Показать сообщение отдельно
  #323  
Старый 25.12.2016, 17:40
Аватар для Руслан Рустамович
Добро - вещь относительная.
 
Регистрация: 17.11.2009
Сообщений: 11,825
Репутация: 875 [+/-]
Это не совсем полноценный обзор, ибо сам я ещё не завершил чтение цикла, но уже готов рекомендовать его другим читателям.
О цикле Надежды Поповой "Конгрегация" я узнал почти случайно, из статьи на портале posmotre.li. Сразу заинтересовавшись описанием, я принялся за чтение - благо, автор свободно выкладывает свои книги в сеть, вот тут, например (и ещё много где). И, смею вас заверить, ничуть не разочаровался. Что же ждёт вас в начале цикла и почему об него удобнее всего ломать стереотипы о "женском фэнтэзи" - я расскажу очень кратко чуть ниже. Под задающей тон картинкой.


Германия, конец четырнадцатого века. Почти наша Германия, почти наш четырнадцатый век - где-то не та династия правит не теми землями, что у нас, где-то ещё есть отличия... и существует магия, существуют беспокойные духи и подобные потусторонние явления - правда, так, что мир всё равно мало отличается от нашего, а в существование колдовства верит не всякий инквизитор. А именно об Инквизиции в книгах и пойдёт речь. Инквизиция, существующая в массовом сознании как некая мракобесская сила, накрывшая всю средневековую Европу (включая даже протестантские страны позднее, ага), реально никогда не была единой. Была папская инквизиция, были локальные органы, был Инквизиторский приказ Российской империи, были самосуды, которые традиционно тоже относят к инквизиции невесть с чего. В мире романов Надежды Поповой и здесь имелось своё отличие. Конгрегация по делам веры Священной Римской Империи, под покровительством самого Императора, за десятилетия обособилась от родственных структур, провела серьёзные внутренние реформы и начала выпускать профессиональные кадры, единым методом обученные ведению следствия, беспристрастности, логике, при том обеспеченные поддержкой слаженной военно-оперативной машины Конгрегации.
Романы и повести (во всяком случае, первые), составляющие цикл - это умные, в меру закрученные детективы о непростой работе следователей Конгрегации на просторах Германии, где им частенько приходится расследовать дела, вовсе не связанные с колдовством, а частенько пахнущие политикой. Главный герой - молодой следователь-инквизитор Курт Гессе, в начале хорошо обученный, но неопытный оперативник, набирающийся крутизны с каждым томом.
Расследования показаны интересно, грамотно поставлены сцены допросов и бесед со свидетелями, не забыты и жёсткие меры, когда без них не удаётся обойтись. Вот вам отрывочек эпизодического события во втором томе:

Скрытый текст - отрывок:
"- Доводилось слышать о 'Молоте ведьм'? - поинтересовался он, откинув верхнюю планку обложки. - Когда-то это было руководством для следователей. Наверное, ты знаешь, что теперь его не используют... Я - использую.
Он взял книгу в руки; обложка оказалась отделенной от страниц, образовавших теперь просто стопку прошитых тонких пергаментных листов. Шагнув к притихшему парню, Ланц попросту ударил его книгой по макушке, и тот вскрикнул, схватившись за голову ладонями. Курт мысленно поморщился - уж чем, а избиением друг друга подобным образом курсанты академии развлекались частенько, и выпускнику номер тысяча двадцать один доставалось не меньше, чем от самого будущего выпускника - его соученикам. Ощущения от подобной выходки были незабываемыми...
- Неприятно, да? - осведомился Ланц, с интересом разглядывая книгу. - Видишь ли, - словно обращаясь к Курту, пояснил он, - я не могу изыскать предписания, согласно которому я буду иметь право подвергнуть этого мерзавца настоящему допросу. Увы. Иначе - расходовал бы я на него неделю времени?.. И как следует въехать ему по зубам я тоже не могу - останутся следы. Но вот эта штука неплоха тем, что не оставляет переломов, ссадин, кровоподтеков - вообще ничего. Я могу сделать вот так, - от второго удара Йозеф скорчился. - И он остается чистеньким, как младенец - ни синячка... Убери руки, Йозеф.
Парень сжался, по-прежнему держась за голову, и Ланц снова склонился к его уху.
- Убери руки, Йозеф, или, клянусь, я их тебе переломаю, а потом скажу, что ты упал с лестницы. При попытке побега. Руки!
- Не надо...
- Вот видишь? - вновь обернулся к Курту тот. - Это уже начинает приносить неплохие плоды. Ощущения довольно мерзкие; да, Йозеф? Знаешь, время от времени некоторые следователи пробуют испытать на себе кое-что из того, чем пользуются на допросах. Интересно ведь, в конце концов. Так я как-то попробовал... - он демонстративно поморщился, легонько стукнув себя стопкой листов в лоб, потер его ладонью. - Уф-ф... Противно. Такое чувство, что мозги проваливаются в горло, а потом подскакивают и бьются о череп. Говорят, от такого можно и с ума поехать... Любопытно, сколько ты сможешь выдержать, пока я не услышу то, что хочу?
Он опять замахнулся, и парень, съежившись и снова вцепившись в голову ладонями, вскрикнул:
- Не надо, я все скажу!

Ланц задержал руки, глядя на Курта довольно.

- Вот и все. Пара минут - и он готов... - он шлепнул стопку листов на стол, развернувшись к Йозефу, и приглашающе кивнул: - Давай, парень. Облегчи душу.
- Я говорил правду, - торопливо забормотал тот, уже открыто всхлипывая. - Я не умею ничего такого делать, я не знаю, как колдовать, правда! Я... я убил ее, это я, но никакого колдовства не было!
- Твой приятель соврал, так? - почти нежно поинтересовался Ланц. - Тебя просто не было в его доме в тот вечер?
- Я был у него, был, но не всю ночь... Я не хотел! - почти крикнул тот, и Ланц участливо похлопал его по плечу:
- Спокойно; уверен, ты уже жалеешь о том, что сделал... Давай по порядку. Откуда ты ее знаешь, что вас связывало - только спокойно и подробно.
- Я всего лишь встретился с ней пару раз - и все! - Йозеф вскинул голову, глядя на следователя просительно. - Я просто был... был с ней несколько раз, я ее толком и не знаю! А она вдруг вцепилась в меня прямо посреди улицы, у всех на глазах, и сказала, что в положении... Я собирался жениться, понимаете? На девушке из хорошей семьи; она бы в жизни не связалась со мной, если бы узнала, что у меня ребенок на стороне!
- Продолжай, - мягко подбодрил его Ланц, когда тот замолчал, глядя в пол; парень поджался.
- Я... я предложил ей обратиться к знахарке... чтобы...
- То есть, предложил ей совершить убийство?
Йозеф закивал, не поднимая глаз; Ланц осторожно вдохнул сквозь зубы и, склонившись к нему, тихо спросил:
- И?
- Она отказалась. Потом говорила, что ей ничего не надо; но я-то знаю, что у всех них на уме! В любой момент может постучать в дверь, чтобы требовать денег или еще чего-то; я не мог этого допустить! У меня свадьба через месяц!
- Твой приятель знал, в чем участвует, покрывая тебя? - уже жестче поинтересовался Ланц. - Только не вздумай врать.
- Знал... - чуть слышно отозвался тот. - Мы... мы выпили, и я рассказал ему... о ней. А потом сказал, что готов убить ее - просто это вырвалось, я не собирался... Но потом... Наверное, я просто выпил слишком много... Я встал и сказал, что прямо сейчас пойду к ней и убью. И... пошел...
- Что ты сделал с ней?
- Я... подушкой... - уже на пределе слышимости прошептал тот. - Бросил на кровать, сел коленями на руки и... задушил подушкой...
Ланц отвернулся, прошагав к столу, где все так же молча сидел его сослуживец, и выдохнул, потирая ладонью лоб:
- Запиши признание, Густав. Пусть он его подпишет, и передай ублюдка светским. Это двойное убийство при отягчающих обстоятельствах, но вполне мирское, дальше - не наше дело. Не забудь упомянуть о соучастии его дружка - пусть сами решают, что будут с ним делать."
(С)


Если вам интересны закрученные истории с хорошо поставленной интригой в грамотном историческом антураже, и если вам, как и мне, был симпатичен папский инквизитор Гжегож Гейнче из гуситской трилогии Сапковского - смело беритесь за чтение. Только, как и в случае с трилогией пана Анджея, не помешает запастись латинским словариком, я предупредил! ;)
__________________
Ответить с цитированием