Показать сообщение отдельно
  #6  
Старый 02.12.2017, 23:49
Аватар для Vasex
я модератор, а нигвен нет!
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 9,003
Репутация: 1502 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Скрытый текст - Дополнение (концовка) к Главе 5: Оттенки тьмы:
Для целительского крыла Храма Наук наступили бурные времена. Ещё вчера все кушетки и палаты пустовали, пациентов практически не было, не считая нескольких храмовников с простудой и горняков с переломами. Теперь они держались от госпиталя подальше, как и обычные призраки, ранее имевшие обыкновение блуждать всюду по Храму, куда только вздумают от скуки заглянуть.
Теперь госпиталь полнился новоприбывшими из похода людьми и призраками, но все эти души были сильно искажены – так и норовили покинуть относительно спокойно лежачие тела или уже тряслись в воздухе, покинув бренные бездыханные оболочки. Говорящие с духами, маги подобные Мирелле, в многослойных белых защитных халатах на ряду с врачами удерживали на месте эти души или куда-нибудь их волочили – не давали разлететься по Храму, по округе, и тем самым кому-либо навредить, кого-нибудь исказить, вместе с собой обрекая на незавидную участь. Говорящие с духами пользовались магией, вытягивали перед собой руки, произносили заклинания, этого хватало, чтобы воздействовать на нематериальных существ. Простые лекарши держались за длинные палки, чтобы лишний раз не приближаться вплотную к сильно искажённым телам людей: так перетаскивали тела, трупы, укрывали их одеялами, чистили подносили лекарства, еду, питьё, или же просто не давали сбежать из госпиталя в порыве каких-нибудь лихорадочных идей.
Надо сказать, что все больные и умершие вели себя вполне сносно – давно готовились к этому, да и давно смирились с участью. Да, искажённые при жизни сильно мучились от боли – стонали и очень беспокойно спали, особенно если эффект обезболивающих настоек оказывался недостаточным, а уже в виде освобождённых призрачных душ после смерти впервые за долгое время обретали одновременно и покой, и прилив неиссякаемой энергии – им хотелось воспользоваться этим, лететь куда больше, посмотреть мир, взмыть к небесам, насколько мог позволить Рашма… Но на земле живых искажённым, конечно же, не были рады. Здоровые их сторонились – как ещё живых, так и призраков. Во всех селениях Паутины искажённых изгоняли в горы, в Грандуа. В Храме Наук эту ситуацию смягчали, как могли: давали духам больше времени попрощаться с близкими, закончить какие-то важные дела, а иногда даже сами учёные изучали особенно интересные феномены искажений…
- Тутан Окка! Тутан Окка! – с волнением подбежала к главной целительнице одна из младших работниц. – Аномалия у одного из больных! Слишком сильное искажение!
- Имя пациента? – Окка спешно шагала, на ходу надевая защитный халат. Защита хлипкая, но лучше, чем ничего, как говорил Хайнс. Учёные ещё не сильно хорошо изучили природу искажений в Скорлупе и других мирах.
- Роудер. Капитан корабля.
- Да, его сильно исказило, я помню. – Окка быстро моргала, припоминая информацию о пациенте. – Но что значит «сильное»?
- Вот всё сейчас сами увидите!
А посмотреть было на что. Служанки в халатах отступали от палаты Роудера всё дальше и дальше, пугливо переговариваясь. Никому не хотелось исказиться. А случай выдался уникальный: призрак души Роудера выходил особенно сильно из тела, нежели у других пациентов. То слева, то справа, то над телом, то под простынёй и кроватью – его с силой и очень быстро мотало во все стороны, чуть ли не по всей комнате, пока сам капитан безвольно корчился в мокрой от пота постели, его одолевал жар, его лихорадило и у него болели различные органы, которые могли в любой момент отказать, как у других недавно умерших.
- Мы его уже накачали крепительным настоем сверх нормы, но он всё равно мучается, - говорила одна из целительниц. – Давать больше – сущее безумие. У него и так уже жар страшный, а настой его только увеличит.
- Как же так! Как же так! – причитала жена Роудера, прижимая к себе за плечи маловатых детишек. Две целительницы держали семью на безопасном расстоянии, не подпуская к больному. – Он ведь самый крепкий человек, кого я знаю! Он не может страдать больше других!
- До наступления темноты точно умрёт, - прохладно, но как можно мягче сказала Окка. – И тогда его мучения закончатся.
- А с призраком мы уж как-нибудь совладаем, - сказала одна из говорящих с духами.
- И он будет спокойнее, трезвее. Вы ещё сможете нормально поговорить напоследок…
До того, как его вместе с другими искажёнными изгонят навсегда за пределы Паутины. Это все прекрасно знали, но не следовало лишний раз произносить грозные слова вслух.
Семья вновь громко навзрыд заревела и запричитала, хотя тоже готовилась к подобному дню годами.
- Спокойнее, возрадуйтесь, что они вообще вернулись, завершили миссию, как и следовало это сделать, - пыталась успокоить семейку говорящая с духами. – Некоторым командам не хватало сил и возможностей вернуться в Паутину. А ваш отец – настоящий герой! И последнее, что ему осталось, прожить до финала своей стези, уже никак не зависящего от него самого…
Но у души Роудера были другие планы.




Скрытый текст - дальше - 03.12.17:
Призрак покинул тело капитана, торжественно поднявшись к потолку, точно оживший мертвец из сказаний. Все ахнули. И стали отступать и взывать к спокойствию и порядку по мере того, как искажение приближалось к живым. Говорящие с духами не растерялись, направили на духа руки – и удержали того на месте.
Семья готова была разрыдаться, но что-то ей мешало. Все вскоре в недоумении умолкли.
- Так он умер или нет? – спросила одна из целительниц, хотя сама обязана была выносить подобный вердикт.
Не умер. Капитан – в своём физическом, телесном обличии – всё ещё дышал, смотрел то на призрака, то на остальных – в не меньшем недоумении, чем все присутствующие. Через несколько мгновений он потерял сознание, точно провалился в глубокий сон, уже больше не высказывая мучений от боли.
- Он жив, - констатировала Окка, приблизившись и дотронувшись до капитана рукой. – Он дышит. Смотрите – грудь вздымается. Кровь всё ещё стучит в его жилах.
- Как такое может быть? – раздался голос капитана. Спрашивал сам призрак Роудера, удерживаемый магами в углу палаты у потолка.
- Аномалия, вестимо, - сказала Окка. – Нужно изучать феномен.
Говорящие с духами согласились. Ничего подобного они никогда не видели. Все спрашивали призрака, как он себя чувствует, что ощущает, но тот не делился ничем необычным. И начинал злиться. Конечно, он всё ещё был искажён, другие призраки, как и живые, должны были держаться от него подальше, чтобы избежать искажения.
- Так а с телом что теперь? – волновалась жена Роудера.
- Потерял сознание. То ли от шока, то ли от… - Окка сделала паузу. – Ему резко стало легче. Жар спадает. Ещё один камень в чашу весов теории о том, что душа тяготит существование. Часть боли привносит.
- Сказки, - буркнула одна из говорящих с духами. – Зовите Миреллу. Она разберётся. Она самая опытная по подобным делам.
- Разделение души и всё ещё живого тела стены этого храма ещё не видывали, - сказала Окка. – И в книгах о подобном не пишут. В серьёзных книгах.
Семья растерянно взирала то на призрака, то на тело. Но поскольку тело оставалось в бессознательном состоянии, родные с большим вниманием и теплом обратились к призраку мужа, отца, главного кормильца. Им было очень неловко от необходимости соблюдать дистанцию – да ещё иную преграду – между материальным и нематериальным миром.
- Я чувствую бодрость, - улыбался Роудер, насколько ему позволяло суровое неулыбчивое лицо. – Впервые за долгое время. Прилив сил. Так жаль, что нам суждено разделиться.
Его лицо тряслось из стороны в сторону из-за частого влияния искажений.
- Роудер! – плаксиво протянула его жена. - Как ты сам нам всегда говорил – отставить нытьё, собрались! Мы не опустим руки. Я тебя не подведу. Наши дети вырастут достойно.
- И я уйду достойно, как обещал. Только выпрошу у Хайнса немного времени, чтобы ещё чуть-чуть побыть с вами, поближе к дому. И уж точно не уйду, пока вам не выплатят всё почитающееся за нашу экспедицию, за наши жертвы.
- Хайнсу уже доложили, - сказала одна из говорящих с духами. – Не переживайте, он вас не отпустит, пока не разберётся во всём происходящем.
- Гляньте, он приходит в себя!
- Я умер? Я уже умер? – вопрошало тело Роудера его голосом. Он тяжело моргал.
Целители набросились на него с вопросами, даже перестали остерегаться искажений и приблизились совсем близко. Окке пришлось их отгонять хотя бы чтобы больному хватало воздуха.
- Нет, вы не умерли, Роудер, - пояснила капитану она. – Но ваша душа удивительным образом покинула тело. И сейчас мы разбираемся, как такое случилось.
- Неужели тело без души может говорить? – удивлённо спросил призрак Роудера, подбираясь ближе к телу, чтобы внимательнее его осмотреть, насколько позволяли придвинуться призраку говорящие с духами. – Как он может дышать, мыслить?
- Я задаюсь теми же вопросами, что и вы, - вставила Окка. – Ни о чём подобном никогда не слышала за всю мою многолетнюю работу.
- Подождём Миреллу и Хайнса.



Последний раз редактировалось Vasex; 03.12.2017 в 23:58.
Ответить с цитированием