.
Ответить с цитированием
  #55  
Старый 20.04.2017, 14:54
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,636
Репутация: 1351 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Мережук Роман, у меня лучшая накрутка просмотров - мой ник)

Тут есть одно но: вы новые страницы добавляете новым постом каждый день, а я большинство из них добавляю редактированием старых. Тоже как-то не хочется внизу раздела висеть(

апд. добавил отрывок 20.04
апд. добавил отрывок 21.04
апд. добавил отрывок 22.04

Последний раз редактировалось Vasex; 22.04.2017 в 23:59.
Ответить с цитированием
  #56  
Старый 23.04.2017, 23:57
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,636
Репутация: 1351 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Скрытый текст - 3.:
3.
Сначала чумной город встречал самоубийцами. В тщётной попытке покинуть проклятое селение, они вскакивали прямо из земли и снега, где лежали полдня в ожидании, когда откроются ворота, и с клинками наголо мчались через пустырь в зев свободы. Оттуда и сверху, со стен, их на подступах встречали стрелы и копья. Стражники смеялись, для них это было давней забавой – заодно и хорошей тренировкой. До мечников и копейщиков обычно никто из обречённых не добегал. Стражники не скупились, щедро осыпали трупы стрелами, одним ранением те обойтись не могли.
Най прошёл мимо корчащихся трупов, а за его спиной тяжело закрывались ворота. Некоторые умирающие тянули к гостю города руки, но парень остерегался к ним приближаться – видел страшные язвы, почернения кожи на руках и лицах – признаки чумной заразы. Большинство из убитых были в лохмотьях, совсем нищие, потому и потерявшие всякий страх перед стражей.
Когда стрелять из луков перестали, когда крики умирающих почти полностью затихли, из ближайших лачуг вывалили другие жители, тоже в лохмотьях, старики и дети. Они осматривали погибших, обшаривали их карманы, иногда даже снимали что-нибудь из одежды, если не боялись заразы. Най видел, как маленькая грязная девочка даже без ботинок, а в каких-то почерневших обмотках на ногах, взяла большой перчаткой один из мечей – наверное, самый качественный из арсенала повстанцев – и поволокла его обратно в город. У него у самого руки чесались что-нибудь прикарманить, но опытные нищие быстро облепили все трупы, а когда отступили, там вряд ли осталось что-либо ценное.
А у Ная в кошеле не было ни копейки, кривой ржавый меч и остатки доспехов он сбросил по пути, убегая от волков. Был небольшой нож в сапоге, да и сами сапоги, но где-то здесь пролегала черта, которую Най ещё не готов был переступить. За ней заканчивалась его гордость и всякий смысл жизни. Хотя, как ему говорили, смысл жизни надо было оставить на входе в чумной город.
Город не мог расширяться, он рос вверх – крохотные дома громоздились друг на друге, а улочки иногда были настолько узкими, что иногда даже двум людям было сложно разминуться, не задев друг друга. С учётом господствующей заразы это часто становилось большой проблемой.
На улицах было немало залежавшихся обледенелых трупов. Похоже, это постарался не мороз Скорлупы, а какие-то местные маги – вызывая сильное оледенение у трупов. Это оберегало жителей от заразы при случайном контакте, могло как-то защитить тела от крыс, а, возможно, даже имело смысл для каннибализма. Никто другой не знал лучше этих горожан о чёрном дне – они его проживали каждый день.
Люди с вороньими клювами иногда вывозили с улиц свежие тела заражённых и сбрасывали их в ямы и рвы у стен города. Почернелые камни и стены свидетельствовали о том, что раньше тела сжигали, но сейчас, наверное, экономили древесину: в городе было довольно темно из-за высоких, как в Венозенге, стен, только ещё без всяких ламп и факелов на каждом доме. Или ждали, когда тел накопится больше. Но рвов под стенами было столько, что там практически некуда было ступить, а значит вряд ли это были братские могилы – тела никто не закапывал.
В сторону Ная бросали много настороженных, хищных взглядов, к нему присматривались, его оценивали. Жители знали друг друга в лицо, хотя их всё ещё было довольно много. В конце концов, какие-то безумцы даже растили детей в этом аду.
На центральной городской площади на полуразвалившемся эшафоте кого-то вешали в странном молчании. Четверо тянули за верёвку, двое тянули тело жертвы вниз, а крупный осуждённый молчал, только шумно всхрапывал, хватая воздух. Кажется, ни у кого из присутствующих не осталось сил даже жить, не то что убить кого-то или что-то говорить.
Най уже почти смирился со своей участью умереть от голода и холода среди недружелюбных немощных бедняков, как вдруг в тёмном переулке ему обернулась удача: один из прохожих, неплохо одетый, какой-то тяжело кашляющий старик, шёл перед Наем, раскачивая широкой спиной, но внезапно упал в грязь. Най потерял довольно много по местным меркам времени, задумчиво подкрадываясь, присматриваясь и оглядываясь. Ему посчастливилось, что никого другого рядом не было, иначе вероятно снова оставили бы его с носом. Наконец, он добрался до старика и ужаснулся тому, как плохо тот выглядел. Чёрные вздувшиеся артерии, вены, надрывы и язвы до того изуродовали его, что человека можно было уже принять за гхарга. Всё просто вопило о том, что к нему не стоит прикасаться. Най всё же рискнул, но только к одежде больного: сначала перебирал складки одежды и карманов ножом, потом помог кончиками пальцев, на которые предварительно намотал лоскут своей одежды. Хиленькая защита от чумы, но на что не пойдёшь ради крохи хлеба. Когда он извлёк маленький замасленный кошель из свиной кожи с побрякушками, то понял, что к этому уж точно не стоит прикасаться. Най наколол кошель на лезвие и потянул его за собой по снегу в ещё более тёмный переулок. Когда он ещё дальше укрылся от возможных лишних глаз, то рубанул несколько раз по тёмной коже. Золото просыпалось на обледенелую мостовую. Нужно было как-то прочистить монеты. Най огляделся – никакой возможности достать огонь, воды у него тоже не было, а в горле так першило. Не придумав ничего лучше, Най пожал плечами и полил монеты собственной мочой. Затем подобрал какой-то кусок черепицы с крыши, не касаясь, собрал на неё монеты, припорошил их снегом с грязью, чтобы в глаза не бросались, и понёс их перед собой, посвистывая.
Городская таверна была, наверное, главным оплотом цивилизации. Перед ней не было трупов и какой-то едва подвижный бедняк в отупении водил по земле метлой. А вход освещался обычным факелом – первым огоньком надежды, который встретился Наю за долгое время.
Двумя кусками черепицы Най подносил каждую монету к огню и давал ей, как следует, понежиться в пламени, чтобы уничтожить всякую заразу. При этом монеты чернели, но с золотом так быстро ничего не станется.
Потом собрал монеты в кулак. Предварительно обмотал кисть бечёвкой, пустив в расход ещё кусок своей рубахи. Не перчатка, конечно, но лучше, чем ничего.
В таверне было людно, а на входе стоял стражник в полном доспехе, как раз чтобы вышвыривать всяких заражённых проходимцев. Судя по размерам доспеха и голосу – человек был тоже очень полным.
- Новенький! – воскликнул он через тончайшие прорези забрала. – Чумной небось! Вон отседава!
- Не заразный я.
- Чем докажешь?
- Могу раздеться, - пожал плечами Най.
Тяжёлая бронированная рука мягко опустилась ему на голову и поворочала ею, стражник осматривал шею.
- Зачем в город наш пожаловал? Точно от болезни какой-нибудь помирать!
- Я из Крайма, - признался Най. – Крайм пал. Деревни сожжены. Убегал от гхаргов и волков. Когда начал помирать от голода, выбора не осталось – сюда пришлось податься. Здоровый я.
- Складно бормочешь. Про Крайм мы слышали, что туда война докатилась. Повезло от гхаргов спастись, но не повезло тебе с нами, если правду говоришь. Здесь твоя дорожка-то и закончится.
- Выбора не было. Жрать-то хочется.
- С чего ты взял, что здесь тебя накормят? За просто так поесть собрался, оборванец?
- У меня с собой деньги.
- Не надо в меня грязными руками тыкать, стой смирно. И вообще, снимай штаны, будем тебя осматривать. Кому-нибудь руку пожимал в городе? Девиц уже успел потискать? Трупы обыскивал?
- Нет, нет, я знаю, что здесь ни к кому не стоит прикасаться.
- Болячки есть?
- Нету, ничего нету, здоровый я.
- А это что? Что за надрывы?
- Это раны, царапины, ничего серьёзного. Я сражался на стенах Крайма.
- Парни, вы слышали? Он сражался на стенах Крайма. Тогда я цинадский генерал.
- Под началом у полковника Плеянтоса. Вместе с бароном Окхартом и его людьми сражались до самого конца. Много дней в осаде пережидали, потом гхарги взяли нас числом, но мне удалось ноги унести.
- Неужто правду лопочет? – спросили из зала таверны.
- Да его легко разоблачить! – Когда толстяк в доспехах говорил, забрало его двигалось – так плотно толстые щёки прилегали к шлему. - Сейчас призраков найдём, спросим! Там точно много полегло, значит и душ должно быть много. А за клевету мы тебя парень живенько вздёрнем на площади, ха-ха. Мы тут сами себе судьи и палачи.
- Никого вы не спросите, - невесело улыбнулся Най. – С нами был Пожиратель Душ. Он всех поел – и обороняющихся призраков, и атакующих.
В таверне притихли. А затем вновь разговорились, кто-то не верил, кто-то расспрашивал больше, кто-то вспоминал свои встречи или слухи о Пожирателе Душ или гхаргах.
Стражник закончил осмотр, велел одеваться и крикнул хозяину таверны:
- Броу! Плесни парню, коль он не шутит. Раны у него боевые, а по здоровью – посвежее всех нас вместе взятых выглядит. Только тощий, как твой хер, Броу!
Най подошёл к хозяину, протирающему кружку. Уточнил, что можно заказать и сколько это будет стоить. Сказанное порадовало – на эти монеты можно было хорошо питаться несколько дней, да ещё на комнату хватит.
Най подал монету. Мужик ловко взял её специальными щипцами, бросил в кружку с алкоголем, поплескал её там, а потом попробовал на зуб.
- Годится.


Скрытый текст - 20.04:
Най сразу оплатил проживание на три ночи вперёд («Ну ты, малый, в этом городе люди столько не живут!») и заранее оплатил три будущих обеда («А ты, малый, видать, не привереда! Сначала попробовал бы похлёбку!»). Оплатил также сегодняшний ужин, заказал к нему пиво.
- Лучше, чем ничего. Вы лучше скажите, есть ли у вас работа? Я сейчас свою худобу быстро исправлю, увидите, что я здоровый, как вол.
- А что ты умеешь, вол?
- На все руки мастер. А чем вам конкретно помочь надо?
- Все вы одно и то же мелете. Магией какой владеешь?
- А у вас она, случаем, не запрещена? – прошептал с улыбкой Най. – В наших низких сословиях, особенно там, где чума, уж очень любят на колдунов поохотиться. Все беды от них, разве нет?
- Так всё-таки волшбу творить умеешь? – сощурился тавернщик Броу, протирая нож от животного жира.
- Нет, задатков не имею. Не уродился, не обучался. Но во всём остальном – всегда пожалуйста, тяжёлой и грязной работёнки не боюсь. Ну и мечом махать немного умею, хотя тут этим, похоже, никого не впечатлишь.
- В том-то и проблема. Маги бы пригодились. Обычной работы нет, платить нечем. Если уличный уборщик или наш проверяющий на входе откинутся – за ними уже очередь желающих выстроилась. Но эти два оболтуса ещё нас всех переживут. А с остальными делами по кухне и таверне – моя семья справляется.
Най призадумался: разводит его трактирщик на признание во владении магией или нет. В любом случае, Най ничего такого не умел. Да и не стоило ничего такого придумывать, не понаблюдав, как следует, не изучив местные настроения. Он оглядел таверну.
- А барда у вас, я вижу, нет…
- Когда-то был, но я лично вздёрнул его вон на той балке за то, что подворовывал. И у посетителей, и у работников. Это было ещё в лучшие времена для города, когда мы владели стеной изнутри, а не превратились во врагов народа, в изгоев. Сейчас вздёрнем ещё быстрее, только свистни разок. На твои сапоги уже многие глаз положили, всех такой расклад устроит.
- Я бы мог попробовать. В смысле бардом. Здешнему угрюмому люду немного веселья не помешает.
- Умеешь играть на лютне? Петь?
- Мне нужно потренироваться какое-то время, этих трёх дней должно хватить. Собрать материал, припомнить кое-чего. Но когда-то чем-то подобным зарабатывал на жизнь в родном селе. Это было до ополчения.
- Мы тут деньгами просто так не разбрасываемся. Тяжёлые времена сейчас, тугие пояса у всех. Если в тебе не прорежется серафимский голосок или у тебя божественная арфа не завалялась в складках твоих лохмотьев, даже не надейся понахлебничать тут.
- Я вас понял. Ладно, мне нужно время подумать, ещё свидимся.
Най побрёл к свободному столику в углу таверны.
Во время приёма пищи он старался не обращать внимания на взгляды посетителей. Вскоре еда и хмельной напиток его так увлекли, что он перестал замечать всё вокруг. Вышел из блаженных давно забытых грёз только когда в его стол с лязгом воткнули кинжал. Его обступили две девицы в чёрных лёгких доспехах. На лицах – довольно мерзкие татуировки непонятно какой касты. Они, возможно, покрывали всю кожу, но в чумном городе не принято было оголять части тела, как это делал Най. У одной за спиной крепился лук с колчаном стрел, у другой имелось короткое копьё, но сейчас, в помещении, она обходилась кинжалами в руках. У лучницы были длинные тёмные волосы, заколотые в «хвост», другая чернявая носила короткую стрижку.
- Приятного аппетита. Мы не помешаем? – склонила голову набок та, что с кинжалами.
Най обвёл взглядом пустые столы таверны – минимум шесть штук – затем произнёс набитым ртом:
- Подозреваю, что не помешаете.
Девицы улыбнулись и присели на скамью с другой стороны стола. С кинжалами заговорила:
- Меня зовут Хеши, а это моя старшая сестра Мадз.
- Най.
- Ты оружия не пугайся. Без него тут никуда. Нужно как-то избегать прикосновений незнакомцев, а для этого ничего нет лучше острого лезвия на вытянутой руке.
- Хм, достаточно просто держаться подальше от незнакомцев, а не садиться к ним за стол.
- А ты весельчак, да? Сильно смелый, да? Ничего не боишься?
- Мы в чумном городе и мы в Скорлупе. Всё уже предрешено.
- Так ты самоубийца? – сморщилась Хеши. – Ты из тех слабаков, кто уже опустил руки? Готов ложиться и умирать?
- Пожалуй, ещё нет. – Най покосился на лезвие ножа.
- Это хорошо, - улыбнулась Хеши. Потом посмотрела на один из своих амулетов и сказала напарнице: - Призраков поблизости всё ещё нет.
- С этим можно работать, - впервые подала голос Мадз, низко и сурово.
В мгновение ока они переметнулись через стол и больно приставили лезвия ножей к его горлу и паху. Зашипели в уши:
- Наши источники передают о твоём сговоре со стражей. Тебя подослали, чтобы разнюхать, что мы здесь задумали в городе. Простые обыски не работают, призраки тоже ничего не находят, поэтому прислали тебя – под видом бывшего ополченца Крайма, ага, так мы и поверили в эту сказку, там ведь никто не выжил.
- У тебя десять биений сердца, чтобы во всём сознаться. И, о, твоё сердце явно не на твоей стороне.
- Что вы такое…
- Десять, девять, восемь, семь…
- Погодите! Враньё! Я ни на кого не работаю!
- Тебя прислали, мы точно знаем! Сознавайся, и умрёшь быстро! Иначе будем пытать до скончания веков!
- Шесть, пять, четыре, три…
- Да погодите! Клянусь богами! Я ничего не…
- Не сознаётся! Крепкий попался! Отрежь ему яйца!
- Два, один! Время вышло!
- Не стражник я! Клянусь!
- Всё, прощайся с яйцами!
- Да за что! Вы ошиблись! Я клянусь, вы что-то перепутали!
- Ты оскопляй, а я займусь его врунливым языком!
- Нет! Стойте! Суки! Я правда бился в Крайме!
Как только лезвие убрали от его горла, а в паху оно наоборот добралось своим холодом до кожи, он окончательно рассвирепел и начал брыкаться. Схватил одну руку с кинжалом за запястье, облачённое в кожаную перчатку, заломил его, а другой рукой вцепился в другую – уводя ещё один нож подальше от своего тела. При этом ногой с грохотом перевернул стол, отбросив сидящую на нём Мадз, а локтём заехал в челюсть Хеши, той, что держала кинжалы, и продолжил давить на неё, заламывая так, что девица уже неспособна была продолжать биться и уже невольно выпустила кинжалы из рук.
- Довольно! – воскликнула её напарница и очень быстро навела в лицо Ная лук с приготовленной стрелой.
- Мне плевать, во что вы верите! – крикнул Най, яростно глядя в глаза Мадз, но продолжая заламывать Хеши. – Я воевал в Крайме, и я ни на кого не работаю. Всё, о чём я мечтаю, это о том, чтобы в спокойствии поесть! Я это заслужил, бешеные суки!
- Отпусти её, кретин.
- Чего же ты не стреляешь, тварь больная?
- Потому что ты прошёл проверку. Мы проверяли тебя.
Най поразмыслил над этим, глядя на наконечник стрелы, который в свою очередь уверенно, без всякой тряски смотрел прямо ему меж глаз.
- Какого чёрта…? – выдавил Най.
- Отпусти её. Мы проверяли тебя, не подослали ли тебя стражники, которые вечно тут всё разнюхивают. А кровь мы здесь просто так не проливаем.
Най отпустил Хеши, она почти без сознания рухнула на пол, хватаясь за горло. Парень со злобой, несмотря на нацеленный лук, сапогом отбросил её кинжалы вдаль. Ничуть не боялся получить стрелу – сердце бешено колотилось в груди.
- Кто оплатит мне испоганенную в грязи еду? – воскликнул он.
- А кто оплатит мне стол? – подал голос Броу издалека. Посетители таверны рассмеялись.
Хеши подобрала кинжалы, упрятывая их в ножны за пояс. Одной рукой держалась за шею и покашливала. Мадз убрала стрелу в колчан, закинула лук за спину, затем бросила монету хозяину таверны:
- За доставленные неудобства. И принеси парню ещё выпить. Всем принеси. Кажется, он не врёт. Или сошёл с ума и действительно верит, что он из Крайма.
- Пошли вы к гхаргам! – Най поставил стол на шатающиеся ножки, вернул деревянную посуду с остатками еды. – И опять! Чего подсаживаетесь снова?
- Так ты колдовать умеешь или нет?
- Мозги тебе наколдовать никакой архимаг не сможет.
- В городе дефицит врачевателей, магов огня, магов тени, - продолжала Мадз с другой стороны стола. - Да и прочих магов не сыщешь. О культе Полной Тьмы слышал?
- О Полной Тьме знаю, это там, где монстры? А о культе… нет.
- Группа больных ублюдков, которые ждут приход Полной Тьмы в эти земли. Хотя этого никогда не случалось в истории. Даже проводят ритуалы по призыву Полной Тьмы. Совсем умом тронулись. Они собирают всех способных людей под непонятным предлогом, что-то давно задумывают, какие-то страшные ритуалы проводят в своём храме, ведут записи на языке, который никто не может расшифровать. Многих своих прислужников втайне убивают, закалывают, топят. У них стены храма облеплены кожей, которую сдирают с людей. Начинали с животных, но животные имеют привычку очень быстро заканчиваться в чумном городе. Так что там в основном кожа людей. И они вырезают на ней ритуальные письмена своим непонятным мерзким языком.
- Именно поэтому мы себя изрисовали, - шепчет сквозь кашель Хеши. – Чтобы наша кожа их не привлекала.
- К чему вы мне это говорите?
- Если ты действительно способный, они придут и за тобой, переманят на свою сторону. И если ты их разочаруешь, то сдерут кожу и с тебя. Так что не иди к ним, а нам важно заранее знать, умеешь ты что-нибудь или нет. Нам твои таланты пригодятся всяко больше, чем этим сумасшедшим.
- И зачем вам так нужны маги? Запугивать новичков города, как меня?
- Мы, конечно, понимаем, что ты тут ещё первый день, ещё не привык к этой тюрьме, ещё чувствуешь себя гостем, всё в новизну. Но раз у тебя нет склонности к самоубийству и если ты просто заложник обстоятельств, то тогда ответь: хочешь ли ты покинуть этот город?
- А разве это возможно?
- Всё возможно. Уже не раз пытались, у кого-то даже получалось прорваться…
- Я видел, - усмехнулся Най.
- Нет, у ворот – это самоубийцы. Идиоты без всякого вразумительного плана.
- Я бы не отказался покинуть чумной город и пожить нормальной жизнью. Но не представляю менее самоубийственной затеи, чем прорваться через ворота. Вы видели эти стены? Они почти доходят до лучей Рашмы! Какие ещё есть варианты?
- Варианты всегда есть. Но для этого нам нужны способные бойцы. Что ты умеешь, кроме как мебель ломать и женщин бить?
- Ничего я не умею. Дайте поесть. Я готов на любую простую работу, но не магическую. Нет во мне, как это называется… Силы.
- Никаких талантов? Никаких способностей? Как же ты пережил осаду Крайма?
- Везение.
- Удачи с этим в чумном городе. Пошли, Хеши. Я же говорила, по нему видно, что он неотёсанное бревно, которое ничего не умеет. Нам он только помешает, будет тормозить всё дело. Ещё одним куском дерьма в Траквесе стало больше.
- Призраки возвращаются, - покосилась Хеши на амулет. – К чёрту, ты права, уходим.
Они быстро осушили кружки и покинули таверну. Най какое-то время наблюдал за уходящими, потом спохватился, проверил карманы, ругнулся и поспешил на улицу. Девицы утащили его кошель с монетами, на которые можно было прожить ещё дня четыре в чумном городе.
Улицы вокруг были пустынны, только уборщик продолжал бессознательно мести территорию напротив таверны.
Най прислушался, покосился вверх и увидел, как две тени ловко скачут по балкам и карнизам, взбираясь по высоким зданиям Траквеса на остроконечные крыши вплотную стоящих друг к другу домов. Най горестно усмехнулся. Нет места безопаснее в чумном городе, чем подальше от отравленной трупными ядами земли. Эти чертовки, наверное, выросли тут, они знали об этом городе всё.


Скрытый текст - 21.04:
Чем-чем, а нормальной работой в чумном городе даже не пахло. Передохнув в таверне и впервые нормально выспавшись за неизвестно сколько дней, Най, даже несмотря на тяжёлое положение без денег и будущего, в необъяснимо оптимистичном настрое бодро зашагал по городу в поисках денег. Глубоко в душе он надеялся, что ему снова повезёт найти полный кошель золота прямо под ногами, но едва подобная мысль отчётливо проступала очертаниями, он тряс головой, пытаясь не привыкать к такому. Хлеб с неба не падает. Но в чумном городе, судя по всему, его вообще не было.
Тавернщик говорил, что поставляют импортированную из Венозенга пищу редко – в специальных вагонетках спускают по тросам прямо со стены в две точки города – в бывший Храм Сотни Богов, ныне обитель культа Полной Тьмы, и в саму таверну. К вагонеткам и тросам не стоило даже присматриваться – эти возможные пути бегства тщательно просматривались со всех сторон, а если бы кто-то попытался заползти по тросам – их мигом бы отцепили от стен с помощью рычагов, и тогда город остался бы на неопределённое количество дней без провизии. Горожан частенько морили голодом за всяческие бунты и нарушения Порядка.
Однако в последнее время из-за беспорядков в Венозенге и многих других сегментах – поставки пищи практически прекратились. Людям оставалось лишь гадать, когда они возобновятся в нормальном объёме. Уже поговаривали, что эта зима станет для города последней. В самую последнюю очередь будут заботиться о чумных городах, сначала будут спасать любые другие. Даже в тюрьмах сидели более авторитетные люди, за которых могла поручиться даже Цинада, а этот город уже давно норовил исчезнуть с карты Паутины. Но люди такие подлые создания, что цепляются за свои жалкие жизни, несмотря ни на что.
Най заглядывал в каждую лавку, в каждое заведенье, в любое место, где было больше шансов нормально переговорить с людьми, а не сразу получить нож в животину.
Но никого не интересовал новоприбывший скиталец, всюду прогоняли его, если вообще отвечали что-либо. Часто людям едва хватало сил и понимания устало мотнуть головой в знак того, что разговора не будет. Многие сидели на дурман-траве, последнее решение для живых, когда сил на другое больше не осталось, но не хочется уходить в мир призраков, не испытав сполна все удовольствия жизни. Най про себя отметил, что дурман-травой здесь торгуют, ему это могло пригодиться. Кроме того, он попробовал обчистить одну укуренную старуху, но поскольку она в дурмане видела призрачный мир, а он нет, она услыхала предупреждения каких-то призраков, а он нет, потому заслуженно получил палкой по лбу и хребту.
Разочарованный в отсутствии нанимателей Най ещё долго бродил по чумному городу, прежде чем ноги всё-таки вынесли его на одну из центральных площадей - перед храмом Культа Полной Тьмы.
Когда-то это был храм Сотни Богов, но все наружные и внутренние статуи снесли, надписи-заглавия уничтожили, всюду теперь развевались чёрные рваные тряпки без какой-либо символики – флаги культа Полной Тьмы, всюду были начертаны кровью какие-то непонятные руны, литеры неведомого языка.
Над широким зданием, окружённым колоннадой, возвышался до того огромный купол, что было затруднительно охватить его целиком взглядом, стоя у подножья Храма. Когда-то он был расписным и узорчатым, повествовал об истории богов, но теперь его обрызгали то ли кровью, то ли непонятно каким веществом - купол сильно почернел и его будто изгрызло кислотой, всюду появились страшные неровности.
Най остерегался делать решающие шаги по ступеням в Храм, делал вид, что просто прогуливается, осматривает достопримечательности… Но люди в тёмных балахонах с вороньими клювами неслышно подкрались сзади, крепко взяли его под руки и потащили ко входу в храм.
- Я и сам могу идти! Я сам собирался зайти внутрь! Премного благодарствую, но я умею ходить!
Отрицать своё желание зайти в храм он не рискнул, поскольку так бы его могли сразу тут и заколоть, чтобы заполучить его кожу. Най решил заинтересовать окультистов, прежде чем разочаровывать.
Вряд ли его притащили к главному, но явно более высокому по званию адепту Полной Тьмы. Его одеяния отличались от одеяний слуг вкраплениями красных рун.
- Анубахарадосса! Что тебя привело сюда, незнакомец? – задвигал клювом адепт.
- Я ищу работу, - пожал плечами Най. – А вы тут, как я погляжу, важная шайка в городе. Наверное, у вас и еда найдётся, и работёнка. И золото, небось, рекой течёт, вун какой у вас дворец большой!
Они находились в просторном зале, который когда-то был главной городской молельней. Вот только теперь вместо фресок и расписных окон – стены покрывала побагровевшая человеческая кожа, содранная с сотен людей. Под вогнутым огромным потолком - тем самым куполом - на сваях и хитроумных верёвочных конструкциях удерживались не художники-иконописцы, а вырезальщики рун и врачеватели, которые помогали кускам кожи срастаться, неясно зачем. Наверное, чтобы всё выглядело одним цельным полотном ужаса, точно кожу содрали с одного единственного чрезвычайно огромного великана.
- Ты новый носитель плоти в городе… Ишкаруваранес! Что ты знаешь о нас?
- Вы адепты Полной Тьмы. Я про Полную Тьму многое слыхивал, интересное дело, но отношусь к ней довольно нейтрально. Меня сейчас интересует только работа. Денег при себе совсем нет, вот и подался к вам, больше у меня не остаётся вариантов…
- Какими школами магии владеешь, смерд?
- Не маг я. Но гожусь для всего остального.
- Мхм, - неодобрительно протянул адепт Полной Тьмы. – Таких пустотелых у нас и так с избытком. Верарсус! Животных освежевать научен?
- Это я могу делать. Это несложно.
Адепт отвернулся, потеряв интерес. Махнул рукой:
– Пшефакал! Домикнугс! Тогда зарабатывай, как все. За каждую содранную шкуру – пять медяков.
- О каких именно животных идёт речь?
- О людях, вестимо. За гнилую или сильно рваную плоть – один медяк. Или вообще ничего, если материала будет недостаточно. Щиферус! Донамус!
- И по сколько обычно приносят? Сколько я так за день заработаю с трупов?
Начальник уже не слушал его, уходя прочь. Прислужники потащили Ная обратно к выходу. Один заговорил:
- Сунешься на мою территорию – кишки твои выпотрошу, понял?
- А какие территории в городе никем не заняты?
- Нет таких. Обоссыши вроде тебя в грязи под стенами копаются в ямах с трупами. Стражники любят по таким стрелять забавы ради. Да и гнилое там всё, денег не заработаешь на таком материале. Лучше сразу ложись помирай, а мы тебя обслужим во имя Полной Тьмы!
- Какой тогда смысл вывозить трупы в ямы под стенами из города?
- Это жители сами свои улицы очищают. И нам работу усложняют. Но мы-то и не против, стражников тоже не хотим лишний раз волновать малым количеством трупного материала. За каннибализмом следят – ищут повод прекратить поставки пищи в город. Да и волнуются они по поводу кожаных стен нашего Храма!
- А вы сами-то понимаете, зачем это всё с кожей проделываете? Или только делаете вид?
- Окасыш! Борукус мушане делафес! – воскликнули слуги и столкнули Ная со ступеней – прочь из Храма Полной Тьмы.

Скрытый текст - 22.04:
Най уходил от Храма Полной Тьмы с желанием никогда сюда не возвращаться. Во что бы то ни стало – следовало держаться подальше от этого мерзкого бесчеловечного места, до последнего будет искать иную работу, но ветер в карманах подсказывал ему, что он, близок к тому, чтобы вернуться. Не сегодня, не завтра. А когда? Будет ли он до последнего ждать голодной смерти, чтобы не осталось сил даже пересечь город и снять с какого-нибудь умершего шкуру? Неужели судьба снова не оставит ему выбора? Где заканчивается тот человек, которым Най привык себя считать? Он мрачно смотрел на свои сапоги, пока шлёпал по помойным лужам чумного города.
Най проходил так называемый Косой Переулок. Довольно широкая улица – одна из центральных – была полна небольших рыночных лавок с навесами, защищающими товар от осадков. Почему же Косой Переулок? Дома по бокам – наклонялись в сторону дороги, кое-где даже соприкасались крышами или искривлёнными полуразвалившимися стенами – будто здания при падении уткнулись друг в друга, так и застыли, опасно поскрипывая. А широкая дорога, неаккуратно вымощенная разного размера камнями, местами сильно просела, обвалилась, особенно посередине, образуя некое подобие сливной канавы. Это всё не выглядело, как задумка архитекторов города.
Владельцы торговых лавок, завидев чужеземца в лице Ная, поспешно вскакивали со скамеек, приводили себя и товар в божеский вид, зазывали к себе. Большая часть утвари – была бесполезными безделушками. Довольно много лавок занимали доспехи и оружие. Объяснение нашлось быстро – на этой улице было сразу несколько небольших кузниц. Но привычного постукивания по металлу и столбов дыма над домами не наблюдалось – город умирал, агонизировал, производить товары было не нужно. Возможно, тут как-то работала бартерная система с внешним миром, Най заинтересовался этим, расспросил народ, но торговцы оказались немногословны на этот счёт. Один показал жест – «могут увидеть или подслушать» - поднёс два пальца к лицу, средний к глазу, указательный к уху. Призраки, значит.
Синего огня нигде не было, эти кристаллы здесь, как видно, были на вес золота, не то что в более высоких сословиях. Най подозревал, что кругом немало призраков. Он спросил одного из торговцев:
- Над нами есть призрачный город?
- Селение, небольшое. Высоко, на уровне стен.
- Разве тут мало народа умирает? Или сюда наведывается Пожиратель Душ?
Торговец усмехнулся и покрутил головой, будто Най рассказывал ему небылицу.
- Никто не хочет на это дерьмо глазеть. Уходят куда подальше.
Говоря «дерьмо», он обвёл рукой вокруг себя. Чумной город, вестимо.
- Да и многие впервые за долгое время обретают свободу – отправляются странствовать по Паутине или даже по Скорлупе, - мечтательно продолжал торговец.
- Логично, - сказал Най.
– А некоторые даже никогда не бывали за стенами. Рождённые здесь, в неволе, о мире вокруг знают только по кабацким историям и, в лучшем случае, по картинкам книг. Да где их теперь сыщишь.
- Как же они выживают?
- Приспосабливаются, - торговец хитро прищурился и тыкнул носом куда-то вверх.
Най проследил за взглядом. Тремя этажами выше улицу переходили по узким доскам два тёмных силуэта. Най тотчас же узнал девиц из таверны. Длинноволосая с луком, другая с копьём… Силуэты и кожаная одежда те же, растопырив руки для равновесия переходили по узким доскам…
- Воровки! – тихо воскликнул Най. Он огляделся в поисках, чем бы метнуть, камнем или… Взгляд остановился на ладном таком арбалете. – Сколько стоит? – спросил торговца.
- Сто двадцать золотых, но для вас…
- А сколько стрелы? – Най указал на набор стрел, подозрительно тёмных с грязными наконечниками.
- Стрелы? Тю. Мы эти болты из трупов у стен выдёргиваем, какие поцелее. Пятьдесят медяков за пятьдесят штук, колчан бесплатно.
- Значит, одна стрела за один медяк. Я оплачу этот выстрел. Будем считать, что проверяю оружие перед покупкой.
Под недовольный ропот торговца Най зарядил стрелу в арбалет, поднял вверх и прицелился.
- Эй-эй! Полегче! Так не пойдёт! Остановитесь, иначе вас вздёрнут за воровство!
- Я всё оплачу, - сказал Най и нажал спусковой крючок.
Завышенная цена арбалета себя оправдала – стрелял он достаточно метко.
Болт перерезал одну из хлипких ржавых цепей, на которых держалась балка с вывеской для кузни. На это брёвнышко как раз аккуратно ступала одна из воришек – Хеши, та, что с копьём и кинжалами. В итоге девица потеряла опору, замахала руками и вцепилась в стремительно наклоняющуюся вертикально доску. Кожаные перчатки с треском и скрежетом заскользили по гнилому дереву, посыпались чёрные щепки.
- Хеши, аккуратней! – вскричала её сестра.
- Ага! – злорадно воскликнул Най. – Попалась, воровка!
- По одной не продаётся! Это вам дорого обойдётся! – Торговец сначала показал максимальную цену на одной руке, потом взглянул на неё, пересчитал, и прокричал: - Пять медяков за одну стрелу!
Хеши уже была в свободном падении. Попыталась ухватиться за выступ, не дотянулась, плюхнулась задницей на другой выступ у противоположного здания, вместе с осколками черепицы, переворачиваясь, продолжила падение. Выставила перед собой руки, чуть-чуть сгруппировалась, и…
Дорога, вымощенная кривыми камнями, её не остановила. Под удивлённые взгляды и возгласы вокруг девица пробила землю и скрылась под ней во впечатляющей дыре. Оттуда взметнулись брызги воды.
- Это… акведуки? – удивился Най.
- Ага, акведуки в нашем сословии, - усмехнулся один из торговцев. – Это неудачный подкоп, который потом затопили! Не просто так рвами город окружили, снаружи они льдом покрыты, никто их не замечает, а подо льдом – водица до самых краёв! Против подкопов сделано.
- Пять медяков! За выстрел! Живо! И положи арбалет, если не покупаешь!
- Ублюдок! – донеслось сверху. Мадз прицелилась и выпустила стрелу. Най чуть успел отскочить – о мостовую стукнула стрела.
- Вы должны мне денег! Что за беззаконие! – вскричал Най. Он схватил ещё одну стрелу, оттолкнул торговца локтем. – Я оплачу! Вот деньги они мне вернут… - Выпустил ещё один болт, тот угодил в карниз, на котором до этого сидела Мадз – она уже переметнулась на другую балку. И тоже ответила стрелой – та воткнулась прямо в лавку, за которой прятался Най вместе с торговцем. Тот кричал на ухо:
- Десять медяков! А знаешь что? Двадцать пять! За то, что подвергаешь меня опасности и портишь дорогой товар!
- Я проверяю, нормально ли он стреляет. Видишь, промахнулся! Нужно ещё проверить!
- Я не разрешал проверять! Тридцать медяков!
- Помогите! – донеслось из дыры посреди улицы. – Мадз! Тысяча крыс!
Мадз быстро спустилась, прыгая по выступам и карнизам.
- Ловкачи отрежут тебе голову, если с Хеши что-то случилось! – крикнула Мадз в сторону Ная. Тот в это время за лавкой боролся с торговцем, который сгрёб все стрелы и не давал больше стрелять.
- Мадз! Вытащи меня! Здесь тысяча крыс!
- Проклятье! – Мадз застыла над дырой и начала стрелять вниз, помогая Хеши отбиться.
- Если там вся орава местных крыс, то прощайтесь с деванькой, - крикнул один из торговцев. – Я закрываюсь. Ещё одну улицу испортили.
- Я оплачу, сказал же! – Най вырвал из рук торговца несколько стрел и поспешил к яме, на ходу заряжая арбалет.
- Да как ты оплатишь? – шипел торговец. - За смерть Хеши все Ловкачи города на тебя ополчатся! Считай, что ты уже покойник.
- Хеши! – истерила Мадз, но продолжала стрелять. – Хеши, держись! Дайте верёвку, кто-нибудь?
- Мадз! К чёрту! Меня уже не вытащить! Не вздумай сюда спускаться!
Най подбежал к яме и увидел Хеши по пояс в грязной воде. Яма была не сильно глубокой, но в одиночку девушку было не достать. Най огляделся – торговцы либо поглядывали с любопытством, либо торопились уйти подальше от трагической сцены.
Хеши окружила себя исколотыми трупиками крыс, растеряла уже все метательные кинжалы, продолжала тыкать перед собой копьём, колошматить, взрывать брызгами воду. На лицо она натянула кожаную маску, оставив лишь тонкие прорези для глаз. Вода быстро темнела от крови.
- Сукин сын, это всё из-за тебя! – Мадз навела следующую стрелу на Ная, заметив, что тот стреляет по крысам вместе с ней.
Най поспешил ударить ладонью – арбалет всё равно требовалось какое-то время перезаряжать. Удар сбил прицел – стрела улетела в сторону, впилась в стенку ближайшего здания.
- Остановись! Я помогу!
- Сорок монет! – горланил сзади торговец.
Хеши продолжала остервенело отбиваться. Крысы облепили её со всех сторон – пытались прокусить кожаную броню или уже прокусили.
- Дай мне руку! – предложил и тотчас схватил Мадз за запястье.
Ловкачка оторопела от такого поворота. Но Най держал девицу крепко.
- Я буду держать, а ты попытайся её вытащить! – крикнул Най.
- Решил и меня туда сбросить? – зарычала Мадз.
- Доверься мне! Я смогу!
- Сорок медяков! Я жду!
Мадз, вцепившись в руку Ная, не сводя взгляд с его лица, свесилась наполовину в яму. Вытянула туда руку, держа свой лук за один конец.
- Хеши, хватайся.
Хеши вцепилась в древко.


Последний раз редактировалось Vasex; 26.04.2017 в 05:06.
Ответить с цитированием
  #57  
Старый 24.04.2017, 23:16
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,636
Репутация: 1351 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Скрытый текст - 23.04:
И оттолкнулась от дна копьём.
- Для жителей чумного… города… вы какие-то… слишком упитанные… - закряхтел Най.
В какой-то момент он понял, что не удержит Ловкачей. Но вариантов не оставалось ровно никаких. Он не мог отпустить в такой момент хоть и грубиянок, воришек, но не достойных такой скорой мерзкой смерти людей. Потому уже приготовился снова смириться со своей грядущей смертью. Такое знакомое чувство, такая спокойная уверенность… Вся моя неловкая жизнь привела меня к такому ужасно неловкому финалу, подумал Най. Как это всё бессмысленно и глупо!
В последний момент, когда он уже не стоял, а падал вслед за весом девушек в крысиную воронку, за его плечи и лохмотья вцепились крепкие руки – лихо потянули его назад. Стража, подумал Най, но потом отогнал от себя эти глупые мысли. Не было в городе стражи. Если кто и сбежался на крики торговца – то какие-нибудь бандюганы, которые защищали их товар. Но нет, это оказались сами купцы – двое оставшихся, которые наблюдали за поеданием Хеши, и тот самый торговец, который больше всех причитал и ругался.
Ещё один торговец-алхимик метнул в яму какую-то шклянку, когда Ловкачка оттуда выбралась, ногой она оттолкнулась от своего копья, торчащего из дна и наполовину над водой. Крысы цепкими лапами взбирались по древку, клацали зубами, пытаясь в последний раз вцепиться в Хеши. Шклянка взорвалась и наполнила полуобвалившийся тоннель зелёным дымом. Умирающие крысы печально запищали, другие, наверное, нырнули в подземное русло и убрались куда подальше.
- Странно, что вы меня не столкнули вслед за ворами! – вздохнул Най.
- Столкнул бы! – сказал торговец, отбирая своё имущество. - Тебе там самое место! Но я спасал дорогостоящий арбалет, который ты чуть не угробил! И за всё это – за мои нервы, за мои усилия, за мои нажитые непосильным трудом стрелы – с тебя почитается как минимум один золотой!
- Хорошо. – Най отпрянул как раз в тот момент, когда спасённая Хеши попыталась вцепиться в его горло, но Мадз её удержала.
- Тебя покусали? – Сёстры вместе осматривали одежду Хеши.
- Вроде нет, нигде не прокусили, но всё равно было больно. А всё из-за этого урода! Дай мне кинжал, я свои растратила! Целое состояние там оставила! Я убью эту сволочь прямо здесь и сейчас!
Най усмехнулся и потряс в руке кошелем, который успел стащить у Хеши, когда помогал ей выбраться. Но тут же печально взвесил его в руке.
- Кажется, и моих денег поубавилось. Как будете возвращать?
- Я тебе сейчас верну! – Хеши вытянула стрелу из колчана Мадз и запустила её, как дротик. Най заслонился локтем, она больно кольнула. Малец рассмеялся, но из осторожности стал подальше – не хватало ещё получить таким броском в глаз. Торговец не отставал от него ни на шаг, протягивая руку ладонью кверху и продолжая причитать. Най извлёк из мокрого кошеля одну монету – протянул торговцу. Тот обернул руку рукавом, с отвращением взял монету, что-то буркнул и поспешил к своей лавке.
- Точно никаких ран?
- Точно.
- И ничего не сломала? С такой высоты свалилась.
- Кошки всегда приземляются на лапы.
- Кошки в нашем городе давно сдохли. Тебе надо умыться! Полностью. – Мадз продолжала осматривать сестру. – Ты там в воде легко могла подцепить какую-нибудь заразу.
- Стоячая вода под чумным городом, - покачал головой один из торговцев, пятясь подальше. – Десятки утопленников во время того неудачного подкопа. Они там разлагаются в этой воде годами. А ещё тысяча крыс. И столько крысиной крови. Деточка, если ты ничем не заразилась – то ты просто ходячая богиня удачи. Любая капля этой дерьмовой воды должна быть ядовита.
- Надо чтобы тебя осмотрел какой-нибудь целитель, - сказала Мадз. – И надо избавиться от одежды.
- На это я, пожалуй, посмотрю. – Торговец, который собирался уходить, остановился.
- Я убью этого урода! Этого сосунка из внешних земель! Он хотел меня угробить! И почти получилось! А, может, даже получилось!
- Но-но-но! – Най выставил перед собой кинжал. – Этот клинок будет поострее крысиных зубов! А после одного чумного трупа я его ничем не очищал! Так что спокойнее. Я лишь забрал у вас свои по праву деньги, и хотя тут почти ничего не осталось, будем считать, что мы в расчёте. Так?
- Ни хрена подобного, - сказала Хеши.
- Пошли, - сказала Мадз и потянула сестру за собой. – Хеши, пошли давай! Не будем терять времени, или ты хочешь заболеть? Помни: осторожность превыше всего.
Они ретировались. Сначала неспешно по улице, затем вновь заскакали по стенам и крышам. Най улыбнулся им вслед, затем ещё раз взглянул на деньги. От мокрого кошеля избавился. Монеты следовало очистить пламенем.
Но их оставалось всего две. Две золотых.

Одна ушла на дурман-траву. Най был уверен, что в городе можно найти значительно дешевле, торговец явно пользовался неосведомлённостью новичка в городе. Но сил и желания на поиски уже не оставалось после непростого дня. Да и радовало, что он всё-таки нашёл, где её купить. До этого слишком много было жестов «они бдят» и никакой полезной информации.
В каждом городе есть своё небольшое призрачное правление, но здесь жизнь была до того стоячей, как та заразная вода, что призраков едва выживающие бедняки едва ли воспринимали всерьёз. Похоже так всегда, как только обычная жизнь идёт крахом – первым отколовшимся обломком цивилизации является маловажность репутации. Авторитеты важны в элитных, высших кругах, у тех, кому не нужно выживать, а остаётся только прогрессировать в обществе. Там кумиры, там любимцы, там фанаты. У разбитого корыта – как-то уже не до любви и фанатизма.
В нижних сословиях призраки редко строили города над людскими поселениями – боялись Пожирателя Душ, да и всегда хотели податься куда-нибудь в другое место. Но чумному городу, судя по всему, Пожиратель никогда не угрожал. Тысячелетняя буря обходила город стороной.
Поэтому Най уверен был, что призраков здесь будет немало. А они нужны были, чтобы найти какого-нибудь местного говорящего с духами. Опрашивать местных живых на этот счёт он даже лишний раз не пробовал, поскольку маги в чумных поселениях вовсю скрывались или скрывали свои способности. Не так подует ветер – и какими бы благими делами ты не занимался, а уже горишь в праведном огне, как колдун, из-за которого все беды в Скорлупе. Но местные призраки должны были знать, есть ли тут говорящий с духами и где он.
Обкурившись дурман-травой, повеселевший Най выбрался на крышу таверны, раскричался, разговорился с призраками. Ему указали, где его искать. Най ещё никак не испортил свою репутацию, чтобы ему боялись сообщить такую информацию по подозрению в том, что он сейчас ворвётся к магу и потащит его на костёр.
Най отправился через город к говорящему с призраками. Потеряв бдительность из-за эффекта дурман травы, он нарвался на простецкую засаду и оставил каким-то пьяным ублюдкам свои сапоги, свой кинжал и последнюю монету. Быстро протрезвел, ступая дальше в обмотках на ногах, и впредь был настороже, хотя и радовался, что отделался малым. Если бы решил драться за сапоги – скорее всего, оставил бы в том переулке намного больше.


Говорящего с духами Най уговарил создать призрачный канал с его матерью. Денег у Ная не было, он предложил оплатить услугу любым трудом, очень уж просился помочь ему с каналом. Старик-маг растрогался историей Ная, расщедрился и обеспечил разговор бесплатно.
Най был очень обрадован, что видит обоих родителей, но с другой стороны – это уже точно означало, что никакие они не беженцы, а уже точно умершие. Смерть в Скорлупе слишком противоречива.
- Сынок! Мы так переживали за тебя! Мы слышали, что Крайм пал! И что там бесчинствует Пожиратель Душ! Так ты жив, не потерялся?
- Со мной всё нормально. Я единственный выживший. Пожиратель Душ там действительно был. Но со мной всё обошлось. Я боялся за вас – думал, он до вас тоже добрался!
- Нет-нет, мы потом сразу покинули деревню, вместе с остальными. Боялись, что сюда явится этот монстр.
- Где вы сейчас?
- На западе! У портала в Ун. Побывали во многих местах, где не были раньше. Прятались от Пожирателя, заодно путешествовали. У нас всё в порядке. Тебе нужна наша помощь? Мы можем прилететь. Поможем, чем сможем.
- Не нужно. У меня всё в порядке.
- Где ты?
- В небольшом селении в соседнем сегменте. У меня всё нормально.
- Точно? Чем ты питаешься? Извини, что мы ничего не оставили тебе. Гхарги сожгли усадьбу, уничтожили землю и скот. Можешь, конечно, отправиться к тётушке…
- Нет-нет, всё нормально. У меня есть деньги, и я нашёл работу в местной таверне. Не переживайте.
- Точно?
- Да. Так вас гхарги убили?
- Окружили деревню. Всех зарубили и сожгли. Мы, старики, кого не призвали в ополчение, как тебя, когда поняли, что бежать некуда, тоже взялись за оружие, но их было слишком много. Там были люди среди гхаргов. Наверное, поэтому гхаргам хватило мозгов окружать противника. Но не будем об этом.
- Не будем. В любом случае, там, в Крайме, все эти ублюдки встретили свою смерть.
- Они ведь захватили крепость?
- И да, и нет. Последние живые защитники Крайма отравили ядами все тела – свои и чужие - в крепости. Захватчики на радостях стали жрать тела. За это тоже поплатились смертью. А я это всё переждал, спрятавшись.
- Ты молодец. Мы гордимся тобой. Извини, что так вышло. Ужасно, что ты всё это пережил.
- Всё в порядке. Когда-нибудь свидимся.
- Точно не нужна наша помощь?
- Не нужна. Лучше остерегайтесь Пожирателя. А сейчас такое время неспокойное вокруг, что и я к вам могу скоро присоединиться.
- Да уж, почти вся Паутина охвачена войной. Но ты лучше в это дело не суйся, сынок. Лучше пережди там, где спокойнее всего. В твоём селении, наверное, спокойно, раз ты нашёл время с нами связаться, держись за него, за работу. Мы так удерживали тебя от ополчения, так защищали, придумывали всякое. Против этих солдат все уговоры бессильны. А всё так неожиданно обернулось, что это тебя даже уберегло, в отличие от всех остальных. Сейчас непонятно, где лучше прятаться. Всюду опасность. Паука убили маги, всюду война…
- Всё нормально, я справлюсь.
- И помнишь наш разговор? Если тебе не важна вечная жизнь, ты можешь всегда уйти в другой мир. В соседних мирах выживать зачастую проще. Это в Скорлупе за призрачное вечное воплощение приходится платить слишком много. Переезжай в Ун, если станет невмоготу. Ты ведь даже не видел другие миры – где всегда тепло, где чего только нет…
- Моя родина – Скорлупа. Здесь я и останусь.
- Что ж, ты молодец, но не повторяй всё вслед за нами. Мы стремились сюда, как только познакомились. Мы мечтали о вечной жизни, ты это знаешь. Мы многим пожертвовали ради этого, люди смотрели на нас косо – не каждый решился бы столько оставить в других мирах. Решай, что интересно лично тебе. Возможно, наш выбор – не самый подходящий для тебя.
Отец и мать слишком любили друг друга. Отец даже оставил свою другую семью в Уне, чтобы перебраться сюда. А мать тогда уже была вдовой, но с ребёнком, который ушёл из дома странствовать по мирам. Родители хотели любить друг друга вечно. Но их жизнь в Скорлупе затянулась. И на старость лет у любовников появился общий ребёнок – Най. Он с детства чувствовал себя каким-то немного лишним в их отношения, на него не рассчитывали, он не входил в планы.
- Я знаю. Но мне пока хорошо и тут, - отвечал Ная, вытирая слёзы рукавом.
- Почаще выходи на связь! Мы любим тебя! Если что – зови, прилетим, поможем, чем сможем! Советом, другими призрачными способностями!
- Обязательно. И вы аккуратнее там. Осторожнее с Рашмой, Полной Тьмой и Пожирателем.
- Конечно! Мы изучали это всё задолго до твоего рождения, мы давно готовы к вечной жизни. Держис, сынок! Мы любим тебя. Мы рады, что у тебя всё хорошо и ничего тебе не угрожает.
Говорящий с духами перекрыл призрачный канал. Сказал:
- Да, за это не стоит брать с тебя денег или услуги.
- Спасибо.
- Я бы предложил тебе работу, если бы мог. Но сам едва свожу концы с концами. В любом случае, в итоге мы всё равно обретём свободу, верно?
- Да уж, о такой свободе и мечтать не смел, - проворчал Най.
- Мысли проще, малец, - сказал говорящий с духами. – Помни главное: жизнь – ничто по сравнению с вечностью. Через сотни лет вечного существования ты про эту нелепицу позабудешь.
Скрытый текст - 24.04:
За время разговора с родителями через призрачный канал на улице погода изменилась: поднялся сильный ветер, на заснеженные крыши и дороги начал неравномерно брызгать ледяной дождь.
Най шморгнул носом и поплёлся в сторону таверны. В карманах пусто, на душе пусто. А через два дня он лишится крыши над головой и какой-никакой похлёбки. Если с него кожу не стянут или не прирежут на эмоциях раньше времени в какой-нибудь подворотне.
И вот опять – едва слышные шлепки по мокрому снегу сзади – преследователи! Най зашёл за ближайший поворот дороги и припустил со всех ног, не оглядываясь. Он заскользил на ледяной корке, с трудом удержался на ногах, но потерял драгоценное время – всё-таки суждено было повалиться: его сбили подсечкой, ноги обмотало боласом – связкой камней на ремне.
- У меня ничего нет! – поспешил крикнуть Най. – Я болен чумой! – присыпал он враньём, которое могло отпугнуть хищников среди людей, как отпугивает ядовитый окрас среди животных. Да и вполне могло оказаться правдой после всех сегодняшних потрясений. – С меня нечего брать! Даже сапог нет! Одни лохмотья…
- Ты болен головой, а не чумой, - сказала одна тень.
- Говорят, здесь ценят кожу посвежее. А ты говоришь, брать с тебя нечего… - прошипела вторая.
- Вы? Ловкачи? – Най не знал – успокоиться или переживать ещё больше? Другие бандиты могли бы оставить его в грязи, но эти хотели свести с ним счёты…
- Так ты теперь без ножика, без арбалета… - усмехнулась Хеши. – Кулачками будешь защищаться?
- А у тебя уже всё зажило, чтобы драться? Так это мне, наверное, надо остерегаться… Ты же чумная теперь.
- О, за меня не беспекойся. Тебя-то точно переживу.
Най с кряхтением поднялся, стал в боевую стойку, улыбнулся. В одной руке он вращал боласом.
- Я вам не горный баран, чтобы на меня так охотиться.
- Не горный, - согласилась Хеши. Най заметил, что её одежда изменилась на другую – по-другому были лямки, заклёпки, лёгкие стальные наплечники, короткий плащ, но в основном всё такая же тёмная и преимущественно кожаная. Старую, наверное, сожгла.
- Я думал, мы в расчёте.
- Ты думал.
- Не понимаю, что вам даст моя смерть.
- Гм. Принесёт немного удовольствия?
- Сомневаюсь, что вы за этим пришли. Проще было пустить стрелу.
- Предпочитаю смотреть в лицо моим жертвам, - сказала Хеши.
- Тогда попрощайся с зубами и глазами. Что-нибудь да успею выбить. Куда-нибудь да попаду.
- Довольно вам, - сказала Мадз. – Времени нет. За твоей меткостью мы и пришли.
- Она не продаётся.
Все трое постояли в тишине.
- Вы серьёзно? – переспросил Най.
- Сможешь повторить тот выстрел?
- Какой… А. Возможно. Если будет хороший арбалет. С луком я не очень.
- Ты перебил цепь с первого выстрела. На таком расстоянии. Ты использовал какую-то магию?
- Говорил же – везение. Но я неплохо стреляю. В Крайме мы много тренировались, так сказать. Стреляли по гхаргам со стен крепости. Много дней.
Они помолчали.
- Вам нужна моя помощь? – спросил Най.
- Ловкачам нужна, - сухо ответила Хеши. – Всему клану. Хотят тебя проверить. Я была против, если что.
- Ещё бы.
- Нет времени препираться, - сказала Мадз, поглядывая на амулет. - Решай быстрее, пока нет призраков. Хеши подцепила несколько подглядывателей после своего раздевания и мытья.
- У меня нет денег, я готов к любой работе.
- Не к любой, раз кожу сдирать не начал с трупов.
- Вы следили за мной?
- За каждым твоим сраным шагом, - ответила Хеши, вырывая из рук болас, цепляя связку к своему ремню, а затем взбираясь на ближайший дом. – Любитель поболтать с духами.
- Это мои родители. Я не видел их с тех пор, как меня призвали защищать замок барона.
- Мы проверяли тебя, нужно было понять твою сущность. Идём. И хватит уже вам препираться. – Мадз запрыгнула на телегу у одного из домов, ловко добралась до карниза, подтянулась и уселась на нём. – Ты идёшь?
- Сейчас, только наколдую себе лестницу, - вздохнул Най.
С неба свесилась верёвка.

Скрытый текст - 25.04:
Логово Ловкачей располагалось глубоко в недрах одного из самых крупных городских зданий. С виду оно казалось то ли недостроенным, то ли развалившимся, и будто давно необитаемым. Внутри была запутанная сеть коридоров, тесных комнатушек, секретных раздвижных стен. Похоже, что Ловкачи всячески мешали призракам шпионить за их делишками. Почти все Ловкачи носили с собой амулеты для того, чтобы отслеживать присутствие душ.
В одном относительно просторном зале, судя по всему, они собирались, чтобы проводить неформальные собрания, обсудить дела, новости дня, вместе выпить. Здесь имелся свой торговец выпивкой, многим он наливал будто бесплатно – за какие-то былые заслуги или записывал в долг. Одевались члены банды примерно одинаково – в чёрную лёгкую броню, часто носили длинные плащи, многие покрывали всю кожу татуировками. В одном углу зала, наиболее освещённом, как раз трудился мастер по этой части.
- Новенькие! – восклицали Ловкачи, указывая в сторону Ная и ещё нескольких новоприбывших. На одного Ная больших надежд не возлагали. Кажется, в ряды Ловкачей привлекали всё больше новичков. – Свежее мясо для Большого Дня! Будет весело!
- Такое ощущение, что я попал в гильдию воров или каких-нибудь наёмных убийц, - сказал Най.
- Глупости, - сказала Мадз.
- Недалеко от истины, - усмехнулась Хеши. – Покажи мне пальцем в любого в чумного городе, и я с уверенностью скажу, что этот человек как минимум воровал. А, возможно, дело и до убийства доходило.
- Обирание трупов или даже умирающих – сложно назвать это полноценным воровством, - возразила Мадз. – Так же, как вряд ли можно опасаться убийцы за облегчение мук какому-нибудь больному.
- О, назови мне такое убийство, которое в чумном городе нельзя будет объяснить облегчением чужих мук! – парировала Хеши.
Най заметил, что кроме выпивки, многие Ловкачи баловались дурман-травой.
- А курят у вас, чтобы призраков отслеживать?
Девушки фыркнули от смеха.
- Ага, так они это объясняют. У нас всему есть достойное объяснение, да, Мадз?
- Я видел одного из ваших, приторговывающего травой.
- Обычное дело.
- Так вы торговцы травой?
- Да, парень, ты связался с дурной компанией. Ты только сейчас это понял? Держи своих детей от нас подальше, и вообще пожалуйся в городскую стражу.
- Не только мы, - добавила Мадз. – Но в основном Ловкачи, так уж получилось.
- Не знаю, как у вас в райских городах, а у нас за это ещё не вздёргивают, - сказала Хеши. – Последняя радость для людей. Даже чёртовы сектанты Полной Тьмы дурман-травой закидываются, когда совсем всё плохо или даже просто так. Хотя вряд ли официально это у них положено и одобряется. Однако, может, они сами не понимают своих писаний, своего дурного языка.
Хеши, Мадз и Най с другими новичками прошли на один из пустующих этажей. Там были несколько дозорных, строго соблюдающих порядок – не пьющих и не курящих на дежурстве. Вероятно сторожили что-то чрезвычайно ценное. Най прикинул, что они как раз подбираются куда-то к сердцу здания.
- Ты ведь бежать из города не передумал? – спросила Мадз. – Или ещё лелеешь надежду, что приживёшься тут, что когда-нибудь всё наладится?
- Работу хорошую найдёшь, семью прекрасную заведёшь, - добавила Хеши.
- Такими надеждами я себя не тешу, но всё ещё не вижу нормальных вариантов…
- Про неудачные подкопы ты уже, наверное, слышал. Чего только не пробовали в предыдущие годы! Раньше пытались подкопы рыть, но их заливало водой или чем похуже из внешних ужасно глубоких рвов. Теперь вдобавок стража проводит рейды, вламываются в дома, ломают стены и полы – ищут новые подкопы, хотя вряд ли кто-то уже этим занимается – слишком безуспешные попытки были, слишком многих казнили за подобное. Раньше ещё пытались лестницы строить, но всё впустую, да и дерева в городе с каждым разом всё меньше и меньше. Если стража во время рейда находит лестницу неположенного размера – сжигают дом вместе с жильцами. Раньше пытались взобраться на стену по тросам, с которых спускают еду, но эти ублюдки их хорошо просматривают и научились отцеплять со своей стороны – сразу все захватчики падают, разбиваются, а потом – во время рейда куча новых казней, допросов, пыток, избиений, да ещё еду потом не поставляют в город неделями – в наказание. А уж ворота сколько раз люди штурмовали! И не так, как теперь от случая к случая, втроём-вдесятером, а всерьёз, полноценные армии собирали. И всё впустую. Слишком грамотно спроектирована крепость, слишком откормленные умелые защитники, слишком мало вариантов у нас.
- Мадз многое не договаривает, - усмехнулась Хеши. – Трос обрушили как раз из-за Ловкачей, две зимы назад. Нас это тогда почти прикончило, как клан. Половина погибла при падении, остальной половине рубили головы на эшафоте. Единицы выжили, прятались, где попало, да ещё правдами-неправдами сохранили тот огромный трос. Стража после тщётных многодневных поисков сожгла от досады предыдущую городскую таверну, куда вёл этот трос. И из-за нашего клана город голодал очень долгое время, на нас уже сами жители охотились. С тех пор нас, Ловкачей, особенно не любят. Но мы кое-как собрались с силами и выстояли. И сейчас думаем воспользоваться тем тросом, авось получится.
- Не забегай вперёд, - одёрнула её Мадз. – И всё это большая тайна. Впрочем, стража знает, что трос где-то в городе, просто с годами о нём уже меньше переживают, как нам кажется. Но если будете болтать об этом в городе, все вы, новенькие, на утро потом можете проснуться с перерезанной глоткой, поняли? Особенно осторожней надо с призраками. Сейчас их поблизости нет, мы постоянно проверяем, но эти сволочи, как вы знаете, могут появляться быстро и незаметно, нужно всегда быть настороже.
- Так вы решили покинуть город с помощью троса? – спросил Най. – Вы, Ловкачи? Снова?
- Так, ты ведь не здешний, прожил тут мало, не знаешь многого. – Мадз поворошила свои длинные волосы. – Придётся описать ситуацию в общих чертах. С другими кланами знаком?
- С Культом Полной Тьмы…
- Нет, их мы даже не рассматриваем. Что на уме у этих сектантов – нас не интересует. Им тут хорошо, они не собираются бежать, их вера – это их хлеб, она же согревает их в нелёгкий час. Они даже в ладах со стражей – им позволили занять и осквернить Храм Сотни Богов, им поставляют еду прямо со стены, это о многом говорит. Мы сейчас говорим о других кланах…
- Больше никого не знаю. Гильдия торговцев? Мне показалось, что они не связаны какой-то гильдией…
- Нет, торговцы… нет. А ты не заметил, что в таверне всегда одни и те же люди? Это не просто соседские отношения, это не просто закадычные друзья. Здесь есть, грубо говоря, Тавернщики – это семья, которая владеет таверной, и многие другие, кого они собирают у себя, кормят бесплатно… У них свой план, у нас свой. Есть ещё Кузнецы. О них позже. И есть, даже не знаю, как назвать… Нищие с окраины…
- Бомжи у ворот, - подсказала Хеши.
- Называй как хочешь, - сказала Мадз Наю. – Это всё очень условно. Объединения людей есть, но тщательно скрываются от стражи, от привидений. Каждая группа так или иначе планирует побег.
- Они все хотят бежать из города? – удивился Най. – Про нищих, я вроде понимаю, о ком вы говорите… Но тавернщики, кузнецы… Не замечал у них такого рвения.
- Потому что нет никакого смысла показывать все свои карты каждому прохожему. Но нам нужен ты, как и эти новички. Если мы не заручимся вашей поддержкой – вас привлекут в другие кланы. Жаль, конечно, что вы не владеете магией, нам позарез нужны волшебники, но имеем, что имеем. Придётся обходиться без них.
- Я всё ещё ничего не понимаю…
- Сейчас поймёшь. Пожалуй, это стоит сначала увидеть.
- Вы покажете трос?
- Нет. Трос – это потом. Сначала – главное.
Они оказались в помещении, которое вроде бы находилось в центре дома на шестом или седьмом этаже, далеко не последнем, но многих стен здесь не было, только столбы, удерживающие остальное здание, поэтому открывался довольно широкий обзор на окрестные лачуги и улицы. Кроме того, комнату, в которой они остановились, прикрывали от лишних глаз различные тряпки и дырявые шторы, покрытые снегом с наветренной стороны. Через многочисленные отверстия герои взирали на город, а самих их со стороны видно не было.
- Если среди вас нарисуется предатель, а мы его не успеем, как следует, укокошить, то вряд ли ваша информация будет иметь большую ценность – мы каждый раз перепрятываем эти детали в разные места.
Хеши, Мадз и несколько опытных Ловкачей начали выковыривать и извлекать из тайников в полу и стенах – деревянные и металлические детали какой-то огромной конструкции. Най, как опытный военный, быстро понял, что делают люди в черной броне, но как и все, долго стоял в недоумённом восхищении.
Гильдия Ловкачей быстро собрала осадную баллисту.
- И вы собрались штурмовать этим стену? – спросил Най с усмешкой. – Я, конечно, впечатлён. Но будет ли этого достаточно?
- Если бы штурмовать стены города собирались мы одни, то, конечно, план имел бы смешные шансы на успех. Но в Большой День действовать будем не только мы. Все кланы начнут осуществлять свои планы побега.
Некоторые новички присвистнули. Как и Най, мало кто знал, насколько далеко продвинулись в этом вопросе местные кланы.
- А теперь самое интересное. Хоть мы по многим вопросам конфликтуем с другими кланами, отдельные личности нас яростно ненавидят, часто случаются стычки… Но по большому счёту – нас объединяют общая цель и общие враги. Мы не сильно конфликтуем, и даже знаем, какие козыри в рукавах у других кланов. Слушайте внимательно и запоминайте. Лишний раз такую информацию повторять не стоит, в Скорлупе у стен бывают уши!
Мадз взглянула на амулет, тот не светился, кивнула и продолжила:
- Тавернщики, как и мы, собрали осадную машину. Но не баллисту, а катапульту, насколько мне известно. Изначально хотели просто мстить страже. Броу – глава их семейства – с молодости большой любитель поднасрать обидчикам. Это глупо, это пустая работа без нужного результата, Ловкачи на такое бы не пошли: он хотел использовать машину только для того, чтобы забросать стены и внешний лагерь стражи чумным мясом, просто чтобы им от этого хреновей жилось. Это, повторюсь, большая глупость. Хорош ржать!
Новички клана смеялись. Один парень-Ловкач с улыбкой добавил:
- Я слышал другую историю. Он хотел сначала закидывать их собственным дерьмом. Катапульта стреляет неслышно, делал бы это редко. И стража бы думала, что дерьмо иногда просто падает с неба. Просто такой дерьмовый город, такое дерьмовое место.
- Заткнитесь! Суть не в этом. Стража особенно за счёт призраков быстро просекла бы, в чём проблема и откуда ветер дует. Усилили бы обыски, кто-нибудь под пытками и угрозами рассказал бы им тайну – и не стало бы ни катапульты, ни баллисты, ни надежды на спасение. И этот идиот Броу до сих вынашивает эту затею, как запасной план. Он надеется, что стража не привыкла к близости чумы и дезертирует, побоится выходить на стены, даже подходить к ним, если они будут завалены чумным мясом. Но вряд ли у Броу это получится, это требует многого времени, которого ему не дадут. Да и вряд ли его катапульта настолько точная.
- Хотя он уже испытывал её, когда всё внимание стражи было отвлечено на другое, - добавила Хеши. – Камни перелетают стену с лёгкостью.
- Да, поэтому другие кланы предлагали Тавернщикам объединиться и действовать вместе, чтобы увеличить шансы на успех. От наших услуг Тавернщики напрочь отказались – за тот предыдущий пожар, за похищенный трос, за длительную голодовку в наказание. Хотя с тросом всё могло бы отлично получиться, но нет, так нет, тогда мы собрали свою баллисту. Но кто не потерял надежду на союз с Тавернщиками – это Кузнецы. Они придумали замену тросу – в течение многих месяцев незаметно выковали не уступающую по длине тросу цепь – отличную толстую цепь, за которую легко хвататься, своими глазами её видела. Наверное, умопомрачительно много оружия и разной утвари переплавили ради такого дела. Так что Кузнецы хотят, чтобы Тавернщики катапультой забросили их цепь с огромным крюком на конце – прямо на стену.
Продолжила Хеши:
- Примерно такой же основной план и у нас – забросить баллистой снаряд с крюком и тросом куда-нибудь за стену, и по нему взобраться. Цепь и металлический трос, по которому ездили вагонетки, будет очень непросто перерезать – так что в Большой День горожане будут взбираться сразу по двум лазам.
- Значит, вы устроите побег сразу по двум фронтам? – спросил Най.
- Больше, - сказала Мадз. - Нищие с окраины…
- Бомжи у ворот, - поправила Хеши.
- Да, они с помощью местных заражённых чумой буревестников строят осадную машину из целого дома, изнутри, чтобы штурмовать ворота в роковой час. Это будет покруче их обычных вылазок с мечом наголо. Остальных магов прибрал к рукам Культ Полной Тьмы со своими сраными ритуалами.
- Значит, будет три фронта? – спросил Най.
- У всех ещё есть запасные планы, - улыбнулась Хеши.
- У нас, как и у Тавернщиков, есть запасной план для баллисты, - сказала Мадз. – И в такой момент нам может пригодиться твоя помощь.

Скрытый текст - 26.04:
- Тавернщики будут закидывать чумными кусками тел стены и внешний лагерь после стрельбы цепью Кузнецов, - сказала Хеши. – Бомжи у ворот также подстрахуются двумя идеями: будут одновременно таранить ворота и лезть по своему дому на колёсах на стену. У них есть какое-то замысловатое альпинистское снаряжение, возможно, как-то урвали у Кузнецов. Таран есть один в доме, встроенный, а ещё один применят сегодня, как ранее договаривались. Это даст всем остальным кланам возможность последний раз потренироваться под шумок. И это произойдёт сейчас, поэтому мы вас всех здесь и собрали. Нельзя упустить последнюю возможность. Их дерьмовенький таран с крышей из щитов и всяческих настилов отвлечёт внимание всей стражи на себя, заодно проверят ворота на прочность, что давно уже никому не удавалось. Если солдаты остановят эту атаку, скорее всего, они начнут ещё один рейд с обыском – отправят в город крупный отряд, поэтому нам не следует тренироваться долго, нужно потом всё успеть упрятать подальше.
- Наш запасной план заключается в том, что… - начала Мадз, ещё раз глянула на амулет. - …независимо от результата с крюком и тросом, мы продолжим запускать снаряды в стену. Эти железные балки будут втыкаться в камень достаточно глубоко, они образуют достаточно надёжные опоры, мы уже проверяли. На них можно запрыгивать, на них можно подтягиваться, на них можно раскачиваться, и совсем в дрянном случае – на каждой из них даже можно стоять вдвоём и вести бой – стрелять вверх. Надеюсь, до последнего не дойдёт. В идеале, по моим прикидкам, если все балки попадут достаточно удачно, а баллисту будут обслуживать достаточно быстро, Ловкачи взберутся по этим перекладинам с такой же скоростью, как если бы эту стену нужно было просто пробежать бегом. Мы достаточно натренированы, мы сможем, я точно знаю.
- Вы хорошо всё спланировали, но я всё никак не пойму, зачем вам я? – спросил Най.
- Мы следили за тобой, потому что удивились твоей меткости. И человек со смекалкой и способностью сражаться лишним в нашем клане не будет. Лучше нам помогай, чем кому-либо другому, так мы считаем. Многие, когда слышат о тебе, о новеньком в городе, принимают его за ветерана, бывалого солдата, ведь он защищал Крайм, как поговаривает люд. Конечно, все они будут разочарованы увидеть такого дохляка, как ты, после того иллюзорного потрета, который нарисовался в голове. Но ты доказал, что способен драться не на шутку. В отличие от этих, других новеньких, которые и оружия-то в руке толком не держали. А твоя меткость… Нам она могла бы сильно пригодиться. Новички в городе – большая редкость. И редко это люди, способные держать оружие. А у тебя и с глазами всё в порядке. Местные поражены общей болезнью, особенно те, кто тут проживает с самых детских лет, как мы – у нас плоховато со зрением, именно на дальних дистанциях. Говорят, так сложилось по многим причинам – от голода, от болезней, от побочного действия некоторых зелий и лекарств… Возможно, всему виной близкие стены города, не позволяющие местным никогда взглянуть вдаль. Тюремная болезнь, как говорят целители: мышцы глаз не тренируются смотреть вдаль, потому зрение с годами становится всё хуже и хуже. Одно дело стрелять по соседнему зданию, как сейчас будем тренироваться, но когда речь идёт о стенах города – их мы плоховато видим, не видим, куда летит или втыкается снаряд, не видим, сколько людей на стенах, всё расплывается перед глазами, точно обкурился какой дурной травы или напился до чёртиков.
- Очень интересно, - усмехнулся Най. – Мышцы глаз, придумаете же. Больше похоже на то, что вы хотите убраться из города и нашли дурачка, который будет делать основную работу, будет на расстоянии помогать вам удирать, при этом сам останется в этом городе навечно.
- Мы искали не дурачка, но, похоже, нашли именно его, - зашипела Хеши. – Очнись! В Большой День весь город разными путями устремится на стены. На стенах будет бой! И когда ты отстреляешься – лезь по тросу или ещё как-нибудь – и подключайся к сражению за свободу. Или ты вздумал отсидеться в тылу, пока взрослые решают твои, между прочим, проблемы ценой собственных жизней?
- В любом случае… у тебя есть идеи получше? – стрельнула взглядом Мадз. – Все, кто отправятся на стены, оставят свои сбережения своим кланам. При худшем раскладе тебе будет на что жить. Или ты собрался освежевать чумные трупы и тем самым жить в мире, спокойствии и добром здравии?
- Хорошо, в чём заключается тренировка? – успокоился Най.
- Видишь нежилое здание напротив? Когда мы получим сигнал от нищих с окраины, ну, когда они начнут атаку, мы приступим к тренировке. Я буду говорить тебе, в какое окно нужно стрелять, ты будешь выполнять. Дёргаешь за этот рычаг – и баллиста выпускает снаряд. А новички тем временем будут подавать новые балки, это нужно делать максимально быстро и чётко. В Большой День нужно будет не жалеть ни себя, ни свои силы. Мы должны это сделать, лучше возможностей у города не будет никогда.
- Это, наверное, сигнал, - сказала Хеши, указывая в противоположную сторону.
Все прислушались. В отдалении у ворот что-то происходило – доносились людские крики и грохот, возможно, бревном по запертым воротам. На стенах появилось больше огоньков факелов, вниз полетели огненные стрелы.
- Бомжи уже начали ломать ворота! Приступаем! Отставить разговоры! – Ловкачи панически задвигались, подготавливая баллисту и заряжая её. Сорвали прикрывающую ткань со стен, освободили пространство для стрельбы.
- Здание точно нежилое? – взволновался Най. Оно было тёмным и покосившимся, в окнах – ни одного огонька. Но тоже самое можно было сказать практически про любое здание в городе.
- Здесь весь город нежилой. Меньше думай! Времени в обрез! Стреляй!
И Най потянул за рычаг.

Получалось неплохо. Они успели запустить около трёх десятков снарядов до того, как со стороны ворот донеслись душераздирающие крики. Сигналом об окончании тренировки служила полоса огня – подожжённое масло, которое начали лить со стен на атакующих. Громче всех, наверное, орали те бедняги, которые верили, что жалкая крыша тарана защитит их…
У Ная все восемь снарядов, кроме первого, попали в нужные окна. Он даже возгордился собой, потому что со стороны это казалось довольно сложным делом. Остальные новички мазали чаще, но у них отлично получалось подавать снаряды и заряжать их в борьбе с чудовищными пружинами и тетивой.
Под конец тренировки «плечи» баллисты совсем растрескались. Ловкачи сказали, что они постоянно ломаются, быстро приходят в негодность. На этот случай в Большой День будут запасные детали для баллисты.
Из окон нежилого дома вываливались и поднимались высоко в небо столбы пыли. Ближайшие улицы забросало осколками.
- Точно рейдить будут, - сетовала Хеши, вглядываясь вдаль. – Нужно срочно разбираться, расходиться и прятаться.
- Хорошо, что никакие случайные призраки не нагрянули, - сказала Мадз. - Надеюсь, у остальных кланов тоже всё в порядке. Кажется, я видела огромный камень, пролетающий по центральной улице по низкой траектории, чтобы не привлекать внимание со стен. Катапульту проверяли.
- Разбирайте баллисту, Ловкачи! Нужно перепрятать детали! – крикнула Хеши на соклановцев. – А вы, новички, расходитесь по домам. И не смейте ничего никому говорить. Мы сами дадим вам знать о новой встрече.
- И прощальный подарок! – сказал один из Ловкачей. В его руке возник крупный шприц, как у какого-то безумного злодейского врачевателя. Он с усмешкой воткнул его в ногу одного из новичков. Тот вскрикнул от боли.
- Считайте это последним тестом! – сказал другой, и тоже уколол одного из новичков.
- Или посвящением в Ловкачи! – подкравшись, томно вздохнула Хеши в ухо Ная. Он вздрогнул, когда почувствовал укол в плечо, но когда отпрянул, было уже поздно – Хеши покрутила в руке опустевший шприц.
- Это чтобы вы не задерживались здесь! – выкрикнула Мадз. – Чтобы не вздумали следить, куда мы перенесём детали баллисты! За противоядием вам придётся бежать со всех ног на окраины города, в разные его части, и у вас очень мало времени! Поспешите, не то вот-вот начнёте блевать кровью!
Ловкачи хохотали и шутили, раздавая в трясущиеся руки новичков кусочки пергамента, где было нашкрябано месторасположение противоядия.
- Я не знаю, где это! Я даже не знаю названия улиц! – разозлился Най. – Это не честно! Я не знаю, куда бежать!
Хеши со смехом взглянула на его клочок бумаги, указала вдаль и сказала:
- Туда. Поторопись! Иначе ты не Ловкач! Иначе ты призрак!
Ничего не оставалось – Най помчался, сломя голову. На бегу он прислушивался к себе, искал симптомы отравления ядом. Каким ядом? Даже если ему посчастливится встретить целителя, он не сможет объяснить, чем его отравили…
Только бы Ловкачи не обманули. Может, они посчитали, что новички недостаточно хороши для того, чтобы вступать в их клан, но и просто отказать не могут, ведь уже посвящены в тайны? Может, чьи-то листки приведут к противоядиям, а чьи-то к погибели? А вдруг противоядие кто-нибудь забрал из тайника или оно протекло, что тогда? Безумие, безумие! Они там все обкурились! Най злился на бегу и обещал себе, что точно разболтает о планах всех кланов, если из-за этой бредовой тактики потеряет тело!

Однако по месту назначения его ждал более-менее приятный сюрприз. Подслеповатый безногий старик, просящий милостыню, уточнил у промокшего от пота и задыхающегося от бега Ная, точно ли он из Ловкачей, а потом посмеялся беззубым ртом и сказал, что никакого противоядия нет, потому что никакого яда и вовсе не было.


Последний раз редактировалось Vasex; 26.04.2017 в 05:08.
Ответить с цитированием
  #58  
Старый 27.04.2017, 23:56
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,636
Репутация: 1351 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
добавил детских каракулей в шапку)

Скрытый текст - 4.:
4.
Более патовой ситуации Кристеция припомнить не могла.
Что стало с этими людьми? Почему они перестали глупить? Она напряжённо всматривалась в лица мужчин, сидящих за большим круглым столом, но не могла ни одно из них прочитать. Хотя нет, все их слабости по-прежнему были очевидны, но сейчас не играли никакой роли. Каждый участник ушёл в глухую оборону своей не самой дырявой логики, и только какая-нибудь поистине неожиданная и великая внешняя сила могла сбить их с выбранного пути. Привычными словами, политическими кнутом и лакомством здесь делу не поможешь. Нужен был реальный кнут, но такой большой, чтобы хватило на всех иноземных жителей.
Только вот её муж, король Цинады, Фрестер её радикальных взглядов не разделял. Иногда Кристеция со вздохом думала, что всему виной чёртово клеймо, которым наградили монарха, как какого-то барана, в Высшем Совете – вторым именем - Доброе Сердце. С тех пор он будто боялся идти этому имени наперекор. Народ его действительно любил, хотя завистники тоже неизбежно находились.
Фрестер взирал то на одну карту, то на другую, то на третью, всё пытался увидеть то, чего там не было, - решение проблем меньшей кровью и чёртовыми благими намерениями. Он делал это бессонными ночами, он делал это и сейчас, он делал это, когда советники и послы молчали, он делал это, когда они тараторили наперебой. Всё это было пустым делом и не вело ни к чему. Король предлагал решения, но всегда находилось много весомых аргументов против и масса недовольных таким положением дел. Фрестер был у власти не первый десяток лет и прекрасно знал, что, в конечном счёте, последнее слово за ним, и что любому командиру важно уметь принимать тяжёлые решения. Но было одно важное обстоятельство: Цинада, как и весь Конгломерат Миров, последнюю сотню лет процветали, были на подъёме почти во всех областях, не было крупных боевых конфликтов, хотя врагов, особенно в виде гхаргов меньше не стало, наоборот, периоды многовековых затиший должны были положительно сказаться на их численности. Фрестер гордился тем, что почти всё своё правление поддерживал мир, но теперь этот мир трещал по швам, и не из-за каких-нибудь гхаргов, а из-за гражданской войны под самым боком – подумать только – в Скорлупе, в тысячелетнем оплоте стабильности и спокойствия. И теперь грамотное урегулирование конфликта Фрестер Доброе Сердце сделал для себя главной задачей, как монарха. «Я с достоинством приму этот вызов судьбы, - говорил он в постели с Кристецией. – Я уже стар. Возможно, это моё последнее дело на троне. Я не посрамлюсь в конце правления перед людьми и богами. Я доведу дело до конца».
Куда подевались пьяные боровы с пиров? – продолжала хмуриться Кристеция. – Почему все вдруг резко поумнели и подобрели? Почему никто не ошибается? За что цепляться? Или они так глубоко пустили свои корни в цинадское правление, пока мы были расслаблены, что наше слово сравнялось с их словом? Что ж, по крайней мере, официальная власть у нас, самая большая армия у нас, так что в любом случае всё будет так, как решит Фрестер. Вот только он перестал слушать меня, свой здравый смысл, теперь изменяет ему. С воображаемым здравым смыслом.
В зале королевского совета собрались представители почти всех самых влиятельных баронов Скорлупы, все из высших сословий – первого и второго, соседи Венозенга – центрального сегмента – роковые и губительные для него. Три барона присутствовали лично, запросив политического убежища, пока их люди воевали в родном мире за власть, а сами правители боялись покушения на свою жизнь. Многие другие бароны разорвали связи с Цинадой, начав борьбу за полную независимость. Но основные военные силы были сосредоточены в руках тех, кто собрался сегодня на очередном совете. Только почти все они друг друга недолюбливали, а объединялись зачастую не с теми, с кем следовало по меркам Цинады. Не было среди баронов кого-нибудь самого сильного, кого можно было поддержать или чьей поддержкой заручиться самим. Патовая ситуация, как и было сказано. Кристеция считала, что придётся начать давить всех несогласных силой, это неизбежный исход. И ведь всех давить не придётся, остальные просто смирятся с положением дел, но Фрестера такая аргументация не устраивала. Будто придётся устраивать геноцид целого мира, вместо того, чтобы просто притопнуть.
Здесь также находились представители Призрачного Правления. Живые, во плоти, призраки в Цинаде не водились, несмотря на мнения простолюдинов. Цинада официально признавала Призрачное Правление главной правящей силой Скорлупы, так было испокон веков, так было по документам, с этим никогда активно не спорил даже Лорд Паук, которому просто ни до чего не было дела. И в этом Фрестер также видел здравый смысл – кто как не самые опытные люди, живущие вечной жизнью, прекрасно знающие историю, многие другие сферы, подойдут лучше для правления? Но большинство баронов Скорлупы, включая присутствующих, были с этим не согласны, часто упрекали короля Цинады в том, что он судит слишком поверхностно, и не жил под этим правлением. «Они маразматики, живущие прошлым» - выбитый в камне аргумент номер один. «Они давно забыли о проблемах живых, не воспринимают их всерьёз» - вырезанный в железе аргумент номер два. «Вы слышали, как эти безумцы мучают Паука?» - набирающий популярность нескладный, спорный и противоречивый аргумент номер три, который, тем не менее, так любили молодые призраки и простолюдины. Большинство баронов призывали сдвигать Призрачное Правление с Вечного Престола, но не отрицали возможность оставить призракам места в Правлении, но без глупых неограниченных по времени сроков. «Настало время реформ, время перемен!» - молвили представители баронов.
Были также более важные особы на собрании. Некоторые спокойные, даже весёлые, поскольку ситуация их никак не касалась или даже положительно сказывалась для них из-за изменения торговых маршрутов и по другим аналогичным причинам. Некоторые сохраняли традиционный нейтралитет и откровенно скучали. Но было несколько послов, которые волновались больше баронов, точно это их люди и семьи принимали участие в войне, хотя это было совсем не так. Представители не отдельных сегментов Паутины, не какие-то там бароны, а представители целых миров – главные союзные силы Цинады, каждый по мощи превосходил или не уступал всецело Скорлупе.
Посол из крохотного мира Ратсы не волновался и всячески одобрял любые решения короля. Его портал в Скорлупе находился недалеко от отлично защищённого цинадского, война до них не докатилась, а ближайшие низкие сословия из-за близости Цинады, давно не проявляли агрессивности и волнений, жители приловчились отхватывать жирные куски с богатых торговых путей, проходящих через их земли к центральному из миров. К тому же по большому счёту ничем не выдающаяся, не густо населённая Раста без обилия ценных ресурсов и каких-либо иных порталов совершенно никого не интересовала.
Посол из более отдалённого Асквера проявлял большую озабоченность вопросом безопасности и готов был на многое ради скорейшего наступления мира в Паутине. Всячески напоминал об этом королю. И Цинада его хорошо понимала и поддерживала. Асквер играл большую стратегическую роль – не только своей немалой внутренней ценностью, но он также связывал Цинаду с другими очень важными мирами – в первую очередь с Шелеймой, вторым крупнейшим миром после центрального. В Асквере хватало и вражеских миров, например, у них были вечные конфликты с сильным и независимым, замкнутым в себе Додом, но в остальном – их ценность была огромной. Даже в ту же многопортальную Шелейму, один из важнейших для торговли миров, иными путями, через порталы иных миров, Цинаде было бы чрезвычайно сложно добираться.
Порталы Ратсы, Асквера и Цинады находились на Восточных Золотых Полях Паутины, максимально далеко от текущих боевых конфликтов. Угрозу они ощущали, но она меркла по сравнению с той тучей, которая накрыла тенью противоположную сторону Паутины – Западные Золотые Поля, где низкие сословия были намного неспокойнее. Там расположились порталы в союзные Ун, Везида, Чинэй и в неспокойный гхаргский Леблей. Последний на данный момент никого не интересовал, он почти не охранялся из-за сложнейших условий в Западных Горах, но и гхарги что вокруг портала, что по другую его сторону, не проявляли серьёзной по меркам Цинады активности уже много веков. Везида и Чинэй тоже не представляли бы страшной потери, малочисленные и крохотные мирки без других порталов, как и Ратса.
Но портал в Ун – это совсем другое дело. Его важность казалась даже большей, чем у Асквера. Сам по себе – это был крупный процветающий экономически мир, к тому же одна из самых красивых земель, куда знать и богачи из всего Конгломерата любилиа ездить отдыхать. Некоторые былые короли Цинады планировали туда перебраться насовсем, перенести туда столицу, но это не одобряли самые ярые сторонники Порядка, то бишь писаний, сводов нерушимых древних законов. С Уном велась активная торговля через Паутину, через него осуществлялся один из главных миграционных путей, к тому же, как и Асквер, Ун являлся связующим звеном с множеством других миров. Первые из которых – Гернон, Брионг, Кон-нуа – и следом за ними прямо из них – Тод, Крисма и множество других. Также там было много миров, враждующих с Цинадой, противящихся вступлению в Конгломерат Миров, и в случае потери Паутины, связь с Уном пришлось бы осуществлять через мир с неисправимо дурной репутацией из-за самой большой концентрации разбойников – Гласгас, связанный с союзным Реадемом, а после – уже с Цинадой. Мара, Весмер, Радерс, Талика-н-Даравес – были хоть и вражескими, в основном гхаргскими, но через них осуществлялись многие важные походы в другие, более дальние миры.

Скрытый текст - 28.04:
И конечно не стоило забывать про внутреннюю ценность Скорлупы. В западной части горной цепи Грандуа шахты добывали титан, железо и другие полезные ресурсы. Храм Наук поставлял оттуда магические зелья, походы на солнечную и тёмную половины приносили новые знания и артефакты, многое в кругах цинадских волшебников было основано на знаниях Древних. В конце концов, именно они соединили порталами миры, а Скорлупа считалась их родным миром, ну или центральным. К тому же, несмотря на военное время, в Скорлупу всё ещё тянулись изо всех миров доживать последние дни те, кто готовился к смерти, но предпочёл бы просуществовать подольше в виде призрака.
Один из советников короля Фрестера говорил:
- Всё сводится к тому, что высшие сословия борются за власть из-за того, что выпала такая небывалая для этих земель возможность. Ну кому не хочется занять Венозенг и распределять весь славный импорт по сословиям, оставляя всё самое вкусное себе? И совсем другие мотивы у низших сословий, которые тоже постепенно вовлекаются в войну, – будь это недовольные своим положением бароны или своими руками свергнувшие их подопечные. Распределение привозных благ через Венозенг никогда не устраивало нижние сословия, до них всегда почти ничего не доходило. Своего Скорлупа почти ничего не производит. А из-за устаревшей, слишком примитивной и древней системы импорта и распределения благ через правящую верхушку Венозенга, в Паутине создалась большая пропасть между богатыми и бедными сословиями.
- Прямо как между Цинадой и Скорлупой, - усмехнулся Тодас. Он всегда позволял себе большее, чем было дозволено. Фрестер Доброе Сердце вздохнул, но промолчал. Остальные не смели проронить ни звука. По дворцовому негласному этикету подобные слова они будто не слышали. Кристеция улыбалась.
- В общем, одни борются за власть над Паутиной, а другие за независимость Паутины от Цинады и Призрачного Правления, - сказал Фрестер после долгого молчания. – Никаких призраков, никаких синих огней, никаких войск Цинады, так они хотят. Они считают, что взятия оплаты за вход в Скорлупу со стороны Асквера, Уна и Цинады будет достаточно, чтобы кормить всю страну.
В зале присутствовали также другие достопочтенные особы: правящая верхушка Цинады (помимо короля и королевы - представители Высшего Совета, Народного Собрания), командующие основными военными силами (Белых и Красных рыцарей), магическими силами (архимаги-буревестники), владычица Сестёр Ночи и Заклинатель Стражей. А ещё присутствовали королевские летописцы.
Буревестников возглавлял Тодас Грозный. Король часто спрашивал его и остальных магов про расследование гибели Лорда Паука. Волшебники тоже были заинтересованы произошедшим, многие высказывали обеспокойство по этому поводу, но точного ответа ни у кого не было. Тодас не спешил с выводами, часто говорил, что убить Паука могли самыми разными вполне известными магическими способами, а подробности инцидента из уст очевидцев довольно противоречивые. Оставалось лишь загадкой, каким именно способом смогли сразить известного неуязвимого Стража. Все были поражены этим, ни у кого не было ответа, даже у Заклинателя Стражей. Лорд Паук – был наиболее разумный и похожий на людей Страж Врат (остальные зверюшки были слишком дикими, монструозными), созданный то ли богами, то ли Древними. Известно было, что у каждого Стража есть своя слабость, но большинство из них были либо неизвестны, либо хранились под секретом у ордена Заклинателей Стражей. Хотя последние твердили, что на Лорда Паука у них ничего нет, иначе за последние сто лет они бы это обязательно применили, чтобы можно было управлять этим непослушным болваном.
Тодас, как и все маги, больше волновался за возможное прекращение поставок магических зелий из Храма Наук. К тому же он считал, что и речи не может идти об уступках для кого-либо в Скорлупе, и уж точно не стоит допускать независимость от Цинады.
- Это будет страшная ошибка усугубить союзные отношения. Для обеих сторон. Это ослабление и в военном плане, и в экономическом, и в научном, и во многих других. К тому же, выведя войска из Скорлупы, мы не сможем лёгким путём их потом ввести обратно, порталы будут практически непроходимыми, если тамошние политики сойдут с ума, разорвут союзные отношения или будут непомерно завышать плату за проезд через Паутину. При этом не стоит отказываться от Призрачного Правления, это попросту глупо, особенно в свете последних событий. Короля таинственным образом убили. Говорят, подобное происходит и с некоторыми баронами. Совершенно необъяснимые смерти, на тот момент невыгодные ни одной из известных сторон. Вывод: пока не разобрались, с чем имеем дело, живым монархам в Скорлупе делать нечего. А призракам ничего не угрожает.
Сестёр Ночи, величайших стрелков из лука в Конгломерате, возглавляла Луция Тёмная. Кристеция недолюбливала Луцию, потому что они с ней были очень похожими друг на друга – имели обширные шпионские сети, собирали огромное количество слухов, и действовали на основе этого тёмными, незаметными методами. Но признавала успешность обучения Сестёр Ночи – одного из важнейших козырей цинадской армии. Наставница сказала:
- Меня вряд ли можно посчитать политиком, но потому я приближена к народу и знаю царящие сейчас мнения. Самый разумный выход из положения – взять Паутину под силовой контроль Цинады. А в будущем, когда всё уляжется, провести реформы, чтобы повысить уровень жизни в низких сословиях. Эта болячка общеизвестная, игнорируемая всеми, она ждала своего часа, как пороховая бочка на солнцепёке, и она дождалась. Тянуть с исправлением этих проблем уже некуда.

Скрытый текст - 29.04:
- Неудивительно, что военные советники призывают к насилию на чужой земле! – вспылил один из баронов.
- Вы призываете к тому же самому, только на своей земле, - сказал Тодас. – Сложившаяся ситуация такова, что мирным путём удовлетворить интересы всех никак не выйдет. Цинада на это не пойдёт, иначе это серьёзно навредит всему Конгломерату. А в Скорлупу уже стягивается всякий сброд, скучающий по крови на железе, в основном из неспокойного Гласгаса, так война получит новое, а, может, даже бесконечное топливо. Этот пожар потом так просто не погасишь. Нужно топтать сейчас.
- Я лишь огласила самое очевидное решение, как можно и нужно исправить ситуацию, - пожала плечами Луция.
- Заклинатели Стражей поддерживают ввод военных сил, - высказался Весёлый Боуф, их повелитель. – Заодно проверим, получится ли у местных ублюдков разобраться с нашими Стражами так легко, как они поступили с Пауком!
- Геноцида я не допущу! – хлопнул ладонью о стол король, и все затихли. – Мы не превратим Паутину в бойню.
- Необязательно рубить головы, - сказала Кристеция, рассматривая ноготки. – Можно просто навести порядок, как в преступных районах любого города. Самых бешенных, заигравшихся в войнушку баронов посадим в тюрьмы, остальные сразу смекнут, что пора игрища пора заканчивать, иначе тоже можно получить воспитательного тумака. А для того, чтобы не было вскриков о равенстве, посадить и высших баронов, и низших в одинаковые камеры.
- Политические заключённые… - буркнул кто-то из Скорлупы. – В Цинаде, в Венозенге… Всё равно будут жить, как короли.
- Значит, посадим в нижних сословиях. В худших тюрьмах Паутины. И никакой политики. Эти господа устраивают мясорубку среди мирного населения почти у нас под окнами, на это нельзя закрывать глаза. Возможно, уже потом, когда всё уляжется, можно будет устроить показательный суд, и даже вынести на рассмотрение вопрос о смертных казнях. В зависимости от того, сколько тел загубили, сколько душ будут свидетельствовать против преступников.
- Так каковы наши условия? – спрашивал советников король. - Прекратить боевые действия? Кто займёт Венозенг? Будет выбирать Призрачное Правление?
- А кто же ещё? - усмехнулся его представитель. - Или вы хотите подарить Паучку призрачную корону ещё на одну вечность?
- При Пауке хотя бы царил мир, - возразили Призачному Правлению.
- Ой, не смешите, спросите нижние сословия, как им жилось при Пауке.
- Не вертите врунливым языком, гнилоустный прихвостень! - воскликнул один из баронов. - Если спросить нижние сословия, то вас они ненавидят не меньше Паука.
- Как, впрочем, и баронов! - парировал представитель призраков.
- В любом случае, освобождение Лорда Паука от терзаний - должно входить в одно из условий нашего наведения Порядка в Скорлупе, - сказал Фрестер. - Своих правителей мы в беде не бросаем, пускай и не самых послушных.
- Терзания могут затянуться на десятилетия, - сказал один из знатоков Скорлупы. - Эту бурю призраков может оказаться не так просто остановить. В них проснулся интерес, игривость после длительного застоя. Некоторые называют это новым вкусом к жизни. Они могут не отпустить Паука так просто, а силой на них почти никак нельзя воздействовать. Нужно привлекать ещё больше призраков, и то может не получиться...
- Я считаю, что в связи с ухудшением репутации призраков после их реакции на гибель Лорда Паука, нужно их тоже как-то приструнить, - сказал Тодас. – Временно ограничить их власть в Скорлупе, скажем, до окончания разбирательств… Назначить своего наместника в Венозенг, кого-нибудь нейтрального из управления Конгломератом, из Высшего Совета…
- Лучше бы их власть реформировали, - проворчал один из баронов. – Какую-нибудь выборную систему ввели бы, ограничение сроков, проверки на здравость ума, компетентность. А лучше вообще лишить их всяких серьёзных полномочий. Пускай заведуют делами у себя там, в Призрачном Мире, в невидимых городах, а не суют нос в дела живых!
Но не все бароны его поддерживали. Жители Скорлупы прекрасно знали, что жизнь – это только начало. Большую часть своего существования каждый из них мог провести в призрачном обличье. Не вредят ли они через противостояние Призрачному Правлению самим себе в будущем?
- Ладно. Я ещё раз всё обдумаю, всё взвешу в тишине и покое, - сказал Фрестер. – Обсудим это завтра.
Все тяжело вздохнули, но перечить королю не смели. Кристеция готова была поспорить, что все в зале единогласно проголосовали бы, чтобы закрыть этот вопрос сегодня и ни днём позже. Но её муж никогда не подмечал подобные настроения, а думал лишь о глобальных поступках, потерях и выгодах. А в последние годы, попутчики старости, совсем на этом зациклился, на своём Добром Сердце.
- Думаю, завтра мы окончательно придём к решению.

Скрытый текст - 18.05:
После собрания Кристеция поспешила к писарям-летописцам, чтобы перепроверить всё, что они записали. То ли иногда в них воспалялось неуместное чувство справедливости, то ли они что-то не расслышивали и додумывали, то ли сказывалась некая неграмотность, недоученность, но королева давно поняла, что за их писаниями нужен глаз да глаз. Одним следовало всыпать розгами, других пугало только отстранение от должности или понижение жалования, но были ещё и третьи, кому наоборот хватало милости и ласки, чтобы стать лучше. Таких Кристеция любила больше всего – молодых парней, которые смекали, что королева не удовлетворена своим престарелым мужем, который старше её на двадцать лет и готова к новым ощущениям, вот только не стоило надеяться на продолжительные отношения с ней. И уж точно она не позволяла писарям лепить нарочные ошибки, чтобы затащить её в постель. Все они знали, что с ней шутки чрезвычайно плохи. Про Кристецию ходило немало слухов, но она держала их под жёстким контролем и зачастую узнавала о них раньше, чем кто-либо ещё в Цинаде, потому всегда знала, к кому отправлять посыльных с мешочками золота… Чаще всего, хватало вручить этот мешочек, и глашатай затыкался. Но иногда мешочек золота нужно было оставить у посыльного, за это он готов был замарать руки. И рот всё равно оставался на замке.
В этот раз обошлось без серьёзных ошибок: в авторских интонациях чуть-чуть читалось сочувствие жителям Скорлупы, что было допустимо в умеренных дозах, иногда будто бы мелькала усмешка по отношению к слишком миролюбивому и нерешительному королю, но наверняка Кристеция поймать эту усмешку не могла, не знала, в какое такое слово тыкнуть острым ноготком, проткнуть свиток и заставить всё переписывать.
Ладно. Пускай отдыхают, подумала Кристеция. На следующем собрании, возможно, будут важные решения, тогда и можно будет всех встряхнуть пожёстче. Чтобы ни единым словом даже не думали опорочить короля, королеву и прочих знатных господ.
Кристеция направилась в свои покои, в Зимние Покои, как она их называла, полные белых и синих красок, с пониженной температурой, такой, что пробирает дрожь, а изо рта особенно по ночам выходит пар и так хочется, чтобы кто-нибудь согрел… Зато там лучше думалось. Уж такое сейчас у неё настроение, уж такие сейчас политические темы, холодные.
Фрестер совсем обмяк, думала Кристеция. Нужно что-то самой делать. Пока его слабость не заразила всю верхушку цинадского правления. Меня-то она не затронет, я всегда на чеку, на стороже, как вечно натянутая тетива памятника перед стрельбищем Сестёр Ночи, никогда не ослабею. Но людям будет казаться, что слабые мы все. А мы не должны этого допускать. Никогда.
- Мефиния сюда ко мне, - приказала она застывшим в глубоком поклоне служанкам. Те ринулись на поиски принца – старшего королевского принца.
Кристеция вышла на балкон и воззрилась задумчиво на блестящие в солнечных лучах цинадские крыши далеко внизу и широко вокруг королевского дворца.
Если Фрестер не может решиться, я решу за него – так думала Кристеция. Фрестер стар, и скоро совсем ослабнет. Мозг не сильно отстаёт от тела. Нужно смотреть в будущее. Новый король должен заработать имя. И Порядок следует навести. Одним выстрелом – двух орлов. Лучший ход.
- Матерь, ты искала меня? – спросил Мефиний, старший королевский сын, главный наследник престола, но ещё такой молодой, такой неотёсанный, вот-вот закончит юношеские учения общего Порядка.
- Искала. – Кристеция мотнула головой, приказывая всем слугам покинуть её покои.
- Как прошло собрание?
- Хорошо. – Она улыбнулась. – А ты чего не явился? Я ведь всегда твержу тебе, чтобы ты присутствовал. Тебе пора уже задумываться о будущем, думать о том, какого это носить корону и управлять Конгломератом Миров.
- Но Матушка, а как же мои общие учения? Я обучался.
Знаю я, как ты обучался, щурилась Кристеция. Мои птички во всех подробностях напевают, какими девицами ты интересуешься в публичном доме. И это не такие молодые барышни, под стать тебе, а настоящие орлицы. Но они разрешают лишь смотреть, ведь ты принц, они не смеют отказать в таком; но тронуть себя не позволяют, ведь есть указ - если шлюха дотронется до кого-либо из королевской семьи - шлюху публично изрубят на мельчайшие кусочки.
- К чёрту учения. Настало время делать тебе имя. Поскольку в скором времени ты можешь занять престол. Сам знаешь, твой отец уже в преклонном возрасте. Простолюдины вообще столько не живут, но и его лучшие целители радужных прогнозов не делают. Всякое может случиться.
- Но разве имя цинадским принцам не положено в великих походах делать?
- Положено. В мирное время. Но у тебя появился шанс не отправляться в дурацкое изгнание на много лет. Сейчас у нас под боком начинается война. И ты возглавишь цинадскую армию, которая явится туда навести Порядок…
- О, матушка, но разве я достаточно обучен? И разве это не опасно?
- С тобой будет лучшая армия Конгломерата. А война там – не война вовсе, а жалкие разборки нескольких домов, нескольких барончиков. У них ни нормального войска, ни земли, ни ресурсов. Эта глупая война зачахнет сама в скором времени, но если ты успеешь до этого времени дойти до Венозенга и навести там на улицах порядок – ты будешь именно тем, кто положит конец войне, восстановит мир. И Порядок. Так ты заработаешь второе имя. Так ты обретёшь славу, первое великое достижение в своём послужном списке.
- Ну не знаю...
Ему пора становится настоящим мужиком, а не каким-то там озабоченным мальчишкой, подглядывающим за девицами в публичных домах.
- Я всё организую. Армия выйдет в тайне под покровом ночи. Так что тебе нужно будет к ночи уже быть возле портала Скорлупы. Выходить нужно уже совсем скоро. И ты должен держать это в тайне, ты умеешь хранить тайны?
- Наверное...
- Хорошо. Поскольку ты уже такой взрослый, я посвящу тебя в ещё одну тайну. Я не твоя мать.
- Но... Что?... Как это возможно?
- Твой отец знает, твоя настоящая мать знает. Когда вернёшься, я вас познакомлю. Настоящая королевская семья сокрыта от лишних глаз. А я просто лучше других справляюсь с обязанностями. Когда-нибудь ты это поймёшь. Как и любой другой, кто узнает. Этот дворец, да вся вершина Конгломерата, сокрыта слоями ширм, правдой и неправдой, точно кочан капусты или луковица. Но только цинадский принц не будет казнён, владея такой тайной.
- Ничего не понимаю...
- Не понимай. - Она сбросила с себя платье. - И ещё одна тайна. Я бесплодна. И время у нас догорает.


в жопу этот кусок
эту часть (всю 4) можно пропускать, т.к. значительно перепишу потом
тут скорее сухой/справочный ворлдбилдинг, а будет в итоге изящнее

Последний раз редактировалось Vasex; 25.05.2017 в 19:26.
Ответить с цитированием
  #59  
Старый 30.04.2017, 10:56
Аватар для Ранго
провалил марафон
 
Регистрация: 11.04.2009
Сообщений: 4,735
Репутация: 1352 [+/-]
Глава 2 от 02 до 30.03 галопом по Европам
2. почти не понял, много диалогов, расслабляет внимание, зато закончилось резко, как удар хлыстом. Эффектно.
25.03-26.03 Чем дальше, тем лучше экшен-сцены, темп бешеный.
3. - 28.03 опять спад, много диалогов, расслабляет внимание.
с 29.03 тоже самое, но более эмоционально насыщено, спасибо теме убийства Паука.
4. 30,3 вторая часть лучше всего, понравилось безусловно. Двойственность - пересказ и одновременно реальная картина происходящего, хитрости этого героя, остроумие.
Единственное, не очень понимаю, зачем вообще слово "герой", вся их "система рангов". Такая нехилая отсылка к видеоиграм, причём даже к шутливым, типа Маджести 2.
Что ещё добавить - экшен-сцены тебе всегда хорошо удавались.
Ответить с цитированием
  #60  
Старый 02.05.2017, 20:29
Аватар для Vasex
overdigger
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 7,636
Репутация: 1351 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
какая-та аниме-порнуха, но мне нравится)
не исключаю (даже подозреваю), что где-нибудь подобное было, но лично такого не встречал в кино, мультах и т.д.
в гугле можно найти отголоски каких-то поделок на тему, то ли аниме, то ли рисованное или моделированное порно, но вроде бы тему серьёзно в прозу никто не тащил.
Скрытый текст - 5.:
5.
Девону и Пожирателю Душ оставалось чуть больше двух дней до прибытия в Храм Наук спокойным темпом. Если бы выпускник Академии Героев ускорил коня, сократил бы привал и приёмы пищи – он бы достиг цинадской крепости намного быстрее, но торопиться было некуда. В рамки обещанных шести дней на выполнение задания Девон укладывался с запасом в почти два дня. Очень повезло быстро найти Пожирателя Душ, очень повезло, что он легко и сразу согласился союзничать ради общего блага.
- Я не сомневался, что ты согласишься, Пожиратель, - хвастался Девон во время пути, когда, наконец, почти протрезвел, чему его собеседник был несказанно рад. Хотя всё равно немного одурманился, чтобы говорить с призраком.
- Считаешь, что мне так сильно польстила всеобщая нужда в моих услугах? Что я сразу ослеп и потерял голову от такого внимания и признания моей мощи?
- Нет, я ведь изучал тебя, и уверен, что уже понимаю твою сущность. Я умею мгновенно разбираться в людях, а ты практически тоже самое. Ты не просто польщён. Ты максимально осторожен, никогда не глупишь, всегда всё тщательно продумываешь, в том числе немало изучал собственные возможности и пределы, и, пожалуй, не исключал подобного хода событий в той или иной форме. Давно был готов к такому раскладу. Самое главное для тебя – иметь пищу. Многие считают, что ты обретаешь силу поглощённых жертв в какой-то форме. Возможно, именно чужие души подпитывают эту твою способность к поглощению. Поэтому ты не пропускаешь ни душонки. И поэтому ты не меньше остальных заинтересован в том, чтобы люди продолжали населять Скорлупу и снабжать тебя пищей. Ведь иначе призраки рано или поздно закончатся. Потому ты не наглеешь сильно, не охотишься на всех подряд, лишая людей надежды на бессмертие, знаешь меру, сохраняешь баланс, как заправский природный хищник. И потому готов защищать свои охотничьи угодья.
- А ты проницателен. И меня радует, что ты не пытаешься вытянуть из меня информацию о моих способностях. Надеюсь, это не маги всё так складно спланировали и тебя надоумили говорить верные слова.
- Полагаю, даже при таком раскладе у тебя есть ещё козыри в рукаве, чем им ответить в случае засады. Иначе ты бы со мной не пошёл.
- А то. Например, мне порой самому становится любопытно, можно ли меня вообще победить. Убить – не убьёшь, а затянуть толпой призраков в Полную Тьму или под лучи Рашмы… Это будет знатное пиршество.
- Лорда Паука недоброжелатели как-то победили, - пожал плечами Девон. - Когда-нибудь и на тебя могут найти управу.
- Это мы ещё посмотрим.
- Вижу новый дом у дороги, - сказал Девон, вглядываясь вдаль. – Быстро же возвели из ледяных кирпичей. Этой же тропой за тобой ехал совсем недавно, ничего подобного тут не было. А теперь такой большой, иглу на несколько комнат.
- Возможно, беженцы из-за войны. Такое даже без магов воды построить можно очень быстро. В любом случае я лучше скроюсь. Позовёшь, когда минуем их. – Пожиратель Душ нырнул под землю, по которой топал копытами конь Девона.
- Или даже, несмотря на войну, Скорлупа всё ещё открыта для мигрантов из других миров, - рассуждал себе под нос Девон. – Ну что ж, поглядим. Может, это торговцы какие…
Чуть позже, приблизившись и заметив полуголую загорелую девицу на входе, он воскликнул:
- Ах, кажется, это новый публичный дом! Пожиратель, не хочешь заскочить? Времени у нас в запасе полно, можем заказать тебе призрачную деву.
- Не называй меня так при людях. И не разговаривай со мной. Меня тут нет, - пробурчала земля.
- Ты уже и позабыл, наверное, какого это. Можешь просто посмотреть. Прикинешься моим дядюшкой, хах. Только твои теневые крылья нужно как-то спрятать. Или объяснение какое придумать.
- Ты совсем обкурился? – шипение снизу. – Не вздумай шутить. И призраков там, кажется, нет. По крайней мере, я их присутствия не чувствую.
- Ну, можем их устроить. – Девон остановил коня неподалёку от входа. Он улыбался девушке, а она ему в ответ. Поманила рукой, вильнула едва прикрытым задом и скрылась внутри, за меховой завесой. – Сначала я повеселюсь, а потом тебе её отдам в не менее аппетитном виде.
- Только не затягивай. Не нравится мне торчать здесь, на открытой местности.
Не найдя вариантов лучше, Девон сбросил сумки на снег, привязал коня к этой куче, затем медленно прошёл внутрь ледяной хижины.
- Хм, я думал, что внутри будет тепло, - усмехнулся он, раздвигая руками шкуры и проходя внутрь. Изо рта выходил пар. – И не холодно вам тут, чудо-девица, одной обитать, да ещё полураздетой? Или вы не одна здесь живёте?
Дева хихикнула, но не ответила. Не знает общего наречия? Совсем с окраин Конгломерата заявилась что ли? Девон оглядел её покои – довольно мало вещей, зато порядок. Деваха развалилась на шкурах различных животных, которые служили ей кроватью. Кажется, что в иглу ничего, кроме этой кровати больше не было. Девону сложно было сосредоточиться и оглядеться, как следует, - мешал дурман в крови, мешали оголённые формы.
- Где ж ты так прекрасно загорела? В Уне? На каком языке говоришь?
Деваха снова хихикнула и поманила Девона к себе пальчиком.
- Да уж, с твоей профессией много понимать не нужно, - усмехнулся выпускник. – Ничего, вечность впереди, любым знаниям ещё научишься. Ладно, будем по-твоему.
Он стянул с себя пояс с кошелём, позвенел монетами, чтобы она поняла, что он не с пустыми руками. Она улыбнулась ещё шире, распласталась, потянулась, взъерошила, распушила свои длинные кудрявые тёмные волосы.
- Вот только как бы тебе объяснить, что я за безопасный трах… - пробурчал Девон.
- М? – спросила чужачка.
- Я не это-это, - пробормотал Девон, тыча пальцем в полусжатый кулак другой руки и мотая головой. – Без этого будем, поняла? – Скрестил руки и мотнул головой снова. - Безопасный трах. Без этого. Поняла?
- М? – Видимо, не понимала.
- Как бы тебе объяснить… В борделях мне обычно без разницы – с живой девушкой или мёртвой, понимаешь? Ох, как прозвучало, я лучше перефразирую: могу с призраками, мне всё равно. Понимаешь?
- М?
Девон разделся, встал у края кровати.
- В общем, ты стой там… Нет, сядь здесь… Стой, не прикасайся. Стой. Сядь. Вот здесь. Вот, да, хорошо. А я буду тут, ладно? Смотри. Да, ты там, а я здесь. На расстоянии.
- М? – снова и снова спрашивала она и уже начинала непонимающе кривиться и хмурить бровки.
- Раздевайся. Я буду здесь, а ты там. Друг напротив друга. Без этого, да. Молодец, хорошо. Но ты опусти руку туда, да, себе туда. А я буду здесь заниматься этим. Смотри на меня, да. И вот так будем делать, ладненько? Безопасный трах, понимаешь? Не хочу подцепить какую-нибудь заразу, понимаешь? Я-то вас знаю, хитрюги, приехали в Скорлупу помирать, уже ничего не теряете, ни себя, ни других не жалеете… Но я-то здоровый, я ещё поживу себе в сладость. Ого-го сколько поживу! Так что безопасный трах, не иначе.
Девица теребила себя снизу, но делала это уже как-то без энтузиазма. Взгляд её ползал по ситуации с непониманием и недоумением, улыбка совсем обвисла, зато со всем остальным у неё был полный порядок, это Девона устраивало.
- Да, вот так. Молодец. Продолжаем. Можно быстрее, да.
Она уже совсем нахмурилась. Со скукой осмотрелась. Потом уже взглянула на хлюпающего Девона с какой-то совсем уж неприкрытой злостью.
- Ох, молодец. Этот взгляд! Дикарка! Какая же ты молодец. Ох, продолжай, да, вот так, вот так. Трахай меня этим хищным взглядом, вот так.
Девица как-то совсем пренебрежительно прицокнула языком, с досадой и ненавистью покачала головой. А затем руки её с отвратительным костяным хрустом вдруг резко удлинились и через всё это расстояние с другого конца огромной кровати, практически с другого конца комнаты, она, не сделав ни шагу, вцепилась в горло Девона, да так сильно, что приподняли его над полом.
- Ох, блин, этой позы я не знаю… - прохрипел он и покосился в сторону вещей. Рапира и кинжалы были слишком далеко, не дотянуться. Редкий случай, когда Девон пожалел, что не учился на мага и не может притянуть оружие силой мысли.
Он хотел отцепить её руки от горла, но его что-то крепко схватило за запястья. Ещё кто-то прятался в соседней комнате? Нет. Это ещё одна пара рук, которая вылезла прямо из рёбер девки. А за ними последовали ещё и ещё…
- О-о… чёрт… - хрипел раскрасневшийся от удушения Девон на исходе мыслей. Он наблюдал, как тварюга переворачивается торсом в воздухе по ту сторону кровати, продолжая стоять конечностями на полу, но жопу выставляя прямо перед собой. Девон уже понял, на кого нарвался, и теперь уже не представлял, как выпутаться из ситуации самостоятельно. – Леденежка… мерзкая… сучка…
У неё было много имён. Белая Вдова начала оплетать его леденящей паутиной.

Пожиратель Душ выглядывал из земли, высунув половину призрачной головы.
Конь испуганно и шумно фыркал, дёргался, практически вставал на дыбы. Но происходящее снаружи не было таким уж страшным для животного, чтобы ринуться наутёк, бросив хозяина в беде, и тащить за собой неудобную груду сумок.
А вот Пожиратель Душ уже догадался, в какую ловушку угодил Девон. Если бы и до коня дошло, если бы он увидел истинный облик хозяйки или как-то невозможным образом унюхал этого зверя, эта куча мешков его точно бы не остановила. Бежал бы по собственной неподъёмной морде, не остановило бы, так бы напугался.
Пожирателю стало всё ясно, когда он увидел, как ледяная хата начинает медленно погружаться в снег. Будто таяла. Но нет, просто погружалась, переделывалась на ходу.
- Белая Королева… - с усмешкой прошептал Пожиратель Душ. – Кампир… А этот Герой умеет находить приключения на свою задницу. С такими небывалыми личностями судьба назначает ему встречи.
Иглу быстро исчезло в снегу, будто и не было ничего.
Пожиратель Душ оглядывался, но на дороге и на снежной равнине вокруг не было никого до самых горизонтов.
- Ну, вся надежда на то, что тебя будет выручать твой конь, Девон, - сказал Пожиратель Душ незнамо кому с усмешкой. – Что раскопает тебя, каким-то образом победит Нежку, Кампира кляцкого, и вытащит тебя на волю.
Конь фыркал, но вроде бы успокоился, раз больше ничего не происходило. Пожирателю даже было интересно – животное будет помирать от холода и голода в ожидании чудесного спасения хозяина или пойдёт искать пищу.
- И что теперь? Мне продолжать дорогу в Храм Наук? – спрашивал Пожиратель Душ сам себя. – Я доберусь даже быстрее без такой обузы, как ты, Девон. Но на помощь оттуда тебе вряд ли стоит рассчитывать, даже если меня станут слушать. Жертвы у Кампира столько дней не живут. Не сможешь ты так долго кормить её, какого бы героя ты из себя не строил…
Пожиратель Душ оглядывался, размышлял, что можно сделать. Но вокруг была пустота, и никаких достойных решений на ум не приходило. На физический мир, как и любой призрак, он воздействовать мог разве что словами в послушные уши. Но кто его будет слушать? Внешний вид мог сразу выдать известного призрачного монстра, даже если бы был шанс найти кого-то в округе…
- Ничего не выйдет, Девон. Ничего не выйдет. О чём ты думал? - бурчал Пожиратель Душ. – Тогда придётся продолжать без тебя… Однако если ты всё равно умираешь, а у нас время в запасе, как ты говорил, есть… почему бы мне не остаться и не поглотить твою душу, когда Белая Вдова с тобой покончит? А? Как тебе идейка? Мне тоже нравится. Зачем ведь добру пропадать? Думаю, пары дней ожидания будет достаточно… Да и магам потом правду можно рассказать. Зачем нам лишних ненадёжных свидетелей заговора магов и Пожирателя Душ оставлять? Верно ведь говорю? Разболтать может, а это может навредить затее. Надо добить Девона...
Пожиратель Душ ещё разок прикинул варианты.
- Нет, не сможешь ты столько спермы выработать, чтобы дождаться подмоги из Храма Наук. Сожрёт она твои яйца, не иначе. Придётся ждать, ждать твою душонку. Вот только помру от скуки. – Пожиратель помолчал. Поглядел на коня. - Ладно, пойду, подбодрю твоего хозяина что ли. А на твоём месте я бы топал отсюда, конскую сперму она тоже очень любит.
Пожиратель Душ погрузился в землю и направился к пещере кампира.
Конь остался на дороге у пропавшего иглу. Он фыркал, принюхивался и не понимал, что происходит, но покорно ждал хозяина. Пока ещё ждал.

Скрытый текст - 01.05:
Девон угодил в плен Белой Королевы не один. Вместе с ним в коконах из ледяной паутины над разломом-бездной висели ещё четыре жертвы – ещё живые, все в добром здравии, кроме одного, который уже вторые сутки кормил своим семенем демона и походил на иссушенный труп. Молодой парень редко подавал признаки жизни – в забытьи звал на помощь мать, иногда вскрикивал от прикосновений Нежки, хотя уж в чём, но в отсутствии ласки и нежности её обвинить было невозможно.
- Всё из-за моего талисмана удачи, - нервно смеялся один из охотников, бородатый, заросший, немного диковатый мужик в возрасте. – Всё из-за него! Каждый божий день носил его с собой, на шее, но сегодня угораздило меня забыть его дома. Нажрался вчера, в пьяни порвал верёвку, а надо было с утреца восстановить, но нет, обленился, скотина тупорылая.
- Ты сходишь с ума, - шептал его ровесник, но более ухоженный, точно знатный купец или другой какой важный проезжий, клюнувший на приманку у дороги; более нервный, перепуганный, часто психующий, ругающий демоницу и попусту зовущий на помощь. – Все мы сходим с ума!
- Нет, я дело говорю, - мотал головой охотник. – У меня есть амулет, лично сделал. Из когтей синего медведя. Большие такие острые когти. Пять клинков. Они бы сейчас ох как пригодились. Да и видать удачу мне приносили, а я, дурак, оставил в хате этот трофей…
- И чем бы они тебе пригодились?
- Кампира только костным колышком погубить можно. Ну или хотя бы ранить, чтобы уполз подальше от страха, зализывая рану.
- Да я не об этом. Что бы мы с твоим амулетом сейчас делали? Руки-то в ледяную паутину закованы! Только рожа и хрен столбом из паутины торчат!
- Не знаю. Но я бы так легко не дался ей в лапы. Да и, может, побоялась бы меня трогать, амулет из когтей медвежьих увидев.
- Папа, я рук не чувствую, - плаксиво пожаловался охотнику его сын, совсем ещё шкет. Его-то сейчас Белая Вдова и обрабатывала ртом, его торчащую из кокона писульку. – И ног. Ничего уже не чувствую. Совсем холодно.
- Держись, сын. И прости старика, что так вышло. Бесконечно виноват буду, ты уж прости. Но помни главное – вечность впереди.
Яйца других пленников Нежка сжимала своим множеством длиннющих рук, согревала, готовила варево в них, блюда для себя. По её рукам, голым формам, по коконам-сталактитам стекали ручейки пота и талой воды, от всего этого валил пар, а осветляли пространство порхающими светлячки, явившиеся из бездны поживиться отходами человечьими. Но паутина не таяла, и не была такой ледяной, как простой лёд. Нежка лишь изредка укрепляла коконы новыми нитями из своей прелестной задницы.
- У этого геройские нашивки, - обратил внимание на новенького купец. – Может, выручит нас как-нибудь.
- Если магией какой достойной не владеет, хер что выйдет у него, - покачал головой охотник. – Да и хиляк какой-то, до сих пор в себя не пришёл. Так и пропустит всё самое приятное в ситуации, о которой многие только мечтать могут, гы-гыг.
- Лучше бы меня так вырубило, - захныкал его сын, жмурясь. Присосавшийся кампир громко чавкал. – Боги! За что мне такое наказание? Что я делал не так?
- Многие мечтают на кампира нарваться, так что думай о хорошем, - вздохнул купец. – Не паникуй. Всё равно мы до конца не покончим с жизнью в Скорлупе.
- Тише, сын, вот как только наш полудохлый окочурится – может, надежда будет: призраком отправится в деревню, чтобы людей сюда привести. Глядишь, успеют нас вытащить.
- А-а-а! – застонал сын охотника и задёргался. Кокон из ледяной паутины закачался, но держался хитрый материал крепко. – Самую душу высасывает!
- Молодой ты ещё, совсем молодой, чтобы помирать, да ещё таким образом, - вздохнул охотник. – Быстро она с тобой заканчивает. Думать надо о чём-нибудь дурном и мерзком, время тянуть, а то и дня здесь не продержишься, сын…
- Всех нас подставляешь! – пробурчал купец. - Забудь думать о хорошем, думай о плохом!
Леденежка ни капли не упустила, вскоре отпрянула, сочные губки облизнула и перешла к следующей жертве. К тому самому, который уже почти помер, давно ведь уже кормил бестию.
Она начала работать ртом, но вскоре недовольно зарычала. Принюхалась к его яйцам. Зарычала ещё громче. А потом вцепилась в них зубами, начала по-животному сильно мотать головой, чтобы оторвать желанный кусок. Умирающий заорал, как никогда в жизни. Кровь начала брызгать в лицо Нежке. Остальные в ужасе заёрзали, запричитали:
- Боги, что творится! Тварь проклятая! Совсем опустошила человека! Отпусти его яйца, кыш! Боги, помогите! Кто-нибудь!
Нежка отгрызла пустые яйца и принялась громко их жевать. Крик жертвы угасал по мере того, как она кровью истекала.
- Кости не ест, падла! Только мякоть! Боится костей, белая сука!
- Может укусить её как-нибудь? Зубы ведь те же кости?
- Только если за горло будет толк, но разве подпустит?
- Приманить как-нибудь, поцелуем приманить, ну не знаю…
- Да пока она свою личину не раскрыла, я тоже пытался целовать её везде, но не подпускала, отстранялась, только ртом и лезла к хрену. А кто ж против такого будет? Боится зубов и костей, тварь поганая.
Кампир взобрался вверх по кокону, начал распутывать его, освобождая истекающего кровью бесполезного для неё пленника. Тот сознание потерял, свесился, а вскоре рухнул в тёмную бездну, что под ногами у всех простиралась.
- Призраком в деревню отправляйся! – кричал ему вслед охотник. – Слышишь? Подмогу приведи!
Тьма беззвучно поглотила тело.
- Одна надежда – на него. Иначе никак не выберемся.
- Тут даже синих кристаллов нет, мы его призрака даже не увидим, - посетовал купец. – Ох чёрт, обтёрлась бы хотя бы, мерзотная! – Он с отвращением уставился на Нежку, которая к нему присосалась. Всё лицо кампира было измазано кровью предыдущей жертвы. – Когда ты уже передохнуть нам дашь, ненасытная? Все силы высосала, нет покою!
- У меня дурман в крови, - впервые заговорил Девон, придя в себя и какое-то время наблюдая за обстановкой в молчании. – Призрака я увижу. Надеюсь, не подведёт.
- Слава богу, наш герой в себя пришёл! – воскликнул охотник. - Вот тебе задание – выручай нас, это ты уметь должен.
- Надеемся, ты кой-чего умеешь! Против этой сволочи! – бормотал купец, жмурясь и постанывая. – Какой у тебя план?
- Ага, - сказал Девон, поворочавшись в коконе, проверяя ледяные нити на прочность. – Хером ей по лбу так настучу, что череп проломлю.
Мужики нервно рассмеялись.
- Эта сука даже не давится, - сказал охотник. - Иногда присасывается сильно-сильно, вместе с яйцами глубоко берёт надолго, и всё ни по чём! Часами так может висеть на тебе! Хоть целую дубину ей в рот засунь, не задохнётся!
- Жабры на шее открывает, сраное чудище.
- Ну так что, герой, выручишь нас?
- Пока вся надежда на дурман у меня в крови, единственное преимущество. Сейчас призрак поднимется из глубин, тогда и решим, что делать.
- А пока не видишь его?
- Нету.
- Надеюсь, он там подох. А то вдруг ещё целый день там помирать будет.
- Да не должен так долго, кровью истечь должен.
- Удара не слышно было. Может, мягкая посадка? В сугроб какой…
- На груду костей, думается…
- Вряд ли кости будут. Белая Вдова новое место выбрала, сменила. Мы, наверное, её первые жертвы в этом сегменте…
- Порождение чёртовой Полной Тьмы… Доила бы тварей тех, чё к нам припёрлась, тварюга…
- Вижу призрака! – сказал Девон. – Что ему говорить? Куда ему лететь?
- В деревню нашу!
- Опишите, где это.
- Она ему, что, мозги высосала? Он знает дорогу.
- Опишите. Может, ближе ещё какая деревушка есть.
- Да нету тут ничего ближе в округе, - покачал головой охотник. – На северо-запад, ближе к горам, там наша деревушка, там найдутся добрые молодцы с Нежкой покончить. А остальные сильно далеко. Не успеют оттуда на помощь подоспеть.
- Хорошо, лети, зови, пускай придумают что-нибудь, - сказал Девон в пустоту. – И поторопись, пожалуйста.
- Да погоди ты! – воскликнул купец, но обращался не к спермососущей, которая дрыгала головой, точно дятел. – Пускай призрак только с мужиками говорит! Коли наши жёны узнают, в каком мы положении, беды не миновать!
- Это точно, - проворчал охотник.
- Хоть тут и оставайся помирать тогда. От стыда.
- Ну… - протянул охотник, поглядев на сына, который в полудрёме пускал слюни, уронив голову. – Тут я до конца не соглашусь. Жизнь всяко лучше. Моя жёнушка меня простит, она понятливая.
- В общем, зови мужиков на помощь, - сказал Девон, обращаясь к призраку.

- Да конечно, ещё отряд героев найму, - отвечал видимый только Девону Пожиратель Душ. – Не представляю, кто меня будет в той деревне слушать, сразу ведь поймут, кто я такой. Но на то падающее тело надеяться не стоит, он ещё много времени падать и скользить будет по магическим норам кампиров до самой Полной Тьмы… Не скоро ещё его душонка тело покинет, не будет у вас времени на спасение с его стороны… Придётся самому вам помогать. Все надежды на Пожирателя Душ. Раз так... Плохи ваши дела, очень плохи, хуже не придумаешь.
- Лети давай! Меньше рассуждений! - ругался Девон. - Лети! Зови на помощь! Пожалуйста! Пускай костяные копья мастерят и приходят на помощь! Ну, чего ты ждёшь?
Пожиратель Душ покачал головой, улыбнулся, неспешно отправился вглубь стены.


Скрытый текст - 02.05:
Она вглядывалась вдаль, в чащу снежного леса, стоя на опушке и прижимая кулачки к своей груди. Сердце то и дело колотилось быстро-быстро, но оно не могло вечно разгонять кровь до безумства, потому теперь ухало медленно, но тяжело, всё ещё напоминая о себе. Она пыталась расслышать желанный скрип снега под ногами любимого, надеялась услышать хотя бы какой-нибудь зов – человеческий или призрачный, любое, её имя или чужое, не важно – лишь бы лёд тронулся, лишь бы хоть что-нибудь произошло, случилась какая новость.
- Ну где вы, где вы… - стонала она тихо. Голос давно сорвала, не могла докричаться до того, кто куда-то запропастился в их маленьком лесу. Куда же он мог податься?
Сбоку на поясе у неё болталась крытая лампа, где горел синий кристалл. Но ни людей, ни призраков она не видела.
- Ах, наконец-то! – вдруг прозвучал тихий, но очень басистый и выразительный голос. – Хоть кто-то в этой деревне с кристаллами! Долго же я вас искал по округе! Как же это всё не предусмотрительно!
Женщина заоглядывалась, не находя источник.
- Кто здесь? – спросила она. – Кто вы такой?
- Не волнуйтесь. Лица я своего не покажу. Сейчас объясню почему. В общем, осмелюсь предположить, что вы ищите своих любимых в лесу, как многие другие жители деревни?
- Да… Мужа ищу.
- Мужа и сына?
- Только мужа.
- Это который купец?
- Нет. Нет, нет. С торговлей не связан. Который местный врачеватель, в основном по животным.
Таинственный гость помолчал.
- Гм. Он тоже пропавший?
- А кто вы? Почему не показываетесь? – Она даже толком не понимала, откуда доносится голос – из ближайших деревьев или из земли. Призрак мог быстро перемещаться с места на место.
- Врачеватель животных, значит… Да, был там, кажется, и он. Гм. Времени мало! Я прибыл к вам, чтобы указать дорогу в место, где всех пропавших держат. Самостоятельно они выбраться не смогут, и нужно торопиться – собирать народ и выручать бедняг! Вашего мужа и других людей!
- Что же с ними случилось?
- Они попали в логово кампира.
Женщина моргала непонимающе.
- Белой Королевы… Белой Вдовы… Слыхали о такой?
- Кого-кого?
- Нежка. Леденежка.
- А, Леденежить! Какой ужас! Но как же она мужем моим завладела? Не понимаю. Она ведь только с… О, боги. Вы точно правду говорите? Своими глазами видели?
- Вам следует мне верить и торопиться. Созывайте народ, готовьте оружие…
- А кто вы? Покажитесь! А то я будто с ума схожу! Уж не привиделся мне этот разговор? Может, от всех этих потрясений совсем головой тронулась…
- Не привиделось. Позовёте сюда людей – услышат то же самое от меня. Но личность раскрывать свою я не буду. Я тоже из логова Леденежки, и я уже помер там, потому что меня раньше всех поймала. Я проезжий. Можно сказать, что знатная особа. И мне эта ситуация не только жизнь отняла, но и грозит испортить репутацию навечно. А я очень дорожу своей репутацией. Боюсь, что кто-нибудь просвещённый легко меня узнает и распространит гадостные слухи. Потому я лучше буду в земле прятаться. Надеюсь, на понимание. Но там остались люди, и я обещал им помочь, привести помощь. Вот и помогаю им по мере сил.
- Это всё так страшно и непонятно звучит… - заныла женщина, внезапно кутаясь от холода, будто раньше его не замечала или в присутствии такого собеседника действительно стало холоднее. – Меня от этих новостей в дрожь бросает.
- Зовите людей. Собирайтесь. Я укажу дорогу. И нужно ещё подготовиться.
- Да я вот возвращения моих родственников, моих призраков жду… Условились, что на этом месте встретимся, да вот нету их. Они в поисках участвуют, а я уже все ноги отбила, целый день по этим колдобинам шастала, голос сорвала, пальцы отморозила. А призраки продолжают искать, им-то всё ни по чём, ни устали, ни холода…
Таинственный гость снова помолчал. Когда он заговорил, почему-то стало ещё холоднее, хотя вроде бы говорил ещё тише:
- Не ждите эти души. Я видел, они к горам полетели, какой-то слух разведать.
- Правда? Так может, лучше дождаться их? Может, они лучше знают…
- Вы про Леденежить точно знаете? – Призрак начал злиться. Судя по направлению голоса, он блуждал под землёй вокруг женщины, но не по кругу, а по спирали, всё приближаясь, всё ближе и ближе. – Знаете, сколько у неё живут жертвы? Если скорострелят – то и дня там не протянут, понимаете? Досуха высосет их, как со мной поступила! Мучительное это дело, я вам гарантирую!
- Ужас, ужас! Но разве не лучше призраков дождаться? Нужно их как-то позвать…
- Знаете, а меня ведь здесь ничего не держит! Я обещал этим господам, собратьям по беде, что сообщу их родным, где они, я это выполнил. Меня ничего не держит, я теперь могу отправиться в свои земли, а вы тут сами разбирайтесь. Я этих людей, как и вас, совершенно не знаю, а время своей новой жизни терять не намерен. Мне тоже лишний раз не хочется возвращаться к месту моего позора, и снова на эту мерзость смотреть!
- Стойте, стойте! Я вам верю! Сейчас мы соберёмся и пойдём за вами! Не спешите! Мы очень благодарны вам, кем бы вы ни были!
- Давайте. И не забудьте, что вам нужны костяные клинки. Предлагаю время не терять и зарезать свиней, я видел их в некоторых хлевах, пока искал хоть кого-нибудь с кристаллами или дурман-травой.
- Леденежить, подумать только! И как он к ней… боги-боги… Я, конечно, его выручу, но он у меня ещё на коленях поползает… в хлеву ночевать будет, это точно!
- Костяные клинки, не забудьте!
- Да сейчас женщин соберём. У нас есть опытные в этом деле. Одна уже Леденежить убивала, и костяные колышки у неё всегда теперь найдутся, вот уж не думала, что мне от этой ведьмы что-то пригодится. Другая – кузнец местный. Много прирождённых охотниц. А ещё девки-рыбаки с вечно мёрзлого озера пригодятся, я ведь так понимаю - лёд пробивать придётся?
- И мужчин прихватите. Сила же немалая понадобится.
- А мужчин вот не надо. Хватило нам жалких потеряшек. Больше такого не допустим. Сами засадим этой твари до самой Полной Тьмы.





Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
МАРАФОН. ДОЛГАЯ ДОРОГА Flüggåәnkб€čhiœßølįên Творчество 118 28.05.2017 22:23
Последний довод королей MirfRU Рецензии 1 22.04.2013 12:32
Марафон 2 Второй забег на 100 страниц Horadrim Мастерская 50 03.08.2010 05:45
Геральт и убийцы королей (23.09.2009) MirfRU Новости 7 27.09.2009 23:31


Текущее время: 03:04. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd.