Показать сообщение отдельно
  #10  
Старый 19.01.2012, 16:13
Аватар для Руслан Рустамович
Text only
 
Регистрация: 17.11.2009
Сообщений: 10,979
Репутация: 741 [+/-]
Цитата:
Сообщение от Bad 13 Посмотреть сообщение
Кстати, ты даёшь прямые отсылки к «Планете Сокровищ».
Знаю. Наймиты клана Диснеев поймают меня рано или поздно и кончат в ближайшей подворотне, но я готов на риск :D Так уж сложилось... Что ж, есть ещё одна глава. Пока последняя. И после этого можно говорить более предметно.

Глава 3
Скрытый текст - 7:
Чувство изумления было столь сильно, что напрочь вышибло из головы Реймонда все мысли. Лейтенант кое-как оделся, послушно отдал шпагу одному из «гражданских», дал вывести себя из гостиницы. На улице, прямо у входа, их поджидали полицейский самоезд сине-белой масти, видимо, принадлежавший инспектору, и карета с зеркальными стёклами, запряжённая единственным самотягом. Карета была неприметная, безо всяких украшений, да и самотяг простецкой на вид породы – обычный серый куб о двух колёсах, поблескивающий солнечными батареями на крыше…

Троица в цивильном церемонно распрощалась с полицейским, запихала фок Аркенау в карету и забралась следом. Двое «гражданских», те, что покрупнее, уселись слева и справа от лейтенанта, стиснув его плечами, третий же, надо полагать, старший, опустился на сиденье напротив. Стоило захлопнуться дверце за ним, как карета тронулась. Старший «цивильный» поелозил на подушках каретного диванчика, откинулся, сложив руки на груди, и принялся буравить Реймонда взглядом. Не злым, не подозрительным, а скорее… ироничным. Словно знал о молодом человеке нечто забавное, при этом самому Реймонду неизвестное. В голове же лейтенанта, наконец, появилась одинокая мысль. Из звенящей пустоты выплыл вопрос: «КАК?». Вопрос этот столь решительно заполнил сознание офицера, что тот, не выдержав, произнёс его в слух.
- Что – «как»? – Охотно откликнулся «цивильный» напротив, наклоняясь вперёд. – Как на жизнь покушались? По-моему, вам виднее, но если уж интересуетесь… Отравленное вино. Все шесть бутылок. Яд медленного действия, все гости успели бы распить, прежде чем начало б действовать… Детали сейчас уточняют специалисты, но вообще хороший план. Простой, а потому – эффективный… Как по вашему?

- Э… кхм… - Лейтенант уже начал приходить в себя, но к такому вопросу оказался не готов. Изумление понемногу вытеснялось ужасом и растерянностью, в душе фок Аркенау бушевал настоящий буран, выражающийся кроме всего прочего вполне физически ощутимым зудом в груди. Чтобы не молчать, адъютант (не исключено, что уже бывший) ответил вопросом на вопрос:
- А не изволите ли представиться?
Прозвучало это не столько нагло, сколько глупо, однако старший «цивильный» кивнул:
- Действительно… Нам предстоит ещё немало общаться в ближайшем будущем… Меня зовут Фредерик цур Горберг, я старший следователь Службы Безопасности Престола. Я буду вести ваше дело. Моих спутников представлять не обязательно, они призваны лишь сопроводить нас до управления СБП. Там мы сможем поговорить в спокойной обстановке. Но вообще, беседу начать можем прямо сейчас. Итак, господин фок Аркенау, не расскажете ли, с чего вы решили расстроить своего уважаемого батюшку? – Спросил следователь почти весёлым тоном. – Или, быть может, порадовать?
- Пора… погодите, погодите… В смысле?
- Ладно, начнём по порядку. Вижу, вы ещё не совсем проснулись. – Цур Горберг подмигнул. – Итак, расскажите подроб…

Экипаж внезапно остановился, да так резко, что Реймонд едва не ткнулся носом в колени следователя. В окошко кучера постучали.
- Что за чёрт? – Фредерик потёр затылок, которым приложился о стенку, и выскочил наружу. Один из «сопровождающих» последовал за ним, не забыв захлопнуть дверцу. Второй пересел напротив, достав откуда-то из-под кафтана пистолет. Поскольку окна кареты, зеркальные снаружи, изнутри были прозрачны ровно настолько, чтобы пропускать свет, фок Аркенау затаил дыхание и напряг слух. «Цивильный» последовал его примеру, однако вряд ли он услышал больше лейтенанта – через тонкие стенки экипажа доносились лишь неразборчивые голоса, да перестук колёс по брусчатке и прочие шумы улицы. Лейтенант и «гражданский» бесплодно вслушивались минуты три, а потом дверца кареты внезапно распахнулась, и внутрь заглянул незнакомый Реймонду мужчина в мундире пехотного капитана.
- Лейтенант фок Аркенау? – Спросил пехотинец, словно и не видя направленного на него пистолета «сопровождающего».
- Да… - Отозвался Реймонд с неуверенность в голосе, удивившей его самого. – Я…
- Выходите. С этими господами вы дальше не едете.

Арестованный переглянулся с сопровождающим. Тот нахмурился, пожал плечами, и, после секундного раздумья, жестом велел лейтенанту вылезать. Покидать карету стало неожиданно страшновато. В том, что его арестовала имперская охранка, лейтенант не сомневался, а вот кто собирался его у охранки забрать… Задавив внутреннего труса, Реймонд соскочил на брусчатку и огляделся. От увиденного туман из головы лейтенанта выветрился окончательно…

В нескольких метрах впереди прямо поперёк улицы, заехав колёсами двойки тягловозов на тротуар и напрочь перегородив экипажу охранки проезд, торчала казённая карета Адмиралтейства – слегка рассохшаяся и облезлая, явно не для парадных выездов, но украшенная всеми положенными эмблемами, фигурками дельфинов по краям крыши и прочей мишурой. На облучке вместо кучера сидел матрос в широкополой шляпе, а возле открытой дверцы стояли следователь цур Горберг и… адмирал Эльда Каррисо.

Фредерик с совершенно каменным лицом что-то очень тихо говорил командующей, которая слушала его, заложив правую руку за спину и отставив ногу – словно принимая доклад на мостике. Предшествовавшая беседа явно была непростой – следователь, очень на то похоже, едва сдерживался, чтобы не начать цедить сквозь зубы, а уши адмирала стояли торчком, да и полуприкрытые глаза, насколько Реймонд знал своего командира, говорили о внутреннем напряжении. Воздух между офицером флота и служащим СБП разве что не искрился…

Как только фок Аркенау выбрался из кареты, Каррисо бросила, не оборачиваясь, продолжая смотреть в глаза следователю:
- Реймонд, пересядьте в мой экипаж.
- Послушайте!... – Возвысил голос Фредерик. – Я ещё раз…
- Лейтенант! – Каррисо резко обернулась к адъютанту. В её голосе зазвенел металл. Зрачки были расширены, несмотря на солнечный день. – В мою карету, живо!
Фок Аркенау, с трудом подавив желание козырнуть, почти бегом бросился к казённой повозке…


* * *


Скрытый текст - 8:
Карета Адмиралтейства, подпрыгивая на выбоинах и ухабах, мчалась куда-то на предельно допустимой в городской черте скорости, а Реймонд судорожно сжимал в руках ножны с возвращённой шпагой и пытался понять – заводить ли ему разговор или же лучше помалкивать. Пехотный капитан в салон не сел, и с адмиралом они оказались наедине, так что сказать и спросить можно было многое. Но стоит ли? Лейтенант не был уверен, что вопросы, которые может задать ему командующая, будут проще вопросов следователя охранки. Впрочем, пока Каррисо, неподвижно сидящая напротив, даже не смотрела на него, молча глядя в окно.
Лишь когда экипаж свернул на второстепенную улицу и сбавил скорость, Каррисо откинулась на диванчике, задёрнув занавеску. Вдруг вынула левую руку из перевязи, разогнула, тряхнула кистью, несколько раз быстро сжала и разжала левый кулак, насколько это было возможно с её когтями. Поморщилась, опустила руку на бедро.
- Как ваше плечо? – Нашёлся, наконец, Реймонд. Молчать у него больше не было сил, а повод заговорить подвернулся «аполитичный».
- Двигать рукой могу, а остальное – пустяки, пройдёт. – Ответила Эльда, поднимая на него взгляд. Глаза адмирала в полумраке салона чуть фосфоресцировали, отсвечивая зелёным. Адъютант сглотнул, втянул воздух сквозь зубы, но всё же решился:
- Мой… госпожа адмирал, могу ли я узнать…
- Знаете, Реймонд… - Перебила его Каррисо. – Когда я служила вторым помощником на фрегате… давно, в общем… то слышала от одного матроса такой… пожалуй что анекдот. – Адмирал обхватила подбородок ладонью и теперь смотрела на лейтенанта слегка исподлобья. – «Никогда не спрашивайте близких людей о том, за что они вас любят. Вдруг они действительно задумаются?». Вы уверены, что хотите меня о чём-то спросить?
Фок Аркенау закусил губу, размышляя, потом решительно кивнул:
- Госпожа адмирал, куда мы едем?
- Мы едем ко мне домой. Вам придётся пожить там… некоторое время, пока я буду разбираться в ситуации. – Командующая сделала кистью пространный жест, словно очертив в воздухе круг. – В любом случае, в кутузку вы не попадёте.
- Вы позволите жить в своём доме человеку, который, возможно, пытался вас отравить? – Реймонд взял себя в руки настолько, что его уже хватило на длинный вопрос.
- А вы пытались? – Прищурилась Каррисо.
- Нет! – Чуть не выкрикнул молодой человек, однако спохватился, и добавил, выдавив из себя жалкую улыбку: - Но насколько я вас знаю, вы не из тех, кто верит на слово и кого можно убедить одним только честным словом…
- Смотря, кто это слово даёт. – Хмыкнула адмирал. – Я вас знаю немногим больше, чем вы – меня, но, на мой взгляд, вы не из тех, кто способен организовать массовое отравление. Мягко говоря. Поучаствовать вольно или невольно – вполне, но не организовать… Это во-первых. Во-вторых, мне сразу не понравилось, как повелось следствие.
- Повелось? – Колесо повозки угодило в особо глубокую выбоину, и фок Аркенау едва не уронил на пол шпагу. – Я думал, оно только начнётся, когда меня…
- Следствие началось ещё этой ночью, через два часа после того, как вы покинули мою квартиру. – Покачала головой Каррисо. – И как-то очень странно оно пошло… Словно в охранке сразу поняли, кто во всём виноват. А иные варианты рассматривали чисто для проформы. Хотя обвинять ту же Нарцию можно с не меньшим успехом. Не знаю, что это – попытка быстро и не утруждаясь раскрутить потенциально славное дело, или о вас знают что-то особенное… Но в любом случае, лейтенант, как только вы попадёте в изолятор СБП, как только с вами проведут первый допрос, вы живо и под запись признаетесь в том, что от вас захотят услышать.
Карета вдруг резко свернула, чуть не встав на два колеса, пассажиров качнуло вбок. Каррисо приложилась левым боком о дверцу и сдавленно охнула.
- Мой адмирал! – Подскочил, едва не ударившись макушкой о потолок, фок Аркенау, позабывший, что решил пока отказаться от подобного обращения.
- Всё нормально. – Неестественно бодрым тоном произнесла Каррисо, садясь ровно. – Так вот… Когда за вас возьмутся профессионалы, вы расскажете всё, что угодно. Я лично хочу знать правду о случившимся. А вот чего хотят в охранке, я уже не совсем понимаю. И пока не разберусь, все карты им в руки не отдам.
- И… что мы будем делать? – Спросил Реймонд, не уверенный, что обращение «мы» уместно. Он так и не понял, верит ли адмирал в его невиновность, или просто собирается вести какую-то свою интригу.
- Жить вы будете у меня. – Адмирал глянула в окно и со вздохом вновь принялась пристраивать руку на перевязь. Кажется, они уже ехали по улице Каменщиков. – На допросы вам ходить придётся, но я всегда буду с вами, и прослежу, чтобы беседа не уходила… в сторону от темы. Я, конечно, не конкурент следователям из СБП, но у меня есть, где проконсультироваться, и в моём присутствии они просто будут вынуждены придерживаться протокола. Надеюсь, скоро ситуация прояснится, и там будет видно, что именно предпринять.
- А кстати, как вам это удалось? Забрать меня прямо у следователя.
- Дело техники. По кодексу Фридриха-Вильгельма Шестого адъютанты офицеров фактически приравнены к оруженосцам при благородных господах, и сей анахронизм никто не удосужился отменить… Это даёт многое, в том числе и право забирать на поруки даже при весьма серьёзных проступках. – Командующая снова посмотрела в окно, кивнула и надела треуголку. Поправила перья на ней. - Ещё надавила на некоторое противоречие, согласно которому ваше дело может проходить по ведомству Трибунала Военно-Космического Флота, а тогда СБП вообще не имело права вас задерживать… В общем, дезорганизовала и деморализовала противника, принудив к отступлению, если без подробностей. А перехватили мы вас почти случайно.
Карета остановилась напротив знакомой многоэтажки. До сих пор лейтенант видел дом тридцать шесть по улице Каменщиков лишь ночью, но свет дня не добавил строению каких-то особых деталей. Обычная жилая инсула, типовая. Соскочивший с облучка матрос распахнул дверцу и неловко изобразил подобие приглашающего жеста, принятого у кучеров знатных господ.
- Ещё вопрос. – Торопливо сказал фок Аркенау.
- Да? – Уже поднявшаяся с сиденья Эльда остановилась.
- Я этого не делал и ничего об этом не знал. – Запинаясь, выпалил лейтенант. – Я никогда не попытался бы… вас или кого угодно ещё… вы верите мне? Я хочу знать…
- Вот зря я вам, что ли, в начале нашей беседы рассказывала анекдот? – Каррисо выбралась из кареты и обернулась к Реймонду, придерживая дверцу. – Давайте так – на ваш вопрос я отвечу через три дня. Примерно. А пока… я не знаю, причастны вы к покушению или нет, но я уверена, что виновны в нём не вы. – Слово «виновны» адмирал произнесла с некоторым нажимом. - И вы всё ещё мой адъютант, которому я готова простить некоторые глупости и ошибки. Пойдёмте.

* * *

Следующие трое суток лейтенант фок Аркенау провёл словно в безвременье, полностью изолированный от окружающего мира в квартире адмирала. На допрос его так ни разу и не вызвали, газет в квартиру не приносили, радиоприёмник не работал, и даже пристать с расспросами было не к кому. Нарция, которая, похоже, и раньше из дома почти не выбиралась, знала о происходящем не больше Реймонда, да и вообще лейтенанта сторонилась. Сама же хозяйка квартиры появлялась дома около полуночи, бросала шляпу прямо на пол, коротко отвечала на приветствие адъютанта и сразу, даже не разуваясь, проходила к себе в спальню. Нарция ныряла следом, держа в руках поднос с едой, а спустя некоторое время торжественно выносила в прихожую адмиральские сапоги и камзол. Утром камзол, шляпа и ботфорты из прихожей исчезали - значит, адмирал уходила раньше, чем фок Аркенау просыпался.
В результате мающемуся офицеру оставалось лишь мерить шагами гостиную, считать цветочки на дешёвых бумажных обоях, которыми была обклеена комната, да пытаться читать. В подобной ситуации книги могли бы стать спасением, однако не стали... Домашняя библиотека Эльды Каррисо на две трети состояла из томов на незнакомом Реймонду языке – видимо, родном языке адмирала. Остальную же часть составляла техническая и справочная литература, совершенно непригодная для убиения времени. Ещё имелось несколько сборников сказок народов Империи, изданных столичной типографией, но кто их мог читать в этом доме, лейтенант предполагать опасался. Для себя решил, что всё же «домосмотрительница».

На четвёртые сутки, ближе к вечеру, пошёл проливной дождь. В тот же день адмирал вернулась домой раньше, к восьми часам – с каплями влаги в перьях треуголки и наброшенном поверх мундира плаще-дождевике, явно с чужого плеча. Всегда блестящие, как чёрное зеркало, ботфорты командующей оказались забрызганы и заляпаны до колен, словно Каррисо ходила, не глядя под ноги, прямо по лужам, а не ездила по городу в карете. Она, как обычно, закрылась в спальне, но уже через час вышла к ужину.

Когда Эльда появилась на кухне, фок Аркенау с охотничьим азартом ковырялся в тарелке. К вечерней трапезе Нарция сготовила тушённое с грибами мясо, сдобренное какими-то незнакомыми специями. Получившееся в итоге «рагу» выглядело и пахло более чем подозрительно. По правде сказать, лейтенант с радостью обошёлся бы даже флотскими консервами, осточертевшими за время похода, однако в доме адмирала, похоже, готовили исключительно национальную кухню. Поэтому Реймонд, смирившись, старательно ворошил «рагу» в поисках кусочков мяса. В конце концов, мясо – оно и есть мясо, а вот грибы, вкусные и полезные для инородцев, на людей могут оказывать самое неожиданное воздействие. Кусочки были мелкие, вилка большая, а фок Аркенау – голодный, потому, выцепив после почти пятиминутной охоты особо крупный «экземпляр», молодой человек не удержался от тихого возгласа:
- Ах-ха!
- Попали?
Лейтенант оглянулся на голос и уронил мясо обратно в тарелку. Рука невольно дёрнулась к воротнику – застегнуть форменную рубашку, офицер с трудом подавил этот рефлекс. Вошедшая Каррисо, не дожидаясь ответа на явно риторический вопрос, встала у плиты, сняла с котелка крышку и принялась накладывать себе того же «рагу». Дома адмирал ходила босиком, демонстрируя, к слову, вполне нормальные ногти на ногах, а носила что-то вроде пижамы – штаны с широкими штанинами и просторную рубашку светло-бежевого цвета в широкую вертикальную полоску более тёмного оттенка. Плюс – тяжёлый тёплый махровый халат, надо полагать, по случаю непогоды. И что интересно – без мундира командующая стала заметно меньше ростом. Реймонд даже замер с вилкой в руках, весьма невежливо таращась в спину командиру. Да нет же, ничего не изменилось, и каблуки у адмиральских сапог нормальной высоты… Наверное, сильно приталенный камзол с «хвостом» и высокие ботфорты зрительно вытягивали силуэт… Или дело в том, что в домашней одежде адмирал позволяла себе немного сутулиться?

Каррисо наполнила тарелку, налила себе холодного чая в гранёный стакан без ручки и села за стол напротив адъютанта. Реймонд, привыкший за эти дни ужинать в одиночестве, спешно сгрёб раскиданные по столешнице продукты и предметы сервиза, освобождая место.
- Приятного аппетита, м… госпожа адмирал.
- Спасибо.
На кухне стало совсем тихо. Адмирал ела аккуратно, без чавканья и бульканья, а Реймонд не ел вообще, таращась в тарелку и иногда переводя взгляд на адмирала. Точнее, на её руки. Думать о ближайшем будущем и предстоящем разговоре было страшно до чёртиков, и лейтенант прибег к уже проверенному в бою приёму. Руки командующей, которые офицер редко видел без перчаток, содержали не меньшую загадку, чем сапоги. Тонкие запястья, длинные музыкальные пальцы, заканчивающиеся похожими на когти ногтями и… впечатляющие мозоли, что на пальцах, что на ладонях. Правда, застарелые. Откуда, хотелось бы знать? Во время службы на паруснике заработала? Но она же вроде не в парусной команде начинала, а сразу командующим офицером…
Каррисо громко чихнула, и углубившийся в свои размышления адъютант чудом не упал со стула от неожиданности. Ухватился за край стола, расправил плечи. Эльда задумчиво произнесла, промокая нос столовой салфеткой:
– Не знаю, что может быть романтичного в прогулке по ночному парку в дождь… Особенно если плащ один на двоих. Но сегодняшняя беседа стоила риска простудиться.
- Госпожа адмирал? – Осторожно спросил лейтенант.
- Помните, я говорила, что скоро ситуация прояснится, и будет видно, какие действия предпринять дальше? – Каррисо отложила вилку.
- Помню. – Кивнул Реймонд, выпрямляя спину и убирая локти со стола. Начинался серьёзный разговор, которого он и ждал, и боялся всё это время.
- Ситуация не прояснилась. – Адмирал облокотилась о столешницу, подперев подбородок сложенными ладонями, и сдвинула брови. – А вот необходимость срочно действовать наметилась. Сами понимаете, это всегда плохо…
- За эти три дня… - Лейтенант сглотнул. – Я могу знать, что вы выяснили?
- Одно я выяснила точно. Топят вас, Реймонд. Как водяной удав – лапчатую утку… В СБП изображают бурную активность, но никто никого не ищет… - Губы адмирала начали непроизвольно расползаться то ли в злой усмешке, то ли в оскале. – А ищут подходы к вам – как бы вас покрепче уцепить.
- Значит… у них есть твёрдые доказательства именно моей вины? – Предположил фок Аркенау, ёжась от пробежавших по спине мурашек. К удивлению самого лейтенанта, страха и растерянности он почти не испытывал. Они превращались в нечто вроде предбоевого мандража, чувства возбуждения и неизвестности перед схваткой. Хотя какая тут схватка – наследник Аркенау не может даже парировать удары…
- Дело в другом. Следствие так не ведётся. – Ответила Каррисо, обойдя вопрос о доказательствах. – Насколько бы крепко господа охранители престола вас не подозревали, они обязаны разрабатывать все варианты. Мои знакомые из жандармерии и полиции, в частной беседе, не напрягаясь, навскидку смогли выстроить ещё три альтернативных линии расследования, не менее твёрдо обоснованных и подкреплённых доказательствами, чем ветка, ведущая к вашей вине. Если варианты смогли просчитать в городской полиции, то в СБП и подавно. Но копают целенаправленно в вашу сторону. – Адмирал выпрямилась, взяла в руки чайную ложку и принялась вертеть между пальцами. – Остальные версии разрабатываются столь осторожно, будто следователи боятся найти доказательства, их подтверждающие. И не похоже, что охранка просто желает быстрее объявить о раскрытии заговора – тогда легче было бы вцепиться в Нарцию, чем в вас. Лично для меня это служит лишним доказательством того, что вы куда-то вляпались – по глупости или неведению…
Пальцы левой руки адмирала вдруг конвульсивно дёрнулись, и ложка со звоном улетела в угол. Каррисо проводила её взглядом и, кажется, чуть не сплюнула. Глубоко выдохнула, потёрла плечо здоровой рукой. Устало поморщилась:
- Извините, Реймонд. Я плохо сплю последние две недели. Сегодня у меня путаются мысли, не осталось сил… А завтра не будет времени, чтобы всё вам толково объяснить. Просто верьте мне. Это дело дурно пахло с первого дня, и со временем душок всё сильнее. А я ничего не понимаю. Кому это нужно, зачем… Как перестрелка в туманности – снаряды откуда-то прилетают, а врага не видно… Я не следователь, и детективной жилки во мне точно нет. Но я хочу знать, кто убил Юрри, и хотел убить меня. И остальных.
- Я не могу больше здесь сидеть… Сидеть у вас на харчах. – Неожиданно для самого себя выпалил фок Аркенау. Правда, полушёпотом – атмосфера освещённой свечами маленькой кухни в спящей многоэтажке к крику не располагала. – Что я могу сделать? Это касается и меня, я тоже хочу знать…
- Сейчас главное, что вы можете – это молчать. – Усмехнулась адмирал. – Но это будет непросто. Вот вам плоды моего сегодняшнего разговора в парке, в результате которого один офицер жандармерии ушёл домой без плаща. Ваше преступление переквалифицируется в коронное. Этой ночью закончат оформление, и завтра уже…
- Коронное?! – Если бы у лейтенанта не перехватило дыхание, это слово он бы выкрикнул.
- Было решено, что покушение сразу на группу высокопоставленных военных угрожает непосредственно короне, подрывая безопасность Его Величества с семейством. – В голосе адмирала проскользнули ироничные нотки. – Несколько притянуто за уши, но вполне законно, как мне объяснили. Для начала это лишает нас надежды передать дело в Трибунал Флота, что было бы наилучшим решением. Ну а дальше… вы ведь такие вещи должны знать лучше простолюдинки, господин наследник Аркенау. Какие там ещё последствия?
- Право… право убежища. – Выдавил Реймонд, почувствовав укол обиды, словно Каррисо всерьёз пеняла ему благородным происхождением.
- Верно. – Командующая сморгнула, потёрла глаза ладонями, отчего адъютанту немедленно захотелось зевнуть. – На коронного преступника не распространяется. Вас могут забрать хоть из монастыря, хоть из отчего дома. Так что моя первоначальная мысль отослать вас к вашему батюшке… Кхм… В общем, отсюда вас скоро тоже заберут. А… Да, ещё один момент. – Речь адмирала делалась всё более нечёткой и отрывистой. Похоже, её действительно здорово клонило в сон. - На допросах коронных преступников может присутствовать строго определённый круг лиц. И я в него не попадаю. Быть рядом с вами в процессе допроса мне не дозволят. А значит, я не смогу быть уверена в достоверности того, что из вас вытряхнут…
- Если вы думаете, что меня так просто заставить оговорить себя…
- Не просто, не просто, верю. – Эльда встала из-за стола и отнесла свою посуду в мойку. Пустила воду, плеснула себе в лицо и только после этого стала натирать тряпочкой тарелку. – Но заставят. Раньше, позже… вы не расстраивайтесь, в нашей охранке кого угодно заставят говорить что угодно. Нужно будет – всю правду выложите, а нужно – признаетесь не только в покушении на меня, но и в злоумышлении на императора, и в Моровом Поветрии семьсот тридцать четвёртого года, и что сверхновые звёзды взрываются – это тоже вы виноваты… Если они захотят. – Адмирал отложила чистую посуду в сторону и протянула руку. – Лейтенант, тарелку.
Фок Аркенау встал, решительно обошёл командующую, забрал у неё тряпочку, ссыпал в мусорное ведро недоеденное и принялся мыть свою тарелку сам. «Рагу» оказалось весьма жирным, и холодная вода помогала плохо.
- И что же нам делать? – Спросил он, остервенело елозя тряпкой по посуде. Это простое движение оказалось очень удобным, чтобы выплеснуть в нём накопившиеся чувства. Мыть за собой грязную посуду Реймонд, даром, что наследник множества имений и богатств, умел, но никогда, пожалуй, не делал этого столь яростно.
- Этой ночью и в течение завтрашнего дня никто не сможет забрать вас из моего дома. – Голос Каррисо внезапно зазвенел сталью. Как тогда, в наблюдательной рубке флагмана. – С любыми предписаниями и ордерами. Это я гарантирую. А до следующего вечера что-нибудь придумаем… Я придумаю. Обещаю.
И лейтенант фок Аркенау сразу же поверил. Придумает. Обязательно.

* * *


Скрытый текст - 9:
Утром лейтенант крепко заподозрил, что ночной разговор ему приснился. Дождь перестал. Адмирала опять не было дома, на кухне опять хозяйничала, готовя завтрак, «смотрительница квартиры», а Реймонда опять грызли бессилие и скука. День вновь тянулся бесконечно… Но стоило сумеркам опуститься на столицу, стоило вспыхнуть за окнами уличным фонарям, как в прихожей загремели замки. Лейтенант, бездумно таращившийся в этот момент в потолок, сел на диване и стал быстро застёгивать мундир. Командующая гарантировала ему безопасность до вечера, а вечер уже наступил… Не исключено, что за ним пришли.

Реймонд успел застегнуть лишь три верхних пуговицы, когда матовая дверца распахнулась, и в гостиную, на ходу вынимая руку из перевязи, вошла Каррисо. Вместе с ней вошёл молодой мужчина в красном форменном камзоле морской пехоты, украшенном серебряными лейтенантскими эполетами. В руках морской пехотинец нёс небольшой чемодан.
- Добрый вечер. – Лейтенант встал, продолжая застёгиваться.
- Добрый вечер, Реймонд. – Адмирал сняла с шеи перевязь, бросила на столик, опустилась в кресло, закидывая ногу на ногу. Незнакомый офицер сел во второе, положив чемодан на колени.
- Вы хорошо выспались и поели? – Спросила командующая, глядя на Реймонда.
- Да. Ещё не ужинал, правда. – С лёгким удивлением ответил фок Аркенау. Спохватился: - Мне… пора уходить?
- В общем-то, да. – Медленно кивнула Каррисо. – Но не туда, куда вы, как мне кажется, собрались. Да вы сядьте…
- Простите. – Реймонд плюхнулся на подушки дивана и нерешительно спросил: - Вы… что-то придумали?
- Ну я же обещала. – Улыбнулась адмирал, и кивнула на морского пехотинца. – Как на ваш взгляд, Реймонд, его одежда вам подойдёт?
- Чего? – Фок Аркенау показалось, что он ослышался.
- Подойдёт. – Вместо адмирала ответил «красный». – И его одежда – мне. Но сапоги я всё же оставлю свои, кто их ночью разглядит…
- Вам придётся покинуть столицу на время. – Пояснила Каррисо. – До тех пор, пока я не разберусь в происходящем. Если вас «расколют», дело тут же закроют, а меня это не устраивает. Уверена, и вас тоже. Я надеялась хотя бы частично контролировать расследование, но то, о чём мы говорили вчера, многое изменило. Пока в СБП творится эта чертовщина, попадать на закрытый допрос вам нельзя. Укрывать вас дома я больше не могу. Отправлять к родителям – бесполезно… Я не могу вам приказывать подобное, при желании вы можете остаться здесь. Но я действительно не вижу другого…
Адмирал запнулась и умолкла. Несколько минут было тихо, только щёлкали ходики, которые у Каррисо почему-то висели на кухне. Командующая сидела, подперев щёку кулаком и глядела в тёмное окно. Морской пехотинец старательно разглядывал крышку своего чемодана. Наконец, Реймонд пробормотал:
- «Попытка скрыться от правосудия является неоспоримым доказательством вины подозреваемого»…
- Кодекс Вильгельма Третьего. – Опознал цитату гость.
- Если от правосудия. – Эльда качнула головой. – Нужно лишь доказать, что человек спасался не от правосудия, а от наветов. В случае нашего успеха мы именно это и докажем. – Командующая наклонилась вперёд. - Реймонд, нам нужно время… Время, чтобы докопаться до сути происходящего. А для этого дело должно оставаться в подвешенном состоянии.
Реймонд нахмурился и закусил сгиб указательного пальца. Поднял взгляд на адмирала, кивнул:
- Говорите, что нужно делать.
- В глобальном плане – выбраться из столицы, сесть на корабль и долететь до одного тихого местечка. – Адмирал чуть улыбнулась, не разжимая губ. – А конкретно сейчас – выйти из моей квартиры. Учитывая, что за ней наблюдают, это не так просто, как кажется.
- Но мы этот вопрос уже решили. – Подал голос «красный мундир», опуская чемоданчик на пол.
- Кстати, знакомьтесь. – Кивнула в его сторону Каррисо. – Лейтенант Отто Громбрау, мой хороший знакомый. Он проездом в столице, и этой ночью должен отбыть поездом на базу военного флота в Шлиппшиффен. Состав уходит ровно в полночь, так что Отто заскочил ко мне поболтать и попить чаю.
- Разве поезда уходят по ночам? – Не удержался фок Аркенау.
- Пассажирские – нет. Это товарняк с военным грузом. Но к любому государственному поезду цепляется один вагон-купе на тот случай, если вдруг понадобится подвезти спешащего по службе слугу государева. У Отто допуск как раз в такой вагон.
- Не по службе, а по дружбе. –Ухмыльнулся морпех. – Ответственный за состав – мой родственник. Он же позаботился, чтобы вагон не был указан в реестре, и в него не могли никого подселить.
- Я плохо сплю из-за ран. – Продолжила Каррисо. – Потому, несмотря на поздний час, собираюсь проводить лейтенанта до вокзала. Это слышали многие… Достаточно многие. Но провожу я вас.
- Я… уеду вместо господина Громбрау? – Догадался Реймонд.
- Верно. Вы обменяетесь с ним одеждой, после чего вместе со мной отправитесь на вокзал, а Отто немного помаячит у окон, чтобы убедить наблюдателей, что вы на месте. Уверена, в лицо уходящего со мной человека никто вглядываться не будет. И потом, у Отто такая прекрасная шляпа с полями…
- Но это же раскроется! Вас тоже могут обвинить…
- В том, что устроила побег собственному несостоявшемуся убийце? – Каррисо улыбнулась. Не устало и вымученно, как часто улыбалась в последнее время, а искренне, широко – похоже, впервые за эти дни. – Могут. Но, знаете… Вы – достаточно крупный мужчина, лейтенант Аркенау. А я – маленькая хрупкая женщина, ещё не оправившаяся от ран. – Адмирал хитро сощурилась и дёрнула ушами. – Если вы захотите покинуть мой дом, я не смогу вам ничем помешать. Нарция – тем более. А участие Отто мы как-нибудь объясним. Например, вы оглушили его, забрали одежду, а меня заставили сопровождать вас под угрозой клинка или пистолета. А то, что доблестные наблюдатели от СБП сие прохлопали – исключительно их вина… Или ещё что-то… Это не должно вас волновать, Реймонд. Мы что-нибудь придумаем. Я придумаю. – Командующая подмигнула.
- Хорошо. – Согласился фок Аркенау, размышляя о том, что адмирал в любом случае рискует… а вернее - жертвует некоторой частью своей репутации. О том, что останется от его собственной он уже не думал. – Меня станут искать…
- Я постараюсь, чтобы не стали. Хотя… - Каррисо вздохнула. – Скорее всего – да, станут. Не стоит переоценивать мои возможности. Однако если и станут, то не сразу. Вы успеете добраться до нужного места и сойти с поезда, а там это уже не столь важно…
– «Там» - это в Шлиппшиффене?
- До Шлиппшиффена вам ехать не требуется. Утром поезд сделает промежуточную остановку в городе Райгешау. Там вы сойдёте. Только не забудьте переодеться в цивильное или запасной флотский мундир. В городе есть гражданский порт, принимающий частные корабли и малые торговые суда. А что вам нужно в порту, я расскажу чуть позже, если мы удачно доберёмся до вокзала.
Фок Аркенау молча кивнул и принялся расстёгивать верхние пуговицы, застёгнутые впопыхах ещё до беседы. Каррисо поняла его не верно и замотала головой:
- Не спешите, Реймонд. Мы ещё успеем поужинать. Такие страшные дела нужно вершить на полный желудок…

* * *

Перрон, у которого ждал отправления полуночный состав, оказался совершенно пуст. Вдалеке светились окна основного павильона вокзала. Где-то в голове состава слышались голоса, что-то иногда гремело, тяжело «вздыхал» локомотив-реакторовоз, а на бетонном языке горела вереница фонарей, каждый из которых выхватывал из серебристого лунного сумрака чёткий круг искрящегося золотом химического света да ветер гонял какой-то мусор. Адмирал и адъютант неторопливо шли по перрону в сторону хвоста состава – запасной вагон был присоединён едва ли не последним. Реймонд галантно (совсем не так, как во время их прогулки по сражающемуся линкору) держал даму под ручку, а дама заканчивала наставления:
- …Именно двухмачтовый парусник. Там может быть несколько кораблей с одинаковым названием, «Родрик-Космоходец» вообще притягивает удачу к торговцам. Но вам нужен именно парусник и именно двухмачтовый. Не найдёте или окажется всё-таки два таких – тогда уже спрашивайте капитана. Не стоит соваться в портовую контору, лучше у матросов. Двухбородого Вика там многие знают, подскажут. Кстати, не стесняйтесь попросить у него денег – даст. Вашего кошелька надолго не хватит, а я помочь не могу, издержалась. Скажете ему, что ваши родители компенсируют.
- Я запомнил, госпожа адмирал. – Они остановились возле нужного вагона. Света в его окнах, конечно, не было, но в распахнутых дверях заднего тамбура светились две химические свечи. Лейтенант встретился взглядом с командующей. – Насколько я могу ему доверять?
- Не скажу, что как себе или хотя бы как мне, но он в курсе последних событий. Вообще, умный человек. – Каррисо усмехнулась краешком рта. – Из нескольких, кому я советовала заняться более спокойным делом, он единственный, кто меня послушался. И, что характерно, пережил всех остальных… Теперь я иногда даю ему советы, а он помогает мне в разных мелких делах.
- Ясно. – Фок Аркенау так понял, что взявшийся доставить его в безопасное место капитан – бывший пират.
- Он же сообщит вам, куда точно вы направляетесь и имя человека, который укроет вас до поры. Пока что знать такие подробности вам не стоит, сами понимаете… Сперва доберитесь до порта. – Адмирал поёжилась. По перрону гулял холодный ночной ветер, а Каррисо была в своём обычном лёгком камзоле. Впрочем, красный мундир Реймонда (слегка, кстати, жавший под мышками) был ничуть не теплее, однако холода молодой человек не чувствовал совершенно. – Ладно, отбытие с минуты на минуту, мы почти опоздали. Обживайтесь в вагоне, он весь ваш. Только спать ложиться не стоит, разбудить вас к нужной станции некому.
Реймонд кивнул, вскочил на подножку тамбура и обернулся, держась за край проёма. Открыл было рот, чтобы сказать хоть что-то, да так и замер, подбирая слова. Эльда секунду смотрела на него, потом заговорила сама:
- И ещё. Ваш орден за Траунгольское сражение…
- Ох… - Лейтенант не вспоминал о награде с момент ареста. «Серебряный пламень» вместе с сертификатом остался либо в гостиничном номере, либо, если люди адмирала, перевозившие его вещи, ничего не потеряли, в квартире Каррисо. Из своих вещей Реймонд взял лишь запасной мундир, гражданский костюм, да пистолет. Даже шпагу пришлось принять чужую, фамильная была слишком приметна.
- Он сейчас у меня. Как коронного преступника вас должны лишить всех наград, полученных на службе Империи. - Адмирал смотрела снизу вверх и глаза её горели зелёным огнём, как два железнодорожных семафора. – Но я передам орден вашим родителям, пусть будет у них… Спросят – скажу, что был утерян. Вы его заслужили, чего бы вы не натворили потом.
- Спасибо. – Только и смог сказать лейтенант.
Командующая вдруг подалась вперёд, протянула руку и с улыбкой поправила лейтенанту воротник – словно безалаберному курсанту. Подмигнула ошарашенному офицеру:
- Берегите себя, лейтенант. Теперь вы почти что в вольном плавании. Курс вам проложен, но на пути могут встретиться шторма. Я верю, что вы справитесь. Продержитесь, пока я… пока мы будем разбираться. Это ненадолго, обещаю.

От головы состава раздался приглушённый по ночному времени гудок. Послышалось могучее шипение. Поезд дёрнулся назад, вперёд и сдвинулся с места.
- Удачи! – Командующая отошла от вагона. Реймонд молча отступил вглубь тамбура. Примерился снять свечу с крепления, когда вдруг сквозь шипение и лязг донеслось едва слышимое:
- Реймонд!
Лейтенант бросился к выходу и опасно вывесился из вагона почти всем телом, вцепившись в поручни. Каррисо стояла на перроне, вскинув руку.
- Что?! – Почти выкрикнул адъютант.
- Так ты точно не травил меня?!
- Клянусь! – Шум колёс стал нарастать, поезд набирал скорость, и их с адмиралом разделяло уже шагов пятнадцать, причём расстояние быстро увеличивалось. Пришлось кричать. – Чем угодно клянусь!!
- Я верю тебе! Слышишь! Верю!..
Звонкий голос адмирала пробился даже сквозь свист пара и перестук колёс…


Конец первой части.

Последний раз редактировалось Руслан Рустамович; 19.01.2012 в 16:16.
Ответить с цитированием