Показать сообщение отдельно
  #390  
Старый 30.08.2015, 19:42
Беззаконие
 
Регистрация: 09.11.2006
Сообщений: 6,903
Репутация: 3478 [+/-]
Скрытый текст - Финал от Джей:
Меньше всего Джей хотелось сделать то, что произошло чуть ранее с миром, в который ее занесло до этого, тем самым, что помог ей найти себя, и был пожран ради восстановления. Но... но черпать силы было уже неоткуда, и девушка приготовилась к тому, что сейчас ее сознание погаснет, и останется только пустота... холодный расчет, голод и крики тех, кто не успеет сбежать из этого мирка. Сначала отель, потом близлежащие улицы, потом весь мир растворится в бездне лишь потому, что она не смогла справиться сама.
Кусая губы, сжимать руки в кулаки, глядя на существ, которые явно не спешат нападать. Кусать губы и заставлять себя улыбаться.
- Ну давайте... идите сюда...
И в этот момент туман, прорывающийся сквозь разбитые окна, распадается белесыми клочками под порывом теплого морского воздуха. Разметав по углам ароматы смерти и страха, он заставляет девушку замереть, дыша глубоко и полной грудью. Голод уходит, оставляя после себя адскую усталось. Но порывы ветра провоцируют пожар в холле вспыхнуть с новой силой и яростью. Джей открывает глаза и поворачивается к окну. У нее есть шанс... есть шанс сбежать. Секунда-две, должно получиться, всего-то нужно сделать рывок в сторону окна, но в этот момент рев пламени и шепот "заключенных отеля" перекрывает грохот выстрелов, заставив ее вновь переключить внимание от близкого спасения на новую угрозу.
Бывшие противники бросаются врассыпную, пытаясь выбраться через образовавшиеся проходы, но не успевают, падая под градом блестящих, сияющих пуль. Джей, словно в замедленной съемке, видит то, что должно быть кровью, то, что могло быть мозгом, то, что отдаленно напоминает лица... рты... глаза... Оставляя полосу, набухающую алым, пуля чиркает по щеке, еще две врезаются в плечо, разворачивая вправо. Сквозь грохот и вой она слышит истеричное:
- Живьем! Брать живьем! - однако еще одна "шалунья" врезается в ее тело, взрываясь грозовыми разрядами и швыряя на пол.
Мимо несутся черные тени, по какой-то неведомой траектории огибая ее, несколько останавливаются, нависают над ней, глядя, как ее тело судорожно корчится от электричества, пронзающего каждую мышцу. Они ждут, ждут, пока действие заряда закончится, а после вздергивают Джей под руки. Она стонет от боли, пронзающей плечо, и распространяющейся по грудной клетке вниз, к животу.
- Где ее оружие... - сквозь пелену, краем уха слышит она чей-то тягучий голос, ему что-то отвечают, - ...не важно, она может идти?
Цепкие пальцы сгребают ее волосы на затылке, тянут вверх, заставляя поднять голову, она встречается с нечеловеческими глазами, алеющими в прорезях шлема:
- Ты можешь идти?..
- С божьей помощью... - заставляет она себя усмехнуться, раздвигая подергивающиеся губы в улыбке.
- О, у тебя ее будет предостаточно... тащите... - двое с хыканьем, приподнимают ее выше, забрасывая руки себе на плечи, ставят на ноги и, не особо заботясь, передвигает ли она ногами, волочат ее прочь, через залу, мимо вопящих нелюдей, которых безжалостно расстреливает спецназ.
- Сжечь... - летит ей в спину, и обреченные крики сливаются в один предсмертный вой, пахнущий почему-то жжеными покрышками.
Джей неосознанно жмурится, но, изо всех сил вцепившись пальцами в доспехи спецов, с силой заставляет себя открыть глаза и смотреть... смотреть... смотреть, стараясь запомнить, запомнить все... отблески пламени в костюмах команды зачистки, страх и обреченность в остекленевших подобиях глаз нелюдей, тело святого отца, равнодушно брошенное на на скорую руку сооруженные носилки, белое непроницаемое лицо администратора, глядящее на нее из-за угла... его страх такой сильный, что можно ощутить его кисловатый привкус на языке. Сдержал ли он обещание?
Покореженные двери отеля распахиваются, и яркий свет слепит Джей, заставляя на секунду отключиться. Ее передают с одних рук в другие, укладывают куда-то, стягивая полосками ремней, разрезают ткань одежды, что-то вводят под кожу... волосы треплет ветер, шум машин и живого города оглушает ее, а когда все стихает, и свет, бьющий в лицо, становится приглушенным, она позволяет себе разлепить глаза, вглядываясь в лицо, нависающее над ней. Некрасиво тонкие губы кривятся в улыбке:
- Добро пожаловать в Наследие... Алекс...
Девушка улыбается в ответ. Это единственное, на что она сейчас способна. Пока единственное...