Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези

Вернуться   Форум «Мир фантастики» — ролевые игры, фантастика, фэнтези > Общие темы > Творчество

Важная информация

Творчество Здесь вы можете выложить своё творчество: рассказы, стихи, рисунки; проводятся творческие конкурсы.
Подразделы: Конкурсы Художникам Архив

Ответ
 
Опции темы
  #1  
Старый 14.09.2012, 12:17
Аватар для Sera
Принцесса Мира Фантастики
 
Регистрация: 30.01.2010
Сообщений: 2,237
Репутация: 2578 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Sera
Свои произведения: кто готов дать почитать и выслушать критику?

Тема для публикации и оценки произведений посетителей форума.

Авторам.

1. Текст произведения необходимо скрывать тэгом спойлер
[spoiler="<Текст>"]<То, что вы хотите убрать под спойлер>[/spoiler] Тэг также есть в расширенном режиме редактирования сообщения.
2. Текст рекомендуется прочитать и проверить на наличие ошибок, например в Ворде. В противном случае, вместо оценки произведения вы увидите оценку собственной неграмотности.
3. Имеет смысл сначала прочитать хоть что-то о том как надо и, соответственно, не надо писать (например что-то отсюда). Если вы будете допускать типовые ошибки, то получите типовой ответ, причем нелицеприятный. :)
4. Если для понимания вашего произведения нужна дополнительная информация (произведение по конкретному миру, фанфик, ночной кошмар и т.д.) приведите ее перед спойлером. Не стоит ожидать что читатели хорошо знают описываемый вами мир.
5. Крупные произведения рекомендуется вкладывать небольшими кусками раз в день-два.
Скрытый текст - О трудном выборе критика:
Вариантов, собственно, у критика несколько:
1. Написать: "в топку".
Плюсы: Минимальные затраты, как в плане времени, так и в плане эмоций.
Минусы: Вы не поверите. Вы скажете: "Дурак", - и останетесь при своём, потому что людям свойственно не доверять незнакомцам на слово.
Вердикт: Этот вариант отметаем.
2. Начать разбирать подробно, построчно, тыкая пальцем в каждую нелепость и ошибку.
Плюсы: В итоге всё равно будет "в топку", но, всё-таки, вывод будет подтверждён множеством примеров.
Минусы: Вы всё равно захотите сказать "Дурак", и если даже так не скажете, то подумаете наверняка, а критик, который потерял уйму времени, увидев, как автор огрызается и пытается обелить своё произведение всеми силами, понимает, что время потрачено зря и благодарности ждать не надо. Почему? Да потому что вы ни за что не поверите в то, что ваше произведение не стоит того, чтобы его читали. Честное слово, чем лучше люди пишут, тем предвзятее они относятся к своим текстам, но обычно те, кто через слово допускают грамматические ошибки и вообще не задумываются над качеством написанного, уверены, что и так сойдёт. Хотя, конечно, не спорят с тем, что немного подправить не мешает.
Вердикт: Пока человек сам не поймёт, что он пишет плохо, никто его в этом не убедит, потому этот вариант тоже не приемлем.
3. Начать искать в тексте то, что можно похвалить, параллельно чуть-чуть - очень мягко и деликатно - пожурить.
Плюсы: Автор доволен. Его хвалят. К "журению" относится снисходительно, поскольку тон критика не категричный, а, скорее, просительный.
Минусы: Автор понимает, что он - уже готовый писатель, Боже мой! Первое же выложенное произведение - и такой успех! Он, вместо того, чтобы выучить русский язык на уровне школьной программы и обратиться к учебникам писательского мастерства, продолжает строчить унылые опусы в невероятном количестве, тратя своё время, которое можно было бы пустить на что-то полезное. Когда, наконец, придёт понимание, будет поздно: время упущено, прогресса никакого, а тексты-то были - отстой, что ж никто не сказал сразу? Ах, лицемеры...
(С) Винкельрид



Критикам.
1. Допускается только оценка произведений. Переход на личности считается флеймом со всеми вытекающими.
2. В отзыве необходимо указать что именно понравилось или не понравилось. Если есть только ощущение то его рекомендуется доносить посредством публичных или личных сообщений.
3. Выделения отдельных фраз и вывода "Чушь" недостаточно. Надо дать хотя бы краткие комментарии, описывающие преступления автора против русского языка и логики.
4. Отмазки "надоело" не работают ;).


Напоминаю, размещение чужих произведений без разрешения автора называется плагиатом и карается баном.
(Jur)

Напоминаю, что флуд запрещен правилами. Сказать свое "спасибо" критикам можно через репутацию. Так же настоятельно не рекомендуется ввязываться в споры.
И помните, что тут все на равных - никто не обязан вас критиковать и оценивать. Попробуйте для начала сами сделать то же.
Aster


__________________
Я согласна бежать по ступенькам, как спринтер в аду -
До последней площадки, последней точки в рассказе,
Сигарета на старте... У финиша ждут. Я иду
Поперёк ступенек в безумном немом экстазе.
Ответить с цитированием
  #441  
Старый 19.07.2013, 10:13
Аватар для Cthulhu
Новичок
 
Регистрация: 19.07.2013
Сообщений: 2
Репутация: 1 [+/-]
Halloween хочется продолжений!

[QUOTE=Villain;1505058]Нормально отношусь :) Вообще, меня можно в какой-то степени назвать фанатом Лавкрафта, - люблю читать его книги, книги последователей, подробности биографии

Просто я, возможно, в силу образования(культуролог) и долгого увлечения историей всяких там оккультных наук воспринимаю все это более прагматично.

Я тоже обожаю изучать всякого рода древние религии и читать Лавкрафта. Единственное, что мне показалось, что он не раскрыл себя полностью. Божеств придумал мало, да и тех, что придумал, мало развил. Наверное, сыграло свою роль то, что он слишком много занимался не тем, чем нужно. Его книги обладают определенной магией - их хочется читать, в них хочется жить, хотя, если вдуматься, ничего особенного в них нет. Просто они очень атмосферны. Но когда читаешь его достаточно много, так и хочется продолжить его вселенную дальше, добавить к ней что-то новое. Этой весной я, например, не выдержал, и наваял под впечатлением. Может, доработать да послать в издательство, как думаете?
http://proza.ru/2013/06/25/577
http://samlib.ru/editors/b/bychkow_a_a/zowpredkow.shtml
Ответить с цитированием
  #442  
Старый 19.07.2013, 10:42
Аватар для СиренаИрма
Новичок
 
Регистрация: 04.06.2013
Сообщений: 1
Репутация: 2 [+/-]
форумчане, оцените, окритекуйте мое произведение, ЭКСМО ждет эту работу, хочу узнать что ещё успею исправит ь )))irina-marinenko.my1.ru/publ/sleza_peskov/1-1-0-2
__________________
сколько раз в день вы исправляете свою работу?
Ответить с цитированием
  #443  
Старый 19.07.2013, 19:29
Аватар для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Scusi!
 
Регистрация: 01.10.2009
Сообщений: 3,858
Репутация: 1869 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Flüggåәnkб€čhiœßølįên
Цитата:
Сообщение от СиренаИрма Посмотреть сообщение
форумчане, оцените, окритекуйте мое произведение
Все очень здорово, читал запоем. Только ответьте всего на один вопрос, если можно:
Скрытый текст - Вопрос:

Первое предложение отрывка:
Цитата:
Порыв ветра, разметал, длинные волосы.
Как. Эксмо. Вас. Приняло. К. Печати. С. Вашей. Орфографией. И. Пунктуацией?
__________________
Писать книги легко. Нужно просто сесть за стол и смотреть на чистый лист, пока на лбу не появятся капли крови.
Ответить с цитированием
  #444  
Старый 20.07.2013, 07:54
Новичок
 
Регистрация: 18.06.2012
Сообщений: 4
Репутация: 1 [+/-]
Лесные встречи

Оцените, пожалуйста, эту небольшую работу. Критика приветствуется.
Скрытый текст - =:
Так уж получилось, что в тот лесок я забрел перед грозой. Не стоило, конечно, этого делать.

В заплечном мешке под одеялом, остатками провизии и прочими необходимыми вещами было спрятано целое богатство - десять корней мандрагоры и те тяготы, с которыми мне удалось их добыть, могли бы и научить меня кой-чему. Могли бы... Но хотелось передохнуть, забыть грозные крики сторожей, пение стрел над головой, перекусить. А гроза... Что гроза? Приходилось и в снегу спать, и бродить часами по пояс в осенней стылой воде и много чего еще. Лишь бы заказчик платил.

Но теперь, стоя в середине небольшого, собственно, леска, до этой минуты казавшегося редким и светлым и не понимая, с какой стороны я только что пришел, мне стало жутковато. Я мог бы поклясться, что пересекал березняк с редкими осинами на старых гарях, шел мимо группок дубов и ясеней. Теперь же кругом, куда ни глянь, топорщились неприветливо елки, увитые лимонником тисы бугрились наростами, воздух, и до того густой и тяжелый, стал и вовсе - хоть ножом режь. Пахнуло прелью и цветами. Как там, в том клятом лесу, из которого я так спешно бежал седмицу назад. Только там еще на каждом суку сидели круглоголовые и красноклювые совы, а в палой листве под ногами то и дело шныряли змеи с желтыми щеками. Если увижу хоть одну такую тварь здесь - решу, что боги от меня совсем отвернулись. Но и без того превращение мирного редкого леска в зловещую тайгу заставило сердце сжаться, а рука сама потянулась к оберегам на груди. От ощущения знакомых резных знаков в пальцах стало чуть спокойнее, но морок не спешил исчезать.

В вершинах деревьев загудел ветер, небо уронило первые капли, каким-то чудом пробравшиеся сквозь переплетение ветвей, листьев и иголок для того, чтобы упасть на мою давно нечесанную голову. "Ничего, - сказал я сам себе - это только мираж. Глупые чары темного и неведомого народа. Боги мне помогут." И я пошел вперед, палкой раздвигая кусты и дорогой взывал шепотом к богам. Чтобы в такой яркий августовский день творилось подобное беззаконие... Неужели позволят? Не знаю, услышали ли меня небожители, но вокруг ничего не менялось. Все те же лапы елей, кустарник, холодные капли дождя, бегущие за шиворот, поразительно быстро раскисающая земля под ногами и растущее чувство беспокойство. Влажный донельзя воздух заставлял то и дело утираться, в лицо лезла паутина, дождь усиливался с каждой минутой. Я решил переждать под елкой. Вот уж где должно быть если и не сухо, то по крайней мере терпимо находиться.

Первые несколько мгновений так и было, а потом... Я ощущал спиной морщинистый сучковатый ствол, ветки над головой были вполне вещественны, но дождь словно огибал их и, насмехаясь над поднятым мною воротником, упрямо лил под одежду, превращал почву под ногами в болото, а волосы в слипшиеся сосульки, лезущие в лицо. Я не выдержал долго, перебежал под другое дерево, казавшееся мне еще гуще, но история повторилась и там. Я был уже весь мокрый, усталый и заметно продрог, несмотря на летнюю пору, когда по лесу пронесся порыв ветра. Каким-то образом он проник меж стволами деревьев, стоящими так часто, что дальше уж некуда и с тех пор дул и дул, не переставая. Я не сразу понял, что не так, а когда понял - поежился. Ветер явственно пах морем, до которого по самым скромным подсчетам было семь дней пути и был холодным до омерзения. Дело принимало нешуточный оборот.

Я вышел из-под не спасающей от дождя елки и, найдя за все гуще собирающимися тучами краешек солнца, а там уже и юг, оборотился к нему. Оттуда шли и шли легионы туч, оттуда дул этот промозглый ветер, пропахший солью, оттуда я держал путь домой. Там, в лесных чащобах, далеко-далеко от обжитых мест, уже очень давно поселилось племя сморингов. Этих странных низкорослых созданий с горящими зелеными огнями глазами, светловолосых и длиннопалых, поклоняющихся своим, неведомым богам. Это они, бесстрашно забираясь в самую дичь и глушь, собрали в своем маленьком лесном селении целую грядку так необходимой людям с деньгами мандрагоры. И, похоже, собирались примерно наказать осмелившегося их ограбить.

Все это промелькнуло в моей голове в единый миг, но я не устрашился. Пусть с меня течет, как с дырявой крыши, а колдовской ветер пробирает до костей, пусть под ногами чавкает и хлюпает. Холод не тот, чтобы от него умирать, я даже не простыну, хотя, конечно, приятного в нем мало. Дождь когда-нибудь кончится, он не может идти вечно. Ворожба сморингов не сломит меня. Приободренный этими мыслями и готовый терпеть до морковкина заговенья, я вновь юркнул под ель, быстро достал из мешка одеяло и укутался в него. Дождь уже не мог проникнуть ко мне под одежду, ветер стал ощущаться слабее. В фляжке, как я знал, сохранялось еще глотка три отличного вина, было вяленое мясо и сушеные фрукты. Не-ет, до следующего дня вам точно меня не одолеть, а терпеть происки каких-то жалких шаманов из запселого племени боги явно не будут и дня. Может, уже сейчас порыв теплого западного ветра разгонит всю эту хмарь, вновь засияет солнце и сквозь лесок напросвет будет видна старая южная дорога, ведущая к дому, до которого остался всего день пути.

Я чуть подождал и, когда ничего этого не произошло, пожал плечами. Можно и потерпеть. А солнце тем временем окончательно скрылось в тучах, под моей елкой стало темно, однако уже через миг небо прочертила рогатая молния, да такая, что я невольно вздрогнул. А за ней еще и еще одна. Звук пришел потом и он был страшен. Казалось, прямо у меня над головой великан ударил во что-то неописуемо большое и гулкое. Разом пригнулись вершины деревьев, озаренные очередной молнией, на меня пролилось, должно быть, махом бочки две воды и я упал, закричав в полный голос от страха. С этой минуты молнии били не переставая, грохот стоял ужасающий, я не слышал себя самого. Хотя вопил, сжавшись в комок на раскисшей земле и мешая слова проклятий и молитв. Как скоро наступила полная тишина и я себя вновь осознал человеком, а не червем, копошащимся в грязи - не знаю. Могло пройти несколько минут, могли часы.

Я лежал на спине, в лицо мне летел крупный водяной горох, я был слаб и растерян. И вдруг я всем своим нутром почувствовал, что это затишье неспроста, что грядет нечто ужасное и со стоном метнулся из-под дерева, в темноте почти ничего не видя. Через несколько шагов лес осветился, как в полдень, но неживым светом, меня ударило в спину, сбив с ног и сбросило в яму, полную дождевой воды. Тихо подвывая, я немедленно начал из нее выбираться, цепляясь за корни, а в небесах вновь бушевала непредставимая гроза. Ветер чуть не сшиб меня обратно в яму, дождь бил, как плеть, но я благодарил богов от всей души. Елка, что служила мне пристанищем, была расщеплена до корней, а в плотной коже мешка засела щепка длиной в локоть, летевшая мне прямо под левую лопатку.

Потом я брел, уже мало что соображая, по лесу. Надо мной сверкали молнии, уши закладывало от грохота, мимо, казалось, мелькали тени не то животных, не то людей... Утомленный, я присел под сросшимися стволами тисами, закрыл глаза и сам не заметил, как заснул. Видимо, запас моих сил иссяк намного раньше, чем я опрометчиво полагал прежде. Проснулся я чуть более свежим, но кругом ничего не менялось и ничто не указывало на возможность спасения. И лишь потом я заметил его. Маленькое, с барсука создание с большими белесыми глазами на плоской треугольной мордашке жалось к моему боку и дрожало всем белым тельцем, покрытым короткой шерсткой. Это я рассмотрел в очередной вспышке молнии, оказавшейся на некоторое время последней. Глаза зверька, или какого-то иного создания, которого я ранее никогда не видел, чуть светились в темноте и с ним было как-то спокойнее. Оно могло оказаться хищным, вороватым, ядовитым, просто опасным, наконец, но сейчас мы оба были просто мокрыми и несчастными бедолагами, испытывающими страх. Я осторожно положил руку на макушку малышу, тот вздрогнул, однако не убежал, даже не отпрянул, а когда небо разрезала очередная молния, взобрался ко мне на колени. Так мы и сидели, наверное, долго, оцепеневшие, дрожащие от холода и страха. В голове не было ни одной светлой мысли, уши давно и прочно заложило от грохота.

Неожиданно в лесной чаще вспыхнул один огонек, второй, третий, ясно различимые в промежутках темноты между вспышками молний. Их становилось все больше, я так и подался вперед. Неужели кто-то идет с фонарями? Они спасут нас! Я готов был уже закричать, чтобы шли скорее сюда, но тут огоньки еще чуть приблизились, стали яснее, и я закричал совсем о другом и так громко, что даже сам себя услышал. Это были не фонари, а глаза. Зеленые яркие глаза сморингов, идущих забрать свое. Они победили, довели жертву до полного изнеможения и теперь хотели отнять ее жизнь. А заодно и то, что было у них украдено.

-Нет, нет, не подходите! - кричал я в ужасе и, наверное, плакал - Не дамся!
Хотя это было и бесполезно, я потянулся за кинжалом. Мелькнула мысль бросить им мешок. Пусть забирают бесценные корни, пусть берут все и уходят. Только бы оставили в покое...
Маленькое создание завозилось у меня на коленях. Я, все еще раздумывая, что делать (бежать ли, бросив вещи, защищаться ли), уже поднимался на ноги, когда увидел глаза и с другой стороны. В первое мгновение мне показалось, что сморинги обошли меня с тыла, отсекая пути к бегству. Но глаза были больше, тусклее и не зеленые. Я сморгнул, пытаясь лучше рассмотреть, что еще за очередная напасть на мою голову и глаза исчезли. Вместо них вдалеке ясно виднелся живой теплый огонек костра. Кажется, ветер донес сквозь непогоду даже запах дыма...

Тут уже я не стал ни о чем раздумывать, а бросился на свет огня, разбрызгивая грязь и оскальзываясь. Левой рукой я прижимал маленькое белое существо к груди, правой, выронившей кинжал, торопливо раздвигал норовящие выбить глаза ветки. Пожалуй, ни до, ни после этого так бегать мне не доводилось ни разу. Огонь приближался, мой спутник, которого я не смог оставить одного во тьме, цеплялся за мокрое одеяло, все еще висящее на мне. Ярилась гроза. Сослепу я обнял чертово дерево, отшатнулся, чуть не упал, но все-таки проломил грудью сплетение кустов и... выскочил на чистую лесную полянку, поросшую по краям осинником. С ветвей сорвались перепуганные сороки, из моего объятия вырвался и шмыгнул в траву не то бобер, не то барсук, не то хомяк. Каждая часть его тела говорила о некоем определенном виде зверя и каждая о разном. А от костра испуганно смотрела на меня светловолосая девушка, инстинктивно подтягивающая ближе корзину с ягодой. Я еще успел осознать, что дует теплый западный ветер и светит сквозь разрывы в тучах солнце, прежде чем сознание меня покинуло.

Можно долго рассказывать о том, как я приходил в себя, пытаясь понять, где граница между сном и явью и окончательно запутываясь. Или о том, как девушка (ее зовут Рония) все выспрашивала меня, отчего я такой мокрый, всклокоченный и весь в колючках. Или как она лечила меня от простуды и взяла клятву обязательно навестить в будущем ее скромное целительское жилище на опушке леса. Или о том, как мандрагора заплесневела и заказчик заплатил мне четверть обещанного. Или о долгих-долгих ночах, наполненных кошмарами и вечерах, полных раздумий. Лучше я расскажу о том сне.

Он пришел на вторую седмицу после того, как я вывалился к костру. Сон был очень яркий, четкий и я отчего-то точно знал, что он вещий. Во сне я лежал на зеленом травяном ковре, а надо мною склонялось большое белое существо со светлыми глазами на треугольном лице. Ни я, ни оно не произнесли ни слова, не издали ни звука, общение наше было мысленным и, право же, оно и к лучшему. Словами нам пришлось бы объясняться слишком долго. Я узнал, что существо это - лесной дух и он строго судил меня за прегрешения. Да, я совершил за жизнь много беспутств. Промелькнула и погасла череда лиц, мест, событий. Дольше всех держались и последними пропали призраки строгих ликов с полыхающими зеленым глазами. Но была и другая череда, замыкал которую образ мокрого напуганного малыша, жмущегося к человеку. Мне показалось, что второй ряд куда как короче, я затосковал, однако дух улыбнулся и коснулся меня своей большой и мягкой рукой. У него больше сотни детей, но каждого он любит одинаково сильно, будь тот даже совсем не подарок. И будет рад еще одному сыну, пускай и названному. Он звал меня... Я обомлел, проснулся и долго сидел, чувствуя, как разжимается что-то внутри.

А сейчас я стою на полянке в лесу, окруженной осинником. Смотрю на неспешно приближающиеся в сумерках две пары белесых глаз, втягиваю запах влажной травы и кипящего у Ронии на плите супа и, преодолев робость, опускаюсь на колени.

Последний раз редактировалось ГорбунС; 20.07.2013 в 11:14. Причина: Неверно оформлен спойлер
Ответить с цитированием
  #445  
Старый 22.07.2013, 14:29
Аватар для Cthulhu
Новичок
 
Регистрация: 19.07.2013
Сообщений: 2
Репутация: 1 [+/-]
Ктулху отрывок романа "Зов Предков"

Посмотрел на других и решил рискнуть выложить кусочек моего недописанного пока романа "Зов Предков", вдохновленного творчеством Г. Ф. Лавкрафта.

ЗОВ ПРЕДКОВ

Скрытый текст - спойлер:

ЗОВ ПРЕДКОВ

Пролог. Точка отсчета.

«Возможно, никто и никогда не поверит тому, что я описал в этой рукописи. Возможно, мои записи никто и никогда не прочтет. Возможно также, что даже если и прочитают, то назовут меня сумасшедшим… Пусть! Мне уже все равно! Ведь все, что было мне дорого на этой земле, кануло в Лету, как кану в неё скоро и я сам, а потому… Пусть все будет так, как будет! Как ученый, я, во всяком случае, убежден, что для истины нет преград, а потому если есть на свете некое Знание, которое является истинным, даже если 99,9% населения земного шара считает это Знание бредом сумасшедшего, то я убежден, что оно и тогда должно быть явлено миру во что бы то ни стало, хотя бы только для того, чтобы предупредить его об опасности, а уж как мир отнесется к нему – это остается целиком на его совести…»
Эта странная надпись, сделанная нервным, прыгающим, едва читаемым почерком на чистом титульном листе довольно толстой кипы распечаток – первое, что я увидел, внимательно осматривая письменный стол таинственно пропавшего сотрудника нашего института и моего бывшего университетского товарища.
Дело в том, что после того, как он неделю уже не появлялся на работе и не откликался на телефонные звонки, кафедра подняла тревогу. Но прежде чем беспокоить полицию, попросили сходить к нему на квартиру меня, как человека, который был ему ближе, чем все остальные.
Не могу сказать, что я был его другом. Строго говоря, у Кирилла вообще не было друзей. Он был всегда одинок, замкнут, особенно после скоропостижной гибели, с интервалом всего в несколько месяцев, его молодой жены и бабушки с дедушкой – единственных его близких родственников. Но мы друг друга знали давно, ещё с университетской скамьи, регулярно здоровались при встречах, с жаром обсуждали близкие нам обоим научные проблемы - наши интересы в области изучения народной мифологии, в целом, совпадали.
Кирилл всегда казался мне странным парнем. Проводил большую часть времени в библиотеках, читал. В выходные любил в одиночку ездить на природу, а летние каникулы – в этнографические экспедиции. Наверное, было бы лишним говорить о том, что он никогда не был женат…
Раскрывался он, как можно догадаться из сказанного выше, только в беседах на научные темы, точнее, на научные темы, близкие к его собственным изысканиям. Кирилл мог часами говорить, например, о значении мифологического образа «заложных покойников» для славянской фольклорной традиции, с пеной у рта доказывать абсолютное несходство образа «классической» западной русалки с рыбьим хвостом и её славянской тезки, или, наоборот, проводить далеко идущие параллели между славянской и кельтской мифологическими традициями. Он горел своими научными теориями, но – ничего кроме теорий выудить у него было невозможно. Когда беседа плавно переходило в русло личной жизни или, скажем, перескакивала на другие научные темы, он неизбежно терял к дальнейшему ходу разговора интерес, замыкался, уходил в себя, молчал…
Надо сказать, большую часть времени Кирилл работал в одиночестве, и у него в порядке вещей было не отвечать на звонки. Именно поэтому мы, его коллеги, и не сразу хватились его…
Дверь в квартиру Кирилла оказалась заперта. Однако, постучавшись к соседке-старушке, я, объяснив ей ситуацию, получил от неё дубликат ключей. Кирилл оставлял ей дубликат на случай, если прорвет трубу или случиться какое-нибудь другое бытовое ЧП, тем более, что он в последнее время часто уезжал и не ночевал дома. Меня же старушка хорошо знала и доверяла мне.
Как только я открыл двери, меня сразу обдал поток неприятного, пронизывающего до костей холодного ноябрьского ветра, беспрепятственно гулявшего по всей квартире. В зале я не обнаружил ничего примечательного, как и на кухне, если не считать полнейшей чистоты и порядка, резко контрастировавшего с весьма неуютным и совершенно неуместным сквозняком. Все было прибрано, все лежало на своем месте, никаких следов насилия (если бы имел место грабеж со взломом) я не обнаружил. А потому поспешил перейти к осмотру комнаты пропавшего.
Окна, раскрытые настежь, оказались именно там. Квартира находилась на девятом этаже, а потому вряд ли открытое окно могло наводить на какие-то подозрения насчет проникновения сюда посторонних лиц. Мысли о самоубийстве также пришлось сразу же отбросить. Если бы Кирилл покончил с собой, сразу бы сообщили по месту работы, и уж тем более сказала бы об этом его соседка. И тем не менее широко распахнутое окно – достаточно странная деталь в общей обстановке. Тем более, что, несмотря на то, что помещение было более чем хорошо проветрено, мне показалось, что я постоянно чувствовал еле ощутимое, пьянящее (от него даже слегка закружилась голова) благоухание, казалось, пропитавшее все вещи и предметы обстановки в комнате. Если не ошибаюсь, пахло яблоками. На подоконнике, письменном столе и даже на полу я обнаружил довольно высохших лепестков яблоневых цветов, как будто бы здесь осыпалась целая ветвь… Очень странная, надо сказать, находка для начала ноября!
Не обнаружив в комнате каких-либо следов насилия, я принялся аккуратно перебирать бумаги Кирилла на письменном столе. Я искал блокнот, записную книжку или что-то в этом роде. Компьютер оказался запаролен. Будучи занят этим делом, я почти сразу и наткнулся на рукопись со странной надписью. Она лежала на виду, у самого монитора, в компании с целой кипой книг по славянской этнографии и археологии.
Прочитав странное рукописное предисловие, содержание которого я огласил выше, я, недолго думая, перевернул страницу и начал читать уже распечатанный текст.
«Зовут меня Шадрин Кирилл, сегодня в полночь мне исполняется 30. По образованию я – историк, специализировался на изучении фольклора. Однако не фольклористика, как могут подумать те, что найдут в себе труд прочесть нижеследующую рукопись, привела меня к сделанным мною открытиям. Нет.
Дело в том, что я – сирота. Рос, сколько себя помню, в Москве, у бабушки с дедушкой по отцовской линии. Отец пропал без вести ещё тогда, когда я был младенцем. Об обстоятельствах его исчезновения так толком никто ничего и не узнал. Мать вроде бы по каким-то причинам была лишена родительских прав почти сразу же после моего рождения и проживала где-то в Сибири. О бабушке и дедушке с её стороны я тоже почти ничего не слыхал.
Я сообщаю возможному читателю моей рукописи эти, на первый взгляд, лишние подробности моей семейной генеалогии только потому, что это имеет прямое отношение к предмету, которому и посвящена та самая рукопись, к которой я и пишу это предисловие.
Рукопись эта представляет собой воспоминание о моей поездке, предпринятой в прошлом октябре в далекую Сибирь с целью поиска моей матери и вообще родственников по материнской линии. Совершенно естественным с моей стороны было стремление узнать хоть что-то о них, увидеться с матерью, от которой у меня не осталось даже фотографии, а тем более ввиду предстоящей свадьбы мне хотелось иметь возможность познакомить мою будущую жену с тещей.
Однако не путевые заметки и не сентиментальные подробности моей семейной жизни стали поводом для обнародования этой рукописи. Нет. Только к концу поездки, когда я столкнулся с явлениями, превосходящими всякий здравый смысл и нарушающими все каноны научной логики, а также когда я осознал, какую опасность они таят для человечества, - особенно сейчас, в эпоху полнейшего пренебрежения с его стороны не только религией, но и самой наукой - я принял тяжелое для себя решение вспомнить все обстоятельства моей поездки, описать их на страницах этой рукописи, чтобы предупредить человечество о грозящей ему опасности. И только закончив этот труд и поставив жирную точку в конце его, я почувствую себя, наконец, исполнившим свой долг и спокойно смогу уйти...
Специально для сотрудников полиции или для моих коллег (потому что кроме моих коллег да пары знакомых у меня не осталось ровным счетом никого на этом свете), которые будут меня искать, сообщаю: я не был убит, не покончил жизнь самоубийством и не был похищен. То, что произойдет буквально через пару часов со мной, не укладывается ни в одну статью Уголовного Кодекса ни одной из существующих стран мира. А потому спешу призвать как сотрудников полиции, так и коллег сэкономить свои драгоценные время и силы на моих бесплодных поисках и потратить их лучше на то, чтобы донести содержание моего последнего исследовательского труда до адресата.
P.S. Собственные мои имя и фамилия, имена и фамилии основных участников описанных ниже событий, а также названия населенных пунктов, улиц и топографических мест намеренно мною изменены. Не хочу, чтобы хоть кто-то отправлялся по моим следам, подвергая себя и других смертельной опасности. Надеюсь на ваше понимание. Кирилл Ш.».
Таковым было содержание второй (первой печатной) страницы рукописи.
Не нужно, наверное, говорить, что всю ночь, а затем и весь следующий день я провел за тщательным изучением рукописи. Затем, рассказав в самом общем виде о её содержании всем моим коллегам, я принял решение все же сообщить (за неимением других близких к нему лиц) в полицию об исчезновении Кирилла. Рукопись же его, после долгого и пристального изучения, я решил, по причинам, указанным ниже, опубликовать, как этого и хотел её автор.
Однако здесь я сразу же столкнулся с очень трудной проблемой. Издавать её как научное сочинение было невозможно по причине фантастичности всех описываемых там событий. Издавать же как мемуары – также невозможно, поскольку ни одно из указанных там имен и мест совершенно невозможно с чем-либо идентифицировать – во всяком случае мне этого сделать не удалось. Поэтому я решил опубликовать его как художественное сочинение и, поскольку у меня уже был опыт публикаций подобного рода, мне и выпал жребий проделать эту работу.
После некоторых размышлений, я разбил бессвязную (особенно во второй своей половине и в конце), написанную практически очевидно психически нездоровым человеком, рукопись на пять глав, по количеству дней, точнее, суток, в которые происходили главные события путешествия. Ибо в полночь 27 октября 2008 года Кирилл подъезжал к «Таежному», а уже в полночь на 31 октября на «Монолитах» произошли главные события.
Потом я постарался придать этим запискам как можно более вменяемую литературную форму – насколько позволяли мне мои скромные литературные способности – оставив, впрочем, элементы «мемуарности» - повествование от первого лица, а также строго выдержанную датировку событий и мест, в которых они происходили. В общем, я постарался свести свое вмешательство, как своего рода литературного редактора, к minimum minimorum: все действующие лица, вся топография, даже описания местности и содержание разговоров – все целиком авторское. Я лишь разнообразил язык, убрал все повторы (Кирилл почему-то имел свойство в рукописи по многу раз писать одно и тоже, может, боясь, что особо важные с его точки зрения места обойдут вниманием, но на практике это невероятно затрудняет чтение), а также сочинил диалоги, также из соображений максимального облегчения восприятия текста.
О чем остается сказать ещё?
Признаюсь честно. Я, как ученый, как и все мои коллеги, ни на йоту не поверил во все то, о чем было написано в рукописи. В то же время, ввиду того, что исчезновение Кирилла – это непреложный факт, факт, который и по сей день остается загадочным, несмотря на то, что вот уже полгода ведется расследование, а также потому, что всем нам, его коллегам, хотелось почтить память о Кирилле – выдающемся молодом ученом и просто хорошем, хотя и глубоко несчастном, человеке, скорее всего, ставшего жертвой сильного психического расстройства в результате понесенных им тяжелейших утрат, - мы решили во что бы то ни стало приложить все силы, чтобы издать его рукопись. А были ли описанные события правдой или фантазиями его больного рассудка – судить самому читателю…
Горюнов Ю. С., канд. ист. наук, доц., 29.04.2010 г.

Последний раз редактировалось Леди N.; 22.07.2013 в 14:35. Причина: спойлер!
Ответить с цитированием
  #446  
Старый 22.07.2013, 15:11
Аватар для Крошка Кицунэ
Ты шо, покойника увидел?)
 
Регистрация: 30.04.2010
Сообщений: 6,538
Репутация: 2942 [+/-]
Cthulhu,
Скрытый текст - вот сразу моментик:
Цитата:
Сообщение от Cthulhu Посмотреть сообщение
особенно после скоропостижной гибели, с интервалом всего в несколько месяцев, его молодой жены *** Наверное, было бы лишним говорить о том, что он никогда не был женат…


тогда уж лучше не никогда, а долго. потому что по тексту дальше опять идет упоминание о супруге, "которой никогда не было".
еще на мой взгляд много излишних, по большому счету, подробностей. Особенно про то, как автор совершенствовал рукопись героя. Мне кажется, некоторые вещи можно запросто опустить без особого ущерба для сюжета, потому что самая главная интрига - что случилось с героем, не так ли?
__________________
Внемли же Бублику, ибо он всегда прав
Ответить с цитированием
  #447  
Старый 25.07.2013, 22:17
Новичок
 
Регистрация: 25.07.2013
Сообщений: 1
Репутация: 0 [+/-]
Книга "Добро пожаловать на Луну"

Всем привет. Мы готовы дать почитать свое произведение и выслушать критику
Здесь первая глава
Скрытый текст - Глава 1:
Глава 1: Ограниченный спрос и сомнительное предложение.
Еще не прогретое весенним солнцем море мягко покачивало на волнах водолазное судно «Пингвин». Подводники, закончив собирать снаряжение, слушали худощавого мужчину, с заметной проседью, который монотонным голосом рассказывал план предстоящего погружения. Капитан — молодой, высокий, с озорными глазами и беззаботной улыбкой, ожидал окончания инструктажа, сидя на перилах дайвдека в обнимку с миниатюрной темноволосой девушкой.
- Курт в своем репертуаре, - тихо сказала она, - старается предусмотреть каждый шаг. Скоро дышать будем под его диктовку.
- Немец , - усмехнулся капитан в ответ, — привык жить по расписанию.
- Бен, вы не хотите с Ольгой поработать на лебедке? - равнодушным тоном, лишенным всяких эмоций, обратился Курт к шепчущейся парочке.
- Прости, - капитан незаметно ущипнул подругу, от чего та ойкнула и покраснела, - продолжай, мы все во внимании.
Немец нахмурился, услышав Ольгино хихиканье, зыркнул на нее из-под густых бровей, но отвернулся и продолжил свой монолог. Девушка поежилась и прижалась к Бену сильнее.
Брифинг закончился и дайверы разошлись к приготовленному снаряжению. Помогли друг другу застегнуть герметичные застежки сухих костюмов, проверили исправность оборудования. Плеск воды — и пять человек все глубже уходили ко дну, оставляя после себя стайки воздушных пузырьков. Чуть позади Бена плыл Влад, лучший друг и напарник по погружениям. На корабле его называли старпомом, но на их переделанном для водолазных нужд буксире это было не звание, а скорее прозвище. Ольга держалась рядом с ними, стараясь не отставать. Парой метров выше, бесшумными тенями зависли Курт и его напарник Жан, молодой весельчак и балагур, над шутками которого смеялся даже угрюмый немец.
Все ближе становились рукотворные развалины, возводимые на дне по заказу местного дайвцентра. Сложенные друг на друга массивные плиты служили ступенями, ведущими к портику древнегреческого храма. Самую верхнюю покрывали трещины и сколы, дополняя общую картину разрушенности когда-то величественного здания. На четырех резных колонах, украшенных лепниной, держался архитрав — каменная перекладина, прикрывающая промежуток между ними и добавляющая устойчивости. Стену портика решили оставить полуразрушенной, а о самом храме напоминали лишь выглядывающие из песка руины фундамента. Работа была почти закончена, оставалось лишь несколько завершающих штрихов. Мужчины распределились вокруг руин и заякорились «кошками» к каменным выступам дна, ставшим за прошедшие дни почти родными. Ольга же уселась на архитрав, держа в руке концы расходящихся к дайверам тросов.
Раздался глухой удар об воду — лебедка опускала массивный блок весом в половину тонны. Когда до соприкосновения обточенного булыжника со стеной осталось сантиметров десять, девушка подала в прикрепленную к крюку видеокамеру знак остановиться, и громадина послушно зависла в толще воды. Ольга прищелкнула тросы карабинами к каждой из четырех строп, удерживающих груз. Заняв позицию над камнем, она стала показывать мужчинам, кому нужно тянуть сильнее, а кому наоборот ослабить. После нелегкого перетягивания, булыжник выровнялся точно по стенке. Девушка махнула в камеру «опускай» и блок наконец то занял свое место. Сработали скрытые в толще камня замки — теперь никакой шторм не разрушит выглядящую древней стену. Отстегнув карабины, Ольга разъединила стропы, вытащила их из под блока через выточенные желобки и отправила обратно на поверхность.
Еще пара таких камней и строительство портика было завершено. Раскидав вокруг развалин несколько глиняных амфор, обломки статуй, черепки керамики и сфотографировав законченную экспозицию со всех ракурсов, дайверы неторопливо поднялись на поверхность.
- Все доделали, кэп? - послышался грубый голос - механик Стивен, огромный темнокожий верзила жутковатого вида, управлявший лебедкой во время работ, перегнулся через борт, подхватил одной рукой скубу и передал ее Герхарду, взрывнику, которому сегодня под водой работы не нашлось.
- Доделали, - довольно ответил капитан, забрался на корабль и протянул руку подруге.
Как только вся команда оказалась на борту, механик завел буксир, а Герхард начал разбирать оборудование - компенсаторы еще нужно будет хорошенько сполоснуть от соли и просушить. Рядом крутилась Ольга, помогая ему и выпытывая подробности строительства подводного отеля, в котором взрывник когда-то участвовал.
- Жан, всплывать торопишься, — долетел до них монотонный голос, перечислявший допущенные ошибки, - Влад, тебя это тоже касается. И консоль у тебя болтается как...
- Курт сегодня в ударе, толком на борт не успели подняться, а он уже начал, - тихонько сказал Герхард девушке, довольный, что на этот раз его имя в списке отсутствует. Та заулыбалась, но, поймав мрачный взгляд немца, сникла — из-за невнимательности ошибок на ее счету всегда было больше, чем у любого члена команды, а значит выговор неминуем.
Бен скинул костюм в емкость с пресной водой и поспешил в рубку - время близилось к вечеру, а дел еще хватало. Буксир уже шел в сторону порта, и островок, к богатому историческому прошлому которого дайверы только что дописали новую страницу, остался позади. Вскоре в рубке появилась Ольга с бутербродами и горячим чаем. Угостив Стивена, девушка вручила тарелку капитану и собрала в хвост мокрые, торчащие в разные стороны волосы, открывая немного оттопыренные уши.
- Можно? - поинтересовалась она и не дожидаясь ответа, обеими руками взялась за штурвал.
- Метишь на место Влада, - прошамкал Бен с набитым ртом и поспешно хлебнул чая. - Конечно у него ветер в голове, но ты его слишком рано решила списать со счетов.
- Какая разница, что у него в голове, он все равно думает не ей, - улыбнулась девушка. Любвеобильность старпома, давно ставшая в команде основной темой для шуток, сначала сильно смущала Ольгу, но чем больше она узнавала его добрую, беззаботную натуру, тем непринужденнее становилось их общение.
Словно услышав их разговор, в рубку заглянул сам Влад — молодой, загорелый грек с внешностью Аполлона, недельной щетиной и придающими ему вид студента телепатическими стереоочками. Повесив на шею девушки забытый среди снаряжения фотоаппарат, он забрал с тарелки последний бутерброд и ткнул в сторону цели их путешествия - приближающегося островка-порта, соединенного мостом с островом Китира.
- Есть легенда, что Афродита появилась из пены именно у этих берегов, а к Кипру ее перенесло ветром.
- Это ты в новой игрушке узнал? - с серьезным видом спросил у друга Бен. Влад был одним из немногих людей, у которых мысленное управление компьютером не вызывало головной боли, поэтому он мог часами лежать на койке, созерцая на потолке фантастические миры видеоигр. — Или земные женщины надоели?
- Это я из уроков истории узнал, - ответил старпом, привыкший к подшучиванию друзей. Тут перед его глазами пробежал синий огонек и Влад уставился в никуда, читая входящее сообщение.
- Богиня? - не удержалась Ольга.
- Тсс. Вечер покажет, - рассмеялся он и вышел из рубки, сочиняя ответное послание.
Буксир подошел к причалу. Возникший словно ниоткуда маленький щуплый человек с ручной тележкой поймал швартовый конец и начал крепить его к приколу. Присоединившийся к нему Жан, проверив надежность швартовки, крикнул Бену, что все в порядке. Загрохотала выбираемая якорная цепь, еще немного поработали, и вздохнув на прощание, замолчали двигатели.
Не успела Ольга сойти на берег, как их добровольный помощник, что-то бормоча себе под нос, попытался снять у нее с плеча объемную сумку. Растерявшись, девушка рефлекторно поймала ее за лямку и потянула на себя.
- Ольга, ты сумки перепутала, эта — Герхарда. Осторожней, там детонаторы, - невинно заметил Жан.
Отпущенный с обоих концов баул шмякнулся на асфальт, рядом, не удержав равновесия, приземлились Ольга с носильщиком. Мужчина успел, падая, развернуться к сумке ногами и закрыть руками голову.
- Опасная у тебя работенка, друг, - сочувственно произнес подошедший Стив, помогая им подняться. Незадачливый помощник отряхнулся, что-то пробурчал в сторону Жана, взял рюкзак у здоровяка и ухнул, согнувшись от тяжести.
- Да, это не женская сумочка, - механик добродушно хлопнул носильщика по плечу, и подняв рюкзак, поставил его на тележку рядом с другим багажом.
На площадке с арендными автомобилями было безлюдно, и скучавший сотрудник, завидев дайверов, тут же выскочил к ним навстречу.
- Вам подать те же машины, что и утром?, - услужливо поинтересовался молодой человек , поправляя наспех одетый пиджак.
- Нет, Марко, - ответил Бен, - одну давай повместительней, мы сегодня с поклажей, а вторую …
- Тот желтый кабриолет, - закончила за него Ольга.
- Девушка знает толк в автомобилях, - бросил на нее хитрый взгляд Марко. - Но это очень дорогая машина. В три раза дороже чем та, что вы брали раньше, - немного помявшись, добавил он , втайне надеясь, что высокая цена не спугнет клиентов.
- Давай кабриолет, - махнул рукой капитан, глядя на искрящиеся глаза подруги.
Молодой человек обрадованно выдохнул и повел редких в это время года клиентов оформлять документы в небольшую комнатушку, которую он гордо назвал офисом. Не дожидаясь окончания формальностей, Курт со Стивом погрузили вещи и уселись в приглянувшийся внедорожник. Вскоре к ним присоединился старпом, и уже через пару мгновений старенькая машина помчала мужчин в гостиничный домик.
Подписав наконец все бумаги и получив ключи, Ольга с Беном плюхнулись на сидение кабриолета и шустрый автомобиль, легко сорвавшись с места, понесся по мосту к раскинувшемуся впереди гористому острову. Чем выше забирались они по серпантину, с легкостью вписываясь в опасные повороты, тем живописнее открывалась картина — горы, покрытые зарослями низких кустарников, пушистые облака, до которых хотелось дотянуться рукой, и простирающееся вдаль лазурное море, на горизонте еле заметной синей полоской перетекающее в голубое небо.
- Как тебе? - немного с завистью в голосе поинтересовалась Ольга, как только Бен притормозил у небольшого домика со скромной вывеской «Дайвцентр «Посейдон».
- Еще бы одну такую, - мечтательно произнес он, - можно было бы вместе погоняться по серпантину.
- К отелю за рулем поеду я, - заявила девушка и вышла и машины.
По соседству с центром находилась сувенирная лавка, которая в прошлый их приезд была закрыта. Ольга недолго думая потянула Бена заглянуть в нее хоть одним глазком.
- Оль, сначала дело, - коротко ответил он, но подруга уже скрылась за ее дверью и к заказчику пришлось идти одному.
В приемной, роль которой играла комната-магазин водолазного снаряжения, скучающе выводила карандашом незатейливый узор на клочке бумаги девчушка лет семнадцати. Черные распущенные волосы придавали худому лицу болезненную бледность. Заметив посетителя, она тут же отложила свое занятие и деловито улыбнулась:
- Вы к кому?
- Я к господину Пангалосу, - удивленно ответил Бен, не ожидавший встретить здесь кого-то еще.
- А папы, то есть господин Пангалос будет чуть позже, - поправилась она и слегка покраснела. - Вы подождете? Могу угостить вас чаем или кофе.
- Подожду. Лучше кофе.
Девушка, выпорхнув из-за наскучившего прилавка, скрылась за дверью отцовского кабинета и вскоре вернулась с маленьким подносом в руках.
- А я София, - поставив напиток перед незнакомцем произнесла она.
- Бенедикт, - ответил дайвер на вопрос, застывший в глазах юной собеседницы, - можно просто Бен.
- Какое у вас необычное имя, - прощебетала девушка, возвращаясь на место.
- У моих родителей оказалось хорошее чувство юмора, - усмехнулся он и сделал глоток. Поморщился. Нет, не сравнить то, что предлагает кофемашина, со свежесваренным натуральным кофе, - Вы неплохо говорите по английски.
- Да, меня учили языку с детства, чтобы лучше понимать туристов. Вы ведь те дайверы, которые возводили для нас руины рядом с Прасониси? - догадалась София и, получив утвердительный кивок в ответ, продолжила, - как же я вам завидую. У нас катер маленький и папа боится на нем ходить в открытое море. А мне бы так хотелось путешествовать по миру, как вы, - она лукаво посмотрела на гостя. Бен молча потягивал напиток, и заскучавшая девушка опять потянулась за изрисованным листочком.
За дверью послышались голоса, на пороге появилась улыбающаяся Ольга, увешенная бумажными пакетами, а следом директор «Посейдона». Полноватый мужчина, с черными вьющимися волосами добродушно поздоровался, пожав руку капитану, и пригласил дайверов в кабинет. В светлой комнате, залитой солнечным светом, с последнего их визита ничего не изменилось, даже съехавшая набок стопка документов на столе осталась нетронутой. Бен продемонстрировал отснятые материалы, заказчик удовлетворенно покивал и протянул взамен подписанные бумаги.
- Хорошо, что везти на место не потребовал, - тихо сказал капитан подруге, выходя в приемную — магазин. София выбралась откуда-то из-под прилавка, положила на стол упавший карандаш, и, набравшись смелости, спросила:
- А если я научусь нырять, вы возьмете меня в свою команду?
- Хоть сейчас, - обрадовалась Ольга. - Палубу надо помыть, в каютах прибраться. Уметь нырять не обязательно.
- Это хорошо, а то я воды боюсь, - заулыбалась девушка.
- Серьезно? - Бен обвел взглядом помещение, увешанное снаряжением для подводного плавания.
- Да, - она покраснела, - в детстве за борт выпала, и теперь не могу нырять с головой, кажется что утону.
- Нет ничего невозможного, когда тебе действительно этого хочется, — сказала Ольга, с полными руками покупок открывая дверь ногой и выходя на улицу, - все препятствия придумываем мы сами. - Дверь за ней гулко захлопнулась.
- Если захочешь, можно летом погостить у нас на «Пингвине», а мы тебе устроим увлекательную прогулку по близлежащим берегам. Твой отец знает, как нас найти, - добавил Бен, чувствуя неловкость.
София радостно закивала, и капитан поспешил на улицу, откуда уже доносилось призывное рычание мощного мотора.
В середине весны туристы на острове были редкостью. В уютном двухэтажном домике с традиционной красной крышей и белым фасадом, кроме дайверов проживала только пожилая пара итальянцев. Припарковавшись и перекинувшись парой фраз с хозяйкой, Бен с Ольгой поднялись в свой номер. Соседний занимали Герхард и Жан, а номер напротив достался Владу со Стивом. Нелюдимый Курт в этот раз предпочел жить на корабле. Кем он был до появления на буксире не знал никто, кроме, возможно, капитана. Держался немец обособленно, говорил мало, о прошлом молчал. Но Бен доверял ему, да и задавать лишние вопросы в их команде было не принято.
К вечеру дайверы собралась на открытой террасе небольшого ресторанчика. За веселыми байками время летело быстро. Жан, как обычно, рассказывал свои полупридуманные истории, над которыми смеялись не только друзья, но и компания за соседним столиком.
- Вы когда с острова улетаете? - наклонился Бен к Владу, стараясь говорить как можно громче — от раскатистого хохота темнокожего механика, казалось, тряслись даже стены.
- Завтра, вечерним рейсом, - ответил старпом не сводя глаз с миниатюрной официантки, скользившей среди столов,— а у вас какие планы?
- Доплывем до Афин, оставим там «Пингвина» с Куртом, а сами махнем в Альпы на несколько недель, - ответил Бен, но вниманием Влада завладела приближающаяся девушка в униформе и ответ он пропустил мимо ушей. Капитан только усмехнулся предсказуемости друга и обнял заскучавшую Ольгу.
* * *
Уже вторую весну подряд Бен с Ольгой сбегали от шумной команды в уютное «шале» в Швейцарии, вдали от горнолыжных трасс и других туристических мест. В двухэтажном доме, расположенном на склоне в окружении вечнозеленых вековых сосен, царила особая атмосфера покоя и уединенности. Сидя на перилах, Бенедикт лениво созерцал лежащую перед ним долину. Зелень уже покрывала подножья гор, но нерастаявший снег в тени хребтов напоминал о недавно ушедшей зиме. Ближе к вечеру вода в озере, вокруг которого рассыпались аккуратные, словно игрушечные, домики, приобрела густой серый оттенок.
Между деревьями на серпантине, ведущем к дому, замелькал автомобиль. «Черный», отметил про себя Бенедикт, - «Кого-то черт несет на ночь глядя». Через некоторое время автомобиль, прошуршав между каменными столбами ворот, остановился и выпустил из водительской двери невысокого человека в кожаном пиджаке причудливого покроя. Бен мягко спрыгнул с перил в тень двора:
- Я могу Вам чем-то помочь? – спросил он, подходя ближе к незнакомцу.
Тот оказался ниже на голову. На вид ему можно было дать лет тридцать, короткие черные волосы, ровный загар. Цепкий взгляд темных глаз незнакомца насторожил Бена - «Похоже, коп».
- Я ищу капитана водолазного судна «Пингвин», - неторопливо произнес тот, неприкрыто разглядывая хозяина.
«Нет, не коп», решил дайвер. В Швейцарии он всегда представлялся бизнесменом, и у местной полиции вряд ли был повод выяснять подробности его бизнеса.
- Вы ошиблись.
- Не думаю. - уверенно ответил гость и протянул руку, - Адам Блеквел. У меня есть к вам разговор.
Хозяин дома изучающе посмотрел на прибывшего. Имени этого он никогда не слышал и гостя своего видел впервые.
- Хорошо, пройдемте на террасу, - интуиция подсказывала, что вернуться к перилам и закату в одиночестве все равно не удастся, - откуда вы узнали, что меня можно найти здесь? - капитан указал гостю на плетеное кресло, приглашая присесть, сам же расположился в соседнем.
- Я навел справки в агентстве недвижимости, – все также неторопливо и уверенно ответил тот, усаживаясь удобнее.
- И чем же я вас заинтересовал? - спросил дайвер.
- Вы разграбили «Неуловимого».
На лице Бена, как ему хотелось надеяться, не дрогнул ни один мускул, но мысли в голове бешено закрутились. О находке и незаконном поднятии груза пинаса не должен был знать никто кроме непосредственных участников. Но это подождет. Сейчас важнее кто же сидит перед ним - полицейский, конкурент, бандит?
- Можете считать меня агентом контрразведки. Это не важно, я безоружен и не собираюсь Вас арестовывать, - словно прочитав его мысли, ответил Блеквел.
- Это попытка шантажа? - дайвер еще раз внимательно пробежал взглядом по гостю. Наряд и дорогие часы говорили скорее о владельце казино, чем об агенте на задании.
Тот отрицательно покачал головой:
- Я хочу предложить вам работу.
- Я не ищу работу. - Бен откинулся в кресле, давая понять, что интерес к разговору потерян.
Солнце коснулось нижним краем гор, погружая дно долины в полумрак. Приятный ветерок холодил лицо, напоминая о горной речке неподалеку, в ледяную воду которой они с Ольгой окунулись всего несколько часов назад. При этой мысли губы непроизвольно начали растягиваться в улыбке.
- И вас никто не ищет. Это слишком прекрасно чтобы быть правдой, – самоуверенный голос, не привыкший к возражениям, вернул Бена к реальности.
- Значит все-таки шантаж. Или по вашему правильнее вербовка? Если вы действительно тот, за кого себя выдаете, - хмыкнул он.
- Послушайте, груз с «Неуловимого» вы продали за четыре миллиона. Весьма продешевили, но я понимаю ваш резон. Я же предлагаю поднять со дна несколько ящиков, по двадцать миллионов за каждый.
- Это конечно интересно ... – задумчиво протянул капитан, барабаня пальцами по столу. От разговора ощутимо запахло криминалом. Гость хотел произвести впечатление своей осведомленностью, и это ему отчасти удалось, но втемную в такие игры дайвер не играл. - Только вы зря потратили свое время. Я не знаю ни о каком «Неуловимом». Прощайте.
Блеквел некоторое время гипнотизировал хозяина, потом очевидно пришел к какому-то решению, достал визитку из нагрудного кармана пиджака и положил на стол.
- Хорошо. Если в течение суток Вы передумаете, позвоните по этому телефону, больше времени на раздумья, к сожалению, у нас нет. Да, в ящиках не наркотики. И не оружие. Покупателей на их содержимое в мире меньше десятка, и один из них сейчас перед Вами. Нарушающих законы дайверов гораздо больше.
- Что в ящиках? – Бен мельком взглянул на визитку но в руки брать не стал.
- Я и так сказал слишком много. Жду вашего звонка, – Блеквел встал и, кивнув на прощание, пошел к машине.
Выждав, когда тот отъедет, подводник лениво изучил оставленную гостем карточку. Не найдя информации, за которую можно было хоть как то зацепиться, он отложил визитку и вернулся к прерванному занятию. Солнце медленно катилось за горизонт, окрашивая небо и верхушки гор багровым румянцем. Еще совсем бледная, словно прозрачная, показалась полная луна. По серпантину несся белый автомобиль. «Ольга», подумал Бен, чувствуя как некоторая растерянность, оставшаяся после нежданного визита, стирается дурацкой улыбкой подростка, внезапно поцеловавшего подругу своей старшей сестры. Находясь в компании, он всегда проглатывал эту улыбку, смеясь про себя; с Ольгой наедине она читалась в глазах, какие бы ссоры между ними не происходили; и лишь оставаясь один, он выпускал ее наружу. Бена самого удивляло, что это настроение было с ним каждый день, начиная со дня их знакомства.
Он быстро вышел за ворота и встал за камнем так, чтобы его не было заметно с дороги. Автомобиль, сбросив скорость, плавно въехал в арку. Бен дождался звука захлопнувшейся дверцы, бесшумно вбежал во двор и подхватил подругу на руки. Ольга засмеялась и помотала головой, щекоча его лицо кончиками волос.
- Как я тебе?
Вместо ответа он усадил девушку на перила террасы, отошел на пару шагов и изучающе взглянул. Ольга приняла соблазнительную позу и замерла.
- Точно, ты подстриглась, а я-то думаю… - Бен поймал летящую в него туфлю.
- Покупки в машине, и сделай мне кофе, я устала…
- Турка в раковине, раковина на кухне, – он поймал вторую туфлю, и пошел к машине за продуктами.
Ольга проводила его взглядом. Когда-то она увидела другой мир в синих глазах этого высокого темноволосого мужчины, и пошла за ним без оглядки, скинув прошлое словно надоевшую одежду.
- Будешь много думать, станешь некрасивой, - весело крикнул Бен, ставя пакеты на стол. Убрав продукты в холодильник, он принялся варить кофе. От Ольги все равно в этом деле толку мало.
Солнце окончательно скрылось за горизонтом, погружая долину в полумрак. Девушка соскочила с перил, ощущая ногами прохладу дерева, и зажгла на террасе свет.
- Кто-то приезжал? - ее взгляд упал на визитку, лежащую на столе.
- Угу. Некий Адам.
- С Евой? Она тебе понравилась?
- С предложением работы, - неохотно ответил он, убрав закипающую турку с огня.
- И что мы нынче, ищем клады или грабим караваны? - Ольга уселась в кресло, в котором совсем недавно сидел непонятный гость.
- Поднимаем ящики по двадцать миллионов штука. - дайвер появился в дверях с двумя чашками горячего напитка в руках,и увидев удивленный взгляд подруги вкратце пересказал разговор с Блеквелом.
- Хорошо, давай подумаем над этим ребусом, - вдыхая бодрящий аромат, попыталась девушка втянуть его в рассуждения. - Десяток покупателей во всем мире. Тебе не кажется это странным?
Капитану совершенно не хотелось думать о ящиках, деньгах, о незваном визитере. Чутье, которое обманывало редко, подсказывало - от этого предложения будет неприятностей больше, чем заработка. Да и деньги сейчас не особо волновали, на том деле с «Неуловимым» команда прилично заработала.
- Мне кажется, чем меньше об этом будем знать, тем для нас будет спокойнее, - ответил он, и поймав удивленный взгляд подруги, добавил. - Больше всего мой гость был похож на мафиози.
- Тогда он бы прислал кого-то за тобой или не говорил бы от своего лица, - немного подумав, возразила девушка. - Зачем ворочающему миллионами боссу кататься в такую глушь?
- Много ты их знаешь, - проворчал Бен. - Но возможно, в чем-то и права. - Загадочность гостя не давала покоя и дайвер неохотно продолжил: - За часы этого Блеквела можно купить два его автомобиля, и он сам был за рулем. Хотел скрыть от кого-то факт встречи.
- Почему бы ему действительно не быть из какой-нибудь госслужбы? Узнал что-то и хочет провернуть дело в тайне от всех, - скажешь не похоже на правду? Интересно что в этих коробках. Может быть, лекарство от какой-то редкой болезни? - по горящим Ольгиным глазам стало понятно - девушка заинтересовалась предложением всерьез.
- Ящиками? - хмыкнул капитан, - можно поискать в интернете, но, думаю, тут, скорее, технологии или политика. Например, самописец самолета, сбитого где-то на чужой территории. - Азарт начал захватывать и его, но вопрос, кем был недавний гость, интересовал больше, чем содержимое контейнеров. - С другой стороны, самописец бы искали сразу. И почему покупателей на него десяток?
Ольга кивнула, действительно, в этой версии вопросов больше чем ответов.
- Возможно там код, который знают только десять стран. Это какой-то альянс, - предположила она.
- Скорее ящиками физически могут воспользоваться только десять человек или организаций, коды тут не при чем. - Бен встал с кресла и прошелся по террасе. Светлые деревянные доски, еле слышно поскрипывали под ногами. Взяв недопитый кофе, оставленный на столике, он прислонился спиной к дверному косяку.
Девушка отставила чашку и еще раз рассмотрела визитку - ни организации, ни адреса, только на черном фоне серебристыми буквами напечатаны инициалы АБ и номер телефона.
- Ничего больше в голову не приходит. А если это ракета с затонувшей субмарины? Он террорист? - оторвав взгляд от карточки, спросила она.
- На ракету покупатели в очередь выстроятся. Равно как и на любое другое оружие. – Бен помолчал, - Мне кажется там запчасти, из которых собрать что-то целое может только ограниченный круг лиц.
Ольга постучала по дисплею планшетника, откинулась на спинку кресла, и задумалась. Бен сделал еще глоток и посмотрел на девушку. Неяркий свет падал на миловидное лицо, подчеркивая маленький тонкий нос и губы, красивой формы. Каштановые непослушные волосы, спускавшиеся чуть ниже плеч, и темные глаза в обрамлении длинных густых ресниц дополняли игру света и тени. Ольга сидела неподвижно, лишь легкое движение губ выдавало какой-то внутренний монолог.
- Опиши этого Адама, – она хлебнула остывший кофе, поморщилась и отставила чашку подальше от края стола, что бы случайно не опрокинуть.
- Невысокий, сухой, молодой, волосы черные, смуглый или загорелый, я так и не понял.
- А глаза?
- Темные.
- Нос прямой?
- Да.
Она еще немного побегала пальцами по экрану и взглянула на Бена.
- Мне кажется, это Эндрю Блесс. Духовный лидер одного тибетского учения.
- Фото нашла?
Ольга неохотно толкнула планшет по столу. На экране виднелась обложка книжки с верхней частью мужского лица и надписью «Эндрю Блесс. Путь к себе». Как Бен ни старался, он не мог ни подтвердить, ни опровергнуть, изображен ли на обложке его недавний гость. Попробовал поискать другую фотографию, но безуспешно.
- И что может хотеть этот духовный лидер поднять со дна за такие деньги?
- Скорее всего они нашли древний затопленный храм.
- Поднять храм? Это ему, наверное, будет проще , чем нам, - сила мысли крепче силы лебедки, – не сдерживая сарказма ухмыльнулся дайвер, но Ольга его не поддержала. – Ладно, пусть утварь, книги. Но как быть с фразой про десяток покупателей?
- Мне кажется, там некие реликвии. Что-то не имеющее особой материальной ценности само по себе, но важное для небольшого количества духовно развитых людей.
- И зачем тогда огород городить? Бери снаряжение да ныряй, при чем тут двадцать миллионов за ящик.
- Очень смешно, – разозлилась девушка, - я думаю, эти предметы могут быть важны для духовного развития человечества, и их обнаружение станет важной исторической вехой. Для такого дела не жалко двадцать миллионов.
- Ты слишком рано уехала из парикмахерской. Забыла покраситься в блондинку, - Бен облокотился на перила, вертя в руках пустую чашку.
- Звони, проверь, Фома неверующий. Эндрю один из членов закрытого общества «Отцы Мира», занимающегося, среди прочего, поиском утерянных Предметов Силы.
- Отцы чего? – рассмеялся капитан, - мира? - смех перешел в веселый хохот – они не перетрудились?
- Очень умно издеваться над тем, чего не понимаешь,- холодно сказала она. Давай так - если я не права – я покрашусь, но если права – покрасишься ты, в знак своей дремучести. Девушка демонстративно развернулась и пошла в дом. - И еще мне нравятся блондины, - бросила она на ходу.
Бен в сердцах взял трубку, и начал набирать номер, потом остановился.
- Ты точно этого хочешь? Это может быть опасно, и наверняка будет - крикнул он.
- Не пытайся увильнуть, тебе пойдет белый цвет волос, - послышалось из глубины дома.
Плюнув, он набрал номер до конца. «Спасибо за звонок, с вами свяжутся» произнес через пару гудков механический голос.
Собранная через пару дней команда «Пингвина» очень удивилась новому цвету волос подруги капитана, – по мнению большинства ей совсем не шел этот образ, но сама Ольга, похоже, была от него в восторге.
Если понравится и захочется прочесть дальше, то могу выложить ссылку на текст книги полностью, либо можно погуглить по названию или авторам.
Евгений Волкин, Ольга Лисс.
Ответить с цитированием
  #448  
Старый 27.07.2013, 20:58
Аватар для Пикула Юрий
Свой человек
 
Регистрация: 21.12.2012
Сообщений: 465
Репутация: 44 [+/-]
Порождение Лжи

Рассказ написанный специально для одного конкурса. Там он занял третье место, кстати. Но не суть. Выкладываю сюда, чтобы получить адекватную критику и сравнить с той, что я получил на конкурсе. И ещё один момент, 99% читателей не вдумалось в суть произведения и даже не пыталось догадаться почему название именно такое. Надеюсь здесь, кто-нибудь таки додумает.

Скрытый текст - Читать:
Ещё недавно полностью затянутое тучами небо открыло пути для лучей солнца. На заросшей мелкой травой дороге заблестели большие, размером в горошину, росинки. Птицы закружились хороводом над лесной поляной, через которую пролегала тропа. Но всё это ничуть не радовало молоденькую девушку, чья зелёная мантия с капюшоном изрядно промокла, а тонкие шитые мифрилом сапожки из драконьей кожи хлюпали от попавшей в них влаги. Из-под одеяния выглядывали такие же вымокшие золотистые волосы, очевидно, выглядящие намного светлей в сухом состоянии. Флорена Глессвинг – бродячая путешественница и искательница приключений знавала и лучшие времена. Но сейчас её карманы были пусты как никогда. Изумрудно-зелёные глаза в тени намокшего, капюшона смотрели с надеждой в неведомую даль, куда волею случая вел странницу этот путь. Загадочный посох с резным орлом, взмахивающим крыльями, на конце ловко переставлялся её изящной рукой в такт движению изящных ножек. Тучи отступили, и солнце взяло власть над небом. Плащ, скреплённый декоративным нефритовым листом у основания хрупкой шеи, стал потихоньку сохнуть, и свет начал выдавать очертания личика девушки. Кудрявые локоны падали на румяные щечки, между которыми был кончик прямого, красиво поставленного носа. Сверху виднелись брови, мягко повторяющие контуры глаз. И наконец, всё это дополняли тонкие, но обладающие какой-то особой, манящей энергией губы…

Вскоре на пути показалась небольшая поляна с парой-тройкой дряхлых хижин, за которой расположилась высокая массивная гора, окаймлённая густым лесом. Очертания ветхих домишек проявлялись всё чётче. Флорена уже вплотную подступила к поселению, а от влаги на сапогах и плаще не осталось и следа. Летнее, палящее солнце сделало своё дело. Жара стала подкрадываться к девушке, так что вскоре пришлось расстегнуть верхнюю пуговицу корсета, который опоясывал её стройную талию и тянулся вплоть до нефритовой застёжки на плаще, покрывая плечи лёгкими листами нежной материи.

Внезапно дверь ближайшей хижины протяжно заскрипела, и прямиком к девушке из неё выскочил щуплый сутуловатый старичок преклонного возраста. Серая ряса из мешковины волочилась по земле вслед за ветхим деревянным посохом с изогнутым окончанием. На голове же старца неряшливо сидела такая же серая штопаная шапка. Непонятное бормотание уходило в седую бороду, свисавшую чуть ниже пояса. Глаза были опущены в землю, словно Флорены не существовало.

Когда, наконец, старик упёрся своим носом чуть ли не в грудь девушки из-под бороды вырвались различимые звуки:
- Ась!? – сказал бородатый, уставившись на прелести Флорены, скрытые под корсетом.
- Ты чего это, старый, одурел совсем на склоне лет? Прекрати пялиться на меня!
- Ох, ты ж! Неужто кто-то забрёл в эту глушь? Аль мне показалось?
- Ты что совсем ослеп?
- А нет. Кто-то и вправду есть. А то уж я думал, деревья нынче повадились говорить. Места здесь дивные и ни такое увидать можно! «Пялиться» говоришь? Так ты значит девка у нас. Дай-ка я тебя разгляжу поближе…
- Да куда уж ближе, старик. И я тебе ни какая-нибудь там девка! Меня зовут Флорена Глессвинг!
- Ишь, какая важная! Тоже мне принцесса! Ну, раз уж так… Меня Ведагором звать. А ты чего это тут забыла? Глухомань ведь, ни души вокруг, кроме нас с тобой.
- Как же ни души? А в других хижинах что же? Людей нет?
- Да каких там… Съехали все отсюдова, уже лет пять как.
- Хм… Вот так просто взяли все и съехали?
- Не просто. В деревеньке жили люди, не тужили. Охотой, да собирательством промышляли. Ну, а я целитель тутошний. И дед мой был лекарем и прадед…
- Давай ближе к делу.
- В общем жили не тужили, да как-то раз девка в лесу одна пропала, а за ней другая, а за той третья… Спохватились охотники. Леса вдоль и поперёк прочесали. Однако же, от девок ни слуху ни духу. Как сквозь землю провалились. Время шло, а девки всё пропадали. Тогда плюнули мужики, да съехали отсюдова, покуда все жён и дочерей своих не потеряли. А мне то что? Я ведь тута с от таких вот лет. И дед мой и…
- Ладно, ладно. Это я уже слышала. Странные вещи творятся у вас здесь. А эти твои мужики не пытались выяснить причину исчезновений?
- А как же. Пытались бедолаги. Раньше тута в лесу пират один ошивался. Ох, недобрый то был типок, точно тебе говорю. Повсюду сундук за собой таскал какой-то. А в сундуке том, люди говорили, проклятое золото. Твердили мол, закопал он этот скарб в лесу, вот и накликал беду...
- Золото говоришь? А где этот пират «ошивался», не подскажешь? – сказала Флорена, чувствуя удручающую пустоту своих карманов.
- А ты что это вздумала то? Ох, непутёвая! Сгинешь ты в этом лесу, как и девки те. Не ходи туда лучше, а ни то…
- Тоже мне нашёл чем пугать. Я такое видела в своей жизни, что тебе и не снилось, дедуля. Хватит трепаться, показывай! Где?
- Ну, коли так. Ходи за мной. Мне как раз по пути…

Старик поплёлся по тропе, уходящий в гору, покрытую густым лесом. Флорена пошла следом. По мере приближения, атмосфера становилась всё мрачней. Вскоре небо стали заволакивать густые кроны пышных деревьев, а дорогу заграждать различные кустарники и лозы. Лес практически полностью поглотил свет, и старик с девушкой остались в полумраке посреди разветвления дороги. Одно из которых опоясывало гору, а другое шло вверх, в самую чащу рощи.

Ведагор в последний раз попытался отговорить Флорену:
- Ну, на кой тебе этот скарб? Ходи лучше ко мне. Свежих трав да кореньев отведаешь.
«Травы да коренья! Как аппетитно!» - подумала Флорена.
- Завязывай Ведагор. Куда дальше?
- Здесь пути наши расходятся. Мне туда, а тебе… Наверх. Ну, бывай, девка… - с этими словами старик развернулся и поплёлся по опоясывающей дороге, попутно разглядывая и срывая различные травы.

Перед Флореной лежал извилистый путь, ведущий в непроходимые заросли леса под горой. Что-то ёкнуло внутри у девушки, какое-то нехорошее предчувствие потихоньку подкрадывалось к ней. Однако Флорена Глессвинг была не из робкого десятка. Наперекор своим сомнениям она ступила на этот путь и последовала прямо по дороге навстречу неизвестности.

Шаг за шагом девушка углублялась в непроходимую чащу. Дорога со временем всё больше оплеталась лозами и густой травой. Так что вскоре от неё осталась лишь небольшая тропинка.

Несмотря на то, что был самый разгар летнего дня, совы, вопреки своему ощущению времени в этом лесу не спали, а то и дело издавали характерные им звуки.
Внезапно мрачную атмосферу нарушил шорох за спиной Флорены. Голова вмиг обернулась назад, а зелёные глаза девушки стали вглядываться в ближайшие кусты. Однако никаких признаков посторонних обнаружено не было. Насторожившись, бывалая искательница приключений, но сейчас скорее сокровищ, двинулась дальше. В дали среди покрытой мраком чащи начал виднеться небольшой лучик света. По мере приближения картинка становилась яснее, и вскоре перед Флореной раскинулась небольшая полянка, освещённая удивительно красивым дневным светом. Цветы и обильное освещение привлекали разного рода бабочек, которые грациозно порхали здесь, создавая неповторимую цветовую гамму, резко отделявшуюся от мрачного непроходимого леса. Глубокий вдох наполнил лёгкие свежим воздухом и подсластил обоняние душистым букетом из свежих цветов. На вытянутую руку села бабочка. Но какое-то странное чувство охватило Флорену. Лесные звуки словно перестали существовать, слышалось только собственное дыхание и биение сердца. Окружение поплыло перед глазами. Мышцы расслабились, и обмякшее тело свалилось на поляну, заставив разлететься бабочек с цветов, которые вскоре превратились в голубую дымку, как и все красочные элементы этого места…

Сознание вновь вернулось к Флорене и первое, что она почувствовала, скользкая холодная земля. Дикая головная боль ощущалась в затуманенной голове. Сквозь полуоткрытые глаза начала проявляться картина окружения. Странные белые камни, имеющие в основном форму шара, валялись сплошь и рядом. Некто восседал на массивном валуне и очевидно, его взор был направлен на неё. До конца не придя в себя, Флорена попыталась встать, но всё было тщетно. Руки были связаны, впрочем, как и ноги. Крики были бесполезны, кляп во рту прекрасно исполнял свои обязанности. Взгляд прояснился, и вскоре перед ней раскинулась мрачная пещера, освещённая тусклым, синим светом. А камни на земле стали всё больше походить на груды человеческих костей и черепов! Страх поглотил молодую душу. Беспомощно барахтаясь, девушка отпрянула от останков и уткнулась спиной в стену. Незнакомец на камне залился утробным смехом, и хохот этот раздался эхом по всей пещере, которая вероятно была не малого размера. В правой руке злодея вспыхнул зловещий зелёный огонь, что придало логову хоть какое-то освещение. Она увидела его морщинистые, мертвецки синие руки. Грязные потрескавшиеся пальцы заканчивались длинными, заострёнными ногтями. Чёрный потрёпанный плащ оседал на его костлявое тело. Огромные синие глаза пронизывали девушку насквозь. Лысина, скрытая под капюшоном, была покрыта гнойными язвами. А длинный нос сокращался, словно уродец к чему-то принюхивался.

- М-м-м! Что я слышу! Этот прелестный запах… Знаешь, что мне больше всего нравится в людях? Страх. Стоит хоть на секунду вам показать что-либо такое, что по вашему мнению является угрозой, вы тут же теряете контроль и самообладание. И именно в этот сладостный момент я получаю истинное наслаждение от убиения жалких людишек. Кстати, у страха есть свой вкус. Видишь всех этих несчастных? Каждый из них перед смертью лез вон из кожи и всё из страха, страха за свою никчемную жизнь… Эх! Все вы люди одинаковы. Никакого разнообразия! Хотя…
Людоед взял один из черепов и стал поглаживать его своей мерзкой рукой. В то же время монолог продолжился:
- Вот это, например, малышка Бэтти. Эх, хороша была чертовка! Во всех смыслах. М-м-м! Пальчики оближешь… Ах, да! Я же не представился. Ну, что ж прошу меня простить прелестной даме. Меня зовут Люцидар Арх Кхаат. Наверное, уже догадалась, зачем ты здесь?

«Говорил же мне старик, не ходи туда, не ходи… А я дура погналась за этими сокровищами!» - подумала Флорена и это были единственные адекватные мысли её в тот момент, ибо вся жизнь стала стремительно проноситься у неё перед глазами.

Люцидар повторил свой истерический хохот, его облик стал меняться, кожа тянулась подобно тесту, замешанного с водой, и вскоре перед ней престал старик Ведагор. Теперь девушка осознала, что угодила в ловушку. Пути назад уже нет, а помощи ждать неоткуда.
- С самого детства, я чувствовал… Чувствовал в себе некоторую силу. Мать моя воспитывала меня одна и постоянно находила оправдания, когда речь заходила о том, кто мой отец. Хотя уже тогда я догадывался что, что-то здесь не чисто. Моя истинная сущность очень долго не проявлялась, и я спокойно изучал различные виды магии, коими родительница моя владела в совершенстве. Но однажды, во мне проснулась какая-то непреодолимая жажда. Жажда крови. В ту ночь я убил свою мать и съел всю до последней косточки. Люди не понимали меня, отвергали, называли порождением тьмы. Не раз я был в одном шаге от пламени инквизиции или осинового кола. И каждый раз убеждался, какие же вы жалкие создания… В какой-то момент меня посетила мысль, что та сущность, которая лежит во мне, не должна увянуть вместе с моей жизнью. И тогда я начал экспериментировать. Как видишь ни одна женщина из этой деревеньки, не подошла, поэтому они послужили мне отличной едой. Но ты... На тебя у меня большие надежды… Ты ведь тоже немного владеешь магией? Можешь не отрицать, я чувствую, чувствую в тебе силу…

Внезапно где-то в глубинах пещеры раздался шорох, и Люцидар помчался со звериной яростью прочь в недра своего логова. Перспектива стать наложницей какого-то чудовища была, мягко говоря, не очень приятной для Флорены.

Спустя несколько минут, людоед вернулся всё ещё в облике старика. На лице его мелькнула саркастическая улыбка, по крайней мере, так показалось Флорене. В морщинистых руках мелькнул нож, с которым он и направился прямиком к девушке. До смерти оставалось несколько секунд, однако к удивлению путешественницы, старик аккуратно перерезал верёвки, связывающие её руки. Освободив ноги, Ведагор снял кляп. Флорена было решила что-то сказать, но прежде чем успела это сделать, старик приложил к её губам указательный палец. Послышались шаги Люцидара. Ведагор спрятался в тени за массивным уступом, перед входом в логово.

Яростный людоед вбежал в помещение, и в этот момент старик с усилием ударил ножом в его спину. Но острие не воткнулось, а просто прошло насквозь, и тело растворилось в воздухе, оставив от себя лишь сине-зелёную дымку. Из всех концов пещеры стал слышаться истерический, утробный хохот Люцидара.

- Посмотрите, кто к нам пожаловал! Старик Ведагор. Тебе всё не даёт покоя та история, приключившаяся несколько лет назад? Решил отомстить? Успокойся наконец, или я сам успокою тебя… Навсегда!

В тот же миг в пещере начали строиться в ряд иллюзии из сине-зелёной дымки. Один из Люцидаров схватил Флорену, и тут же в руках у других появились точные копии девушек. Злобный смех опять отразился эхом по всей пещере.
- Ты любишь азартные игры старичок? Ставлю жалкую жизнь твоей знакомой. А что предложишь мне ты, Ведагор?

Старик пристально вглядывался в каждую из иллюзий, сжимая в руке кинжал. Через несколько секунд кинжал уже летел в одну из пар. В тот же миг облако из сине-зелёной дымки развеялось по пещере. И когда, всё стало проясняться, Люцидар стоял, схватившись за нож, который зиял в его груди. Флорена находилась с боку, очевидно, она удерживалась другой иллюзией.

- Нет! Этого не может быть! – тело Люцидара словно рассыпалось под натиском вырывающихся изнутри сине-зелёных лучей и паров. Людоед корчился и издавал леденящие крики, свидетельствующие о страшных муках. Но вскоре в пещере воцарилась тишина, а от убитого не осталось и следа.

- Как ты догадался, что это он? – спросила Флорена.
- А на кой мне было догадываться? Я метнул и так. От судьбы не убежишь… – на лице старика застыла усмешка, и можно было догадаться что, не всё так просто, как описал сам спаситель. Впрочем, Флорена не стала расспрашивать его. В конце концов, он спас её от неминуемой гибели или насилия. Кто знает, что было на уме у этого чудовища.

- Как ты там говорил? «Заходи ко мне, отведаешь трав да кореньев»?
- От оно как. Говорил же я тебе … Эх! Ладно, пошли, хоть поешь маленько.

Лес остался позади, и вскоре девушка уже сидела в небольшой избушке, которая изнутри выглядела довольно прилично. В каждой комнатёнке лежали ковры, повсюду было множество книг, а также сушёных трав на верёвках. Но на одной книжной полке не было бумаг. Там лежала лишь небольшая горка различных самоцветов от изумрудов до алмазов. Подумать только! Откуда у старика могли взяться такие сокровища? Ведагор заметил интерес Флорены и поспешил вставить своё слово:
- А-а-а! Камушками заинтересовалась. Небось, хотишь узнать откудава они у меня? Дело было так. Как-то вечером, прискакала лошадь к моей избе. А в седле раненный гном без сознания. Выходил я значит этого бедолагу. Тот обрадовался, да камушки мне эти всучил. «На кой они мне» - говорю я ему. Но он… Ни в какую! Всучил камушки и был таков. Хочешь? Забирай …

Забив карманы драгоценностями, Флорена таки добралась до тех самых трав и кореньев и на вкус они к её удивлению оказались очень даже ничего.

Ещё несколько дней проведённых в уютной хижине старого Ведагора помогли поправить молодой, но измученный организм. И перед самым уходом Флорена заметила небольшую картину, изображающую молодую девушку.
- Кто это? – спросила путешественница.
- А это… Да, дочка моя. Бэтти. Славная была девица…

Спустя несколько недель Флорена уже сидела в одной из таверн и проедала последнее из того, что досталось ей от старика. Внезапный рвотный позыв заставил её прекратить трапезу и выйти на улицу. «Ну и дрянь же здесь готовят» - подумала девушка, даже не подозревая об истинной природе своих проблем с пищеварением…


Последний раз редактировалось Sera; 29.07.2013 в 13:31. Причина: Нет причин открывать тему для одного рассказа
Ответить с цитированием
  #449  
Старый 13.08.2013, 19:14
Новичок
 
Регистрация: 13.08.2013
Сообщений: 7
Репутация: 5 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Юрий Каппика
Всем привет. Решил выложить и свое. Это одно из первых.
Сразу предупреждаю, мир этот не наш. Так сказать альтернативная реальность. Вот, судить можно строго, хочу знать свои ошибки. Заранее спасибо.
Скрытый текст - <Текст>:
<Нерушимый оплот
Доратар, упершись на великий двуручный меч, смотрел вдаль на свою долину. Воин был высок, на голову выше самых могучих воинов его армии, искусные панцирные доспехи сковывали его тело. Но сила воина позволяла не замечать вес брони. На нагрудной пластине был выгравирован медведь, стоящий на задних лапах. В глазах медведя сияли два изумруда. На голове воина красовался шлем в виде медвежьей головы, из- под которого виднелась черная борода и длинные волосы, заплетенные в косы. Доратар стоял на самом большом бастионе, окружающих его замок. Шесть укреплений были связаны между собой толстой стеной из камня, в центре возвышался своими шпилями сам замок. Древнейшее величественное строение, которое построили его предки. Замок будто был продолжением утеса, на котором он стоял, так искусно он был вытесан и построен. Подобраться к нему можно только с одной стороны по каменному мосту, перекинутому через глубокий ров. А дальше были отвесные скалы. Замок был построен из темного камня с гор драконьего острова. Формой похожей на пятиконечную звезду, увенчанную на концах высокими башнями. С самого высокого шпиля, который называется башня знаний, в ясную погоду были видны все земли Доратара, все крепости и укрепления его баронов и генералов. Два из них сейчас горели ярким пламенем. Виновники этого адского представления сейчас стояли под стенами его родного замка. Маркова Падь была гнездом его семьи вот уже две тысячи лет. И за две тысячи лет, она выдержала множество атак. Дом Мохаров до сих пор отстаивал свои права на эти земли.
Лорд Доратар Мохар стоял в окружении своих баронов. Двоих из них не хватало, лорд с грустью вспомнил Сира Лериса и Сира Хелми. Еще трое с тревогой устремили свои взоры на армию захватчика. Тысяча воинов, лучников и конных ожидали приказа к атаке на замок.
- Как он смог собрать такую армию - удивился Сир Марун, остальные бароны поежились.
- Не переживайте, друзья мои - успокоил их Лорд- он не сможет подобраться к нам. Мост слишком узок, чтобы прошло полноценное наступление. Мы отражали атаки вот уже две тысячи лет. Отразим и сейчас. Каков настрой у наших воинов?
- Они рвутся в бой, мой Лорд - ответил парень, держащий знамя на котором красовался черный медведь на зеленом поле.
- Видите, наш дух не сломить и миллионной армией.
- Странные у них орудия, какие-то бочки. Как они хотят запускать заряды. Ни один не долетит до наших стен – отозвался, приободрившийся, Сир Крон.
Действительно, шесть бочкообразных орудий не вселяли большого страха. Они даже не были похожи на орудия. Перевернутые металлические бочки.
Вражеская армия стояла лагерем и не пыталась строиться в боевой строй. Караульные вальяжно разгуливали меж палаток. Кто-то спал. Весь лагерь был как на ладони у Доратара. Их орудия на бастионах могли разбить всю армию в одно мгновение. Но Лорд ждал, он хотел выиграть честно этот бой. Ведь все козыри и так были у него на руках. Он посмотрел на своих воинов. Все стены и бастионы были забиты стройными рядами лучников и мечников, закованных в латы. Его рудные копи позволяли иметь самое лучшее оружие и доспехи во всех графствах и баронетов севера. Климат этой гористой местности закалял простых людей в непобедимых воинов.
- Чего мы ждем?,- спросил Сир Крон - дайте приказ, и наши орудия не оставят и следа от этого захватчика.
Сир Марун хмыкнул и сплюнул:
- Лорд Берис видно с ума сошел, став лагерем так близко к нашим стенам, завоевателем он себя кличет теперь.
- Ну, он вроде как уже захватил земли трех графств – вмешался в их разговор третий человек, это был генерал Бьорн, начальник одного из укреплений, примчавшийся со своей армией на помощь к своему вассалу. Престарелый воин с длинной и седой бородой на лице, испещренном шрамами. Но его осанка и массивные плечи говорили о том, что в нем осталась еще небывалая мощь. Его темный доспех покрывал плащ, сшитый из нескольких волчьих шкур.
- Так что вроде как...ммм... заслужил пока так называться - продолжил генерал и повернулся к баронам - уважайте своего противника, недооценив врага можно поплатиться кровавой данью.
Бароны презрительно скривились и отвернулись от старика.
- Здесь его завоевания закончатся, - промолвил Доратар и указал рукой на лагерь захватчиков - отдать приказ орудиям приготовиться.
Его юный знаменосец передал приказ по ротным командирам. Остальные бароны устремили свой взор туда, куда показывала рука Лорда. В армии Бериса Завоевателя началось движение. Люди собирались и строились в боевой порядок. Из самой большой палатки вышел Берис со своими приближенными. У некоторых была черная как смоль кожа. «Неужели варвары»,- думал Лорд - « Он связался с этими дикарями. Как он умудрился захватить те графства и сжечь мои оплоты?»
- Готовьте воинов- сказал Доратар своим баронам. Те немедленно начали выполнять его приказ, отдавая нужные указания в свои полки.


- Великий свет укажи мне дорогу в свои чертоги, прими меня яростно служившего тебе. Во славу великую твою живу лишь. И во славу твою погибну. Да будет так!
Он снова и снова повторял эти слова, пока полз по отвесной скале. Одетый во все черное, в маске скрывающей лицо, парень все лез и лез наверх, к своей цели! К великой цели. Он посмотрел по сторонам и увидел еще двух своих братьев, ползущих в ста метрах от него по левую и правую руки. Таких же, полностью укутанных в черное, с рюкзаками за плечами. Он аккуратно поправил свой рюкзак и, приободренный видом своих братьев, пополз дальше. Цель совсем рядом. Парень стал молиться все громче и громче, не боясь быть замеченным. И вот он уже кричал свою молитву неведомому богу. Он достал из рюкзака какие-то предметы. И, улыбнувшись под своей маской, с нежностью посмотрел на них. Это был металлический стержень и кусок кремниевого камня.

Ужасный взрыв сотряс всю Маркову падь. Доратар и его бароны повалились с ног, никто ничего не понимал. Воздух заполнился криками людей, вонью горевшей плоти и смерти. Лорд с трудом поднялся на ноги. Он оглянулся по сторонам, его бастион и главные ворота были целы, что же случилось? В этот самый момент подбежал его знаменосец, ошалевший от страха, в его глазах читалось безумие, которое охватило бедного юнца.
- Ваша Милость - шептал парень - двух задних бастионов вместе с частью стены и частью замка с северным шпилем нет, сэр. Они обрушились и погребли под собой часть утеса. Невероятная магия вызвала эти взрывы. Это все демоны.
Парень упал как подкошенный от удара бронированной рукой Сира Маруна.
- Демонов нет, есть люди - ответил он, глядя сверху вниз на парня - а для людей есть лекарство - меч! Даже если это маги.
С этими словами он вытащил свой серебряный меч. И поднял его над головой. Его полк отборных лучников издал боевой клич, увидев призыв своего господина.
- И мы накормим врага этим лекарством - взревел Сир Крон, поднимая свой боевой топор. И в ответ получил яростные крики своего полка мечников.
- Пора отдавать приказ мой Лорд- отозвался Бьорн. Он понимал, что сейчас время не для речей, а для действий.
Доратар все это время стоял и молча смотрел туда, где был самый дальний пятый шпиль. По его щекам текли слезы. Если бы враг начал захват, самым последним они бы брали на приступ последнюю башню. Именно поэтому он отправил туда свою жену и детей. «Они отомстят за это»,- думал Доратар Морах, лорд этих земель,- « я лично прирежу как свинью этого Бериса, какие бы маги не помогали ему». Он с рыком повернулся и поднял руку со своим двуручным мечем.
- Орудия!!! Готовьтесь... - он замолк на полуслове еще от шести взрывов. На этот раз звук исходил из лагеря Бериса от его странных бочек. Шесть бочек издали гулкий грохот и из каждой вылетело ярко-бело пламя. Шесть огненных шаров неслись в сторону замка. Доратар, его бароны и его армия смотрели как завороженные на это чудо. А снаряды все приближались. Первый с громким взрывом снес ворота, еще три поглотили три бастиона, два оставшихся снесли часть пятиконечного замка. Доратар не мог поверить своим глазам. Весь замок полыхал огнем, почти половина сооружений была разрушена. Во дворе была паника, люди пытались утихомирить лошадей. Кто- то погиб от взрыва в огне, кого-то придавило отколовшимися от стен и замка глыбами. Все орудия были повреждены. Лорд посмотрел на своих баронов, но на ногах он увидел только лишь Бьорна. Его верных друзей убило осколками от взрыва. У него закружилась голова, по лицу потекла струйка крови. Видимо небольшой осколок и к нему нашел дорогу.
- Нужно уводить людей со стен в замок мой господин, - прохрипел старый солдат - там мы сможем хоть немного защищаться.
Лорд был полностью согласен со своим генералом, необходимо спасать людей. Там, в лабиринтах под замком, у них была реальная возможность ввязать врага в рукопашный бой. Это был лабиринт, охватывающий почти все пространство внутри утеса. Не знающему человеку не прожить и дня в этих катакомбах нашпигованных ловушками.
Доратар не успел дать новый приказ, как прозвучало еще шесть взрывов. Шесть новых снарядов приближались к его бастиону и стенам вокруг него:
- Нельзя недооценивать своих врагов - прошептал могучий лорд, прежде чем встретил первый огненный шар.>
Ответить с цитированием
  #450  
Старый 14.08.2013, 11:54
Аватар для Мухаметова Лейсан
Посетитель
 
Регистрация: 04.08.2012
Сообщений: 10
Репутация: 1 [+/-]
Я прочитала.
1. Пока что это зарисовка. На рассказ не тянет. Должна быть завязка, кульминация и развязка. Я увидела только завязку. Хотя про то, почему нападают не сказано ни слова. Может, я не все прочитала.
2. Заметила ошибку словоупотребления. Рюкзак - это современное слово. Этот предмет должен как-то иначе называться. Я заметила одну, но на самом деле таких ошибок у вас скорее всего больше. У меня с этим проблема. У самой тьма таких ошибок.
3. Серебро - мягкий металл, редкий, драгоценный. Поэтому из серебра мечи не делают. Лучше придумайте какой-то другой металл с особыми свойствами, которого нет в таблице Менделеева.
4. Есть одна такая теория. (не помню фамилию ученого). По его теории нация - это социальный организм. Нация в своем развитии проходит определенные стадии развития. В целом это занимает где-то 1500 лет. После чего нация самораспадается. Если эту нацию раньше кто-то не завоевывает. Поднимите историю, вы не найдете ни общество, которые бы существовало бы дольше.
5. Ваш общество застряло в средних веках. За 2000 лет они должны были сильно скакнуть в своем развитии, у них должны быть уже современные технологии, должно быть общество наподобие нашего современного мира. Поэтому лучше обозначить время в 500-700 лет.
6. Это фантастика? Если честно, я не увидела. В чем заключается фантастическое допущение?
__________________
_____________________________________
Реально то, во что ты веришь.

Последний раз редактировалось Мухаметова Лейсан; 14.08.2013 в 11:57.
Ответить с цитированием
  #451  
Старый 14.08.2013, 18:27
Новичок
 
Регистрация: 13.08.2013
Сообщений: 7
Репутация: 5 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Юрий Каппика
Мухаметова Лейсан, Как много всего) Я учту на будущее! Это действительно веские замечания. Жаль только, что не увидели вы главного- сути. Про нападение были слова. Про нацию... хм... могу лишь сказать одно: я художник я так вижу)) это мой мир, и мне решать как там развиваться технологиям и социуму. Вспомните миры известных писателей: Толкиена , Пратчетта, Мартина. Там они оперируют такими же цифрами, а знаете почему? Потому что они так захотели. А в целом спасибо за отзыв, все учту.
Вот как-то так)
Ответить с цитированием
  #452  
Старый 14.08.2013, 19:42
Аватар для LordOfGame
Новичок
 
Регистрация: 14.08.2013
Сообщений: 3
Репутация: 5 [+/-]
Здравствуйте, дамы и господа. /Решил написать цикл рассказов после существенного перерыва. На какие - либо лавры не претендую.

Данный рассказ является первым из планируемого цикла.

Рассказ – пролог: «Первое знакомство с космическим кучером».


Скрытый текст - <Текст>:
Определенно, у каждого кучера должна быть хотя бы пара – тройка хороших историй из своей жизни. Будьте уверены, в нашей работе иначе просто не бывает. Разумеется, я прекрасно понимаю что вы, мягко говоря, удивлены моим появлением. И, судя по всему, вы еще думаете, что более удивительно: То, что я мог дышать и разговаривать, не взирая на мое появление без всяких средств защиты в вакууме или же тот факт, что пред вами появился картеж запряженный скакунами, а не какое – нибудь подобие звездолета. Если не считать моего ящероподобного происхождения, то, в остальном, я смахивал на…Как это у вас называется…Перевозчика карет времен старой Англии. Для вас это – почти что мертвая профессия. Машины, водный транспорт, самолеты более удачно, с вашей точки зрения, приспособлены для того чтобы доставлять в нужное место и нужное время…Людей. Но, как вы уже поняли, я принадлежу к вашей расе. И, как подозреваете, мое средство передвижения отличается от тех, что описаны в ваших исторических хрониках. Отличнейшая проницательность для человека, который внезапно отсоединился от своего космического корабля и наслаждался созерцанием своей родной планеты, отсчитывая последние минуты до окончания остатков кислорода вашем скафандре. Да, я понимаю, что поэтому вы все еще считаете меня результатом галлюцинации. Или сном. Или перевозчиком в мир мертвых. Нет, на ваше счастье, я вовсе не из последних и, конечно, не являюсь побочным продуктом ваших фантазий. Удивлены, что я так четко описал ваши мысли? Моя работа требует проницательности. И еще многих других важных навыков.

Кучер – это очень почетная и, вместе с тем, довольно непростая профессия. Не каждому под силу совладать с ней и, при этом, выжить. Стоит отметить, что получить такую специальность можно, лишь, имея очень высокий ранг. Возможно, вам это покажется странным, но такими как я становятся все без исключения правители планет и целых созвездий. Правда, увы, не всякий при этом долго живет…Но проверка временем и опытом является лучшим способом отбора.

Как же так вышло, что настолько важные лица стали заниматься подобным? У этой истории довольно древние корни. Давным – давно появился на свете бандит, чьи преступления по тяжести своей были несоизмеримы. В одиночку он мог сделать то, что до сих пор не под силу целым боевым блокам и пиратским синдикатам. Вместе с тем, никто так и не смог пролить свет на истину личности негодяя. К какой расе он принадлежал? Сколько уже жил? Какой пол имел? При помощи чего так ювелирно свои дела он совершал? Вопросов в таком духе было множество. А вот ответов на них – никаких. Крупные анклавы, состоящие из самых опытных сыщиков, чьи имена и сейчас легендарны, так и не смогли изловить этого одного хитреца. Так это было чудно, что многие стали сомневаться, что он вообще живое существо, а не какой – нибудь высокотехнологичный компьютерный вирус или неизвестная форма жизни.
В любом случае, в определенный момент, он решил поставить точку в своей карьере. Но сделать это решил ярко в прямом смысле слова. Представьте себе что в один момент все жители с самых разных уголков вселенной теряют…Самое дорогое в своей жизни. Беспрецедентное дело. Кто – то потерял близких, некто лишился света своего солнца и был вынужден жить под лучами искусственного аналога, исчезали целые явления и понятия из жизни. Представьте, что в какой – то момент такая часть вашей жизни как музыка просто бы взяла и пропала. Неслыханно? Странно? Не можете себе представить? Но именно таким эпохальным ограблением и закончилась карьера самого гениального вора за всю историю нашего мироздания. Результаты получились катастрофическими: В одночасье воцарился хаос. Должен сказать, что происходящая на вашей планете вакханалия и непонимание воцарились по той же причине. Просто, в какой – то момент, все забыли о том, что потеряли. А быть может, сама память о дорогом и была самым ценным? Или понимание и было тем Самым Ценным в жизни вашего вида?

Однако, мы отошли от истории. Чтобы исправить сложившийся беспредел, было решено найти ключ к разгадке тайны главного преступника всех времен. Ради этого кто – то, чья личность уже стерлась у других из памяти, после долгой и опасной экспедиции нашел место где, чаще всего, появляется все то, что было потеряно. Я бы сказал, что данное место представляет собой подобие вашего бюро находок, но имеет это образование масштабы не просто планеты или галактики…Целой оригинальной Вселенной! Там, как выяснилось, находится то, что потерял исам вор – хитрюга. А потерял он, ни много ни мало, самого себя. И, собственно, сам же со всем что украл и находится до самых пор в месте, где есть все, что было потеряно. Лучшего способа, я полагаю, скрыться и не сыщешь. Как же так вышло и почему? История умалчивает. Но, однозначно, многих это поставило в тупик. Дискуссии о том что стоит предпринять в связи с ситуацией длились веками.

В итоге, правители от мала до велика, собрали самую большую делегацию. Она направилась в мир потерянных вещей и исчезла на довольно – таки долгое время, которое для верноподданных стало Смутным. Дошло до смешного: Однажды все подумали что их главы тоже потерялись и стали частью того загадочного, непонятного мира. Правда, спустя время, делегация вернулась и озвучила, навела порядок, а потом озвучила что заключила крупную Сделку. Эпоха Смутности сменилась золотым веком Ясности.

Согласно докладу, изложение которого длилось три десятилетия, согласно Земному календарю, мир, который они окрестили Потерянной Вселенной, согласился вернуть на свое место украденное легендарным преступником. Однако, в свою очередь, повелители разных народов и рас должны были, по условиям, поработать кучерами и извозчиками Всего и Вся. Доставляя Все на его законное место они не должны дать ничему потеряться. Это означает что, в таком случае, ничто более не попадет в Потерянную Вселенную и не доставит новых проблем. «Если утраченного будет слишком много, этот иной мир попросту лопнет. Вселенная не резиновая». Именно так озвучили волю загадочного иномирья лидеры.
Согласно сделке, зарплату кучерам Потерянная Вселенная выдает давно потерянными вещами, явлениями, местами…В общем, всем что было украдено еще давным – давно ушлым бандитом из стародавних времен. Самой последней платой для перевозчиков однажды станет уже сам преступник. Но вначале надо вернуть все, что тот прибрал с собой.
Так как договор был составлен и утвержден самими правителями разных рас, то и работа Кучера ложилась на их плечи и, соответственно, их будущих поколений. Избранный лидер становится избранным Кучером. Лишь талантливые и находчивые создания могут справится с такой работой.

Было ли все абсолютно в точности, как я вам рассказал, или нет? Трудно сказать точно. История эта уже такая древняя и так много передавалась из уст в уста, что уже тяжело с уверенностью сказать, сколько в ней правды. Но, к слову говоря, я получаю оплату Тем Что Было Потеряно и доставляю на свои места. Что доставляю конкретно я? Рассказы и истории. Согласно бланку вы – получатель.

Моя главная задача – доставить вам в лучшем виде интересные рассказы с разных уголков нашей Вселенной. А, согласно дополнению, надо возвернуть вас, потерявшегося астронавта прямо на звездную базу. Иначе в моей доставке не будет смысла. Вот как мы поступим: Я вручу вам вот это подобие книги. Не волнуйтесь, она не кусается. Открыв ее, вы сможете призвать меня. Я тотчас появлюсь и доставлю вам новый рассказ в том антураже и с теми впечатлениями, что указаны в моих бланках. Не стоит недоумевать: Я вам привез лишь самый первый рассказ о истории похищения Всего Самого Ценного и, собственно, доставлю вас в указанное в моем заказе место. Но на ваше имя, на деле, очень много запросов. Правда, точной даты и времени не указано и помечено, что доставка должна происходить по вашему востребованию. Но я уверен – ваше любопытство пересилит страх и вы уже, вскоре, откроете то, что я вам дал. И тогда я доставлю вам новые, свежие истории. Кроме того, возможно, вы сможете получить что – то Ценное что однажды было Потеряно. Заманчиво, не правда ли?

Что ж, здесь я буду вынужден высадить вас. Ваша каюта, не так ли? Все сходится. Приятного вам дня. До следующей и, надеюсь, скорой встречи.

Ответить с цитированием
  #453  
Старый 15.08.2013, 02:10
Аватар для KrasavA
с Шипами
 
Регистрация: 11.07.2007
Сообщений: 3,022
Репутация: 1069 [+/-]
Цитата:
Юрий Каппика, Доратар, упершись на великий двуручный меч, смотрел вдаль на свою долину. Воин был высок, на голову выше самых могучих воинов его армии,
Ба...да у вас мания гигантизма. Шучу. Но нагромождение всего этого смотрится смешно.
Двуручный меч, я так понимаю, по определению "великий". Уточнения не требуется. В тексте - это мусор.
"Высокий воин", который "выше всех" - это "масло масляное".
Ну а "вдаль", хотя и безобидно, но созвучно этому безобразию, поэтому создаёт дополнительный "текстовый шум".

И это за не полных первых два предложения! Исполнение явно страдает. Думаете есть желание читать дальше?

Вообще, отрывок до боли напомнил мне один рассказ. Даже ошибки те же. Даже построение сюжета то же. Перепроверила себя, думала глюки. Нет, всё верно. Этот отрывок новый, а тот рассказ старый. О чём это говорит? О скудости идеи. Если с первым же отрывком вы попали в "перекопанную" тему.

Что похвально? Энтузиазм.
Как улучшить? Искать новые темы и сцены, писать, анализировать.

Желаю удачи.

LordOfGame, возможно, недурная присказка. Отсутствие сказки сводит всё "на нет".
__________________
Для остановки нет причин, иду, скользя.
И в мире нет таких вершин, что взять нельзя.
В.Высоцкий
@->-- (с) --<-@

Последний раз редактировалось KrasavA; 15.08.2013 в 02:25.
Ответить с цитированием
  #454  
Старый 15.08.2013, 23:26
Аватар для LordOfGame
Новичок
 
Регистрация: 14.08.2013
Сообщений: 3
Репутация: 5 [+/-]
Аннотация: Представляю вашему вниманию первую часть главы – рассказа, идущую следом за рассказом - предисловием. Таким образом, я решил выпускать произведение по частям и эдаким главам. Поэтапно. Если будет пользоваться спросом и интересно, то, несомненно, выпуск продолжится.

Глава – рассказ «Рассказчик и Кучер: Пробуждение».

Часть первая.

Скрытый текст - <Текст>:
С каждой прочтенной книжной строчкой мир читателя становится богаче. Это одна из прописных истин, которая является столпом для жизни расы, к которой я принадлежу. Есть и другие утверждения, пословицы и поговорки. Их много. Суть их в одном: Нет ничего важнее историй. На этом и строится наше существование.

Мой рассказ о происхождении Кучеров, краже Самого Ценного и легендарном воре был лишь присказкой. Эдаким предисловием перед настоящим повествованием. Готовы выслушать сам рассказ? Отправитель – это я. Получатель – вы. Почему получилось так что отправитель и доставка оказались одним и тем же? Хороший вопрос и однажды я на него отвечу. Всякой части рассказа отведена своя роль. Этот постскриптум я оставлю на потом. Впрочем, полагаю, к тому времени как мы вернемся к данному вопросу, вы и сами уже найдете ответ.

Моя задача поставлять историю в самом свежем виде. Нет иллюстрации к месту начала рассказа лучше, чем возможность увидеть его своими глазами. Мы добрались до пункта назначения. Не стоит так паниковать и в спешке надевать шлем своего скафандра. В пределах моего картежа вам ничего не грозит. Вы не задохнетесь, и гравитация вас не расплющит. Все равно считаете, что так надежно? Как знаете.

Вы правы. Это самые настоящие джунгли и погуще всех тех, что вы могли бы увидеть на своей родной планете. То, что водится здесь в разы коварнее и опаснее любых животных, обитающих в сердце Амазонки. И, все же, именно этот мир стал пристанищем и колыбелью ящероподобных существ, избравших истории и рассказы чем – то вроде призвания и источника для существования. Что тут скажешь, родину не выбирают.

Два с небольшим метра ростом, внешне антропоморфны, что означает присутствие двух рук, двух ног на теле и головы на плечах. Длинный хвост балансир, который является еще одной конечностью. Чешуя, похожая на твердую кожу. Острые когти, не менее острые белые зубы. Глаза, чей зрачок то становится похожим на присущий ящерицам, напоминающий палочку, то приобретающий вид идеальной окружности, какой ближе человеку. Присутствие одежды, говорящее о том, что мы все же стесняемся ходить в том, что дано лишь природой. Это все вы видите во мне и, так скажем, на мне, здесь и сейчас.

На деле многообразия в нашем внешнем виде куда больше. Например, у нас разные размеры тела, варьирующиеся от роста чуть ниже среднего человека до четырехметровых великанов. Такая разница, ко всему, не зависит от возраста. Да, можно сказать, поэтому я довольно среднего роста, хотя и живу не так уж и мало времени на этом свете. Цвет нашей внешности тоже разнится. Хотя у меня янтарно - золотые глаза и темный цвет чешуи, вы запросто сможете встретить здесь многоцветного ящера. Например, ярко – красного или сине – зеленого. И глаза у них могут быть фиолетовыми или цвета бархата. Видите вот там, вдалеке шевелящееся радужное пятно? Эта палитра состоит из разномастных ящеров, собравшихся в одном месте. Должен отметить, что цвет не зависит от пола, хотя есть представительницы прекрасной половины, желающие выделится и меняющие разными способами контрастность рисунка и его значение. Популярный способ выделится среди сверстниц у молодых особ. Впрочем, любые иные физические отличия двух полов я, пожалуй, пропущу. Отдельно стоит отметить способ общения. Контактируем мы чем – то вроде телепатии. Хотя в переводе на ваш язык это звучит как «Язык Рассказчика». Способность, позволяющая понять ход мыслей другого существа и передать их без прибегания к переводчикам. Не стоит путать это с чтением мыслей. Возможно, позже вы поймете в чем здесь кроется разница. Способность такого контакта является присущей всем и каждому из нас без исключения. Даже если способности ящера как рассказчика даются ему плохо. К сожалению, беседовать на этом языке с животными довольно сложновато. До них дойдет смысл, но едва ли они смогут внятно и без изъянов дать ответ. Такое общение утомляет.

Хотите узнать больше о нашем обществе? Что ж, здесь нечего утаивать. Как вы уже, наверное, успели понять, во многом наша культура строится на чтении и пересказе произведений, использовании плодов этого вида творчества. Стихи и проза всех мастей, на разных языках и в разных объемах интересна нам. В каком – то смысле чтение является для нас пищей. Источником жизни. Способом повысить свое мастерство. Вам будет занятно узнать, что это даже источник энергии. Он представлен в виде гигантского гобелена, который посменно читает посменно добрая сотня специальных служащих. За счет этого высвобождается энергия, которая питает часть сооружений работающих исключительно на таком виде энергии, не имеющем ничего общего с технологией или магией. Действительно, сила, которую мы используем, похожа на магию, но, в тоже время, ею не является. Мы способны высвобождать силу, заточенную в произведениях. Совершенно не важно записал ли автор это на книгу, диск или голограмму. Даже если это цветная книжка с картинками для детей, любой из нас сможет высвободить вложенное в нее и воплотить в том или ином виде. Правда, то как удачно все выйдет и насколько будет сильным эффект от такого призыва зависит от того кто высвобождает из произведения записанную в него суть. В лапах двух разных ящеров – рассказчиков слово «молния» будет выглядеть иначе: Один призовет мощнейшую вспышку, которая сожжет тот объект, на который она направлена, другой вызовет маленький электрический разряд, не приносящий существенного вреда. Разумеется, от потенциала источника тоже многое зависит, ровно, как и от его древности, вложенных в него автором чувств и других немаловажных критериев.

Стоит отметить, что ящеры реже являются авторами и чаще – читателями. Пересказать уже имеющуюся историю трудно, но написать ее и продумать еще сложнее. Такой дар среди нас мало кто имеет и редко достигает существенных успехов. Это искусство сродне тому, что вы бы назвали высшей магией. Такая возможность как написать и высвободить свое же творение – очень непроста и требует невероятно много сил. Для многих ящеров это и вовсе невозможно, а кто и в состоянии это сделать, может сотворить эффект из своего творения один – два раза. Плата за это выражается в израсходовании всего запаса Силы Рассказчика, являющейся аналогом манны в магии. К счастью, способность превращать задумки в реальность имеет свойство восстанавливаться и чем – то похожа на восполнение магической энергии, хотя и имеет с этим, на самом деле, не так много общего. К сожалению, эффект от высвобождения своего произведения не будет мощнее прочих. Это одна из причин почему чаще считается гораздо более простым использовать для воплощения чужой труд. Но, как это часто бывает, нужной книги под рукой может и не быть.

В общем, способов и методов использования нашей врожденной способности очень много. Уверен, с течением времени, вы лучше поймете этот принцип. Я сейчас пояснил лишь самые азы для лучшего вашего понимания.

Конечно, читать и пересказывать истории не является чем – то принудительным среди ящеров, хотя и прививается еще с детства. Но, в общем – то, от этого мало кто отказывается. Потерявшие всякий интерес к любому проявлению чтения или пересказа становятся, как ни печально, дикими животными у которых есть лишь зачатки разума. Все их способности утрачиваются. Некоторые из них, все же, возвращаются к прежнему состоянию, но на это уходит очень долгое время. Отсюда, должен сказать, пошло мнение, что мы произошли от некогда диких ящеров, которые каким – то образом пробудили в себе жажду чтения и пересказа творчества, а с этим и разум. Вот только это не так уж и стабильно. С чего это началось и каким образом получило сильный толчок в развитии сказать трудно. Возможно, в этом была задумка древних пилигримов или воля Случая в виде утерянного источника информации, который спровоцировал мутацию.

Стоит отметить, что ящеры реже являются авторами и чаще – читателями. Пересказать уже имеющуюся историю трудно, но написать ее и продумать еще сложнее. Такой дар среди нас мало кто имеет и редко достигает существенных успехов. Это искусство сродне тому, что вы бы назвали высшей магией. Такая возможность как написать и высвободить свое же творение – очень непроста и требует невероятно много сил. Для многих ящеров это и вовсе невозможно, а кто и в состоянии это сделать, может сотворить эффект из своего творения один – два раза. Плата за это выражается в израсходовании всего запаса Силы Рассказчика, являющейся аналогом манны в магии. К счастью, способность превращать задумки в реальность имеет свойство восстанавливаться и чем – то похожа на восполнение магической энергии, хотя и имеет с этим, на самом деле, не так много общего. К сожалению, эффект от высвобождения своего произведения не будет мощнее прочих. Это одна из причин почему чаще считается гораздо более простым использовать для воплощения чужой труд. Но, как это часто бывает, нужной книги под рукой может и не быть.

В общем, способов и методов использования нашей врожденной способности очень много. Уверен, с течением времени, вы лучше поймете этот принцип. Я сейчас пояснил лишь самые азы для лучшего вашего понимания.

Конечно, читать и пересказывать истории не является чем – то принудительным среди нас, хотя и прививается еще с детства. Но, в общем – то, от этого мало кто отказывается. Потерявшие всякий интерес к любому проявлению чтения или пересказа становятся, как ни печально, дикими животными у которых есть лишь зачатки разума. Все их способности утрачиваются. Некоторые из них, все же, возвращаются к прежнему состоянию, но на это уходит очень долгое время. Отсюда, должен сказать, пошло мнение, что мы произошли от некогда диких ящеров, которые каким – то образом пробудили в себе жажду чтения и пересказа творчества, а с этим и разум. Вот только это не так уж и стабильно. С чего это началось и каким образом получило сильный толчок в развитии сказать трудно. Возможно, в этом была задумка древних пилигримов или воля Случая в виде утерянного источника информации, который спровоцировал мутацию.

Производством благ и технологий мы пользуемся не так часто. На самом деле, очень многое было получено при торговле с другими существами. Взамен на технологии и помощь мы оказываем очень широкий круг услуг по переводу рассказов и произведений на разные языки, занимаемся тиражированием в невероятно большое число очень разных носителей информации, восстанавливаем утраченные шедевры, храним и перепродаем первоисточники. Как видите, свое дарование ящеры – рассказчики используют очень мастеровито. Кроме всего прочего нашу планету можно назвать одной большой библиотекой и местом паломничества туристов. Множество рассказов и книг собрано тут и хранится в надлежащем виде на специально отведенных территориях. Очень разных, должен отметить. Чего стоит великая «сто томная ксеноморфная трагедия», чей размер сравним с самыми высокими из небоскребов, построенных человечеством. Дабы прочитать этот оригинал от начала до конца вам придется провести долгое время в сети специальных лифтовых платформ, пристроенных к этому, в прямом смысле слова, монолитному произведению. Внешне оно напоминает огромный камень неестественной формы. А трагедией называется, потому что много жизней было положено на ее создание. А вот чтобы ознакомится с «Последней эпопеей Атлантиды» нужно будет нанимать специально обученный экипаж и лететь в космическом корабле – субмарине, который отправляется в отдельный пространственный разлом на орбите нашей планеты. Он ведет прямиком в ограниченную аномалию. Там, на другом конце, покоится плита протяженностью в три добрых километра. Она расположена на самом дне Марианской Впадины, самой глубокой из всех на Земле. Примечательно, что первые слова эпиграфа в нем звучат так: «Пройди галактику, да опустись на дно, дабы понять Атланта бытие». Обязательно ознакомьтесь при случае с этим изыском, гарантирую, что равнодушным вас он не оставит. Смелое заявление для человека, который находится от своего дома на расстоянии многих тысяч световых лет.

Впрочем, я что – то увлекся. Если подытожить сказанное, то нам недаром дают громкие имена. Чаще всего величают Чтецами и Рассказчиками. Как читателей и переводчиков нас считают одними из лучших. При этом редкий ящер получает титул гениального писателя.

Я вас не утомил? Замечательно. Может, попутно с рассказом проедемся по здешним местам? Уверяю, я выберу наиболее безопасный маршрут, так что о перспективе стать ужином местных фауны и флоры вам не грозит. Даже если на нас нападут, отбить атаку мне не составит труда.

Впрочем, я что – то увлекся. Если подытожить сказанное, то нам недаром дают громкие имена. Чаще всего величают Чтецами и Рассказчиками. Как читателей и переводчиков нас считают одними из лучших. При этом редкий ящер получает титул гениального писателя.

Я вас не утомил? Замечательно. Может, попутно с рассказом проедемся по здешним местам? Уверяю, я выберу наиболее безопасный маршрут, так что о перспективе стать ужином местных фауны и флоры вам не грозит. Даже если на нас нападут, отбить атаку мне не составит труда.

В детстве и юношестве я, как это у вас говорят, не хватал звезд с неба. Мне казалось, что мое призвание будет мало чем отличатся от тех которые выбирают мои сверстники. Например, я мог получить карьеру штатного книгочея или исследователя литературной философии, а, может, приноровившись, стал бы заниматься отловом местных зверей и носил звание профессионального охотника. Не все профессии были одинаково интересны: Я не слишком был уверен, что смогу принять ответственность за сохранение книг и стать опытным библиотекарем, слабо верил и в то, что буду принят в боевую академию, где, даже не взирая, на силу и сноровку кандидатов, по старой традиции просто не брали никого ниже трех метров ростом. В общем, я примерно осознавал по ходу моего обучения искусству Рассказчика, где смогу построить свое будущее. Были у меня планы и на заведение собственной семьи, хотя и еще призрачные для того времени.

Однако, подобно герою какого – нибудь приключенческого романа, я и представить не мог что мое будущее будет по своим очертаниям очень далеко от того что было запланировано.

Итак, теплым утром двадцать восьмого месяца, когда все три спутника нашей планеты ясно виднелись на горизонте светло - зеленого небосвода…

Продолжение следует во второй части.

Скоро на всех мониторах форума.


Последний раз редактировалось LordOfGame; 15.08.2013 в 23:36.
Ответить с цитированием
  #455  
Старый 18.08.2013, 16:55
Новичок
 
Регистрация: 18.08.2013
Сообщений: 3
Репутация: 0 [+/-]
Адская Канцелярия

Название: "Адская Канцелярия" (рассказ)
Автор: Пестряков Кирилл Владимирович
Жанр: юмористическое социальное фэнтэзи
Аннотация: от неразделенной любви изнывают даже могущественные волшебники. Один из них, в конец отчаявшись, решил продать свою бессмертную душу Дьяволу. Однако вместо Князя Тьмы на встречу явился маленький бес.
Увы, в последнее время Дьявол постоянно занят работой с политиками, банкирами, чиновниками и прочими важными людьми. На личную встречу с заурядным еретиком у Князя Тьмы нет времени. По счастью двери Ада открыты для всех желающих. Волшебнику только и нужно, что написать заявление о продаже души. А там его вопросом займутся лучшие специалисты Адской Канцелярии. Никаких проблем не возникнет! Так, во всяком случае, сказал маленький бес и, так он искренне думал сам.
Главные герои: 1) Эдвин – молодой бес. Выпускник Адского Политехнического Университета. Несмотря на юный возраст успел зарекомендовать себя отличным специалистом. Активно поднимается по служебной лестнице. Получил неплохую должность старшего куратора злых договоров, Департамента по переговорам с грешниками. Жаждет увидеть Армагеддон. Не в пример многим демонам, во имя Великого Зла готов отбросить личные интересы.
2) Волшебник - как можно догадаться, волшебник. Ненавидит дурацкие правила, от нежелания им следовать взялся изучать магию. Из-за неразделенной любви решил продать свою душу Дьяволу.
3) Стив Дж. - грешник, томящийся в Аду. Распоряжением Великого Канцлера освобожден от "обязательных мучительных процедур". Занимается разработкой и внедрением в Преисподней инновационных технологий.
3) Урмаолух - черт. Старший мучитель адского общества открытого типа "Пыточная №66613". Честный работяга.
4) Марина - красавица суккуб. Личный секретарь Великого Канцлера. Ответственная и исполнительная девушка. Всеми силами стремится отгородить своего начальника от неприятной обязанности - общаться с подчиненными.
5) лорд Андамелех - Великий Канцлер Ада. Один из старейших и могущественнейших демонов. Давний соратник Князя Тьмы. Основатель и бессменный руководитель Адской Канцелярии.

1 часть
Скрытый текст - <Текст>:

I

«Пора! – подумал волшебник, - больше ждать нельзя! Иначе не успею провести ритуал к полуночи».
Однако волшебник колебался. К сорока годам он успел накопить немало грехов, и на местечко в раю уже не рассчитывал. Но… неисповедимы пути Господни. Как знать, вдруг вместо ада присудят пару тысяч лет чистилища? Тоже не сахар, но продать душу Дьяволу! Здесь обратного пути не будет.
С другой стороны, Бога пока ещё никто не обманул, а вот Дьявола…это случалось!
«Нельзя надеяться на милость Божью, - решил волшебник, - мастер магии рассчитывает лишь на себя и свою волю. У меня всё получится».
Стрелка на старинных механических часах сдвинулась на одно деление. Минута. Ещё одна минута потерянного времени. Полночь приближается. Волшебник понимал, он уже опаздывает. Дьявол шутить не будет. Один начерченный впопыхах неверный символ, одно небрежно произнесенное слово, и защита его магического круга ослабнет, а тогда…тогда повелитель преисподней заберет его душу, не даровав взамен ничего. Дьявол – не мелкая адская тварь, которую можно отпугнуть простым оберегом.
Ноги волшебника стали будто ватными, на лбу выступили капельки холодного пота.
«Как зеленый ученик, право слово! - упрекнул он себя, - давай, начинай».
Но начать было трудно. Часовая стрелка с равнодушной точностью забрала ещё одну минуту драгоценного времени. Волшебник застыл словно статуя. Один шаг и назад дороги нет! Волшебнику не хотелось шевелиться, дыхание давалось ему с трудом, но, всё же…всё же он сделал шаг вперед, преодолев двухминутную слабость. Магия – призвание сильных духом.
Облачившись в черную мантию и пристегнув к поясу длинную серебряную шпагу, волшебник направился в центр ритуальной комнаты. Взяв кусочек белого мела, освященного его лучшим другом епископом, волшебник натренированной рукой без подручных инструментов начертил на полу идеально ровный круг диаметром в два шага.
Опустившись на колени, адепт черной магии стал аккуратно выводить имена великих архангелов – борцов с адскими тварями. Каждую букву священных имён волшебник сопровождал молитвой. Человеку, решившему призывать дьявола, надлежало быть святее праведника. Недаром за тридцать дней до ритуала волшебник соблюдал строгий пост, воздерживался от удовольствий и раздал почти треть личного состояния на милостыню. Городские нищие были счастливы, как и продавцы дешевого спиртного. Гуляния продлились несколько дней, завершившись песнями, плясками, драками, поножовщиной и двумя трупами. Такова судьба! С подозрительной частотой благо одного приводит к грехопадению другого. «Милостыня оказалось нечистой», - сказал его друг-епископ.
Закончив писать имена архангелов, волшебник начертил внутри каждой четверти круга священные печати Бога. Обычно они не требовались, но Дьявола ангелы могут и не остановить. Волшебник решил, дополнительная осторожность ему не помешает.
Отложив мел, колдун поднялся на ноги и внимательно осмотрел защитный круг. На первый взгляд ошибок не было, но адепт магии никогда не доверял первому взгляду. Дважды перепроверив рисунок (Дьявол, как известно, обитает в мелочах) волшебник приступил к созданию «круга вызова».
Белый мел сменился красным. В центре второго круга волшебник начертил пентаграмму, поставив на её лучах пропитанные кровью свечи. В центр пентаграммы чернокнижник перенес невысокий круглый столик. Волшебнику так и не удалось очистить его поверхность от подозрительных красных пятен. Столик использовался в качестве алтаря.
Оставалась последняя деталь – жертва. Её волшебник подобрал заранее. Жирный черный как уголь петух мирно спал в клетке, не подозревая о своей скорбной участи. Как и полагается настоящему петуху, на восходе солнца он собирался проснуться и возвестить миру о начале нового дня.
«Всё готово, - убедился волшебник, - как раз успеваю!».
Минутной стрелке оставалось пройти до полуночи пятнадцать делений.
Удовлетворенно кивнув, волшебник зажег свечи, а затем, взяв в руку жертвенный нож, сделал надрез на собственном запястье. Кровь чернокнижника окропила алтарь. Волшебник произнес заклинание, и линии пентаграммы засветились красным цветом. Силы ада почувствовали зов, но пока не торопились появляться. Пентаграмма казалась огромной пастью хищника.
Волшебник достал из клетки петуха и прижал птицу к алтарю. Удивительно, но петух не испугался. Вытянув шею, он больно клюнул своего обидчика! Однако подобный пустяк не нарушил сосредоточенность опытного мага.
Высвободив правую руку, волшебник обнажил шпагу и нанес удар, пригвоздив петуха к столу. Птица забилась в беспомощном отчаянии. Волшебник поспешно отскочил в белый круг и начал читать длинное заклинание.
Садистский удар не убил петуха мгновенно. Силы ада любили муки жертв. Несчастная птица умерла ровно в полночь, в тот миг, когда волшебник закончил читать своё длинное призывание.
- Явись же ко мне, Дьявол! Приди – властитель преисподней! У меня есть к тебе предложение!
Из-под алтаря повалил черный дым. В комнате запахло серой.
- Да-да! – произнес волшебник, - приветствую, тебя, Дья…ЭЭЭ…А КТО ТЫ?!
Когда туман рассеялся, в пентаграмме действительно появилась адская тварь. Вот только волшебник считал, что Дьяволу выглядит куда внушительней. Разумеется, до сих пор вживую видеть Князя Тьмы колдуну не приходилось, хватало ума не связываться; но старинные гравюры наглядно рисовали картину исполинского великана, с массивными бараньими рогами, длинной козлиной бородой, огненным горящим взглядом и громоздким трезубцем в руках. Вместо этого перед волшебником предстало невысокое, едва-едва достающее ему до пояса существо, облаченное в элегантный черный костюм с ярко-желтым галстуком. Не будь адская тварь лысой, и её маленькие рожки, напоминающие шипы, никто бы и не разглядел. О сходстве с дьяволом говорили лишь: огненно-красная кожа, маленькие раздвоенные копытца, проглядывающие из-под отглаженных брюк; да серый ослиный хвост, которым существо машинально виляло из стороны в сторону.
Вместо яростного дьявольского взора чернокнижника встретил печальный слегка затравленный взгляд. В руках гость держал не острый трезубец, а маленький кожаный дипломат.
- Приветствую! – обратилось существо, - Дьявола вызывали?
- Да-да, - ответил волшебник, - а ты…это….
- Конечно, нет, - отмахнулось существо, - я – бес. Слуга Преисподней. Моё имя – Эдвин. Будем знакомы?
Гость приветливо улыбнулся и протянул руку, волшебник едва-едва не подал свою. Лишь в последний момент он опомнился и остановился, не став выходить из круга. Дьявол славится коварством. Вдруг это всё розыгрыш? Зачем заключать сделку, если душу можно заполучить обманом?
Бес улыбнулся.
- Понимаю, безопасность превыше всего! – сказал он.
Вернувшись к алтарю, бес выдернул оскверненную черным колдовством шпагу. Пощёлкав языком, слуга ада с видимым удовольствием осмотрел оружие, потрогав пальцем лезвие.
- Когда ещё представится случай подержать в руках серебро, - произнес Эдвин, - к тому же когда-то освященное. Может, подаришь?
Волшебник не ответил. Всё пошло уж как-то слишком не так. Старинный черный гримуар, купленный у старьевщика, по-другому описывал встречу с темными силами.
- Ну, нет, так нет. Понимаю, жадность, - сказал Эдвин, - что ж, смертный грех наша контора может только поощрять.
- Контора? – удивился волшебник.
- Адская канцелярия, - пояснил бес.
Разочарованно отложив шпагу, Эдвин вернулся к алтарю. Отбросив мертвого петуха, бес достал из кармана носовой платок и тщательно вытер кровь со стола. Закончив работу, Эдвин поставил на алтарь свой дипломат.
- Есть стул? – поинтересовался бес, - не люблю писать стоя!
По-прежнему не говоря ни слова, волшебник указал на маленький треножник в углу.
- Надеюсь, не освященный? – поинтересовался бес.
Волшебник отрицательно помотал головой.
- Хорошо, а то знаю я вашего брата. Священники только на вас и работают. По данным отдела порчи святых реликвий почти треть воды, благословенной в храмах, приобретается и используется колдунами в ритуалах. Освящают чернокнижники всё и вся. Хотя… Знаю я лентяев из отдела порчи святых реликвий. Соврут недорого возьмут. Лишь бы самим не работать. Дескать, зло оно и без нашего участия на Земле побеждает. Однако я не верю. Вы же сотворены по образу и подобию Божьему, стало быть, к свету тянетесь.
«Это вряд ли», - подумал волшебник.
- Ладно, к делу, - продолжил бес, устраиваясь поудобнее на треножнике, - цель вызова?
И тут волшебника прорвало.
- Вообще-то я призывал дьявола! Самого дьявола!
- Дьявол занят, - отрезал бес.
- То есть как?
- Мужик, ну, подумай немного головой. Вас много, а Дьявол один.
- Но в моём гримуаре…, - начал было волшебник.
- Так он, небось, ещё в средние века написан.
- Да, и я…
Ну…друг, - перебил бес, - давеча и до ветру ходили реже. Инквизиция недаром свой хлеб ела, и колдунов, в отличие от судов над ними, было не в пример меньше. А как все запреты сняли, развелось вас, как собак нерезаных, вернее, на кострах не сожженных.
Волшебник открыл рот от изумления.
- И Дьявол теперь не появляется?
- Почему же? Приходит, но… Ты уж не обижайся, дьявол удостаивает личным визитом шишки поважнее, - развел руками Эдвин, - короли, там всякие, политики, архиепископы, банкиры и так далее. От них КПЗД выше!
- КПЗД?
- Коэффициент полезности злых деяний, - объяснил словоохотливый бес.
Отчего-то последняя фраза совсем расстроила волшебника.
- Выходит, моя душа Дьяволу не нужна и договора не будет?
- Не говори ерунды! Наш лозунг: «Двери ада открыты для всех!». Будет тебе договор в лучшем виде, не переживай.
- Но договор можно заключить лишь с Дьяволом!
«Сомневаюсь я в твоём могуществе – бес», - подумал про себя волшебник.
- Разумеется, сейчас мы с тобой составим заявление. Адская канцелярия его рассмотрит и направит на утверждение Князю Тьмы. Не переживай! Ад – это не банк, и процент отказов у нас довольно низкий. Денька через два ты меня снова призови, и, если всё хорошо, я вернусь уже с договором. Тебе останется только расписаться, и после смерти демоны заберут твою душу в ад.
- Ясно, - только и смог пробормотать волшебник.
- Вот и хорошо, - сказал бес, - надо работать. Свечи скоро погаснут. Да, и засиживаться мне ни к чему.
Открыв дипломат, бес вытащил нечто сильно похожее на бланки.
- Значит, вы желаете продать душу? – спросил он.
Волшебник кивнул.
- Так-так-так, - сказал бес, уткнувшись в бумаги, - это заявка-приглашение на участие в шабаше, это заявление о посылании к дьяволу, это тоже не то…
Волшебник закрыл глаза. Магия - великое запретное искусство, вдруг начала казаться ему обыденной рутиной. Мрачные тайны, передаваемые из уст в уста; зашифрованный книги; скрытые встречи с коллегами и, конечно же, знаменитый, свойственный только магии, налет очарования. Чувство причастности к чему-то необычному! Всё это, в глазах волшебника, говорливый бес только что безжалостно осквернил паршивыми бланками.
- Ага, нашёл! – обрадовался Эдвин, - заявление на заключение договора о продажи души. Великолепно.
Довольно потерев руки, бес убрал лишние бланки и взял в руки перо.
- Душа, - задумчиво произнес он, - одна штука.
- Души не измеряются в штуках, - вяло запротестовал волшебник.
- Стандартизация, - отмахнулся бес, - итак, раздел первый – «тип души». Три варианта: белая, черная и серая. Лишнее зачеркнуть.
Эдвин задумчиво посмотрел на волшебника.
- Нет, на черную не тянешь, - объявил бес, - не такой уж ты злодей. Праведником и подавно не являешься. Пусть, будет серая. Что там дальше? Ага, графа – «Девственник». Да или нет?
- Нет! – решительно отозвался волшебник.
Бес почесал пером за ухом.
- Не моё дело, конечно, - сказал он, - но, смотри, продешевишь! Девственная душа выше ценится. Правда и врать не советую, в аду всё вскроется.
- Нет, не девственник, - поколебавшись, подтвердил волшебник
Бес пожал плечами.
- Ну, и молодец. Дальше у нас, позиция: «вид предложения смертного». Итак, за свою душу ты требуешь, категории: смерть врагов, богатство, любовь, власть, волшебная сила, призыв мертвого, другое. Нужное подчеркнуть.
Эдвин вопросительно посмотрел на волшебника, тот слегка замялся. Разумеется, перед ритуалом мужчина, как подобает настоящему магу, вызубрил каждое слово своей просьбы, проверив её на наличие всех возможных и невозможных лазеек. Однако нелепость происходящего выбила чернокнижника из колеи. Ему понадобилось время, чтобы вспомнить. Протянув руку в потайной карман мантии, волшебник достал и показал бесу небольшую фотографию, на которой целовалась, упиваясь любовь друг другу, молодая пара.
- Он должен умереть в муках, она стать моей рабыней до конца наших дней, - заявил волшебник, - платой станет моя бессмертная душа.
Кивнув, Эдвин подчеркнул в бланке два пункта: «смерть врагов» и «любовь».
- Девушку ты получишь, - произнес он, - а что насчет него? Он добрый или злой человек? Ходит ли в церковь? Помогает бедным?
- Это имеет значение?
- Да. Некоторые люди находятся под защитой ангелов-хранителей. Их сложно убить. Не то, чтобы совсем невозможно, но цена другая. Твоей души, тем более не девственной, может и не хватить.
- Он юрист, - пояснил волшебник.
- Аааа! Ну, тогда никаких проблем, - улыбнулся бес, - все юристы попадают в ад.
- Вообще, все?
- Да. В рай их не пускают, и правильно делают. В аду от них спасения нет! Канцелярия доверху завалена обращениями и исковыми заявлениями. Не сомневайся! Юрист умрёт жуткой смертью и, буквально, за десятую часть обычной цены. У меня есть несколько знакомых палачей-демонов, жалобы на которых были …мммм…. частично удовлетворены, так они готовы ещё и приплатить за право выпотрошить юриста.
Эдвин задумчиво уставился в потолок и что-то забормотал про себя.
- Проси больше, - радостно объявил он, спустя минуту, - всё ж бессмертную душу продаёшь, пока мы с тобой в лимит укладываемся.
- Тогда богатство, чтобы жить в роскоши до конца своих дней, - решил волшебник.
- До конца твоих дней, не обещаю, - заметил Эдвин, - одному Богу известно, сколько ты ещё проживешь, но лет на десять обеспечим.
- Хорошо, я согласен.
- Ну, и чудесно.
Бес продолжил заполнять бланк. Волшебнику пришлось терпеливо ждать.
- Готово! – наконец, сказал бес, - распишись, здесь, здесь и здесь. Поставь дату, а на обратной стороне, укажи: «вариант заявления зачитан мне сотрудником адской канцелярии вслух, со всем согласен, претензий не имею».
- Так ты же мне ничего вслух не зачитал! - возразил волшебник.
Эдвин закатил глаза.
- Это формальность. Я же объяснил, в аду развелось СЛИШКОМ много юристов! Ну, если хочешь, могу и зачитать. Но свечи на пентаграмме вот-вот погаснут. Если я не успею, тебе придется вызывать меня заново. Без твоей подписи заявление ничтожно. Адская канцелярия его не примет.
- Хорошо, давай.
Подпись была поставлена. Душу волшебника теперь могло спасти лишь одно…




II

Величественное здание адской канцелярии находилось в одном из самых живописных мест Преисподней. Размерами оно уступало лишь дворцу князя Тьмы. Дабы тридцать тысяч тружеников пера и чернил могли вольготно разместиться в одном месте, строители возвели в жерле действующего вулкана огромную башню, упирающуюся шпилем в земную твердь.
Вокруг северного подножья вулкана протекала река Отчаяния. В её водах тонули души миллионов сдавшихся на волю судьбы грешников. Южный склон огибала река Бурлящей Крови. Ветер, задувавший с западных пещер, забрасывал канцелярию клубами ароматной серы. Лишь на востоке не оказалось ничего интересного! Обычный пейзаж, который встретишь в любом уголке ада – черная земля, огненные гейзеры, реки лавы и тому подобная опостылевшая местным жителям картина.
По негласной иерархии окнами на восток выходили служебные помещения наименее значимых Департаментов. Кто более, а кто менее значим, определялось тайным способом, известным лишь Великому Канцлеру Ада - лорду Андамелеху, чей огромный кабинет, занимал весь нижний этаж здания (поближе к адскому пламени).
Переселение «на восток» означало для адских тварей воистину адовы муки. От физической боли никто не страдал, но для работников канцелярии, не было во Вселенной более значимой и актуальной проблемы, чем расположение окон кабинетов. Большинство внеслужебных разговоров, так или иначе, сводилось к столь важной теме. Некоторые работники смели утверждать (громче, чем на полшёпота), что Великий Канцлер всерьез занимается лишь распределением помещений.
Эдвин к таковым смутьянам не относился. Бумажная работа, от которой любого порядочного демона тошнило, приносила ему странное удовлетворение. Бес трудился усердно, заполняя документы аккуратным, не свойственным адским тварям каллиграфическим подчерком.
Князь Тьмы утверждал - если каждый демон будет добросовестно выполнять свои обязанности, то Армагеддон настанет уже скоро, и Эдвин работал с полной отдачей. Бес верил, недалек тот день, когда он отправится на поверхность и будет наблюдать за страданиями жалких людишек.
Душу Эдвина грело знание того, что в огромном проекте Армагеддона будет частичка и его труда. К сожалению, сдача проекта затягивалась. Лет эдак на тысячу! Но бес, регулярно посещая Землю по работе, не сомневался – Ужасный Конец близок.
Добросовестным трудом Эдвин заслужил расположение начальства. Окно его крошечного кабинета выходило на север. И пусть ещё двести лет назад занимаемая бесом комнатка использовалось в качестве подсобки для хранения инвентаря, сам факт обладания личным кабинетом изрядно повышал статус Эдвина в канцелярии. Многим работникам приходилось сидеть в коридорах, на лестничных площадках между этажами, и даже в вентиляционных шахтах. Свободных помещений катастрофически не хватало. В спроектированном на тридцать тысяч демонов здании сегодня трудилось без малого полмиллиона адских тварей.
Окно на север, личный кожаный дипломат, собственный стол – не так плохо для молодого специалиста всего триста лет отроду. Бес знал, его начальник уже беспокоится. Заботливые подчиненные – завистники Эдвина, не преминули подарить шефу на тысячелетний юбилей забавную книжку: «Как не допустить, чтобы вас подсидел молодой выскочка». Начальник, собравшись с силами, прочёл пухлый том, хотя обычно ему с трудом давались самые короткие служебные письма.
Когда ритуал призыва закончился, Эдвин телепортировался в свой кабинет. Протиснувшись между стеной и столом, бес открыл крошечное окно. Порыв ветра принес в кабинет запах свежей серы.
Бес позволил себе расслабиться. Денек выдался нелегкий. В дипломате лежали: два заявления о продаже души и пять приглашений на шабаш. К сожалению, из двенадцати вызовов пять оказались ложными. Ведьмы наивно рассчитывали, что Князь Тьмы без промедления явится на шабаш и вступит с ними в половые отношения. Появление вместо могучего Дьявола низкорослого беса обескуражило девушек.
«Ну, и, ладно, - подумал Эдвин, - призовут ещё раз. Куда денутся?».
Желание некоторых ведьм «снести дьявольское семя» носило воистину маниакальный характер. Каждая девушка верила, именно ей суждено родить Черного Властелина, который погрузит весь мир во Тьму! А какая женщина не хочет счастья для своего ребенка? Регулярно читая корпоративную газету - «Будни Адской Канцелярии», Эдвин знал, по информации Департамента демонических сношений, сыновей Дьявола на земле разгуливало едва ли меньше, чем потомков Чингисхана. Армагеддон же пока не наступил.
«Необходимо увеличить КПЗД, - решил бес, - следует написать в Департамент демонических сношений. Пусть объяснят ведьмам, что не стоит призывать Князя Тьмы на шабаш за пять минут до начала оного».
Эдвин не любил откладывать принятые решения. Блокнотом бес принципиально не пользовался. Заметки, по его мнению, делали лишь за тем, чтобы с чистой совестью о них забыть. Писанина имела свойство накапливаться, словно снежный ком. Блокнот заканчивался, и работник Адской Канцелярии заказывал себе новый – чистый и приятный на ощупь. История повторялась до бесконечности.
Взяв со стола чистый лист и перо, Эдвин написал:
«Объясните тупоголовым ведьмам, что встречу с Князем Тьмы нужно за две недели согласовать с представителем Ада!».
К сожалению, столь лаконичная служебная записка, отнявшая у беса пять секунд рабочего времени, никуда не годилась. Секретариат подобный документ не заверит.
Печально вдохнув, бес взял новый лист. Подняв голову, Эдвин осмотрел длинный, напоминающий простыню свиток, висящий на стене. В нём перечислялись имена руководителей всех Департаментов. Секретариат обновлял и распространял список каждую неделю.
Найдя нужное имя, Эдвин начал сочинять письмо:
«СЛУЖЕБНАЯ ЗАПИСКА
КОМУ: начальнику Департамента демонических сношений, господину Мутножилу.
ОТ КОГО: от начальника Департамента по переговорам с грешниками, господина Пофигнавсёжа.
Уважаемый Мутножил, в связи с постоянно увеличивающимся процентом ложных вызовов кураторов злых договоров, прошу вас организовать мероприятия по информированию ведьм о порядке их доступа к детородному органу нашего Великого Князя Тьмы. Есть основания считать, что правила шабашей, описанные в черных гримуарах пятисотлетней давности, более не отвечают современным условиям организационной работы Ада и вводят ведьм в заблуждение. Некорректная информация приводит к недопониманию между еретичками и кураторами злых договоров. В результате наши работники вынуждены тратить дополнительное время на объяснения с ведьмами, это изрядно увеличивает нагрузку на кураторов и повышает долю отказов от приглашения Князя Тьмы на шабаш. Как следствие снижается КПЗД. О принятом вами решении, прошу сообщить. Подпись: господин Пофигнавсёж. Исполнитель письма: Эдвин, старший куратор злых договоров».
Отложив перо, бес перечитал написанное. К сожалению, этот вариант тоже никуда не годился. Секретариат, может, и пропустит, но прежде чем письмо туда попадет, его необходимо подписать у Пофигнавсёжа (Эдвин по своему статусу не имел права обращаться напрямую в параллельный Департамент). Увы, чтобы получить вожделенную закорючку начальника, бесу предстояло пройти Кровомару – старого вредного суккуба, помощницу Пофигнавсёжа по работе с документами. Свою единственную обязанность карга видела в «заворачивании» проходящих через неё писем. Суккуба абсолютно не интересовало их содержание, зато ЧРЕЗМЕРНО волновала форма. Старуха постоянно возвращала исполнителям их «нелепую писанину, заполненную неуместными оборотами речи». Эдвин подозревал, что за всю жизнь суккуб прочла лишь одну книгу: «Правила деловой переписки», изданную её родным братом, и с тех пор заставляла всех (включая самого господина Пофигнавсёжа) следовать указанным в ней правилам.
Закрыв глаза, Эдвин вновь услышал в голове скрипучий голос Кровомары:
- Письмо, мальчик, это лицо! Лицо Департамента! Нашего Департамента, если ты не понял. Неважно, какую чушь пишут другие, они не работают в НАШЕМ Департаменте. Поэтому давай-ка покажем, что у НАШЕГО Департамента на месте лица находится именно лицо, а не задница!
Дальше следовало несколько десятков исправлений.
Кровомара, разумеется, была права, но Эдвин не переставал сожалеть о часах рабочего времени, затраченных на доказательство того, что «на месте лица у Департамента находится именно лицо». Бес считал, что есть дела поважнее. К сожалению, Кровомара была непробиваема, а ссориться с ней Эдвину не хотелось.
Обычная история. Во всех Департаментах обитали злобные суккубы, с которыми боялись связываться. Знали, будут проблемы. Причем, что это будут за проблемы, никто не знал, однако, не связывались. Себе дороже.
Тяжело вздохнув, Эдвин принялся исправлять письмо:
Во-первых, фраза «с постоянно увеличивающимся процентом ложных вызовов» требовала подкрепления статистикой.
- А что именно, господин куратор, вы подразумеваете под ложным вызовом? Разве сам факт черного ритуала не есть злое деяние? А раз уж вы, господин куратор, считаете ложным вызовом безрезультатные переговоры с ведьмами, то нужно приложить график, показывающий динамику подобного явления за последние сто лет. Может, у остальных кураторов всё в порядке? А ваш личный опыт является результатом вашей же неэффективной работы, - вслух произнес бес, подражая скрипучему голосу Кровомары.
К сожалению, собрать статистику означало убить весь рабочий день. Помимо сомнительного удовольствия «подышать клопами в архиве» (противные насекомые умудрились прижиться даже в аду) придется купить девочкам-архивариусам по шоколадке с начинкой из крови младенцев.
- Когда же, наконец, у этих стерв диабет обнаружат?! - ругнулся Эдвин.
Взвесив все «за» и «против» бес решил просто вычеркнуть скользкий фрагмент, указав лишь на наличие факта ложных вызовов из-за «плохой осведомленности ведьм».
Далее, во фразе: «…к детородному органу нашего Великого Князя Тьмы», следовало убрать слово «нашего».
«За подобное словечко можно и выговор схлопотать, - испуганно подумал бес, - Князь Тьмы он же не только наш, а, так сказать, Всеобщий и Всеохватывающий»
Фраза: «Есть основания считать…» тоже не годилась. Какие такие основания? Кто их выдумал? Кто утвердил?
- Не порите отсебятину, товарищ, - продолжил разглагольствовать Эдвин, - не нужно казаться умнее всех.
В конце предстояло решить самую сложную задачу! Следовало что-то сделать с выражением: «прошу вас организовать мероприятия...». Здесь имелся тонкий момент. С одной стороны просьбу следовало конкретизировать. Однако подробные разъяснения могли показаться специалистам параллельного Департамента оскорбительными. Мол, почему вы учите нас делать нашу работу?! Самыми умными себя посчитали? Мы тоже не дураки, своё дело знаем!
К сожалению, Эдвин понимал - расплывчатые просьбы дают расплывчатые ответы. Напишешь: «прошу вас организовать мероприятия…», и тебе ответят: «мероприятия организованы». И ВСЁ! Понимай, как знаешь! Думай, что хочешь! А Эдвин не любил пустых переписок.
Покачав головой, бес пробормотал заклинание. Толстенная книга: «Правила служебной переписки» поднялась в воздух и пролетела в руку куратора.
«Нужно побыстрее разобраться с вонючим письмишком», - решил Эдвин, - «мне ещё договор о продажи души оформлять!»


III

Три часа напряженного сочинительства окупились с лихвой, Кровомара без лишних претензий взяла письмо и даже соизволила похвалить. Уже скоро бумага ляжет на стол господину Пофигнавсёжу, затем направится в секретариат, затем... впрочем, какая разница? Довольный, что сделал нужное дело, Эдвин направился в холл канцелярии к питьевым автоматам. С удовольствием выпив стакан крови девственниц, бес начал ловить томные взгляды сидящих в приёмной молодых суккобок.
«Жизнь прекрасна», - подумал слуга ада.
Неожиданно установленная рядом с кровяными автоматами каменная горгулья ожила. Открыв большой зубастый рот, статуя возвестила:
- Старший куратор Эдвин, срочно вернитесь в свой кабинет!
«Жизнь тухлый навоз», - подумал слуга ада.
Выбросив в урну недопитый стакан с кровью, Эдвин метнулся к себе. Обладая тонким слухом, он успел расслышать сплетни суккубов. Девушки уже начали обсуждать причины столь неожиданного вызова. Одна красотка бросилась к переговорному кристаллу и, произнеся заклинание, начала поспешно докладывать о том, что одному бесу устроят головомойку (для поощрения по горгульей связи ещё никого не вызывали), а тогда кабинет может освободиться.
«Интересно, ради кого старается?», - подумал Эдвин, - «друг, любовник, родственник? Всё, может быть…».
Ненавидя до тошноты подобные игры, бес всё больше и больше подсаживался на них. Действительно, ну, какое ему дело до нахальной суккуба и её тайного дружка? Проблем что ли не хватает? Или Армагеддон уже наступил и можно не работать? Ничего похожего.
Увы! Эдвин всё чаще замечал за собой непозволительную трату умственных ресурсов, вызванную анализом канцелярских интриг и сплетен. Другими словами, бес становился таким же, как все, и его это начинало беспокоить. Сходив несколько раз на главный праздник ада – День Вкушения Запретного Плода, Эдвин знал - нет более говорливой бабы, чем пьяный мужик. Бес не понимал, почему сплетни занимают демонов больше, чем их непосредственная работа? Разве адские твари созданы не для того, чтобы творить зло?
Вернувшись в кабинет, бес обнаружил на столе развернутый свиток, усыпанный подписями и печатями, словно рождественская елка. Эдвин застонал. Рюмка паленой водки сокращала жизнь на час, засмоленная сигарета на десять, подобные свитки отнимали недели драгоценного существования. Особенно скрепленные черной печатью Великого Канцлера и красной пентаграммой Князя Тьмы.
Сев за стол, бес начал читать:
Запрос: «Что происходит на Земле? Достаточно ли накопилось грехов, чтобы начинать Армагеддон? Ответ предоставить через десять дней. Подпись: Князь Тьмы – Люцифер».
Первая резолюция: «Оригинал документа направить в Департамент Адской Статистики. Определить необходимые параметры для удовлетворения запроса и сформировать единый отчет. Ответственными за предоставление информации считать руководителей всех Департаментов. Ответственным за свод информации и формирование единого отчета считать начальника Департамента Адской Статистики. Согласованный со всеми руководителями высшего уровня отчет предоставить мне на утверждение в течение девяти дней. Подпись: Великий Канцлер Ада – лорд Андамелех».
Вторая резолюция: «Разослать документ всем руководителям высшего звена, потребовать от них собрать информацию за семь дней. Подпись: начальник Департамента адской статистики».
Третья резолюция: «Уважаемый начальник Департамента Адской Статистики, прошу подробно разъяснить - в какой именно форме следует направить отчет? Так же прошу ТОЧНО определить количество грехов, числа которых будет достаточно для успеха Армагеддона. Ответ прошу дать завтра. Подпись: начальник Департамента по контролю над занудами».
Четвертая резолюция: «На небе облака покрылись желтыми пятнами! По земле идет коричневая чума, и восстает красная зря! Это знаки! Жги! Убивай! Бей всех! Подпись: начальник Департамента по контролю над буйными психами».
Пятая резолюция: «Выписать Начальнику Департамента по контролю над буйными психами внеочередную путевку. Проследите, чтобы ему выдали палату с мягкими стенами. Начальнику Департамента Адской статистики приказываю разработать требуемую форму отчетности. Срок исполнения – один день. Подпись: Великий Канцлер Ада – лорд Андамелех».
Шестая резолюция: «Просим указать в ответе многоуважаемому Князю Тьмы, что Армагеддон нельзя проводить немедленно, т.к. согласно Приказу №666 от 06.06.666, нас обязаны известить об Ужасном Конце за 666 дней до его начала, иначе мы не успеем провести на Земле предупредительные мероприятия (темные знамения) и запустить начало процесса. Подписи: внештатные сотрудники ада – Брань, Глад, Мор и Смерть»
Седьмая резолюция: «Начальникам всех Департаментов Адской Канцелярии. Господа, прошу вас явиться на внеочередное совещание, посвященное формированию отчета для Князя Тьмы. Опять пошла какая-то галиматья с обязанностями. Кто должен предоставить данные о количестве детоубийц? Департамент чудовищных преступлений «кивает» на Департамент изуверских преступлений, те в свою очередь, на Департамент по контролю над маньяками, те на Департамент по контролю над буйными психами. Департамент по контролю над буйными психами ничего сказать не может, поскольку у них сменилось руководство. Давайте соберемся и обсудим, кто за что отвечает? Срок – следующий день от даты настоящего письма. Подпись: начальник Департамента адской статистики»
Восьмая резолюция: «Выбранная начальником Департамента адской статистики дата совещания не годится, поскольку в обозначенный день на Земле состоится саммит лидеров мировых держав. Работники канцелярии входят в состав делегаций стран-участниц. Их отсутствие сорвет саммит! Важнейшие мировые решения не будут приняты. В результате уровень жизни людей на Земле возрастет, что снизит КПЗД и, возможно, заставит пересмотреть сроки начала Армагедонна. Подпись: начальник Департамента по контролю над политиками и особами королевской крови»
Девятая резолюция: «Тогда совещание переносится на следующий день. Подпись: начальник Департамента адской статистики»
Десятая резолюция: «На следующий день тоже нельзя. На Мальдивских островах состоится встреча глав мировых наркокартелей. Будет обсуждаться важнейший вопрос о переделе сфер влияния. Между прочим, мне так и не пришли инструкции о том, в каком именно решении заинтересована Адская Канцелярия? С одной стороны, можно всех перессорить и начать войну между картелями, что обернется «кровавой баней», однако, снизит объемы мировой торговли наркотиками. Я месяц назад направлял в Департамент расчета злодейской эффективности запрос о том, что даст больший КПЗД? Война или мир? Подпись: начальник Департамента по работе с незаконными и законными преступными организациями»
Одиннадцатая резолюция: «Предлагаю назначить совещание по вопросу: «о согласовании даты проведения другого совещания, посвященного разработке формы отчетности по запросу Великого Князя Тьмы!» Подпись: начальник Департамента внутреннего аудита и снижения бюрократических барьеров Адской Канцелярии».
Двенадцатая резолюция: «Вы что там все из ума выжили?! Подпись: начальник Департамента адской статистки».
Тринадцатая резолюция: «Господа начальники Департаментов, так мы ни до чего не договоримся! Предлагаю размножить письмо и спустить его до всех старших исполнителей. Пусть, подсчитают количество грехов, прошедших по их заявкам и документам. Затем распишут всё это дело в динамике за последние две тысячи лет и, если КПЗД вырос на 500%, то Армагеддон можно начинать. Подпись: начальник Департамента по контролю над бесполезными чиновниками».
Четырнадцатая резолюция: «Вот! Единственная светлая голова в Канцелярии, после меня, разумеется. Приказываю: а) Поднять начальнику Департамента по контролю над бесполезными чиновниками оклад на 20%, б) Рассмотреть вопрос о выделении начальнику Департамента по контролю над бесполезными чиновниками нового кабинета, в) Принять Резолюцию №13 к исполнению. Подпись: Великий Канцлер Ада – лорд Андамелех»
Пятнадцатая резолюция: «Распоряжение Великого Канцлера будет исполнено, но нельзя ли уточнить, почему КПЗД должен вырасти именно на 500%? У Князя Тьмы могут возникнуть вопросы. Возможно, в ДНиП есть ссылка? Подпись: начальник Департамента по контролю над занудами».
Шестнадцатая резолюция: «Не стоит подключать к работе Дьявольские Нормы и Правила. Они сейчас пересматриваются Департаментом злых инструкций. Примерный срок окончания работ – 200 лет. Пусть, будет не 500%, а 666%. Князь Тьмы останется доволен. Начинайте уже ишачить, господа, сроку осталось три дня! И перед тем, как волшебники секретариата размножат письмо, потрудитесь стереть вашу писанину. Подпись: Великий Канцлер Ада – лорд Андамелех»
Семнадцатая (ПОСЛЕДНЯЯ) резолюция: «Эдвину, для работы. Подпись: начальник Департамента по переговорам с грешниками».
- Всё-таки, господин Пофигнавсёж так и не научился читать письма и резолюции, - произнёс бес, а затем сел и горько заплакал.
Сроку оставалось два дня…


IV

С двенадцатым ударом старинных механических часов на алтаре умер белый петух.
- Принес? – спросил волшебник, когда дым над пентаграммой рассеялся.
Эдвин посмотрел на него ошалелым взглядом. Чернокнижник слегка смутился. Сегодня бес выглядел иначе. Желтый галстук задрался, на элегантный брюках появились складки. Лицо куратора покрыла густая щетина, а огненно красная кожа не смогла скрыть темные круги под глазами. Главное - если раньше бес гордо держал осанку, отчего казался выше и солиднее, то сейчас Эдвин неуклюже сгорбился и втянул шею.
«Черт знает что! – подумал волшебник, - если дальше так пойдет, адским тварям останется лишь давить на жалость. Продайте душу, Бога ради!»
- Ээээ… Цель вызова? – выдавил из себя Эдвин.
- Договор! – подсказал волшебник.
Бес звонко ударил себя ладонью по лбу.
- Точно! Договор! - произнес он, - извини, друг, пока не готов.
- Как так? – удивился волшебник.
Бес замялся. Признаваться в том, что заявление о продаже души по-прежнему лежит на письменном столе, ему не хотелось.
- Призови через недельку! – с места в карьер предложил бес.
- Неделя!? С чего вдруг?
- Много заказов, - соврал Эдвин, - в мире готовится большое зло.
Волшебник замер.
- Саммит лидеров мировых держав? – предположил он.
- Ну… Типа того, не могу раскрыть все тайны, - ответил бес.
- Но целая неделя! – раздраженно повысил голос волшебник, - это слишком долго.
Перед тем, как решится продать свою душу, чернокнижник колебался и мучился почти год. Он страдал долго и, в принципе, мог подождать ещё немного. В конце концов, большинству людей не хватает всей жизни, чтобы осуществить, даже не мечту, а самые обыденные свои желания. Волшебника раздражало не время, а правила! Они преследовали людей от рождения и до смерти. Чтобы не подчиняться правилам, не прогибаться под систему, волшебник много лет назад взялся изучать магию, поверив в то, что запретное искусство позволит ему не общаться с мерзкими, вконец ошалевшими от собственной важности людишками, оккупировавшими многочисленные кабинеты и следившие за тем, чтобы правила исполнялись. Волшебник знал, существуют на свете дельцы, которые хорошо изучили правила и заставили систему работать на себя. Волшебник не был дураком и тоже мог этому научиться, но ему не хотелось. Мужчину тошнило от чтения длинных и скучных правил, а так же исключений, и исключений из исключений. Магия обещала другое. Запретное искусство игнорировало правила, позволяя изменить мир в соответствии с Волей. И сейчас заветная мечта не могла исполниться из-за очередного крючкотвора.
- Нельзя ли как-то ускорить рассмотрение моего вопроса? – спросил волшебник.
Бес скривился.
- Нет, друг, давай через неделю.
Волшебник почувствовал неудержимое желание дать бесу в морду. Он даже сжал кулак, но в последний момент опомнился, осознав, что едва-едва не вышел из круга. Волшебнику приходилось читать об уловках адских тварей. Превращение в детей и прекрасных дев – один из самых простых трюков.
- Ладно, - сказал чернокнижник, - неделя! Не больше!



Ответить с цитированием
  #456  
Старый 18.08.2013, 16:57
Новичок
 
Регистрация: 18.08.2013
Сообщений: 3
Репутация: 0 [+/-]
2 часть

Скрытый текст - <Текст>:

V

- Проклятье! – ругнулся Эдвин, вернувшись в кабинет.
Бес почувствовал сильное желание выпить крови младенцев. К сожалению, за ней следовало идти к автомату. Пришлось удовлетвориться спрятанной в столе бутылкой коньяка.
Вместе с живительной влагой в организм Эдвина попало чувство странного равнодушия.
«А не послать ли всё к Дьяволу? – подумал он, - если, всё равно, накажут за неисполнительность, то к чему напрягаться? Десять минут хорошего разноса и снова старший куратор. Хм… интересно, а сколько сотрудников канцелярии в данный момент думают также?»
Коньяк в чашке закончился быстро. Криво усмехнувшись, Эдвин подлил себе ещё. Странно, но следующий глоток мигом привёл беса в чувство.
- Нет! Так нельзя! – вслух сказал он, - Армагеддон! Вся работа идет для него! И сейчас, впервые за долгие века появился реальный шанс принести на Землю смерть и ужас! Просто всем нужно поднапрячься! А затем Ужасный Конец! Зло восторжествует!
Одним глотком осушив чашку, Эдвин выпрямился в кресле и помассировал пальцами виски. Убрав бутылку в стол, бес вернулся к работе. К сожалению, груда бумаг, вытащенная на днях из архива нанесла серьезный урон его трудовому порыву.
- Сначала разберусь с волшебником и его душой! Нужно оформить договор, - озвучил свои мысли Эдвин, - как знать, вдруг именно этот грех станет соломинкой, что переломит спину верблюду и приведет к поражению Бога!
Бес представил, какая выйдет нелепость, если канцелярия рассчитает, будто КПЗД вырос не на 666%, а на 665,999%; тогда Армагеддон отложат, и лет через сто придется пережить формирование отчета заново.
Мысль казалась тяжелым бредом. Эдвин знал, Департамент адской статистики никогда не предоставляет своевременных данных. В лучшем случае, сведения публиковались с опозданием на десять лет. Но после двух чашек коньяка бес решил, что на сей раз работники Канцелярии поднатужатся и внесут в отчет свежую информацию.
- Решено, сперва оформлю договор о продаже души! Затем начну собирать данные для отчета Князю Тьмы, - произнес бес.
Стараясь не замечать груду бумаг на столе, Эдвин вытащил из дипломата заявление волшебника и бланк договора. Почему заявление и договор нельзя совместить в одном свитке, бес понять так и не смог. Спрашивается, чего проще? Куратор на месте составляет договор, человек расписывается, бумага отправляется к Дьяволу (на утверждение). Всё! Дальше только написать в Департамент пыток, чтобы забронивали местечко для новой души. Увы! Так дела не делались. Договор не заключался без заявления, и неважно, что в нём дублировалась одна и та же информация, а правильность оформления проверял один и тот же куратор. Всё это неважно! Нужно делать, как положено и не думать о том, чего ты не понимаешь. А причина она обязательно есть. Во вселенной ничего не возникает просто так, даже глупость.
Эдвин успел оформить примерно четверть договора, когда в дверь постучали. Бес хотел крикнуть: «войдите», но его разрешения не потребовалось. Дверь открылась, и в кабинет ввалился большой пузатый демон, напоминающий бочку. Огромные бычьи рога монстра едва-едва не уперлись в потолок. Занеся внутрь своё огромное тело, демон занял половину кабинета.
«Что за черт?» - подумал Эдвин.
Уловив недоуменный взгляд, черт представился.
- Здравствуй! Я – Урмаолух, главный мучитель Адского Общества Открытого Типа «Пыточная №66613», - сказал он, - зашел по делу!
- Я – Эдвин, старший куратор…
- Знаю, знаю, - грубо перебил черт, - мне сказали, где тебя найти. Забрался под самую крышу. Пятьдесят этажей вверх по лестнице отпахал, пока добрался.
- Чем я могу помочь? – спросил бес.
- Проверка к нам нагрянула, - сказал черт, - ходят индюки надутые, что-то разнюхивают. Вопрос задали: сколько ведьм и магов за последние триста лет воспользовались услугами нашей пыточной? Вот я и пришёл.
Эдвин недоуменно поднял брови.
- Вы не знаете, сколько пытаете колдунов и ведьм?
- Ну… Примерно-то знаю, но как определить, какие из них моложе трехсот лет? А если сведений не дадим, то нам график снабжения не утвердят, и денег на расширение пыточной не выделят! Мы этим козлам говорим: «Помещений свободных нет, грешников размещать негде»! А они дурацкие вопросы задают, мол, сколько у вас площадей всего, какова плотность? Мы простые работяги! Зачем нам это знать? Мест не хватает? – Не хватает! Так расширяйте!
Оранжевая слюна, изрыгаемая чертом в процессе разговора, активно разлеталась по незанятой половине кабинета. Эдвин скривился.
- Необходимо рассчитать динамику поступления грешников, - осторожно заметил бес, - иначе архитектор не сможет понять, сколько места вам потребуется в будущем и правильно реконструировать здание.
Черт оставил замечание Эдвина без внимания.
- Короче, ты понял, что мне нужно, - произнес он, - наша пыточная специализируется на колдунах и ведьмах, которые попадают в ад по направлению вашего Департамента и…
- Необязательно, - перебил Эдвин, - если еретик, практиковавший магию, не заключал сделок с Дьяволом, его душа, всё равно, может попасть в Ад. Так чаще всего и бывает.
- Черт! – сказал черт, - и что делать?
Эдвин развёл руками.
- Зачем куда-то ходить? – удивился бес, - у вас же есть журнал учета вновь прибывших грешников. Дежурный по пыточной обязан отмечать всех новеньких. Посмотрите свои записи. Если нужна статистика за последние триста лет – сделайте запрос в архив. Пусть, там найдут ваши старые журналы.
Черт отмахнулся.
- Вот ещё! Если разные бестолковые бумажки заполнять работать будет некогда. Я людей пытать должен, а не закорючки в журнале выписывать. Я честный работяга!
- Я не сомневаюсь, но…
- Короче, у тебя имеются сведения только по грешникам, продавшим душу Дьяволу, так?
- Так.
- Ну, хоть что-то! – кивнул черт, - тогда, скажи, сколько грешников за последние триста лет вы направили именно в мою пыточную? Давай, а то я на обеденный перерыв не успею. А когда я голодный, я становлюсь добрым и грешников жалею! Тогда у нас производственные показатели падают. Усекаешь?
Эдвин закрыл глаза. Усекать-то он усекал. Воображение нарисовало бесу яркую картину того: как сначала он обходит всех кураторов, собирая данные о продавших душу грешниках; а затем отправляется в архив, чтобы поднять каждый договор и посмотреть на обратной стороне бланка запись: «Чернокнижника N отправить после смерти в пыточную №…».
- Сожалею, но сейчас я не могу вам помочь, - произнес Эдвин.
- Почему?
Огромная туша черта нависла над бесом. В другое время, Эдвин обязательно бы придумал хитрое оправдание, не оставляющее место для возражений. Но после пары чашек коньяка, фантазия начала отказывать, и бес, не подумав, «ляпнул» правду.
- Я сейчас очень занят, а удовлетворение вашего запроса отнимет много времени.
Сперва черт задумался, переваривая услышанное. Эдвин, рассчитывая, что гость начнет его уговаривать, начал «проворачивать в голове» более убедительные отговорки. К сожалению, бес просчитался. Черт усёк, «задавить интеллектом» Эдвина ему не удастся, и предпочёл сразу перейти к оскорблениям.
Для начала демон разразился потоком матерной ругани общего характера, в стиле: «все женщины – проститутки, все мужчины – гомосексуалисты». Под столь обидную классификацию попали все разумные существа сроком от одного года до шести тысяч лет отроду, за исключением, самого черта и Князя Тьмы (разум ещё не успел окончательно покинуть голову незваного посетителя).
За долгие годы работы в пыточной №66613 черт вдоволь наслушался проклятий, активно обогатив свой лексикон. Посему «матерная разминка» затянулась. По стенам кабинета обильно полилась оранжевая слюна. Развешанные на стенах: публичные приказы, должностные инструкции и рабочие схемы оказались безнадежны испорчены. К сожалению, черт только-только начал конкретизировать причины своего возмущения:
- Крысы канцелярские! Совсем обалдели! Сидите тут по кабинетам, задницы отращиваете! Все соки из трудового демона вытянули.
От избытка эмоций, черт слегка пошатнулся и задел животом письменный стол. Инерция вышла такая, что не успевшего ретироваться беса намертво прижало к стене. Эдвин почувствовал, как оранжевая слюна закапала ему по темечку.
- Мы – честные работяги, творим зло! На нас – честных трудягах, вся ответственность! А вы – гниды, только бумаги по столу гоняете. Мы ишачим от заката до рассвета! Я, в отличие от тебя, хмыренка, две сотни лет за пыточным станком простоял! Всё здоровье угробил! Ты знаешь, что у меня давление высокое и аппетит пропал!
Эдвин попытался отодвинуть прижатый чертовым мамоном стол. К сожлаению, с тем уже успехом он мог тащить на себе мертвого слона.
- Прошу, не надо кричать, - произнес бес.
Но черт и не думал успокаиваться. Наоборот, посчитав, что одной лишь словесной взбучки «вконец обленившейся канцелярской крысе» будет недостаточно, демон занес руку для удара. У Эдвина не было возможности увернуться. Стол, подпертый животом противника, плотно прижал беса к стене вместе со стулом.
Поняв, что единственный шанс сохранить мозг внутри черепа связан с магией, Эдвин вскинул руку и пробормотал защитное заклинание. Между чертом и бесом вырос силовой щит. К сожалению, на работника пыточной, где специализировались на колдунах и ведьмах, магия действовала плохо. Кулак черта прошёл сквозь щит. Волшебство Эдвина лишь сместило направление удара. Вместо головы в щепки разлетелся письменный стол.
К счастью, удар черта позволил Эдвину освободиться. Бес юркнул вниз и ловко проскочил между кривыми ногами противника.
- Стой, гадина! Убью! – заорал черт.
Монстр попытался наклониться и схватить беса, но огромный живот из врага стал Эдвину союзником. Вот уже три сотни лет палач, глядя вниз, не видел собственных ног.
- Пошёл прочь, таракан беременный! – крикнул Эдвин.
- Ах, ты!
Открыв дверь, бес выбежал в коридор. Черт бросился было в погоню, но прежде, чем ему удалось развернуть своё неуклюжее тело на сто восемьдесят градусов и покинуть кабинет, прошла добрая минута. За подаренное время Эдвин успел спрятаться за одним из выставленных в коридоре стеллажей.
Выйдя из кабинета, черт продолжил громко ругаться, однако, стеллажи бить не стал, удовлетворившись разгромом кабинета Эдвина.
Сначала бес хотел пробежать к переговорному кристаллу и вызвать охрану, но быстро передумал.
«Замучаешься потом объяснять, почему отказался помочь адскому пролетариату! – подумал Эдвин, - стоит лишь пальцем тронуть «забитого и угнетенного работягу», как получишь выговор на сто лет вперед».
Бес решил просто подождать, когда черт уберется восвояси. По счастью, тот уже начал выдыхаться.
Заново объяснив, что именно на честных трудягах держится весь Ад, а разжиревшие в канцелярии бесы должны по первому требованию рабочих масс выполнять любое их желание, черт медленно побрел к выходу.
- Вот станет негде колдунов и ведьм пытать, вы меня вспомните! – напоследок рявкнул он, - потом будете штаны рвать, искать деньги на расширение пыточной.
«А ведь он прав, - подумал Эдвин, - без техусловий архитектор не начнет работу над проектом. Каждая статья бюджета требует обоснования. Выделят мало средств, и грешников станет негде размещать, выделят чересчур много, и денег не останется на реализацию других проектов, а площади будут простаивать. Разумеется, виноват во всём будет не «беременный таракан», а «дурак-архитектор» создавший неправильный проект. В итоге новое снижение КПЗД. А это: выговоры, депремирование, кадровые перестановки. Короче говоря, за неимением достоверных данных вопрос о расширении пыточной будет решаться до тех пор, пока переполненное здание окончательно не развалится. Тогда вмешается Великий Канцлер. Бюрократы с «попой в мыле» начнут перетряхивать бюджет, выискивая деньги на срочный ремонт. В итоге сделают дорого и, кончено, плохо».
Бес устало вздохнул. Ещё один камень на пути Армагеддона.
- Ну, почему все вопросы нельзя решить нормально? – прошептал куратор, прячась за стеллажом.
Вопрос повис в воздухе.
«Ладно, меня это не коснется, - подумал Эдвин, - черт не обращался официально, а в моей должностной инструкции нет положения, согласно которому я обязан вести статистику распределения душ по пыточным».
Наказать беса не могли, но Эдвин, всё равно, почувствовал себя неудобно. Важная задача, необходимая для победного шествия зла, снова не могла разрешиться из-за банальности.
Неожиданно Эдвина осенила идея. Пробежав по коридору, бес выскочил на лестничную площадку. По счастью, черт не успел уйти далеко.
- Постойте, у меня есть идея!
Демону понадобилось время, чтобы поднять голову вверх.
- Ах, вот ты где!
- Я знаю, как решить дело! Спросите самих грешников!
- Чего? – не понял черт.
- Когда пытать будете, заодно спросите, сколько каждый в пыточной просидел. Вот, вам и статистика!
На лице черта мелькнуло озарение.
- А ведь верно! – обрадовался он, - жаль, долго. Пока каждого расспросишь. Эх! Опять нам – честным работягам, за вас - крыс канцелярских, ярмо тянуть. Всё на трудягах держится! Так есть, и так будет. Ладно, скотина бумажная, бывай!
- До свидания, - сухо произнес Эдвин.
Не соизволив поблагодарить беса за идею, черт продолжил спускаться вниз по лестнице.
Эдвину ничего не оставалось, как вернуться в свой кабинет. К его удивлению у двери его ждал новый гость. Правда, на сей раз – хороший знакомый.
- Привет, Эдвин, - сказал он.
- О! Стив! Рад видеть!
В аду грешникам полагалось страдать, но из любого правила бывали исключения. Если грешник способен помочь дельным советом, то почему бы не заменить мучения продуктивной работой в Аду? Ради повышения КПЗД, разумеется. У многих талантливых личностей самому Дьяволу было не зазорно пройти стажировку. Правда, иногда поступали жалобы от вездесущих юристов, вроде: «Мы за жизнь не совершили и миллионной доли тех злодеяний, что устроили Франклин, Уинстон, Иосиф и Адольф, так почему нас по двенадцать часов в день на адском пламени держат, а они в кабинетах сидят? Попивают коньяк, курят и вспоминают былое».
Желая минимизировать судебные издержки, Великий Канцлер распорядился называть грешников, освобожденных от мучительных процедур, по именам и первой букве фамилии.
Стив Дж. стал последним грешником, коего в Аду сочли полезным для повышения КПЗД. Поговаривали, будто Ангел Яда, по просьбе Великого Канцлера, убил Стива раньше положенного тому срока. Андамелех, посетив Землю во время отпуска, заинтересовался последними результатами научно-технического прогресса. Наметанный взгляд Великого Канцлера разглядел в странных вычислительных машинах людей огромный потенциал.
Стива Дж. сочли наиболее подходящей кандидатурой для внедрения в аду новых прогрессивных технологий. Эдвин, как молодой, а потому лояльно относящийся к инновациям работник, сдружился с грешником.
- Проблемы? – поинтересовался Стив.
Эдвин отмахнулся
- Мне нужен новый письменный стол, - пробормотал бес, - и по какой статье расходов его «выбить»? Проклятье! Как всё не вовремя! Просто черная полоса.
Стив Дж. почесал подбородок. Вообще-то на эфирном теле щетина не росла, но привычку, выработанную за долгие годы грешной жизни, было не так-то легко побороть.
- Брось! Стол – это вчерашний день! Прогрессивному человеку…тьфу… демону подобный предмет мебели не нужен!
- Правда? А куда прикажешь ставить, изобретенные тобой ящики? – спросил Эдвин.
Несмотря на юный возраст, бес предпочёл не ломать язык, употребляя слово: «эфирологиковычислительный механизм». То, что выглядело, как ящик, бес предпочитал именовать ящиком.
Во время пыток души смертных выделяли пятый элемент материи – пресловутый эфир. Стив Дж. каким-то лишь одному ему ведомым способом научился управлять им, пуская волны эфира длинными и короткими пучками. Собираемые гением ящики обрабатывали эфирный сигнал и производили вычисления. Эдвин не мог понять всего, но сам видел, как на кристаллических экранах «эфирологиковычислительных механизмов» появляются буквы, цифры и даже картинки.
- Вчерашний день! – гордо произнес Стив, - смотри, моё последнее творение!
Улыбнувшись, грешник протянул руку. На его ладони лежала маленькая плоская коробочка, напоминающая футляр для очков.
- Что это? – удивился Эдвин.
- Компактный «логиковычислительный механизм» на эфирных кристаллах. Работает в два раза быстрее, при минимальных размерах и весе. Вдобавок, в нём есть новые революционные возможности по сканированию кармического поля Земли! Это бомба, понимаешь Эдвин? Я держу в своих руках то, что изменит жизнь всего Ада!
Эдвин покачал головой. Гениальный грешник явно опережал своё время. Великий Канцлер поощрял работу Стива, рассчитывая, что замечательные ящики позволят на порядок повысить скорость и точность бумажной работы, а в перспективе и вовсе от неё отказаться. Андамелех поставил перед Стивом задачу: через полторы тысячи лет полностью перейти на магический документооборот. И вот, спустя два года, талантливый грешник готовился отчитаться в исполнении задачи. Эдвин знал – это катастрофа! Департамент инвестиций уже согласовал бюджет исследований на пятьсот лет вперед, и на первые полвека деньги уже были освоены. Вдобавок, Адский Политехнический Университет обещал подготовить разбирающихся в новшестве выпускников только через три сотни лет.
Все планы были одобрены и подписаны (согласовать их с самим грешником никто не додумался). Не пересматривать же теперь сложную инвестиционную программу из-за такого пустяка, как достижение конечного результата?!
- Жаль мне тебя, Стив, - грустно произнес Эдвин.
Обследовав останки письменного стола, бес нашел чудом уцелевшую бутылку коньяка.
- Почему? – спросил грешник.
Эдвин задумался, соображая, как объяснить Стиву, что уже созданные им ящики не ускорили, а замедлили работу канцелярии. Сам Эдвин быстро оценил огромные возможности изобретения. Увы! Этого нельзя было сказать о других демонах. Желая помочь Стиву, бес добился от Департамента злых разработок выпуска опытной партии в десять тысяч ящиков. Изобретение, опять же не без помощи Эдвина, распространили среди работников канцелярии.
К сожалению, ознакомившиеся с новинкой демоны разделились на две больше группы.
Первая (возрастом преимущественно за тысячу лет) смотрела на прогрессивные «хреновины», как на чужеродный объект, порожденный больным разумом. Народ чертыхался, плевался и старался обходить непонятные ящики стороной (вдруг они разносят порчу?). Объяснить что, нажатием всего пары кнопок, можно узнать полезную информацию или оформить важный документ, было невозможно. Пожилые демоны впадали в панику, искренне не понимая, чем сумасшедшей молодежи не угодили перо и чернила? От свитков и пахло приятно, а от эфирного излучения «хреновин» начинали болеть глаза.
Представителям второй группы ящики понравились. К сожалению, молодежь быстро обнаружила, что с помощью новинки можно не только составлять документы, но и по невидимым эфиро-информационным волнам доставлять сообщения друг другу. Одна молодая суккуб, в полной мере освоившая изобретение, ошиблась со словами заклинания и направила письмо в ящик Эдвина. Глазам беса открылась многостраничная переписка, посвященная обсуждению сексуальных, карьерных и денежных возможностей мужской части канцелярии. Эдвин тогда не растерялся и, подписавшись женским именем, слегка подкорректировал приписываемый ему потенциал. Результат не заставил себя долго ждать. Такой плотности свиданий с Эдвином не случалось за всю жизнь.
Ничего не стоило продолжать в том же духе, но бес понял - ящик не повысил, а снизил эффективность работы. Бес впервые за долгие годы не успел оформить договор к сроку. Подобное снижение КПЗД угрожало успеху Армагеддона, и Эдвин, во имя общего дела, предпочёл отказаться от ящика.
Бес закрыл глаза и представил хаос, который начнется в канцелярии, если «подсевшие на ящики» перейдут на «коробочки», которые они смогут носить с собой.
«Намертво работа встанет!» – подумал Эдвин.
- Да, ты только посмотри! Посмотри! – наседал грешник, - это же революция!
То, что любопытство сильнее благоразумия - известно издревле. В конце концов, если бы не любопытство одной сотворенной из ребра особы, люди и про грех бы ничего не узнали.
Эдвин внимательно посмотрел на игрушку Стива.
- Выглядит неплохо, - осторожно произнес бес, - тебе удалось уменьшить размеры деталей?
Грешник довольно просиял.
- Ничего подобного! Ты видишь перед собой совершенно новую технологию! Мне удалось подобрать заклинание, которое создает постоянную связь с кармическим полем.
Любопытство нарастало.
- А подробнее? – попросил бес.
Стив решил показать на примере. Довольно улыбнувшись, грешник произнес заклинание. В воздухе появился большой магический шар. Эдвин открыл рот от удивления, но чудеса только начинались. Магическая энергия начала сгущаться и на поверхности шара появились очертания континентов Земли. Примерно через минуту, стали отчетливо различимы: горные массивы, крупные реки, снежные шапки на полюсах, желтые пески пустынь.
Довольный Стив произнес ещё несколько волшебных слов. Шар вырос в размерах, и на его поверхности возникли города.
- Вот это да! – ахнул бес.
- Эфир пропитывает всю землю, - начал объяснять Стив, - но в отличие от электрического и магнитного полей, призрачная материя имеет «память формы». Погляди, видишь большую красную точку! Это негативные эмоции! Отчаяние! Боль! Ярость! Чувства людей проецируются в кармическое поле! Готов спорить, здесь совершился акт геноцида! А вот здесь началась освободительно-миротворческая операция!
Эдвин внимательно посмотрел на карту.
- Странно! – заметил бес, - ни Департамент геноцида, ни Департамент защиты демократии ничего не сообщали о конфликтах в данных регионах.
Стив посмотрел на беса. Его взгляд красноречиво говорил: «Думаешь, они об этом знают?».
Эдвин давно подозревал - документальные базы ряда Департаментов запущены до такой степени, что они узнают новости, читая земные СМИ. А если журналистам, не без помощи Департамента по борьбе со свободой слова и распространению свободы лжи, заткнули рты, то важное злодеяние могли легко упустить из виду. А, следовательно, ни геноцид, ни разбросанные семена демократии (по несколько тонн в тротиловом эквиваленте каждое) не вошли в расчет КПЗД.
- А что за голубые точки? – спросил Эдвин.
- Увы, здесь совершаются добрые дела!
- В эту самую минуту?
- Не совсем. Информация поступает в прибор примерно с часовым опозданием, но мы работаем над проблемой. Я нашёл хорошего прорицателя, он реально способен заглядывать в будущее. Если Великий Канцлер даст добро и согласиться освободить его из Пыточной №66613, я смогу перенастроить прибор, и тогда можно будет заранее предсказывать хорошее дела и направлять силы зла на перехват.
- Потрясающе! – только и сумел сказать Эдвин, - получается, можно узнать о всех добрых и злых деяниях прошлого, настоящего и даже будущего?
- Да. Только представь, ты сможешь заранее узнать о приготовлениях ведьм к шабашу! Тогда не нужно будет оформлять никаких договоров. Получив сведения, ты заблаговременно известишь Князя Тьмы, и Он сам, без всяких приглашений, явится на шабаш. Никаких дурацких заявлений и прочих бумажек.
Эдвин представил, сколько бумажек понадобится, чтобы: сначала получить заявление от предсказателя, потом утвердить его в Департаменте злых прорицаний, затем направить запрос в Департамент распоряжения адским временем, затем….
- С помощью заклинаний можно пресекать добро на корню и эффективней распространять зло, - продолжал разглагольствовать Стив, - сравнивать результаты настоящего с прошлым, заранее предугадывать последствия наших решений в будущем! Ещё пара деталей нуждается в доработке, но в целом, конструкция работает. Вот я и направился к тебе.
- Между прочим, - встрял Эдвин, - а почему именно ко мне? Я, всего на всего, старший куратор. Вдобавок, мой Департамент не занимается опытно-конструкторскими работами.
В печальном вздохе Стива прозвучала вся горечь мира.
- Ты единственный работяга!
Эдвин вспомнил недавнего черта.
- Что ты имеешь в виду?
Новый вздох Стива вышел ещё печальнее.
- Я знаю, ты не обязан помогать, но….Понимаешь, когда вокруг прохлаждается куча бездельников, воспринимающих любую инициативу, как нагрузку на себя любимых! Когда все их мысли направлены на то, как бы поделикатнее послать тебя ко всем чертям, то…
Стив выразительно посмотрел на беса.
- …то управлять начинает тот, кому не всё равно. Если не де-юре, то де-факто, ты, Эдвин, один из самых влиятельных демонов канцелярии!
Бес печально посмотрел на останки своего письменного стола.
- Что-то я не вижу мордоворота, защищающего столь уважаемого демона, как я, от агрессивных тружеников кнута и каленого железа.
Стив Дж. попытался поправить на носу давно не существующие очки.
- Ответственность вознаграждается дополнительной работой, а не привилегиями.
- Тогда зачем мне всё это нужно?
- А тебе не всё равно.
- Почему?
- Откуда я знаю? Это тебя нужно спросить.
На некоторое время воцарилось молчание. Эдвин впал в мрачные размышления. Стив терпеливо ждал.
Армагеддон! Мечта увидеть Ужасный Конец, в который приободрила беса.
- Я не против помочь тебе, Стив, - сказал Эдвин, - но у меня сейчас настоящая запарка!
Изобретатель сочувственно кивнул.
- И какому сроку? – спросил он.
- Как обычно всё нужно было сделать ещё вчера. Запрос от самого Князя Тьмы!
- О!
И тут Эдвина осенило!
- Ну-ка, покажи ещё раз твою карту!
Стив пробормотал заклинание. Эдвин начал внимательно изучать красные и синие точки.
- Чем краснее точка, тем больше зла и наоборот. Верно?
- Абсолютно.
У беса загорелись глаза!
- Какова погрешность измерений по сравнению с реальным эфирным полем?
Лицо Стива слегка помрачнело.
- Семь процентов, - выдавил из себя он, - но я работаю над проблемой! Уже в следующей версии…
- Хорошо-хорошо, - перебил бес, задрожав от волнения, - а твой прибор может сам подсчитать сумму точек.
- Разумеется!
- Превосходно! Стив, ты гений! Дай мне свою игрушку!
Эдвин принял изобретение с таким видом, будто Стив вручил ему философский камень.
- Где нажимать?
- Я думаю, нам стоит начать твоё обучение с ряда дополнительных возможностей…
- Дьявол с твоими дополнительными возможностями. Как для тупого, объясни, что и куда тыкать?
Взяв перо и чистый свиток бес приготовился внимательно слушать и записывать.
- Хорошо, - произнес Стив, - сперва нажми на эту кнопку, затем произнеси заклинание активации. Стоит дополнительно отметить…
- Не надо ничего дополнительно отмечать!
- Как скажешь.


VI

После разгрома кабинета, бесу пришлось найти новое место для работы. Пройдя в столовую, Эдвин устроился за свободным столиком и, разложив перо и чернила, начал сочинять письмо.
Увы, час мучений завершился безрезультатно. Бес не смог «выдавить из себя» ни строчки.
Руководство поставило четкую задачу: подсчитать по бланкам договоров, увеличился ли КПЗД за две тысячи лет на 666%? Остальное верхушку не интересовало.
«И как доказать, что есть альтернативное решение? – размышлял Эдвин, - нет, доказать на простом и наглядном примере несложно, но только обычному демону! Когда же обозначенный демон находится при исполнении служебных обязанностей, доказательством служит лишь внушительная печать и подпись большого начальника».
Вездесущий КПЗД – Коэффициент Полезности Злых Деяний, в теории рассчитывался просто. Эдвин, хорошо учившийся в Адском Политехническом, знал - на любое действие требуется энергия. Но энергия не всегда полезна для Князя Тьмы. Когда убийца расправляется с жертвой, только часть работы направлена на злое деяние. Вдруг негодяй сожалеет, раскаивается или, того хуже, молит о прощении?
Для решения проблемы бюрократы присвоили каждому виду греха параметр – «тяжесть». Количество грехов подсчитывали, определяя по «тяжести» энергетическую ценность злодеяний. Результат делили на общее число людей на Земле, исходя из предположения, что в каждом человеке содержится примерно 100 единиц эфирной энергии на килограмм веса. Далее путем несложных расчетов выводилась цифра, показывающая сколько «чистого зла» совершенно в процентном соотношении от мирового запаса эфира. Если показатель увеличивался, значит, Князь Тьмы побеждал, и Армагеддон приближался.
Адская Канцелярия рассчитывала КПЗД со дня своего основания. Простая в теории методика на практике имела ряд сложностей. Во-первых, «тяжесть» греха рассчитывалась условно. Творец отнюдь не облегчал задачу! Посылаемые Им на землю пророки часто меняли нормы морали и то, что тысячу лет назад считалось безусловным злом (например, личная гигиена) сейчас возводилось в добродетель. Во-вторых, зачастую благо одного становилось злом другого. Солдат, убивший врага, совершил зло, но если в этот момент он защищал свою Родину, как тогда быть? Слишком много тонкостей, а юристов в рай не пускают.
В расчет КПЗД постоянно вносились дополнительные поправочные коэффициенты. Из года в год методика менялась и совершенствовалась. В итоге, приходилось пересчитывать КПЗД, сводя статистику к единому знаменателю.
Тяжелая, очень тяжелая работа, над которой трудились сотни тысяч демонов!
И вот сегодня какой-то Стив Дж. изобрел «коробочку» позволяющую наглядно измерить количество злого и доброго эфира! Правда, с погрешностью в семь процентов.
Но не это главное!!! «Коробочка» Стива наглядно доказывала - Армагеддон можно и нужно начинать! Даже за вычетом семи процентов концентрации зла хватало! Всадникам Апокалипсиса уже давно следовало возвестить людей об Ужасном Конце!
Оставалась одна маленькая, но непробиваемая стена – бюрократия. «Коробочка», легко умещающаяся в руке, не являлась документом. За изобретением не стояли толстые инструкции и размашистые подписи. Выходит, формально коробочки не существует!
Если имеется бумажка с печатью, что небо фиолетовое, значит, небо фиолетовое. Неважно, каким его видят твои собственные глаза. Глаза не являются «принятым к учёту средством определения цвета неба».
Эдвин застонал в бессильном отчаянии. Решение всех проблем находилось у него в руке, но как донести его до Князя Тьмы?
Служебное письмо? Не годится. Кровомара ни за что не пропустит. Чтобы со стороны НАШЕГО Департамента отправилось письмо, посвященное вопросу, находящемуся ВНЕ компетенции Департамента? – Нет! Только через старухин труп!
Секретариат тоже не зарегистрирует письмо. Какой такой эфировычислитель? Что это за фиговина? Что за непонятные красные и синие точки? Ах, они говорят, о концентрации зла и добра на земле? Хорошо, но где записано, что секретариат должен принимать странные волшебные коробочки в качестве приложений к письмам? Нужно разрешение Департамента высоких технологий. Прибор обязан пройти приёмку Департамента дьявольских средств измерений. Всего 300-400 лет согласований и проблема решена! Делов-то. Но у Эдвина не было столько времени.
- Да плевать на всех! Нужно идти к Великому Канцлеру! – воскликнул куратор.
Увы, на этом пути тоже возвышалась стена, сравнимая по габаритам с Великой Китайской.
Бес начал вспоминать, в какие дни лорд Андамелех принимает работников по личным вопросам.
«Вроде, каждую пятницу тринадцатого, но только по зимним месяцам и високосный год - размышлял Эдвин, - а за десять лет до предполагаемого визита следует изложить суть своего вопроса представителю Адского Профсоюза и начальнику Департамента по развитию демонического персонала. А профсоюзник и кадровик меня отошьют, ведь коробочка Стива не попадает под определение – «личный вопрос работника». Ка-та-стро-фа!».
Оставалась ещё одна официальная возможность увидеть Великого Канцлера – торжественное собрание. За добросовестный труд Эдвина не раз премировали и удостаивали почетной грамотой. Несколько раз Великий Канцлер в торжественной обстановке под аплодисменты передовиков дьявольского производства пожимал бесу руку.
Увы, этот вариант тоже не годился. Во-первых, следующее торжественное собрание намечалось на Хэллоуин, до которого ещё предстояло дожить. Во-вторых, не факт, что на сей раз Эдвина пригласят. Ну, забудет господин Пофигнавсёж ответить на запрос Департамента по премированию работников, и облом. Грамоты не будет. В-третьих, и это САМОЕ ВАЖНОЕ! На торжественных производственных собраниях говорить, собственно, о производстве не полагалось. Следовало принять грамоту, пожать руку Великому Канцлеру и произнести: «Спасибо всем! Я рад, что меня заметили!». Всё!
- Остается одно! Напрямую идти к лорду Андамелеху, - произнес Эдвин, - наплевать на всё! Просто вломиться к нему в кабинет и потребовать выслушать!
По спине беса пробежал холодок. Он сам испугался своей мысли. Эдвин – добросовестный работник, безукоризненно следующий всем правилам, задумал пойти наперекор мудрым инструкциям, ради какого-то там Армагеддона и торжества зла на земле! Что за глупость!?
Нет, одним коньяком здесь было не обойтись. Бес заказал себе две стопки обогащенного серой спирта.
- Если, смогу передвигаться, то пойду к Великому Канцлеру, - пообещал сам себе Эдвин.
Две стопки ушли в желудок словно вода. От волнения бес даже не захмелел. Завернув, коробочку в свиток с записанной со слов грешника инструкцией, Эдвин встал из-за стола. Неожиданно ему вспомнилась одна неординарная душа, вот уже две тысячи лет консультирующая Князя Тьмы по политическим и государственным вопросам.
- Жребий брошен! – объявил бес.
Первые двадцать этажей до приёмной Великого Канцлера Эдвин пролетел словно на крыльях. Следующие десять он прошёл спокойным уверенным в себе шагом. Последние тридцать бес плелся будто преступник на плаху, так и норовя свернуть в сторону. Ноги Эдвина сделались будто ватными.
Неожиданно бес открыл в себе тягу к бессмысленному общению. Он поздоровался со всеми встречными демонами. Долго и нудно рассказал каждому, как у него дела. Интересовался последними слухами и проблемами, расспрашивал про общих знакомых, даже если видел оных пару минут назад в соседнем коридоре.
Ничего помогло! К ужасу беса расстояние между ним и приёмной неумолимо сокращалось. Спустя три часа, Эдвин увидел массивную дверь из красного дерева. Золотая «табличка» размером примерно два на два метра возвещала: «Великий Канцлер Ада – лорд Андамелех».
Перед дверью за большим письменным столом сидела изящная суккуб. Сперва Эдвину показалось, будто в ад неожиданно спустился ангел, ибо демонических созданий с небесно-голубыми глазами и длинными молочно-белыми локонами он до этого дня не видел. Однако изогнутые вниз крылья и изящные едва-едва проглядывающие из-под волос рожки не оставляли место сомнениям.
Длинные стройные ноги, нежная лебединая шея и, разумеется, большой размер груди девушки наглядно демонстрировали посетителям высокое положение и огромный авторитет Великого Канцлера.
Помимо неземной красоты, суккуб оказалась великолепно обучена, поскольку сумела заранее оторваться от маникюра и поприветствовать Эдвина.
- Добрый день, - произнесла она, - рада видеть. Могу я чем-нибудь помочь?
От подаренной ему лучезарной улыбки бес впал в ступор и на мгновенье забыл обо всем на свете.
- Ээээ…помочь?
Эдвин никогда бы не поверил, что женская улыбка может стать ещё милее, а взгляд ещё приветливее, но реальность превзошла его ожидания.
- Вы находитесь в приёмной Великого Канцлера Ада, лорда – Андамелеха. Я – Марина, его личный секретарь. Чем могу помочь?
«Марина, какое чудесное имя», - подумал Эдвин.
Суккуб вопросительно выгнула изящную бровь. Бес понял, она чего-то ждёт.
«Видимо, ответа на свой вопрос», - сообразил догадливый бес.
- Мне… ээээ… нужна…ээээ… личная аудиенция у Великого Канцлера.
- Хорошо, - ответила суккуб.
- Правда? – искренне удивился Эдвин.
- Конечно. Великий Канцлер принимает работников по личным вопросам каждый високосный год….
Суккуб заученной скороговоркой начала рассказывать Эдвину процедуру записи на аудиенцию. Бес прекрасно всё помнил, но не смог отказать себе в удовольствии послушать мелодичный голос Марины. Суккуб рассказывала о порядке согласования цели аудиенции с представителем Адского Профсоюза по приложению №13 формы №63166 от 02.02.1666, будто призналась в любви.
- …и тогда, имея на руках вышеуказанные документы, подписанные в секретариате, вашем Департаменте, а так же у начальника Департамента по охране труда, вы в сопровождении представителя Адского Профсоюза и начальника Департамента по работе и развитию персонала, явитесь сюда; и Великий Канцлер примет вас. Если, конечно, он не будет в отъезде по служебным делам, - закончила суккуб.
- Это всё понятно, - сказал бес, - но, поверьте, мне нужно увидеться с Великим Канцлером, как можно скорее.
- Тогда вам стоит немедленно начать собирать документы.
- Нет, вы не поняли, это связано с запросом Князя Тьмы!
- Согласно резолюции Великого Канцлера ответственным за формирование отчета Люциферу является начальник Департамента адской статистики.
- Да, но в отчете нет необходимости! – запротестовал Эдвин, - я хоть сейчас могу дать ответ на запрос.
Суккуб поправила свои белоснежные локоны.
- Простите, я не знаю в лицо всех работников канцелярии. Скажите, вы случайно, не работаете в Департаменте по контролю над буйными психами?
- Нет.
- Тогда вы должны понимать, что форма отчета Князю Тьмы утверждена, назначен ответственный исполнитель. Вдобавок, ваш вопрос имеет служебное, а не личное значение.
- Я понимаю. Поверьте! Всё понимаю, но это очень важно и очень срочно! Только у Великого Канцлера есть…
- Вы пьяны? – перебила беса Марина.
- Что!? Нет!
- От вас пахнет спиртным.
- Не обращайте внимания! Всего полбутылки коньяка и две стопки спирта! Я трезв, как сапожник! Тьфу….В том смысле, что ни в одном залитом глазу!
Суккуб выразительно посмотрела на беса. Эдвин сделал последнюю попытку оправдаться.
- Послушайте, я понимаю, всё это выглядит глупо, но у меня и впрямь срочное дело к Великому Канцлеру, и я не спятивший алкоголик. Возможно, сейчас именно вы, а не какой-нибудь архангел с огненным мечом, встали на пути Армагеддона! Понимаете?
На прекрасном личике суккуба отразилось сомнение.
- К сожалению, я ничем не могу вам помочь, - сказала она.
- Но, почему?!
- Вдруг Великий Канцлер мне что-нибудь скажет?
Бес в беспомощном отчаянии поднял глаза в земную твердь. Эту фразу он слышал постоянно, но никак не мог понять её смысл. «Вдруг мой начальник что-нибудь мне скажет», - испуганно отговаривались от любых инициатив работники канцелярии. И ведь никто не знал, скажет или нет, а даже если скажет, не факт, что за этим последует наказание. Однако слабый намёк на недовольство, вдруг появившейся на лучезарном лица шефа, вгонял матерых демонов (храбро сражавшихся с ангелами и праведниками) в необъяснимый ужас. Эдвин всё время пытался понять, с какой целью работники стремятся отгородить больших начальников от неприятных известий? Разве «большие шишки» получают зарплату не для того, чтобы решать действительно важные проблемы?
- Ну, свалите всё на меня, - предложил Эдвин, - скажите, что я, буквально, заставил вас себя пропустить.
На лице Марины отразился страх.
- Нет, что вы. Вдруг Великий Канцлер спросит, почему я не вызвала охрану?
Эдвин уже был готов разрыдаться.
- Ну, соврите что-нибудь…
- Лгать Великому Канцлеру?! – театрально возмутилась суккуб.
Эдвин почувствовал в её голосе фальшивую нотку.
«Можно подумать, я сам никогда не обманывал господина Пофигнавсёжа», - подумал бес.
- Тогда, просто извинитесь. Уверен, даже Великий Канцлер простит такую женщину, как вы.
Бес попытался льстиво улыбнуться. Вышло у него так себе, но довольная Марина кокетливо поправила белоснежные локоны.
- Это верно, - произнесла она, - но, всё же… вдруг Великий Канцлер что-нибудь мне скажет? Нет, и не просите!
- Может, хотите шоколадку из крови младенцев или… или… деньги!? У меня есть сбережения.
«В конце концов, после Армагеддона золото мне не понадобится, - подумал Эдвин, - страданий и несчастий хватит на всех демонов».
Бес достал кошелек.
- У меня при себе сто дьявольских червонцев. Завтра принесу в десять раз больше!
Раскрыв кошелек, бес рассыпал по столу монеты.
- Вот берите!
Изящная ручка суккаба потянулась к деньгам. Увы, неожиданно в прекрасной женской головке что-то щёлкнуло, и алчный взгляд сменился выражением ужаса и презрения.
- Так ты из Департамента внутренней безопасности! – рявкнула девушка, - провокацию решили против меня устроить! Выслужиться захотел, гадина! Взятку мне принес! А, ну, проваливай отсюда, ищейка проклятая!
- Я не…
- Вон!
Решительный взгляд суккуба не оставлял возможности для маневра. Эдвин понял, убедить Марину не удастся. Оставалось только прорываться с боем.
- Да, ну, тебя! – воскликнул Эдвин, - так пройду! Мне нужен Великий Канцлер!
Бес бросился к вожделенной двери.
- Стой! Не пущу!
- Пошла к черту!
Очутившись у двери, Эдвин потянул ручку на себя. К сожалению, бес ошибся. Дверь открывалась вовнутрь. Оплошность стоила Эдвину нескольких секунд, за которые суккуб успела среагировать. Марина подскочила к бесу и нанесла ему размашистый удар. К удивлению для самого себя, Эдвин отлетел от двери. Силы хрупкой на вид суккуба хватило, чтобы отбросить куратора к противоположной стене.
- Не пущу! Не пррройдешь!
Нежный миловидный голосок вдруг сменился звериным рыком.
- Убирррайсяяя! Ррррр! Вдрррруг Великий Канцлеррррр что-нибудь мне скажет?
Поднявшись на ноги, Эдвин с ужасом увидел, как тело девушки начало изменяться. Белые волосы, обратились черной шерстью. Обаятельные пухлые губы стали звериной пастью, заполненной двумя рядами острых, как ножи, зубов. Голубые глазки налились кровью. Самое страшное, плечи Марины вдруг расширились, из них выросли две волчьи головы!
Перед Эдвином предстал цербер! От былой красотки остался лишь изящный маникюр на острых когтях.
- Не пррропущу!
Цербер бросился в атаку. Бес едва-едва успел отскочить в сторону. Вскинув руку, Эдвин пробормотал заклинание и наложил на себя магический щит. Бес знал, его волшебство долго не продержится, но слуга Ада уже и не надеялся выжить.
- Во имя Армагеддона! – закричал Эдвин и бросился к двери.
Цербер настигла беса одним прыжком. Волшебный щит слетел с одного удара. Не устояв на ногах, старший куратор злых договоров растянулся на полу.
Издав зловещий рык, цербер нависла над бесом, лишив его возможности подняться.
В последней отчаянной попытке, Эдвин перевернулся на живот и просунул коробочку Стива в щель под дверь.
«Надеюсь, Великий Канцлер разберется, что и куда нажимать» - подумал бес, за секунду до того, как почувствовал дикую, мучительную боль.



VII

Когда дым над пентаграммой рассеялся, волшебник лишился дара речи. Если прошлый раз облик беса просто насторожил чернокнижника, то сегодня привел его в ужас. Обмотанный с ног до головы бинтами, Эдвин напоминал мумию. Красное лицо беса превратилось в один сплошной фиолетовый синяк. Однако наибольшее впечатление на чернокнижника произвёл обрывок откушенного уха с отчетливыми следами зубов.
- Что… что случилось? – с подлинным беспокойством поинтересовался чернокнижник.
- Снаружи, они все красавицы, а внутри – злобные стервы, - коротко объяснил бес.
- А что с моим договором?
Эдвин устало вздохнул.
- Не до тебя сейчас…
- Да как ты смеешь!? – вскипел волшебник.
- Ой, да катись колбаской.
Дикое, просто неестественное равнодушие в голосе Эдвина обескуражило волшебника. Ответные слова буквально застряли в горле.
- Но…Но…
Бес припомнил некоторые речевые обороты своего недавнего знакомого чёрта. Решив перенять полезный опыт, бес набрал в лёгкие побольше воздуха, открыл рот и высказал волшебнику, своё мнение: о нём, его душе, и, в особенности, о смысле работы в Адской Канцелярии.
- Отцепись от меня, индюк козявочный! Ты – чмо, а не волшебник! Правильно, она от тебя ушла, с таким чудилой на букву «м», даже хромая косоглазая старуха жить не захочет.
Тактика быстрого перехода к оскорблениям оказалась гораздо эффективней долгих объяснений. У волшебника не возникло никаких дополнительных вопросов. Переговоры с клиентом прошли на удивление быстро.


VIII

- Поганый колдунишка! – выругался бес, - нашёл время призывать!
- Тише, тише, Эдвин. Успокойся, - посочувствовал Стив, - тебе вредно волноваться.
- Это верно! – согласился куратор, - беспокоиться, переживать, думать о работе, заниматься хоть каким-либо общественно-полезным трудом! Всё это крайне вредно для здоровья!
Стив сочувственно похлопал бедолагу по плечу. Раны, нанесенные цербером, заживали медленно. Слава Дьяволу, хоть самое ценное бес сумел уберечь, кое-как вырвавшись из когтей и зубов миловидного секретаря.
- Дай, выпить! – попросил Эдвин.
Изобретатель с готовностью обновил рюмку. Кроме коньяка, никаких обезболивающих в кабинете куратора не нашлось. Цеховой врач-терапевт, приходивший с месяц назад, взял с Эдвина сто пятьдесят подписей за каждое лекарство, указанное в реестре, но аптечку не выдал (слишком много весили бумаги). Обещал, занести потом.
- Брррр… - помотал головой бес, залпом осушив чашку.
Не обладающему желудком Стиву, выпивать было просто некуда, но из солидарности изобретатель понюхал содержимое своей рюмки.
- Как будешь оформлять травмы? – спросил грешник, желая отвлечь друга, - напишешь, что упал с лестницы? А если обратят внимание на следы зубов?
- Да, ничего я не буду писать! Надоело!
- Но из Департамента…
- Да, пошли они! – перебил Эдвин – пусть, сами пишут, чего хотят.
- Но…
- Наплевать! – отрезал бес, - налей-ка ещё!
Стив с беспокойством посмотрел на уже порядком опьяневшего друга, но возражать не стал.
Однако «утопить горечь в горячительном» бесу не удалось. В дверь кабинета постучались, и снова гость не стал утруждать себя разрешением войти. Впрочем, нового посетителя нельзя было назвать гостем. Кровомара – секретарь господина Пофигнавсёжа, везде чувствовала себя хозяйкой.
Бес застонал, приготовившись получить нагоняй «в порядке общей очереди». Но сегодня обычно строгое и презрительное лицо суккуба исказил почти животный страх.
- Эдвин! Эдвин! Тебя вызывает Великий Канцлер! Немедленно! Ты слышал! Сам Великий Канцлер! – закричала Кровомара, не успев войти, - уже два раза объявили по горгульей связи!
Бес моментально протрезвел.
- Неужели сработало? – ахнул он, - я уже и не надеялся!
- Что сработало?! – испуганно переспросила Кровомара, - почему Великий Канцлер заинтересовался тобой? Ты писал ему какие-то письма? В обход меня и господина Пофигнавсёжа! Как ты мог!?
Если и существовало на свете более тяжкое преступление, чем отправка письма Большому Начальнику в обход утвержденного регламента, то Кровомара о нём не знала. Эдвин поспешил успокоить суккуба.
- Ничего я не писал…
- Слава Тьме!
- Я попытался самовольно ввалиться к нему в кабинет.
Кровомара замерла с широко раскрытым ртом и выпученными глазами. Где-то внутри её головы Вселенная вдруг перевернулась с ног на голову. Обычно на языке стервозной суккуба всегда вертелось несколько язвительных фраз для нарушителей «второго подпункта, шестого пункта, девятнадцатого параграфа, четырехсотого раздела», но сказанное бесом вызвало в мозгу Кровомары короткое замыкание.
- Старший куратор злых договоров, Эдвин! СРОЧНО пройдите в кабинет Великого Канцлера! - послышался из коридора металлический голос горгульи, - повторяю…
Превозмогая боль, Эдвин выпрямился и, подобно циркачу на ходулях, направился к двери. Бес успел проковылять два лестничных пролета, когда нос к носу столкнулся с бежавшим наверх господином Пофигнавсёжем.
- Эдвин! – ахнул начальник – что случилось? Почему тебя вызывает Великий Канцлер?
- Пока точно не знаю, - ответил бес, - но, надеюсь, Армагеддон вскоре наступит.
Эдвин довольно ухмыльнулся.
«Похоже, господину Пофигнавсёжу вдруг стало не по фиг на всё» - подумал бес.
Мимо куратора и его начальника вверх и вниз пробежали несколько демонов. Первая группа уже торопилась «застолбить» апартаменты Пофигнавсёжа, вторая (более скромная) ринулась к кабинету Эдвина. Никаких официальных решений от Великого Канцлера пока не поступало, но правила: «я здесь первый забивал» ещё никто не отменял.



Ответить с цитированием
  #457  
Старый 18.08.2013, 16:58
Новичок
 
Регистрация: 18.08.2013
Сообщений: 3
Репутация: 0 [+/-]
концовка

Скрытый текст - <Текст>:

IX

- О! Наконец-то вы пришли, - ласково произнесла суккуб, - Великий Канцлер уже заждался, даже велел повторить объявление! Проходите!
- Спасибо, - только и смог сказать Эдвин.
- А вы куда? – строго поинтересовалась Марина у господина Пофигнавсёжа.
- Я, вообще-то, его начальник и...
- Великий Канцлер велел пригласить только куратора Эдвина, никто другой не пройдет, - твёрдо объявила секретарь.
- Я начальник Департамента…, - начал было объяснять Пофигнавсёж.
- Только куратор Эдвин! - перебила суккуб.
- Но…
- Лучше вам с ней не спорить, - прошептал Эдвин на ухо шефу, - поверьте моему опыту!
Господин Пофигнавсёж прислушался к совету. В гордом одиночестве Эдвин проковылял в кабинет Великого Канцлера. В звуке запираемой за ним двери, бесу послышался скрежет надгробной плиты.
- О! Надо думать, вы старший куратор, Эдвин! - твердый начальственный голос не оставил бесу никаких шансов на отступление.
- Мммм…Да, лорд Андамелех. Вы, как всегда, проницательны, лорд Андамелех, - промямлил Эдвин.
- Проходите, присаживайтесь на любой из стульев.
Сегодня Великий Канцлер позволил себе отступить от протокола (кто ж ему запретит?). Вместо того, чтобы встречать подчиненного за письменным столом, сидя в высоком напоминающим трон кресле, Андамеллех возлежал на большом диване. Удобно устроившись на пухлых подушках, Великий Канцлер держал в руке золотой фужер.
- Что-то у тебя нездоровый вид, Эдвин, - сочувственно произнес Андамелех, - что-то случилось? Где-то упал?
- Да… Несчастный случай.
- На производстве?
Эдвину не хотелось лгать Великому Канцлеру, но писать очередную кипу бумаг, оформляя производственную травму, желания вовсе не было.
- Нет, личная глупость.
- Думаю, твоёму выздоровлению поспособствуют хорошая выпивка и добрая сигара. Угощайся!
Великий Канцлер указал на маленький журнальный столик. Эдвин увидел: причудливую пузатую бутыль, ещё один золотой фужер, коробку ароматных сигар и… прибор Стива!
Андамелех произнес короткое заклинание. Бутыль поднялась в воздух и наполнила пустой фужер загадочной голубой жидкостью. Одновременно из коробки вылетела сигара.
- Во имя Дьявола, не используй волшебный огонь для раскуривания, - сказал Великий Канцлер, - это портит весь вкус.
Демон протянул Эдвину тяжелую золотую зажигалку.
Пораженный столь неофициальным приёмом, бес неуверенно раскурил сигару. Откровенно говоря, к табаку Эдвин относился равнодушно, балуясь исключительно по пьяни, когда очередная рюмка коньяка в рот уже не лезла, а необходимость что-то вертеть в руках и зубах одолевала. В своё время бес даже сочувствовал идеям общества: «Здоровая Земля». Демоны, основавшие его, утверждали - табак наносит непоправимый урон торжеству зла. Некурящий человек реже болеет, стало быть, он меньше ходит по врачам, лишая их честного заработка. А стратегия роста безработицы, согласно директиве Канцелярии, должна была стать настоящим бедствием нового тысячелетия.
Согласно идеологам общества – здоровый образ жизни на Земле следовало всячески поощрять! Здоровый человек ходит пешком, стало быть, не покупает машину и не тратит деньги на автосервис. Он не ест химическую бурду, а потому не пользуется услугами диетологов и фитнес центров. Он не курит и не пьет, повергая в отчаяние государство, задравшие до небес акцизы. Таким образом, здоровый человек – есть величайшее зло для экономики, он источник безработицы и социальной нестабильности. «Здоровье – союзник Ада!», - гласил лозунг сообщества. Впрочем, Дьявол не поддержал прогрессивную идею. Князь Тьмы резонно заметил, что кризисы и нестабильность, хоть и толкают большинство людей в грех, однако, заставляют их задумываться о вечном и в итоге (о ужас!) искать путь к Богу. Экономический рост и процветание, по мнению Дьявола, создавали лучшую греховную атмосферу, тем самым способствуя успеху Армагеддона.
- Твоё здоровье, Эдвин! – произнес Канцлер.
Бес так и не понял, что именно он выпил. Вкус голубоватой жидкости не походил ни на один известный бесу напиток. Это было нечто настолько дорогое, что даже признанные мастера и ценители алкоголя смогли бы только притвориться, будто «поняли фишку», оставшись в таком же неведении, как и большинство любителей обыкновенной водки.
Эдвин закрыл глаза, всем видом показав, насколько он вне себя от блаженства.
- Неплохо, да? – улыбнулся Великий Канцлер.
Бес кивнул. Эдвин точно не знал, как следует поступить дальше, но решил подымить сигарой. По довольному лицу Андамелеха бес понял, пока он делает всё правильно.
- Интересную ты мне подбросил игрушку – произнес Канцлер, выпустив облачко дыма.
Эдвин не сразу понял, что речь зашла о коробочке Стива.
- Ты избрал довольно странный способ доставки, - посетовал Андамелех, - почему не записался на приём и не принес игрушку лично? Зачем вот так вот сунул под дверь? Я ведь едва-едва заметил на листе с инструкцией твоё имя.
- Но вы постоянно заняты…, - начал было Эдвин
- Ой, ли! – перебил канцлер, пригубив выпивку, - особенно сейчас! Прямо по макушку в бумагах зарылся.
Андамелех коварно улыбнулся.
- Марина – хорошая девушка, - сказал лорд, - но порой относится к своим обязанностям чересчур рьяно!
«Неужели он всё знает?» - подумал Эдвин.
- Она – чудесный работник, - продолжил Великий Канцлер, - именно благодаря ней я могу сидеть целыми днями, курить сигары, пить хорошие напитки и не выслушивать ходатайства многочисленных просителей. При этом я не просил её делать ничего подобного!
- Осмелюсь возразить, Великий Канцлер. Бывают вопросы первостепенной важности!
- Знаю, я потому и занимаю свой кабинет, чтобы решать вопросы первостепенной важности. Проблема в другом. Начальники Департаментов склонны любую проблему раздувать до вопроса первостепенной важности!
- Но ведь бывают ситуации…
- Бывают! Как раз в твоём случае! И, как видишь, ты здесь, у меня в кабинете. Выходит, твой вопрос действительно первостепенный. А если демон не готов рискнуть своей карьерой и решить проблему, значит, она не так уж и важна, верно?
Несмотря на весь авторитет лорда Андамелеха, бес не смог заставить себя выразить согласие. Эдвин решил перейти к главной теме.
- Так вы изучили принесенный мною прибор?
Великий Канцлер нахмурился.
- Думаю, иначе я бы не стал тебя вызывать. Не так ли?
Эдвин понял, что совершил промах.
- Прошу прощения!
- Не стоит.
Повисшую было неловкую паузу Андамелех ловко закрыл, заново наполнив фужеры.
- Уверен, должность начальника Департамента инновационных технологий тебе подойдет, - произнес Великий Канцлер.
Эдвин едва не поперхнулся выпивкой.
- Простите!
- Ты удивлен?
- Да!
- Ну, а что такого? Разумеется, подобного Департамента пока не существует, но мы должны идти в ногу со временем. А у новой перспективной структуры, должен быть молодой перспективный начальник. Для успеха Армагеддона следует наладить массовое производство подброшенного тобой прибора.
- Позвольте, Великий Канцлер, - схватился за голову Эдвин, - мне льстит повышение, но в нём нет необходимости. Армагеддон уже можно начинать! Прибор с достаточным уровнем точности доказывает необходимую концентрацию зла. Князь Тьмы – победил! Мы низвергнем царство Божьё на Земле!
Отставив фужер, Андамелех задумчиво взял коробочку Стива.
- Ничего не стоит её уничтожить, а бессмертную душу изобретателя засунуть в глухие потёмки Ада, но… прогресс не остановить. Я давно это понял. За одним безумным учёным приходят другие.
- Уничтожить!? – ахнул Эдвин, - но Армагеддон!
Великий Канцлер внимательно посмотрел на беса.
- Адская Канцелярия создана для продвижения Армагеддона. Когда Ужасный Конец наступит, система будет не нужна. И куда прикажешь девать полмиллиона работающих демонов? Прибавь к этому ещё пятьдесят тысяч преподавателей Адского Политехнического Университета, исправно обучающих для нас молодежь. А триста тысяч работников Адского Целлюлозно-Бумажного Комбината, ежедневно поставляющих шестьсот тон чистых свитков. Как с ними быть?
- Но…
- Почему ты хочешь уничтожить канцелярию, Эдвин? Разве созданная мною система недостаточно порочна?
- Нет, она крайне порочна! Демоны пишут, пишут и пишут нелепые бумаги в то время, когда цель уже достигнута! Мы заняты бессмысленной работой!
- Ну, и прекрасно! Разве не таким должен быть настоящий Ад?
- Но… разве нам не следует устроить Ад на Земле?
Великий Канцлер тяжело вздохнул.
- Когда мы – великие Лорды Преисподней и Князь Тьмы были ещё совсем молоды и только, только восстали против Творца, мы жаждали победы над Ними! Желали доказать, что способны стать подобными Ему! И знаешь, что?
- Что?
- Мы это доказали! Разве полмиллиона сидящих в канцелярии демонов не готовы на меня молиться? Разве Творца они просят о повышении зарплаты? Канцелярия – это моя Вселенная, и здесь – я Творец. Понимаешь?
Эдвин промолчал.
- Но демонам нужна цель, - продолжил Андамелех, - цель придает жизни смысл, но достигнуть цели, значит, уничтожить смысл. С Армагеддоном моя Вселенная рухнет, и как ответственный руководитель, я не могу этого допустить. Думаю, большинство демонов этого не понимают, но подсознательно чувствуют. Они не работают! Они делают вид, что работают. Они не то, чтобы против Армагеддона, но своя рубашка ближе к телу. И это правильно! Так нас учил Князь Тьмы. К сожалению…
Великий Канцлер сделал выразительную паузу.
- К сожалению, время от времени в стаде находятся паршивые овцы, вроде тебя. Некоторые в ущерб себе стремятся к высшему благу, некоторые ищут истину, многие просто хотят выслужиться. В любом случае, если им хватает ума и воли, то они прорывают барьер и ставят под угрозу мой мир. Ты – паршивая овца, Эдвин.
По спине беса пробежал холодок.
- В прошлом я просто истреблял подобных тебе, - произнес Андамелех, - тихо и незаметно, но со временем понял - нет лучшего сторожа, чем бывший вор. Понимаешь, к чему я клоню?
- Боюсь, что нет.
- Привыкай соображать быстро, Эдвин. Начальник Департамента должен понимать мою волю, даже если я не изъявляю её публично.
- Мммм... и что вы хотите мне поручить? - промычал бес.
- Разве я не сказал? – нахмурился Великий Канцлер, - должность начальника Департамента инновационных технологий. Прогресс не остановить, и уничтожение одного изобретателя ничего не изменит. На его место придут другие. Твоя задача – внедрять новые технологии, но внедрять их таким образом, чтобы сводить полезный эффект к нулю!
- То есть?
У Великого Канцлера загорелись глаза.
- Эти коробочки – будущее канцелярии! Ты только представь себе - миллионы демонов будут каждый день приходить на свои рабочие места, включать коробочки и...
- И? – спросил бес.
- И НИЧЕГО! Груды бумаг исчезнут, вместо них появятся громоздкие эфирные таблицы! Там, где раньше справлялось несколько бухгалтеров на примитивных счётах, будут основаны целые Департаменты! Изобретатели напишут специальные инструкции. Я создам многочисленные системы перекрестного контроля. Все! Все будут при деле! Количество бессмысленной работы начнет расти. Обязанностей будет всё больше, больше и больше! Но даже не это главное! Работа будет вгонять в скуку! И знаешь, что поможет демонам справиться со скукой?
- Что?
- Эти же коробочки! Демоны будут писать друг другу письма, играть друг с другом. Скорость передачи сплетен и слухов поднимется до неимоверных высот. Возникнет необходимость бороться с зависимостью. Я создам новые Департаменты. В канцелярию придут сотни тысяч молодых демонов! Они будут обслуживать коробочки, собирать их, бороться с их распространением, следить друг за другом. И все, все (!) будут при деле! Вот твоя главная задача, Эдвин! Воплоти мой план в жизнь! Справишься?
- А…а… вторая задача?
- Вторая – она же самая важная. Ты должен сделать так, чтобы с помощью коробочек нельзя было достигнуть конечной цели! Иначе канцелярия рухнет! Пусть демоны станут беспомощными без коробочек. Они будут кушать с ними, спать с ними, но конечная цель останется недостижимой!
- Но Стив уже создал кармическую карту Земли!
- Ну, и прекрасно! Найди ей подходящее бессмысленное применение! Пойми, научно-технический прогресс сам по себе бесполезен, он лишь пытается удовлетворить желания человека, демона или иного разумного существа. Так сделай так, чтобы в их больных мозгах возникали бессмысленные желания! Поверь, это не так сложно, как кажется. Например, пусть, твой Стив усовершенствует кармическую карту, чтобы каждый демон мог отметить на ней свой грех, а потом похвастаться им перед друзьями. Пусть, появится система репутаций и рейтингов, чтобы демоны с налитыми кровью глазами бодались друг с другом, желая поднять свой несуществующий авторитет.
- Понятно.
Великий Канцлер снова наполнил фужеры.
- Третьей задачей станет выявление подобных тебе паршивых овец. Необходимо создать для них непреодолимые барьеры. Между прочим… кто твой нынешний начальник?
- Господин Пофигнавсёж.
- Понял, значит, его вычеркиваем. Раз ты сумел донести до меня важные новости, значит, Пофигнавсёж не компетентен. Помни о его судьбе, когда решишь проигнорировать инициативу очередного юного выскочки!
- Вроде меня?
- Верно!
- Разрешите один вопрос?
- Валяй.
- А зачем вы тогда меня вызвали? Ничего не стоило проигнорировать!
- Чтобы ты и дальше продолжил ломиться во все двери? А-то и, разочаровавшись в начальниках, попытался донести своё открытие до широких масс? Нет, проще и лучше тебя купить, обратив энергию и способности в противоположное русло.
- Понимаю.
Выпустив несколько клубков дыма, Великий Канцлер отложил сигару.
- Ну, что ж, Эдвин, - улыбнулся он, - большой личный кабинет с окнами на юг и запад, высокая должность и зарплата. Я попрошу Марину подыскать тебе хорошую во всех местах секретаршу. Неплохой взлёт, а?
Эдвину оставалось лишь радостно согласиться. В конце концов, разве не об том он мечтал? Наконец-то, выслужился. Доказал руководству свои способности. Даже величайший из зануд не сможет сказать, будто Великий Канцлер не оценил по достоинству его труд. Награда обрела героя.
Внезапно появившуюся бочку меда испортила... нет, даже не ложка, а маленькая едва-едва заметная капелька дегтя. Увы, для беса долгие годы эта «капелька» оставалась главной целью в жизни, и он не смог просто от неё отмахнуться.
- А как же Армагеддон? Неужели Ужасного Конца не будет?
- Нет! Будет Ужас без конца!
Великий Канцлер рассмеялся ужасающим, торжествующе-надменным смехом, коим так славились Лорды Ада.



X

А волшебник неожиданно для самого себя встретил новую любовь. Прекрасную, милую и добрую девушку. Благодаря ней он отвернулся от черной магии и обратил свой лик к свету. Волшебник совершил множество добрых дел и искупил свои грехи. Он умер счастливым в окружении жены, детей и внуков.
Довольный ангел-хранитель препроводил волшебника в рай, не забыв отчитаться в Небесной Канцелярии о том, что из лап Дьявола удалось вырвать ещё одну бессмертную душу.

Конец
Автор благодарит за помощь в редактировании – Ankelesh.

PS. Спасибо за прочтение. Если у Вас появилось желание материально поддержать автора, то можете направить деньги (сколько сочтете нужным) на один из следующих кошельков:
Яндекс-деньги: 41001469160520
Web Money: R27864060542

Если Вы хотите что-либо написать автору, то:
Адрес электронной почты: kirillp1985@mail.ru
Блог в ЖЖ: http://kirillkrm.livejournal.com/

Ответить с цитированием
  #458  
Старый 20.08.2013, 16:21
Аватар для Артём Фролов
Посетитель
 
Регистрация: 25.09.2012
Сообщений: 17
Репутация: 3 [+/-]
Космос

Сценарий, в общем. О навсегда утраченных мечтах и молодости и неумолимом течении времени.
Скрытый текст - [SPOILER]:
Это могли быть наши лучшие дни.
(Сценарий)

Поначалу мы видим тёмный экран и эпиграф в середине:
"Confusion will be my Epitaph"
King Crimson
и слышим тихое, но постепенно усиливающееся тиканье множества часов.
Это длится всего около пятнадцати секунд, а затем вместо мерного тиканья вдруг раздаются производимые множеством часовых механизмов звон и бой и синхронно с ними на экране появляются титры. Они идут в течении примерно половины минуты, пока не затихает звон часов, и, когда наступает полная тишина, начинается, собственно, сам фильм.
Первый кадр. Вид сверху.
Широкая двуспальная кровать, на которую наискось падает широкая полоса солнечного света. На кровати лежит старик лет семидесяти, полностью облысевший и немного полноватый на вид. Он одет в пижаму белого цвета, похожую на больничную. Всё одеяло старик перетянул на себя, так что правая сторона кровати пуста, но на матраце достаточно отчётливо видна вмятина в форме человеческого тела.
Первые несколько секунд старик лежит с закрытыми глазами. Затем он медленно открывает их и неохотно, будто совершая невероятное усилие, поворачивает голову к окну.
Следующий кадр.
За окном ни облака. Лучи жаркого летнего солнца, настолько яркого, что из-за него даже голубое небо выглядит выцветшим, освещают комнату, заставленную старой, немного потрёпанной мебелью...
Изображение комнаты сменяют круглые часы на стены, показывающие без одной минуты час. Секундная стрелка проходит последние несколько делений и вместе с минутной останавливается на двенадцати...
...И на экране появляется крупный план фарфорового чайника с крупной трещиной, идущей от крышки до носик. Посередине чайника когда-то был изображён улыбающийся мальчуган в форме матроса, однако теперь от него остались только фуражка с синей лентой, одна из рук с фрагментом туловища и нижняя часть ног.
Камера начинает отъезжать назад, и мы видим столик с чашкой чая на нём, того самого старика, сидящего за столиком. Вскоре становится ясно, что старик расположился на террасе средних размеров деревянного коттеджа. Терраса находится со стороны дороги, так что можно наблюдать за прохожими и проезжающими автомобилями. Через один квартал дорога упирается в пешеходную набережную, идущую вдоль морского пляжа.
Солнце в зените. Ветер практически не дует: свисающий с крыши коттеджа флаг штат Мэн еле-еле колеблется слабеньким морским бризом. Дорога, тротуары, листья деревьев, газоны покрыты толстым слоем пыли. Похоже, что дождя здесь не было по меньшей мере пару недель.
- Эй, Фрэнк! - слышится за кадром крик, и старик поворачивает голову в сторону кричавшего.
- Привет, Кевин, - говорит он.
Высокий, худой чернокожий мужчина стоит на тротуаре, прикрыв глаза от солнца ладонью. Он коротко стрижен, сед, его лицо изрезано морщинами, но выглядит он на несколько лет моложе Фрэнка, хотя возраста с ним одинакового.
- Я зайду? - спрашивает Кевин.
- Нет, конечно, я тебя оставлю на пороге смотреть, как я допиваю свой чай, - с хорошо различимым сарказмом отвечает Фрэнк. На лице Кевина появляется смущённая улыбка. - Дверь открыта, заходи.
Кевин проходит к дому по пешеходной дорожке, поднимается на низкое крыльцо, вытирает ботинки о коврик для ног, открывает дверь, проходит внутрь и осторожно, чтобы не хлопнуть, закрывает её...
...Средних размеров полутёмная комната. Единственное окно закрывают плотные тёмно-зелёные шторы. Комната почти пуста: экранный холст, висящий на стене; два широких дивана, поставленных напротив холста; маленький столик между двух этих диванов и небольшая репродукция "Девятого вала" Айвазовского, висящая рядом с холстом - вот и вся обстановка.
Кевин сидит на диване, Фрэнк, согнувшись над стареньким любительским кинопроектором, стоящем на столике, что-то колдует с ним. Рядом с проектором лежит коробка из под киноплёнки с наклейкой на ней: "12 июня 1964 год. Выпускной."
- Готово, - говорит Фрэнк, распрямляясь.
- Ну что, совершим путешествие в прошлое? - Кевин снова улыбается смущённо. - Во дни нашей молодости?
Фрэнк ничего не отвечает, только жмёт на пару кнопок. Раздаётся характерное стрекотание, и на экране появляется чёрно-белое изображение. Звук отсутствует.
Красивый светло-русый парень, на голове которого красуется слегка сдвинутая набок шляпа с полями, сидит за рулём кабриолета, с большой скоростью несущегося по шоссе.
Фрэнк проходит к дивану и садится рядом с Кевином.
- Это ведь Рой, да? - спрашивает Кевин.
- Да, - кивает Фрэнк. - Когда он умер?
- Ммм... в шестьдесят девятом, летом, на каком-то рок-фестивале. Кажется, смертельная доза героина. Жалко его.
- Да, - соглашается Фрэнк. - Правда, к шестьдесят девятом мало что уже осталось от того крутого парня, каким он был всего пять лет назад. Знаешь, по-моему, это было самоубийство. По-моему, его просто достало всё то дерьмо, которое его окружало... в которое он сам себя вогнал.
Пока они говорят, камера приближается к экранному холсту, и скоро изображение на нём заполняет собой весь кадр. Когда это происходит, Рой поворачивается в нашу сторону, широко улыбается и свободной от вождения рукой показывает "козу". Он что-то радостно выкрикивает.
Следующий кадр. Цветное изображение.
"Вам-бама-лума-а-вам-бэм-бум!"
Фрэнк, ещё молодой черноволосый, кареглазый парень, который не успел ещё располнеть и облысеть, сидит, поднеся к лицу древнюю ручную видеокамеру, и, крутя ручку записи. Слышны шум езды и несущаяся из автомобильного радиоприёмника "Тутти Фрутти".
- Да, согласен, приятель! - кричит Фрэнк. - Это самый крутой день в нашей жизни!
- Может, прибавим скорости? - спрашивает Рой. - Нехорошо заставлять других ждать.
- Давай! - соглашается Фрэнк.
Он уже закончил снимать и укладывает камеру в небольшую дорожную сумку.
Тем временем Рой свободной рукой нашаривает полулитровую бутылку "Джима Бима", большим и указательным пальцем, не глядя, свинчивает крышку и три-четыре раза отхлёбывает прямо из горла.
- Да, Фрэнки, - говорит Рой, ставя бутылку обратно на место. - Мы живём в век высоких скоростей. Это век, когда нам наконец-то стало позволено всё. И после нас этот мир уже никогда не будет прежним!
Все предыдущие поколения только тем и занимались, что возводили всё новые стены, нравственные барьеры, рамки, ограничения; придумывали всё новые и новые нормы: нормы морали, нормы права, нормы этикета - и в конце концов они сами себя загнали в тупик. Посмотреть на них - жалкое зрелище: зашоренные, задавленные обилием ими же выдуманных правил и запретов: негоже делать то, негоже делать это... Наверное, единственное, чего эти ханжи до сих пор себе не запретили, это дышать. Ну и кому они теперь нужны со своими запретами?
Мы совсем другие. Мы - новое поколение, свободное от всяких предрассудков: мы - те, кому предназначено смести все устаревшие моральные барьеры, которые мешают нам двигаться дальше, и повести человечество вперёд, к свободе!
Фрэнк, у нас есть сейчас уникальный шанс изменить этот мир, создать наконец-таки общество, в котором не будет ни войн, ни политики, ни прочей лжи, где все люди будут равны и каждый будет волен делать то, что он захочет.
Но нам нужно торопиться. потому что нужно всё успеть сделать и всё успеть попробовать, ведь тот, кто не попробовал в этой жизни всё, прожил её зря.
- Вот почему наш век - это век высоких скоростей, - заключает Рой. Он снова берёт бутылку и делает ещё пару глотков. - Мы хотим успеть всё.
Фрэнк ничего не отвечает, и остаток пути друзья проводят молча: Рой сосредотачивается на вождении, Фрэнк с довольным видом смотрит по сторонам.
По обе стороны от шоссе, по которому мчатся наши герои, расстилаются поля, изредка прерываемые небольшими рощицами и узкими полосками леса. Всё цветит, зеленеет и блестит в лучах летнего солнца, утвердившегося среди плывущих по голубому небосводу облаков. Сегодня прекрасный день.
Автомобиль взбирается на вершину высокого холма, минует щит с надписью: "Дабл-Кросс Таун. Население: 300 человек." и спускается навстречу небольшому городку, расположившемуся на морском побережье.
Дабл-Кросс своё название получил неслучайно: он состоит из шоссе, оно же Мэйн-стрит, которое доходит до пляжа и упирается в него под прямым углом, и двух улиц, его пересекающих, так что с высоты он действительно смахивает на сдвоенный крест. Весь город, за исключением зданий супермаркета, администрации, полицейского участка и нескольких кафешек, расположившихся вдоль пешеходной набережной, застроен аккуратными одно-двухэтажными коттеджами.
Камера глядит вслед удаляющемуся под последние аккорды "Тутти Фрутти" кабриолету, и мы слышим закадровый разговор между постаревшими Фрэнком и Кевином:
- Слушай, а я ведь видел Роя незадолго до его смерти! - вдруг восклицает Кевин. - В шестьдесят восьмом, что ли...
- Ну и как он был? - спрашивает Фрэнк.
- Он выглядел таким... подавленным. Нет, я, конечно, понимаю, героин, он ведь так на людей влияет, верно? Рой ведь тогда уже плотно на этой дряни сидел. Но, знаешь, я думаю, это был лишь отчасти героин.
Рой был не просто подавлен. Он был устал и разочарован...
Автомобиль движется по Главной улице Дабл-Кросса. Рой, успевший напялить солнцезащитные очки, не отрываясь от дороги, энергично кивает головой в такт "Блюзу восходящего солнца" в исполнении The Animals.
- Когда мы встретились, Рой сказал мне, что ему всё надоело, - продолжает Кевин.
Звучит закадровый голос Роя:
- Все эти хиппи, все эти антивоенные движения - дерьмо. Сначала я надеялся на них, а потом понял, что они ничего не могут изменить. Люди слишком эгоистичны. Они не хотят становиться лучше, они хотят денег, власти и развлечений.
Для большинства хиппи - это не идеалы равенства, свободы, любви и братства, а возможность не работать, курить косяк и иметь "свободные отношения"; пацифизм - не движение против войн и насилия, а модно, позволяет почувствовать свою значимость для общества и служит хорошим прикрытием для собственных корыстных целей. А ты что думал, все эти лидеры движений протеста за идею борются? Навряд ли.
Да и вообще, почти все люди - эгоистичные придурки. Я теперь это понимаю, но вот что мне делать со своим пониманием - ума не приложу.
- Примерно так он мне всё и рассказал, - говорит Кевин.
Пока он заканчивает свой рассказ, Рой паркует машину возле гаража дома, который мы видели ещё в самом начале. Да, это дом Фрэнка, только пятидесятилетней давности. Впрочем, от нынешнего он мало чем отличается: деревянные оконные рамы, другие входная дверь и почтовый ящик, отсутствует кондиционер.
Фрэнк вылезает из автомобиля и захлопывает дверь. Рой поступает интересней: вынув ключ зажигания, он, не раскрывая дверцы, выпрыгивает из машины.
- Может, припаркуем её в гараже? - спрашивает он.
- Если придумаешь, куда телепортировать машину моих родителей, которая стоит там, тогда припаркуем, - несколько раздражённо отвечает Фрэнк. - А вообще, не думаю что в этом есть нужда. Мы тут от силы четверть часа пробудем.
- А потом отправимся навстречу приключениям... - вставляет Рой. - Кстати, а где твои родители?
- Греются под жарким летним солнцем Флориды, - говорит Фрэнк.
Новая сцена.
Прихожая в доме Фрэнка, вид из коридора. На коврике перед дверью стоят три пары обуви. Из глубин коттеджа доносятся звуки оживлённого разговора.
Треск дверного звонка. Несколько секунд тишины, затем звук шагов в коридоре и в кадре, к нам спиной, появляется среднего роста девушка с коротко (но не слишком) постриженными белокурыми волосами. Камера движется вслед за ней, пока она подходит ко входной двери, проворачивает ключ в замке и отпирает дверь.
- Привет, парни, - говорит она и отходит в сторону, пропуская мимо себя Роя с Фрэнком.
Теперь, когда она стоит к нам вполоборота, мы видим, что она очень красива: огромные голубые глаза сверкают изнутри огнём веселья, прекрасные губы приподняты в улыбке, а слегка завитые на концах золотистые локоны изящно спадают ей на лицо.
- Привет, Джейн, - говорит Рой и проходит дальше по коридору.
Фрэнк входит вслед за ним. В его руках снова камера, и он, не переставая крутить ручку записи, направляет её на Джейн.
- Улыбнись, - говорит он. - Ты сегодня прекрасна.
Джейн расплывается в смущённой и вместе с тем счастливой улыбке:
- Правда?...
... Рой проходит, по виду своему напоминающему столовую: в центре комнаты расположился длинный обеденный стол, на котором стоит бутылка с шампанским в окружении восьми пустых бокалов. При этом, если приглядеться повнимательней, то становится очевидно, что столовая в шестидесятых и домашний кинозал в наше время - одна и та же комната. Те же пропорции помещения, та же репродукция Айвазовского на стене; тот же маленький столик, только поставленный возле окна и с радиоприёмником вместо кинопроектора на нём.
За столом сидят двое: Кевин и незнакомый пока нам низкий, крепко сбитый, весь немного угловатый парень, впечатление от которого довершают высокая лоб, массивная челюсть и короткая стрижка. Кевин же молодой практически ничем не отличается от пожилого Кевина, разве что волосы его не седые, а вороно-чёрные и курчавятся, да отсутствуют морщины на лице. В остальном же он всё тот же самый высокий, коротко стриженный, слегка небритый парень с задумчивым, туманным взглядом и некоторой стеснённостью в движениях и речи.
- Здорово, ребята! - кричит Рой.
Не совсем твёрдой походкой он приближается к сидящим и поочерёдно здоровается за руку с каждым из них.
- Привет, Кевин. Привет, Тэдди, - в ответ на приветствие Тэдди улыбается своей широкой, чертовски обаятельной и, что самое главное, доброй улыбкой.
- О чём вы тут беседуете? - спрашивает Рой.
- О то, кем бы хотели стать, - приятным басовитым голосом отвечает Тэдди. - И о том, что для нас в этой жизни главное.
- Хм, а это любопытно. Эй, Фрэнки, - говорит Рой входящему вместе с Джейн в комнату другу. - У нас тут философская беседа насчёт того, чего бы мы хотели в своей жизни добиться.
- Погодите, без меня не начинайте, - Фрэнк торопливо завинчивает крышку объектива камеры и кладёт её в дорожную сумку.
Он проходит к столу, отодвигает стул, чтобы на него могла сесть Джейн, и занимает место рядом с ней, напротив Кевина и Тэдди. Рой остаётся стоять.
- Ну, с кого начнём? - спрашивает Фрэнк.
- С меня, пожалуй, - говорит Рой и начинает свою речь. - Честно говоря, я не знаю, кем я хочу быть, но я точно знаю, чего я хочу добиться. А хочу я, ни много ни мало, изменить к лучшему этот мир, слишком погрязший в лицемерии, политике и потребительском образе жизни.
Наш маленький голубой шарик и так слишком мал, но люди продолжают придумывать всё новые и новые рамки и границы: между белыми и чёрными, богатыми и бедными, между тем, что дозволено и что нет. Хватит! Этому миру давно нужна хорошая встряска и я собираюсь её ему дать. И мне наплевать на то, что придётся сделать для этого, главное - результат.
- Всё, я закончил. Кто следующий? - Рой обводит взглядом собравшихся и останавливается на Фрэнке. - Давай ты, дружище.
- Давай, - соглашается Фрэнк. - Так, чего бы я хотел? Ну, я не такой как ты, Рой, я не хочу переворачивать наш мир с ног на голову, мне он и так нравится; мне не надо совершать революций, открытий или ещё что-нибудь такое же выдающееся. Мне многого не нужно: чтобы была любимая работа, чтобы завести семью и детей, чтобы рядом со мной были друзья и дорогие моему сердцу люди. И этого мне хватит с лихвой. Да я и не думаю, что нужно больше. А ты, Джейн?
- Знаете, а я с детства мечтала стать путешественницей, - говорит Джейн. - Я бы хотела посетить каждый уголок земного шара. А потом написать книгу о своём путешествии. Это, наверное, наивно звучит, - она вновь смущённо улыбается.
- Мечты всегда немного наивны, - замечает Кевин, задумчиво разглядывая свисающую с потолка люстру. Следует пара секунд молчания.
- А что скажешь ты, Тэдди? - спрашивает Рой, продолжая разговор.
- Я... не знаю, - на лице Тэдди неожиданно появляется почти виноватое выражение. - Я действительно не знаю, что мне нужно от жизни.
- Как так, не знаешь? - удивляется Рой. - У каждого в жизни есть какая-то цель, мечта! Хоть что-то да имеется! Ну-ка, давай подумай ещё раз хорошенько и скажи мне: чего бы тебе хотелось?
- Может, - неуверенно начинает Тэдди, приобретая ещё более виноватый вид. - Может, покоя...
- Ах, значит покоя, - тут Рой внезапно сощуривается и окидывает Тэдди с головы до ног презрительным взглядом. - И что же ты имеешь в виду под покоем?
- Ну, когда тебе не надо ни к чему стремиться, потому что ты всем доволен и у тебя есть всё, что нужно для комфорта. Тебя не тревожат лишние заботы, переживания, и ты можешь спокойно наслаждаться жизнью.
- Существованием, - цедит Рой сквозь зубы. - По-моему, это худшее, чего может пожелать человек. Не думаю, что мы были рождены для того ,чтобы провести свою никчёмную жизнь, лёжа на диване. Для того, чтобы мы чего-то хотели, о чём-нибудь мечтали и чего-то добивались, но не ради того, о чём ты сейчас говорил.
Нет, это, конечно, отличный способ избежать жизненных неурядиц, но не думаешь ли ты, что таким образом ты пропускаешь мимо себя саму жизнь? Как по мне, так просыпаться, просыпаться по утрам, не зная, чего ради - я уж лучше пойду застрелюсь.
Тэдди, собираясь возразить, открывает рот и кажется, что сейчас разыграется жаркий спор, но тут раздаётся звонок в дверь и все сидящие, подвинувшиеся поближе друг к другу в ожидании интересной дискуссии, почти синхронно поворачиваются в сторону входа.
- Это Элли, - говорит Фрэнк.
- Я открою, - Кевин вскакивает резко со своего места и торопливо покидает комнату.
И пока он идёт к двери, постаревшие Кевин и Фрэнк снова заводят свой невесёлый разговор.
- Слушай, а Тэдди, он в семьдесят пятом же скончался, верно?
- В семьдесят седьмом. Что-то с сердцем, инфаркт, кажется.
- Ах да, - Фрэнк тяжело вздыхает. - Эх, память ни к чёрту стала.
Кевин подходит к входной двери, берётся за вставленный в замок ключ, но отпускает его и ещё несколько секунд стоит перед дверью, переминаясь с ноги на ногу в нерешительности.
- Давай, - тихо шепчет он себе и с едва слышным вздохом наконец поворачивает ключ в замке и открывает дверь.
На пороге стоит хрупккая на вид, миниатюрная девушка с длинными, чуть золотистыми волосами и серьёзным взглядом глубоких зелёных глаз.
- Привет, - говорит она.
- П-привет, - глухим голосом отвечает Кевин.
- Все уже там?
- Да, да, все уже собрались, - говорит Кевин, глядя куда-то в летнее небо.
Он отходит в сторону, пропуская Элли в прихожую, и ждёт, пока она снимает обувь.
- Они в столовой? - спрашивает она.
- Да, конечно, - теперь Кевин, теперь внимательно рассматривающий противоположную сторону улицы.
Следующий кадр.
Камера следует вслед за Кевином и Элли, вместе идущим по коридору по направлению к столовой, из которой доносятся звуки песни, которая в шестьдесят четвёртом году звучала, наверное, из каждого радиоприёмника. Это была битловская "She Loves You".
Кевин на пару шагов отстаёт от Элли: он смотрит вновь, на собственные ноги и сосредоточенно трёт себе висок.
Когда они входят в столовую, Рой уже стоит с откупоренной бутылкой шампанского в руках, по горлышку которой стекают остатки пены. Собравшиеся приветствуют Элли ,каждый по своему: Фрэнк и Джейн, улыбаясь, машут руками и почти синхронно произносят: "Привет!"; Тэдди слегка наклоняет голову, поднимает левую руку, в которой, как оказалось, он всё это время сжимал соломенного цвета шляпу с полями, и говорит: "Здравствуй, Элли." Рой, заметив новоприбывшую, жестом приглашает её к столу:
- Проходи, Элли, сейчас как раз время для торжественного тоста.
Элли садится на место рядом с Кевинои.
- Берите бокалы, - говорит Рой, разливая по ним шампанское своей заметно подрагивающей рукой. Несколько капель напитка попадает на стол, и Фрэнк делает ворчливое замечание:
- Чёрт, Рой, ты мне весь стол так заляпаешь.
- Остынь, чувак, ототрём. Сегодня самый лучший день в нашей жизни - не время для того, чтобы беспокоиться о таких мелочах, верно? - отмахивается Рой.
Кевин, находясь рядом с Элли, явно чувствует себя не в своей тарелке: он сидит, весь сгорбившись и держа руки на груди. Когда он тянется за шампанским, его рука мелко, но сильно дрожит; забирая бокал, он умудряется вывернуть руку под совершенно неестественным углом, так что ему приходится спешно перехватывать его другой рукой, дабы не разлить.
- Итак, - Рой с торжественным видом оглядывает сидящих. - Тост! Хотя нет, стоп, какой тост!
Элли, у меня к тебя важный вопрос. На него уже успели ответить почти все кроме тебя: что бы ты хотела от этой жизни?
Элли пару секунд молча глядит на Роя, затем на мгновение закрывает глаза, и, поправляя сбившиеся на лицо волосы, отвечает:
- Думаю, главное для меня - успешная карьера.
- Ну что ж, тоже цель, ничем не хуже других, - говорит Рой. - А что ты скажешь, Кевин?
Кевин смотрит сначала на Роя, затем обводит взглядом собравшихся и несколько секунд сидит молча. Видно, что он напряжённо размышляет: нижняя губа его закушена, брови нахмурены, а сосредоточенный взгляд обращён вовнутрь. Наконец он отвечает:
- Я бы хотел найти своё место в этом мире.
- Отлично! - кивает Рой и, подняв высоко над головой свой бокал, торжественно провозглашает. - Итак, предлагаю нам выпить за то, чтобы каждый из нас нашёл своё место в этом мире!
- За наши мечты, - добавляет Джейн со своей вечной смесью смущенья, веселья и радости на лице.
- Правильно, за мечты! - соглашается Рой.
Стремительно стихают в треске помех последние звуки "She Loves You" и вместо неё вдруг начинает звучать рефрен из "Американского идиота" :

Никто тебя не любит,
Тебя все забудут,
Все без тебя веселятся всласть.

И в это время крупным планом, в замедленной съёмке показываются сталкивающиеся бокалы. От сильного удара шампанское переливается за края шампанского, капли пены взмывают вверх и превращаются в высокую морскую волну, в кадре выглядящую огромной, и эта волна под финальные звуки ударных из "Возвращения домой" обрушивается на вылепленное из песка сердце. И когда вода откатывается обратно в океан, она уносит с собой часть песчаной скульптуры, а очертания сердца немного расплываются. На поверхности скульптуры виден белый осадок: это следы морской соли.
Рядом с сердцем сидят, держась за руки, парень и девушка в пляжной одежде. Океан раз за разом накатывает на их, вероятнее всего, общее творение, стремительно уничтожая его, но они не замечают этого: они о чём-то беззаботно болтают....
А в это время постаревшие Кевин и Фрэнк снова разместились на веранде и пьют чай, задумчиво разглядывая туристов, бредущих со стороны пляжа, или просто прохожих, которые идут по своим делам или прогуливаются. Уже наступил вечер, солнце стоит низко над горизонтом и на закатном небосклоне отчётливо видно Луну. С моря веет прохладный ветерок, приносящий облегчение после дневной жары. На улице, если не считать стрекотания сверчков и едва слышных разговоров между прохожими, стоит полная тишина, которую на самом деле не хочется разрушать, но нашим героям ещё есть что сказать.
И первым начинает Фрэнк:
- Знаешь, мне иногда кажется, что все наши мечты были заранее обречены на провал. Сам посуди: Рой, единственный из нас, кто по-настоящему пытался чего-то добиться, первым же и спёкся. Он хотел изменить мир, уничтожить ненужные границы между люди и прилагал к этому все усилия.
А потом вдруг осознал, что, как бы мы не стремились изменить что-то к лучшему, у нас ничего не получится, потому что всегда найдётся кто-то, кому неймётся, кому обязательно нужно потянуть одеяло на себя и всё изгадить. И от отчаяния Рой покончил с собой.
Или вот Элли: она всегда хотела сделать карьеру дипломата. Она метила в высшую лигу. Даже её муж, за которого она вышла замуж в Англии, был дипломатом.
Но брак её распался уже спустя пару лет после свадьбы. Элли тогда сказала, что в один момент она просто поняла, что её с мужем связывали только работа и общее стремление во что бы то ни стало попасть в... - тут Фрэнк, пытаясь подобрать подходящее выражение, несколько раз обводит указательным пальцем возле виска. - высшее общество. И когда он (муж) получил повышение и перевод на службу в Берлин, она поняла, что тянуть дальше смысла ноль, и подала на развод
А работу свою Элли возненавидела. А когда ты терпеть не можешь то, чем занимаешься, то о каком карьерном росте может идти речь? В результате, как её послали в Лондон в должности дипломатического атташе, то есть, проще говоря, младшего сотрудника, так она им всю жизнь и проработала. И теперь, выйдя на пенсию, она доживает свой век на юге Англии, вдали от друзей и родных.
- Знаешь, недавно я созванивался с нею...
- И что же она? - взволнованно перебивает его Кевин, выпрямляясь в кресле.
- Элли сказала, что ей там живётся неплохо, но она тоскует по старым временам, когда мы все были вместе, и жалеет о выборе своей профессии. Она призналась мне, что выбрала дипломатическую карьеру лишь потому, что посчитала её престижной. Ещё она сказала мне, что: "Лучше бы я занялась чем-нибудь другим. Тем, что мне бы действительно нравилось."
Про нас с Джейн и говорить нечего. Мы поженились спустя всего два месяца после выпускного, нам не хотелось ни от кого зависеть, а посему мы переехали на съёмную квартиру в Нью-Йорке, где я должен был начать своё восхождение к вершинам славы, - последние слова Фрэнк сопровождает грустной усмешкой. - Но вместо этого я занялся грузовыми перевозками: мы же теперь с Джейн ни от кого не зависели, а значит, нужно было обеспечивать себя самим. - тут в голосе Фрэнка проскальзывает сарказм. - И за всем этим моё увлечение фотографией и операторским искусством как-то подзабылось.
Правда, я несколько раз подумывал о том, чтобы вернуться к своему увлечению, но сначала я был занят своей работой водителя, затем организацией собственной фирмы по грузоперевозками, хлопотами по её развитию, продвижению... ну ты понял. Вести собственный бизнес, как ты сам знаешь, у меня получалось неплохо, и когда, кажется, в семьдесят пятом... ты же основал "Гипно" в семьдесят пятом?
- Да, - отвечает Кевин.
- Так вот, когда в семьдесят пятом ты предложил мне организовать собственную дизайнерскую студию, я подумал: "Да поздно уже... да и зачем?" И вот тогда-то я навсегда распрощался со своей мечтой.
А вот Джейн со своей нет. Знаешь, она часто рассказывала мне о том, как бы она мечтала поездить по миру, увидеть своими глазами Эйфелеву башню и Тадж-Махал, подняться на вершины Гималаев и скатиться вниз по склонам Андорры... И эту то мечту я уж точно был в силах исполнить. Так вот, на двадцатилетие нашей свадьбы я купил путёвку в Париж на двоих. - тут Фрэнк невольно приподнимает губы в улыбке. - Ты бы видел, как она обрадовалась!
За ту неделю, что оставалась до нашей поездки, Джейн успела спланировать её до мелочей: она составила список всех мест, которые мы должны были посетить, и всех дел, которые мы должны были успеть выполнить; она прочитала всю доступную ей об этом городе литературу. На кухонном календаре Джейн маркером обвела дату поездки, и стала вычёркивать один за другим оставшиеся до поездки дни.
За этими словами следует изображение висящего на стене августовского календаря, одна из дат которого аккуратно обведена чёрным маркером, а предыдущие семь дней, за исключением последнего, перечёркнуты столь же аккуратными чёрными крестиками. В кадре появляется рука Джейн и дорисовывает маркером последний крест, и камера возвращается обратно к Фрэнку.
- А по пути в аэропорт мы попали в аварию, - говорит Фрэнк, и его глаза загораются злобным огнём. - Какой-то пьяный ублюдок вылетел на перекрёсток на красный свет и на своём грёбаном "Нью-Йоркере" вмазался в нашу машину. О самой автокатастрофе воспоминаний у меня почти не осталось: испуганный крик Джейн, затём оглушительный грохот и противный хруст от удара и чудовищная боль в правой руке. А потом потерял сознание.
Можно сказать, я легко отделался. Тот придурок въехал в нас справа, я был за рулём, так что получил лишь сотрясение, перелом пары рёбёр и правую руку, нашпигованную осколками и сломанную в двух местах. А вот Джейн погибла на месте.
Я очень хорошо помню момент, когда мне сообщили, что ёё больше нет. Сначала было чувство, будто меня чем-то по голове огрели и внутри всё так похолодело, а потом мне вдруг стало всё так тяжело и безразлично... Следующие несколько дней я прожил как зомби, на автомате. Я не хотел ни есть, ни пить, но мне приносили завтрак, обед и ужин, и я вынужден был их поглощать. Мне не хотелось ни с кем разговаривать, но приходил доктор и расспрашивал меня о моём самочувствии, и я отвечал, что да, мне лучше, что рука моя заживает, а сам думал: "Уйди, уйди ты от меня, оставь меня в покое." Я мог по нескольку часов бессмысленно таращиться в окно, думая лишь об одном: чтобы мне наконец вкололи снотворное и я мог заснуть.
Сон был хорошим способом забыться... до тех пор, пока в одну ночь в больнице мне не приснилась Джейн, и я не понял, что ёё больше нет, что... Это такое ужасное чувство, когда ты больше не можешь быть рядом с человеком, которого любишь. Это как пытаться локоть укусить, только раз в тысячу хуже, понимаешь?
- Конечно, - тихо отвечает Кевин.
- Единственное, чему я рад, так это тому, что я купил путёвку только на себя и Джейн, а Дэви, нашего сына, отправил сюда, к родителям. Не дай Бог он бы оказался с нами в одной машине, потому что если бы и с ним что-нибудь случилось, я бы этого не пережил.
После этой трагедии я прожил в Нью-Йорке ещё два года, пока Дэви не исполнилось восемнадцать и он не отбыл в Калифорнию за высшим образованием. Как только он уехал, я продал квартиру, нанял директора, чтобы он управлял компанией вместо меня, а сам вернулся сюда, в родительский дом.
Дэви так и остался жить в Калифорнии: у него там работа, семья. Виделись мы последний раз лет десять назад, да и созваниваемся редко, максимум раз в полгода. Он избегает меня.
И всё из-за того дурацкого случая. Дэви встречал меня из больницы, и у него был такой грустный вид, как будто он был готов вот-вот расплакаться, и меня это просто взбесило. Дэви мне: "Привет, пап.", а я ему: "Подбери сопли, сосунок., а то захлёбнешься." И он так зло на меня посмотрел...
С тех пор у нас с ним установились довольно натянутые отношения. Не враждебные, нет, но натянутые. С тех пор, как Дэви уехал в Калифорнию, мы виделись всего раз пять-шесть. Даже на свою свадьбу и празднование в честь рождения дочери он пригласил меня в последнюю очередь. И всё из-за одной грёбаной фразы.
Так, что с тех пор, как девяносто втором умер отец, я живу один. Без жены, без детей, без семьи, без друзей. Ну, за исключением тебя, конечно.
Знаешь, иногда мне кажется, что Тэдди был самым счастливым из нас. У него была лишь одна цель в жизни - покой, - и он вполне её достиг. А что: работа музейным сторожем ночью, пиво в банке, телик и мягкий диван - днём. Тихая смерть от инфаркта во сне. Никаких пустых надежд, несбывшихся желаний, никаких волнений и разочарований. Идеал.
- Нет... - Кевин, до сих пор в задумчивости рассматривавший собственные подошвы, вдруг вскакивает с кресла. - Нет, ты не прав. Ты думаешь, Тэдди был доволен тем, как он распорядился своей судьбой? Сомневаюсь.
Тебе рассказать, как под конец жизни он растолстел настолько, что с трудом поднимался на второй этаж? Как все за глаза называли его жирным неудачником? Как однажды он сказал мне, что думает о суициде и полчаса прорыдал на моей груди? Как он начал пить, чтобы забыться, и алкоголь лишь приблизил его конец?
- Да, Тэдди был славным парнем, - помолчав чуть-чуть, продолжает Кевин. - Он был из тех, кто никогда не бросит в беде, кто всегда поймёт и поддержит; он был одним из немногих по-настоящему добрых и искренних людей. Но у него не было внутреннего стержня.
Тэдди рос без отца, под бдительной опёкой горячо любящей его матери, и это наложило отпечаток на весь его характер. Она контролировала фактически каждый его шаг, всё делала за него, так что в конце концов он просто разучился делать что-либо сам. Как итог, все его желания, мечты, таланты оказались похоронены под толстым слоем лени и нерешительности. И осталось только стремление к покою, больше похожему на медленную смерть. Увы.
Да и со мной собственная нерешительность сыграла злую шутку. Я тысячу раз хотел сказать Элли о своих чувствах к ней, но каждый раз, когда я собирался сделать это, мне в голову приходила простая такая мысль: "C чего ты, дурак, решил, что ты ей вообще нужен? Кто ты такой, чтобы быть рядом с ней? Молчи уж лучше." И я молчал.
Перед выпускным я сказал: "Всё, сегодня я признаюсь. Потому что если не сегодня, то никогда." Что ж, - Кевин грустно улыбается. - Теперь уж никогда. Помнишь, Рой спросил меня, чего я хочу в жизни, и я ответил: найти своё место в ней? Что ж, я его нашёл. Я хотел стать дизайнером, основать собственную студию - я это сделал. Но какой в этом смысл, если ты одинок, если рядом нет человека, которого любишь?
Я ведь что сейчас пытаюсь сказать: у каждого из нас был шанс исполнить мечту, прожить эту жизнь пусть не счастливо, но так, как хотелось бы нам самим. Но один пошёл не тем путём, другие отказались от своих стремлений, едва столкнувшись с жизненными обстоятельствами; третьи вообще выбрали себе в жизни не ту цель. Но самое страшное не это: в конце концов, ошибки совершает каждый. Хуже всего, что, однажды потерпев поражение, мы боимся попробовать снова, даже нет, нам лень пробовать снова.
И мы выбрасываем наши мечты на свалку, чтобы потом, в конце жизни, понять, что прожили её зря, и что теперь-то уж точно ничего не изменишь, потому что время ушло. - Кевин устало опирается о перила террасы. - Время - величайшая драгоценность. Деньги, золото, бриллианты - всё это мы можем, в принципе, заработать снова. А время не вернёшь ничем. Господи, как мы могли это забыть...
Камера показывает остатки песчаного сердца, от которого к этому моменту осталась лишь крошечная горстка песка. Затем на экране возникает зелёный кабриолет неизвестной модели, по Мэйн-роад покидающей Дабл-Кросс.
Финал.
Закатное солнце над морем. Нижний край небесного светила уже касается горизонта.
Тут посередине солнца появляется чёрная точка, которая быстро разрастается и под последние строки песни "Время":

Время ушло, и песня спета.
Что ещё могу сказать?

заполняет собой всё светило. Такое изображение держится в течении пары мгновений, а затем тьма молниеносно поглощает весь остальной кадр.
И под звуки репризы к песне "Breathe" на экране появляется надпись:

КОНЕЦ.
Титры.
Миниатюры
Нажмите на изображение для увеличения
Название: морской прибой смывает сердце.jpg
Просмотров: 160
Размер:	7.9 Кб
ID:	13589  
__________________
http://samlib.ru/editors/f/frolow_a_r/wtorojwawilonrasskaz.shtml
Мой первый рассказ. Буду рад услышать ваши отзывы.
Ответить с цитированием
  #459  
Старый 22.08.2013, 14:52
Новичок
 
Регистрация: 22.08.2013
Сообщений: 1
Репутация: 0 [+/-]
Доброго времени суток!
Если честно, то до сих пор не верю в то, что решилась выложить сюда первую главу – очень страшно. Боюсь прочитать нечто, что отобьет желание писать, но я осознаю, что только критика собьет с меня «розовые очки».
Это мое первое произведение и надеюсь на Вашу критику, чтобы с ее помощью начать работу над ошибками.
Заранее спасибо!

Скрытый текст - Глава первая:
Я лежала в одежде на кровати, готовая в любой момент укрыться одеялом и притвориться спящей, если родители вдруг вздумают ко мне заглянуть. Хотя я не могла припомнить момента, когда они заходили в мою спальню после «отбоя», но всё же не хотелось попасться из-за элементарного пренебрежения к закону подлости - самое непредвиденное произойдет тогда, когда потеряешь бдительность. Время тянулось мучительно медленно словно оно попало в желе и все никак не могло из него выбраться. Так всегда: когда замечаешь время, оно начинает ползти, словно наслаждаясь твоим вниманием, но стоит только отвернуться и оно, как спринтер, стартует вперед.
Без десяти минут двенадцать.
Скоро полночь. Именно в это время мы с друзьями договорились встретиться на остановке и уже там решить, что делать дальше.
Пожалуй, пора начинать подготовку.
Встав с кровати, я подошла к шкафу и, достав оттуда пуховик, положила его на кровать, после чего накрыла сверху одеялом. Да-а-а, не очень-то похоже на человека. Я попыталась и так и эдак придать форму, но после пяти минут плюнула на это решив, что, если родители все же заглянут, то точно присматриваться не будут, а раз так – сойдет и этот бугорок.
Подойдя к двери я прижалась к ней ухом и прислушалась: все тихо. Нагнувшись, я надела кроссовки, которые предусмотрительно оставила в своей комнате и, выпрямившись, снова прислушалась: ни единого звука. Стараясь не шуметь, я повернула ручку и медленно стала открывать дверь. Выйдя в коридор, я тихонько прикрыла за собой дверь и на цыпочках спустилась на первый этаж. Оказавшись в холле, я замерла и прислушалась, но все по-прежнему было тихо, только с кухни доносилось слабое гудение холодильника. Неяркий лунный свет струился в окно, но его было достаточно, чтобы я могла беспрепятственно прокрасться на кухню, а уже там к «черной» двери. Только оказавшись на улице и посмотрев на окна своей комнаты, поняла какая я тупица – мне следовало приставить к окну лестницу и спуститься по ней. В таком случае мне не пришлось бы совершать этот адреналиновый спуск, грозивший мне задержанием с поличным. И едва ли отмазка типа «Да я вот встала перекусить, а в спортивном костюме и кроссовках для красоты» прокатит.
Я стала быстро удаляться от дома, опасаясь того, что меня могут заметить соседи, которые по какой-то невероятной причине видят все даже тогда, когда, кажется, что видеть не могут.
Добравшись до условного места я смогла немного расслабиться. Вот она – свобода! Свобода, от которой трепетала душа и учащено билось сердце. Многие считают, что в другой мир можно попасть через зеркало, что оно является дверью, но по мне так все было куда проще – нужно просто дождаться ночи. И попадешь в совершенно иной мир, с другими звуками, запахами и ощущениями. Вот оно настоящее волшебство, но едва ли его кто-то замечал.
С противоположной стороны я услышала топот бегущих людей – это были Хотэка и Такаши.
- «Банда с последних парт» объявляет ночной сезон гуляний открытым! – крикнул Хотэка подбегая.
- Вот уж не думал, что тебе понравиться это прозвище. Мне оно совершенно не нравится, – ворчливо заметил Такаши. И я с ним была полностью согласна. Это прозвище приклеилась к нам совершенно случайно, когда на уроке иностранно языка Хотэка что-то сказал Такаши и тот засмеялся. Учитель быстро обернулся и, испепеляя их взглядом, процедил сквозь зубы:
- Банда с последних парт.
Эти слова адресовались только им, но по какой-то непонятной причине они распространились и на нас с Эри. Уже год прошел после того инцидента, но про прозвище так никто и не забыл.
- Да ладно тебе, - сказал Хотэка. - В этом что-то есть. Некий… шарм..
И мы все прыснули со смеху.
Из-за поворота показалась Эри и, заметив нас, помахала.
- Я боялась оказаться здесь первой и дожидаться вас, - подойдя к нам, сказала она. – В этом есть что-то жуткое, в голову моментально лезут разные страшилки.
- Не знала что ты у нас такая впечатлительная! – засмеялась я, хотя нечто подобное испытала сама, когда оказалась одна на остановке - островке света в окружающей тьме.
- Да это все из-за дома Ли. Мимо него и днем проходить жутковато, а ночью и вовсе… - недоговорив, она передернула плечами.
- Сколько раз тебе говорить, что это просо байки, которыми пугают друг друга у костра? – снисходительно проговорил Хотэка и посмотрел на Эри.
- Ты просто не общался со старожилами и не видел, как они изменяются в лице, когда речь заходит о доме генерала Ли, – сердито ответила девушка и для большей убедительности даже топнула ножкой. – Я верю в то, что в том доме происходит нечто странное. Его даже животные стороной обходят!
- Ты так говоришь, как будто сидела в засаде и наблюдала – обходят животные стороной этот дом или нет, - сказал он и расхохотался.
- Не наблюдала, но когда я выгуливаю собаку, она упирается и ни за что не хочет идти мимо него.
- О-о-о-о, нашли время, когда сцепиться из-за такой ерунды! – закатив глаза, простонал Такаши, но они никак не отреагировали на его слова.
- Ну ты просто сразила меня своим занудством! – выпалил Хотэка.
- Ах ты!.. – Эри взмахнула сумочкой и треснула его по голове. Парень ухнул и повалился навзничь. На земле он пару раз дернулся и затих.
- Хотэка, - воскликнула я и подбежала к нему.
- Я убила его! - воскликнула Эри срывающимся голосом. Она нагнулась над ним. — Я…я.. он… он… Ой!
Мы обе отпрянули, а Хотэка сел и состроил страшное лицо:
- Бу!
После чего завалился на спину и стал хохотать.
- Ну у вас и выражение лица! - сказал он, откашливаясь и переводя дух. — Как жаль, что не додумался сфотографировать вас. Вы бы точно победили в номинации «Испуганные лица 2013 года!».
За одно мгновение во мне пронесся ураган эмоций начиная от дикого страха за Хотэка до невероятного облечения, что с ним все в порядке. Но потом мной обуял гнев.
- Идиот, - заорала я, - на долю секунды я и правда поверила что… - договорить я не смогла.
- Извини, - проговорил парень, задыхаясь от смеха, но было видно, что он не чувствовал своей вины. – На моем месте ты бы тоже не удержалась.
- Она бы удержалась, потому что у нее больше извилин в голове, чем у тебя! – взвизгнула Эри и замахнулась сумочкой, но потом, по-видимому, передумала и опустила ее.
- Зато я не верю во всякую чушь, - взвился Хотэка и подскочил с земли, словно ужаленный. – Я схожу в дом этого Ли, вернусь и ты удостоверишься сама, что это просто старый, заброшенный дом, - он развернулся и стремительно стал удаляться. Сомневаться не приходилось: он осуществит сказанное.
- Эй-й, постой, - крикнул Такаши, но Хотэка не откликнулся.
Переглянувшись, мы, не сговариваясь, последовали за ним.
Повернув на повороте, нашим глазам предстал массивный двухэтажный особняк. Между ним и другими домами с обеих сторон было большое расстояние и из-за этого складывалось ощущение, что дома знали о дурной славе особняка и стремились отдалиться от него, жались к соседским. Издалека даже при лунном свете он выглядел величественным, надменным. Однако, когда мы приблизились к нему, первое впечатление мгновенно испарилось. Первое, что бросалось в глаза – высокий, местами разрушенный, и заросший растительностью каменный забор с покосившимися воротами. От них местами разбитая асфальтированная дорожка вела к парадному входу. Вся территория особняка, некогда ухоженная, была покрыта какой-то сорной травой.
«Что мы здесь делаем? — спросила я себя. И ответ тут же нашелся сам собой: — Это безрассудно, но, надо признаться, в этом есть какое-то очарование».
Мы прошли по дорожке и остановились у ступеней. Хотэка решительно подошел к двери и постучал.
- Эй, призраки, вы дома? Э-ге-гей! – произнес он громко, но не настолько, чтобы услышали соседи. Подождав немного, парень постучал еще раз и прислонил ухо к двери.
- Внутри все тихо, - сказал он скорее для нас, чем для себя. - Пойду зайду с другой стороны.
Мы вслед за ним спустились по ступеням и обошли дом. Тут все окна были закрыты ставнями и эта сторона дома казалась неприступна. Но, когда мы оказались у черного входа, Такаши вдруг предостерегающе поднял руку.
— Смотрите! — прошептал он.
Высунувшись из-за его плеча, я смогла рассмотреть то, на что указывал парень: черная дверь была приоткрыта. Немного помедлив, Хотэка толкнул дверь и та с жалобным скрипом, напоминающим визг котенка, отворилась. От этого звука мурашки побежали по спине.
- Я не пойду внутрь, - прошептала я и не узнала свой голос. Крутанувшись на пятках, я направилась назад к воротам. Внезапно яркий свет ударил мне в лицо. Проморгавшись, я разглядела силуэт, вооруженный, кажется не только фонариком, но и пистолетом:
– Ни с места! Полиция!
- Офицер, мы не думали… - начала было Эри, но полицейский оборвал ее, рявкнув:
- Молчать! – он посветил фонариком ей прямо в лицо.
У меня внутри все похолодело. За моей спиной кто-то судорожно вдохнул и не трудно было догадаться почему - каждый из нас понимал, чем нам это грозит – хорошей взбучкой от родителей и, скорее всего, отстранением от занятий. Мысли метались от одной идеи к другой, ища выход из этой ситуации, когда полицейский сделал невероятное: он поднес фонарик к своему подбородку, скорчил гримасу и громко рассмеялся.
«Неужели мы нарвались на сумасшедшего полицейского?», - пронеслось у меня в мозгу.
- Рю, мать твою, - радостно воскликнул Хотэка.
- Что вы здесь делаете? – выключая фонарик, спросил «полицейский».
Рю? Я не верила глазам и ушам своим! Он был нашим одноклассником, пока его отец не сменил работу, и они не переехали в другой город. За то время, что мы не виделись, он сильно изменился, даже тембр голоса стал более низким, так что нет ничего удивительного в том, что я его сразу не узнала.
- Это ты что здесь делаешь? — выпалила я.
- Я шел домой, когда услышал знакомые голоса. Сначала хотел вас окликнуть, но потом решил проследить за вами и, как оказалось, не зря.
- Ах ты.. ты чуть всех нас до инфаркта не довел! Но, Боже, я не видела тебя почти полгода! — крикнула я, ринулась вперед и повисла у него на шее. - Постой, - я отстранилась от него.- Домой?
- Да, ты не ослышалась. Отец снова сменил работу, и мы перебрались сюда.
- Теперь наша «банда» в полном составе! – радостно воскликнул Хотэка.
- Вы мне так и не ответили, - напомнил Рю. - Что же вы здесь делаете?
- Решили покрыться фантастическим лунным загаром, а всем известно, что на заднем дворе Ли он получается самый лучший и правильный, – смеясь ответила Эри.
- Ты никогда не даешь прямой ответ, - заметил Рю.
- Мы здесь, чтобы доказать Эри, что в нем, - Хотэка указал на дом, - нет никаких странностей и аномалий.
- Тогда чего ждем? – спросил Рю, включил фонарик и, обогнув всех, вошел в открытую дверь.
Я понимала, что наши действия противоправны и, если нас поймают, проблем будет больше чем достаточно, но не смотря на это – я последовала за остальными. Первые опасения после встречи с Рю прошли и меня захватило то, что мы делали, захватило своим безрассудством и, щекоча нервы, звало за собой, обещая большего.
Несколько минут мы молча двигались за Рю. Прошли сквозь кухню и оказались в гостиной. Тишину окружающую нас лишь изредка нарушал скрип деревянных половиц. Фонарик и лунный свет позволяли разглядеть окружающую нас мебель.
– Этот дом непохож на заброшенный, - прошептала Эри.
Действительно, немногочисленная мебель была аккуратно расставлена: на старом диване лежала газета, и она не была желтая, следовательно, она здесь недавно. Да и воздух не был затхлый, так характерный для заброшенных помещений.
- Как вы смеете! – раздался гневный окрик.
Дернувшись как от удара, я резко обернулась. В дверном проеме стояла высокая фигура, отчетливо выделяющая на фоне лунного света.
- Призрак! - завизжала Эри и попыталась убежать, но споткнулась обо что-то и, падая, зацепила Рю и они с криком повалились на пол. Вылетавший из рук парня фонарик стукнулся об пол, моргнул раз, другой и погас, погружая всех нас в темноту. Кто-то ахнул и затем раздался чей-то душераздирающий вопль.
- Бегите! – крикнул Хотэка, и послышались удаляющиеся шаги. Немного замешкавшись, я ринулась по направлению коридора, который до этого заприметила, но врезалась в кресло. Обогнув его, я выскочила в коридор и в конце него увидела окно. Подбежав к нему, я попыталась открыть его, но оно не поддавалось. Я начала паниковать. Неожиданно кто-то зажал мне рот рукой и притянул к себе. Все, я попалась. Я стала брыкаться, чтобы попытаться вырваться из этих цепких рук, но у меня не получалось. Шалости кончились и меня посадят в тюрьму за проникновение в чужое жилище. Со школы с позором исключат, и соседи будут тыкать пальцем в моих родителей. Позор. Я стану позором семьи.
- Тихо, - в самое ухо прошептал кто-то и по голосу я определила, что это Такаши. Он отпустил меня и я обернулась.
- Извини, я не хотел… - он судорожно сглотнул и как-то странно посмотрел на мой лоб. – Я не хотел тебя напугать. Дай я попробую.
Он стал толкать раму, но она не подавалась.
- Идем, - схватив меня за руку, он потащил за собой. Я хотела определить местоположение хоть кого-то, но ничего не могла услышать: наш бег не давал возможности расслышать другие звуки. Выбравшись из коридора, Такаши потянул меня в бок и вскоре мы оказались перед дверью.
Распахнув ее, мы влетели внутрь и практически сразу налетели на стол, который стоял посередине комнаты, и перевернули его. Послышался скрежещущий грохот, звон разбитого стекла. Эта комната была тускло освещена, что позволило нам осмотреться. Мы оказались в небольшой комнате с множеством столов, на которых стояли баночки, пузырьки и аквариумы, некоторые из которых были очень большими и покрытые тканью. Посмотрев на содержимое ближайшего аквариума, Такаши с отвращением прошептал:
- Змеи.
Я огляделась и заметила дверь.
- Смотри… - неожиданно мою праву ногу пронзила боль и от неожиданности я вскрикнула.
- Что? – парень обеспокоенно посмотрел на меня.
- Нога, что-то укусило меня.
В неясном свете я огляделась и заметила нечто, уползающее от меня.
- Что это?
- Это рак, обычный речной рак. Идем. – Такаши подбежал к двери, открыл ее и ночной воздух ударил в лицо. Выскочив на улицу, я хотела сразу побежать к дому, но резонно предположив, что нас могут преследовать, передумала. Я решила добежать до улицы, на которой располагалось множество ночных баров и увеселительных заведений и, если кто-то будет гнаться, то в толпе потеряет меня. Я дышала с трудом, но заставляла себя бежать. Вперед-вперед-вперед! Когда боль пронзила бок, я остановилась, чтобы перевести дух, и только тут сообразила – я бегу одна. Отгоняя от себя ужасные мысли о том, что Такаши поймали, я быстрым шагом устремилась на главную дорогу.
В витрине одного из магазинов я увидела свое отражение и поняла, почему так странно посмотрел на меня Такаши в доме Ли - некогда черные волосы стали белыми. Я поседела. В другой бы ситуации у меня бы случилось истерика из-за этого, но сейчас это обстоятельство отошло на второй план – меня беспокоил укус. Он стал болеть сильнее.
Пробираясь сквозь толпу, я ощущала на себе многочисленные взгляды. Их можно понять – не каждый день увидишь седую девушку, но я ненавидела эти косые взгляды, которые бросали прохожие. Их улыбочки. И то, как украдкой некоторые пытались меня сфотографировать. Сначала я даже хотела подбежать к одному из них, выхватить телефон и швырнуть его на асфальт, но поняла, что у меня просто нет сил. Нет, мне не хотелось упасть и умереть или забиться в самый темный угол и попытаться пережить эту боль – мне хотелось идти вперед, словно таким способом я надеялась уйти от реальности. Я даже боялась обернуться – я боялась увидеть черноту, которая ползла вслед за мной и поглощала все, превращая разноцветные афиши, деревья и цветы в однотонную черную массу – в ничто. Я опасалась того, что, если остановлюсь, хоть на секунду, она поглотит меня.
Боль становилась сильнее.
Я шла вперед и с тревогой ждала перекрестка, потому что если будет гореть красный цвет светофора, мне придется остановиться, а именно этого я и боялась. От ужаса и боли, я не могла даже закричать. Мной двигала только одна мысль – домой, скорее домой. Там безопасность. Родители обязательно что-то сделают, чтобы убрать эту невыносимую боль.
Горел красный, но я не остановилась, а свернула направо и, не переходя дорогу, пошла вдоль дома. Постепенно гомон с главной дороги стал стихать, и вскоре был слышен только небольшой гул.
Я недалеко от дома, всего один квартал. Остался всего один квартал.
Так я и шла – как сломанная кукла, вынужденная вечно идти вперед. Кукла – без эмоций, без осознания происходящего. Кукла – никому ненужная, но нуждающаяся во всех.
Мне становилось все хуже — то ли я совсем расклеилась, подавшись панике, то ли сказывался этот чертов укус. Я уже сомневалась в том, что это был обычный речной рак. Стук в висках сменила адская боль, пронизывающая мозг насквозь. Пульсирующая боль раздирала место укуса, словно таким образом, использую манеру азбуку Морзе, выстукивала: «Я тут. Я тут». Это напоминало изощренную пытку. Боль ненадолго ослабевала, но потом вновь становилась сильнее, как гонщик стартует и быстро увеличивает скорость, так она свою силу. И словно вторя ей мышцы лица стали поддергиваться, как будто решили устроить замысловатый танец. Дышать становилось труднее, и пот градом катил по моему лицу. Что происходит? ЧТО??? От непонимания ситуации и жуткого страха я скулила. Сейчас бы, даже если захотела бы закричать не смогла. Воздух со свистом проникал в легкие и его едва-едва хватало, чтобы не свалиться в обморок.
Еще немного. Я почти у дома. Я уже вижу крышу нашего дома.
Улица круто поднималась вверх. Ухватившись за перила, я преодолевала ступеньку за ступенькой, осторожно переставляя ноги. Каждый нетвердый шаг отзывался гулким звоном в голове, причиняя боль.
Боль была нечеловеческой. Пожалуйста, сделайте так, чтобы она прошла. Я больше никогда-никогда не буду выбираться на ночные прогулки. Я стану учиться лучше. Я исправляюсь, только, пожалуйста, пожалуйста, пусть исчезнет или хотя бы станет не такой острой боль. Но мои мольбы оставались без ответа. Походу свой лимит чуда и удачи я исчерпала.
Я зажмурилась, затем снова открыла глаза. Интересно, это мне кажется или свет в окнах действительно становится темнее? Нет, не кажется. Я больше не могла дышать. Я задыхалась, и из-за этого у меня мутнело в глазах.
Земля ушла из-под ног и ударила по лицу.
Я не дошла... Я не успела…
Секунды в хаосе противоречивых ощущений. Чьи-то голоса, то громче, то слабее, словно кто-то крутил регулятор громкости. Безжалостные челюсти боли. Чьи-то серебристые глаза. Руки. Боль.
А потом все исчезло и тьма окутала меня, принося с собой долгожданное небытие.

Ответить с цитированием
  #460  
Старый 22.08.2013, 15:31
Аватар для Леди N.
emmerdeur
Победитель Литературной Викторины
 
Регистрация: 20.07.2009
Сообщений: 9,698
Репутация: 5327 [+/-]
Анжелика, написано достаточно легко. По крайней мере я дочитала до конца главы, что, к сожалению, удается далеко не всегда.
Советую обратить внимание на причастные и, особенно, деепричастные обороты - вы ими злоупотребляете.
Посмотрите на предмет опечаток, например:
Цитата:
просо байки
Главный минус, на мой взгляд - отсутствие достоверности. Как то: парень, желая подшутить, навзничь падает на асфальт, и хоть бы что! Даже не ушибся.
Или - от одного возгласа и очерка фигуры подростки, воспитанные на фильмах ужасах и уже подготовленные парочкой приколов, в панике разбегаются.

Словом, есть над чем поработать.
__________________
Нет ничего, чего вы не могли бы доказать при условии, что ваше мировоззрение достаточно ограниченно
Уважаю женщин, которые не боятся показаться некрасивыми. Это требует определённого мужества. (Гриндак)


бывший великий инквизитор
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Программы обработки текста Jur Творчество 26 12.07.2018 21:19
Фанфики - кто хочет почитать и выслушать критику - смотрим здесь Линолеум Творчество 141 20.03.2016 09:55
Свои произведения: кто готов дать почитать и выслушать критику? (Архив 2) Jur Творческий архив 3202 13.09.2012 20:14
Свои произведения: кто готов дать почитать и выслушать критику? (Архив) Jur Творческий архив 2998 19.03.2009 15:23
Нужно ли закрыть тему "Свои произведения, кто хочет почитать и дать критику?" Superman По сайту и форуму 42 24.08.2007 16:29


Текущее время: 07:44. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd.