Показать сообщение отдельно
  #369  
Старый 05.01.2019, 20:09
Аватар для KrasavA
с Шипами
 
Регистрация: 12.07.2007
Сообщений: 3,112
Репутация: 1089 [+/-]
Цитата:
Сообщение от Snerrir Посмотреть сообщение
Откуда дровишки?))
Давно увидела этот вопрос, но вот только сейчас руки дошли ответить. Эту информацию услышала в лекциях Негреева. Их там шесть штук в комплексе, он скандинавский пантеон разбирает. И пользуется разными источниками. Не только Эддами, но и преданиями, сказаниями, сагами... их там не один десяток, не все из которых ещё и на русский-то переведены. Конкретно о таком видении мифа, есть вариации у германцев или датчан, имена главных героев созвучны с теми что из Эдды. Но расстановка сил и общая канва повествования несколько другая. Суть таже. Бальдр погибает, но в борьбе за свою жену, на которую претендовал и слепой поэт Хед (или Хеддин, вот вариацию имени не помню). Ну и как бы тоже дело случая получилось. Витиеватая история, на заметку взяла.

- 22 - 23 - 24 -

Скрытый текст - Ведьминские рассказы:
Башни будущего


Время безвременья. Стрелки мировых часов замерли в задумчивости, потом остановились совсем, уступая место лёгкому волшебству и сложной магии. Промчался по небу на восьминогом Слейпнире с Дикой Охотой Один, с храбрыми конунгами, отчаянными берсерками и парящими валькириями. С вьюгой, колючей пургой, ночным морозом и завыванием ветра. С гиканьем и треском ломающихся деревьев. В компании верных волков и мудрых воронов, под яркой луной одаряющей холодными искрами наледь. Пролетели, пробежали, закружили, навели страх на пресмыкающихся и тварей дрожащих и бесстрашно исчезли во Тьме с победоносным кличем до следующего года.
Следом в санях скользили мудрые Норны, собирая кровавую дань, раздавая возможности, обрезая жизни у сникших и удлиняя её сильным. Поступь дев легка, невинна, бесстрастна. Их не обманешь. Отмеряют размах будущего дерзким, закрывая двери перед смирившими, потухшими, еле теплившимися, предоставляя самим спуститься во Тьму. Или передумать... и повернуть назад, но, как правило, оттуда мало кто возвращался, даже при наличии выбора.
Когда скрылись под луной и вечные девы, Йоль снежной позёмкой разметал последние озорные лепестки летнего огня. Последние остатки жаркого безумства и прошлых надежд. Мир ждёт новый огонь, а пока всем спать, стихии ушли из этого мира, предоставляя титанам хозяйничать на просторах.
Время тишины... Мир замер... Надо отдохнуть, набраться сил. Всем.
И ведьмочка отдыхала. Часто входила в пространство снов и выныривала оттуда в морозные башенки ментала. Здесь в прозрачной тишине тёмного неба можно строить образы. Будущего, настоящего или прошлого. Её больше интересовало будущее. Прошлое хорошо использовать для баланса. А настоящего сейчас не существовало.
Выбрав снежную подушку-основу, Чара в который раз стала создавать ледяные узоры, здесь больше походившие на хрусталь. Прозрачные ледяные тростиночки слегка обжигали пальцы. Из-за этого работать приходилось медленно и осторожно. Несколько раз башенки ломались, разрушая целостность картины. Тогда вместо ажурной логичной постройки в пространстве будущего возникала дыра. Не порядок, надо исправлять. Если не понимаешь куда идёшь, есть вероятность придти не туда, куда тебе нужно. Ходить чужими дорогами – дело неблагодарное. Нужно знать свою.
Но сделав несколько попыток проложить башенку вверх, ведьмочка убедилась в тщетности усилий. Расти вертикально, башенка никак не хотела, но желание дотянуться до небес от этого меньше не становилось. Начав злиться, Чара всё чаще стала ошибаться и под конец вместо ажурной лёгкой картины, получила оплавившиеся развалины. Хрустальные реечки слепись в отвратительный клубок, больше похожий на сваленные в кучу противотанковые ежи, чем на план мероприятий, котором хотелось посвятить следующий год. Так дело не пойдёт. Нужна помощь. Нормальная не человеческая помощь. Значит, и идти надо не к человеку, а магу.
Прикинув расстояние до следующей снежной кочки, Чара наметила маршрут и стала продвигаться по ментальному пространству. Временами оно было огромно. Временами сужалось и приходилось пробираться сквозь узкую призму собственных суждений. В такие моменты бывало очень трудно и больно трансформировать своё тело, чтоб пробраться через то, что она не понимает. Но если хочется добраться до Геральта, надо преодолеть эти трудности. Не вечно же ему самому к ней ходить. А вообще, надо запомнить эти узкие дорожки и поработать с ними, расширить. Иначе никаких сил не хватит туда-сюда шастать. И как магу удавалось здесь просачиваться?
Через несколько часов усилий, ведьмочка поняла, что вышла в чужое ей пространство. Звёзды здесь располагались иначе, воздух был сухой, а хрустальные палочки отливали синими и фиолетовыми переливами. Двигаться было куда легче, почти без сужений и те чисто условные, чтоб маршрут не потерять. Чаре оставалось только завидовать, как маг сумел обустроиться. За ощутимой лёгкостью собственного движения, лежала титаническая работа хозяина. Он ведь должен знать, что она здесь?
- Пришла... – равнодушно отозвался Геральт, не отрываясь от работы.
Он стоял на уплотнённой прозрачной подушке воздуха, которая помогала бесшумно передвигаться между деталями конструкции. Чара угадала, он тоже строил модель собственного будущего. В отличие от неё, он уже создал несколько построек и теперь колдовал над следующей.
- Зачем тебе столько будущего? – хихикнула ведьмочка.
- Будущего много не бывает, - сухо ответил маг.
- Но слушай, ты его строишь. Но его и прожить ещё успеть надо. На это же даётся всего год! А у тебя вот уже сколько планов. Успеешь?
- Сомневаешься? – Геральт даже бровью не повёл от такой наглости.
- Не-ет, - протянула Чара.
- А зачем тогда спрашиваешь? – Он всё-таки повернулся к ней, вытирая руки, от растаявших ледяных тростиночек синим полотенцем, которое материализовалось из воздуха, а потом также легко исчезло. – Тем более, здесь в эти конструкции я вкладываю заначки для работы на несколько десятилетий вперёд. Но ты же не за тем пришла, чтоб задавать дурные вопросы?
- Не затем, - согласилась Чара. – У меня будущее не получается. Не могу понять почему.
- Торопишься слишком, - не думая ответил маг. – Хочешь достать до небес? Правильно?
Чара кивнула.
- Вот то-то. А сначала надо научиться стоять крепко на земле. Строй планы пока не вверх, а вширь. А через год посмотришь, что дальше делать.
Ведьмочка помолчала, обдумывая информацию, заодно пытаясь привыкнуть к мысли, что вверх пока никак нельзя. И всё-таки не выдержала.
- И всё-таки, почему наверх так тяжело идти? Цель магического развития – усложняться, расширяться. А здесь, получается, наоборот. Сиди снизу в своём мирке и не рыпайся. И будет себе простое человеческое счастье. А может и не будет...
- Ты правильно сказала, цель – усложнение. Но пока осуществлять развитие рыбаки не дают. Они отслеживают всех, кто умеет лавировать между их сетями. И если ты не пытаешься занять их нишу. Трогать тебя не будут. Просто незачем. Но если захочешь подняться к ним наверх, это уже другое дело. Вниз столкнут. Ведь если в мир вернётся магия, зачем будут нужны они?
- Это подло.
- Возможно. Но они просто жить хотят.
- И что? Значит наверх совсем никак?
- Ну почему же. Если наберёшься достаточно сил, чтоб противостоять им, сможешь наверх пробиться. А пока, лучше идти параллельно им. Учиться, отстаивать свои интересы, привлекай единомышленников. Создавай своё личное пространство, набирайся сил. И может быть через год расстановка сил будет другой. В твою пользу.
- Нет, ты меня обманываешь, - не унималась Чара. – У тебя же смотри, какие планы высокие. И каждое из них самостоятельное.
- С чего ты это решила?
Геральт взял горсть лучинок и стал строить между башенками мостики. Только тогда Чара поняла всю задумку. Он действительно сможет успеть всё. С одной реальности он будет переходить в другую с минимум энергетических и временных затрат. Это гениально. Уметь перемещаться в нужную точку, минуя рыбаков находить путь к небу. Завораживающее зрелище. И опять завертелся на языке вопрос. Давно его задать хотела, так почему не сейчас.
- Скажи, а ты правда Геральт?
- И да, и нет.
- Как это?
- Я могу быть любым. На данный момент это удобный образ для тебя. Но также могу принять вид Арагона, Тора, Джона Сноу. Эти образы ничуть не хуже. И заслуживают такого же пристального внимания. И это только те, что лежат на поверхности. Но пока тебе удобен Геральт. А мне поддерживать этот образ для тебя не трудно. Когда дорастёшь до мага, возможно, я для тебя стану Гендальфом или Дамблдором.
- А кто же ты на самом деле?
- Это информация не для ведьм.
Чара промолчала. Маги умеют меняться и исчезать. Что будет, когда он отсюда исчезнет совсем?
- Мир не терпит пустоты, - ответил маг на незаданный вопрос. – Кто-то займёт это место вместо меня. Никаких обид. Ты можешь даже забыть меня. Никто же не говорил, что ты вечно захочешь оставаться ведьмой. Бывает, такие как ты отказываются от своего дара и становятся людьми. А человеческая память короткая.
- Я пока не собираюсь. Ведьмой быть сложно, но интересно. Я столько всего нового узнала. А сколько ещё не узнала! Нет... отказаться от этого... Никогда!
- Не стоит. Такие заявления может подтвердить только время. Человеком быть проще. И чем проще, тем у них считается, что лучше.
- Рыбаки постарались? – вкрадчиво спросила ведьмочка.
- Да. Они внушают людям такие мысли. Причину ты знаешь. По их задумке, люди никогда не станут хозяевами своего будущего. Им это не надо.
- Мне не нравится такое будущее.
- Поэтому мы сейчас с тобой работаем. Норны нам доверили время и его надо правильно укомплектовать. Из этого времени с помощью магии и хрустальных тростинок надо создать новую реальность. Тогда по аналогии желающие смогут подняться наверх. Но не строй иллюзий. Поднимутся не все. Лишь те, кому тесно внизу. Для них такие башенки будут волшебством.
- Волшебство – это эффект магии, - вспомнила некогда заученную фразу Чара. - Это первое правило, что наставница Карин заставила запомнить. Но магия – это не волшебство. Магия - это наука и сложная кропотливая работа.
- Правильно. Не каждый на неё способен. Но мне кажется, ты узнала достаточно, чтоб вместо болтовни заняться делом. Я тебя провожу.
Он открыл портал к её неудачным оплавившимся строениям, вид которых заставил покраснеть. Но тем самым избавляя её от долгого обратного пути. Мог галантно подал руку, чтоб Чара не оступилась и как только его помощь оказалась не нужна, исчез. Оставшись одна, ведьмочка огляделась. Впереди было много работы. Чтоб когда-нибудь люди смогли создавать будущее самостоятельно, без посредников.

Скрытый текст - Под настроение:
Watch on YouTube


8 049

Скрытый текст - Редактированный кусок:
Огонь, страх, смерть, танковое сражение. Небо то ли чёрное, то ли рыжее. То ли день, то ли вечер. Но вроде не ночь, хотя и в этом он уже сомневался. От дыма не продохнуть, от грохота уши закладывает. Куда он попал? Ад вроде пока на земле не предусмотрен. Или не земля это вовсе? Он схватил горсть того, что оказалось под руками. Для верности загрёб несколько раз. Твёрдая, сырая, сыпучая, а временами даже горячими каплями плавится... Но земля. Вокруг начали возникать люди. Они выныривали из-за грохота, разрывали тенями пространство и исчезали прочь. И разговаривают понятно, на русском.
Сашка сжался, одновременно оглядел себя, вернее то, что он мог видеть. Морщинистые руки, принадлежат, наверное, человеку лет пятидесяти. Сейчас грязные от масла, земли, копоти... С первого раза не ототрёшь. Ногти обломаны, военная гимнастёрка грязная, пропахшая потом, в саже, тоже в каплях масла. Поверх неё ремни, в руках свёрток, галифе, на голове тяжёлая неудобная сползающая каска, сапоги... Это он и не он одновременно. Сознание упорно хочет сдаться прямо сейчас, представить, что это не он, ну или хотя бы не здесь. Может, снится? Но грохот канонады раздавался не стихая, оглушая. И только усиливаясь. Уши заложило, показалось, что навсегда, но его кто-то толкнул, а стало быть, надо собраться.
- Ты что? – последовал немедленный окрик. - Сказано же вперёд, значит вперёд! Тебя зачем сюда прислали?
Сашка обернулся. Командир, понял он. С ним не поспоришь, иначе под трибунал или сразу на месте без суда и следствия. Надо идти. Куда, зачем? Наверное, по ходу дела разбёрется.
- Пошёл, пошёл! - раздавалось позади.
Он и пошел, вернее сгорбившись, побежал, куда показывал взгляд начальника, затем пополз. Обдираясь об кусты и резавшись о сухую, словно лезвие траву, рассаживая локти о твёрдые корни. Стараясь понять, что теперь. Понятно, что первая задача выжить, а дальше? Оказаться в этом месте и в это время навсегда не хотелось. Даже если выживет. Но именно сейчас выбирать не приходилось.
- Куда? Куда! Сюда! – еле расслышал он в перерывах между грохотом.
Ему помахали с правой стороны окопа, который он пытался обогнуть, или надо было миновать его? До сих пор не понимая, что происходит. Грязное лицо показалось знакомым.
- Мишка, - понял он.
Откуда он это знал? Сейчас не до этого. Добравшись до места, он протянул свёрток, тот быстро перекочевал по рукам. Сашка понял, что предназначался он для связиста. Провода где-то оборваны, ему поручили запас доставить из штаба. Теперь опять его задача не сдавать эту точку, этот рубеж... Как же это называется? Голова раскалывается, он застонал, закрыл глаза, надеясь, что хоть сейчас он имеет возможность проявить минутную слабость после выполненного задания. Не тут-то было. Дали в руки автомат и гранату. Отстреливайся, отбивайся... Говорить сейчас, что у него не все дома и его вообще здесь не может быть, бесполезно. За короткий отрезок времени стало ясно, не его время, другое здесь всё, хоть и интуитивно знакомое.
Но странное дело, наткнувшись на своих, он вспомнил учебку в своём прошлом, а если смотреть отсюда, то будущем. И кое-что из рассказов деда, сориентировался и стал помогать остальным, как помогают ему. А потом уже и сами руки вспомнили, то, что не знал в прошлой жизни, но наверное знал в этой. Не мог не знать. Рефлексы откопали какие-то глубинные воспоминания механических действий. Он влился в команду и оказалось, что есть время на оценку ситуации. Хотя бы пока. «За бортом» сознания всё рвётся, взрывается, умирается, стонется, а он словно в коконе. И пытается понять, сложить, осмыслить. Он начал вспоминать о своих навыках хождения в снах. Если это сон, реалистичный или реальный, что, конечно по себе странно, на то есть причина. Надо понять, зачем он сюда попал? Надо найти причину... Он силился вспомнить, где он так провинился, что из мирного, хотя бы относительно времени, его закинули в горячую точку, и не просто в горячую, а на целое поколение назад. Но вот канонада стихла, образовался передых...
- Счастливый ты, - сказал Мишка, жадно делая глоток из фляжки. – Вон как тебя ждут.
Сашка замер, огляделся вокруг, к нему обращается что ли?
- Почему ждут? С чего взял?
- Не одной царапины до сих пор на тебе, хоть в пекло посылай.
Сашка откинулся на стенку окопа, выдохнул. Чтобы ты ещё знал. Не может его никто ждать... Он и сам-то не знает, ни кто он, ни когда он, ни где себя искать. Или может? А ведь у него наверняка есть возможность узнать что-то от товарищей. Мишка... ведь если начал разговор, значит, что-то знает, наверное. Он обернулся, но тот уже исчез из поля зрения. Надо найти его, пока гвалт опять не начался. Но не успел. Началась стрельба и разговаривать опять стало некогда. А через несколько часов и не с кем.
Земля расплавилась, небо потемнело, воздух закипал, даже металл винтовки стал горячим и жёг ладони... Казалось, это никогда не закончится. Или закончится, когда у самого в голове этот шум перестанет существовать вместе с ним самим.Когда наступила тишина, он этому не поверил. Глотнув из фляги, он принялся помогать перетаскивать раненых, попутно ища Мишку. Мишка нашёлся среди убитых. Осколок, пуля... никто особо не разбирал. Всех относили на расстеленный брезент под деревья, чтобы там и закопать. Видимо, его так никто не ждал. А может и некому уже. Разное, в этой войне случалось...
- Ты прав, нет у него никого, - послышался тихий женский голос. Мелодичный, словно глоток из родника.
Сашка огляделся. Рядом женщин нет. Да и мужчин не слишком много, да и те на приличном расстоянии, он их не услышит с таким шопотом. Совсем с головой уже не здорово. Мерещится всякое. Надо собраться, сконцентрироваться, отрешиться от всего реального, а тем более не реального.
- Перестань сопротивляться, - капризно повторился голос. – Так невозможно работать.
Из ствола дерева вышла тень женщины. Невысокая, нагая, с распущенными волосами. В размытых чертах угадывалась Незнакомка. Это Она из прошлой, вернее будущей жизни. Это Она его сюда запихала. Зачем? Думает измором взять? Или испугать? Или... что вообще Она хочет?
- Работать с чем? – тихо спросил Сашка. Не хватало ещё кому-то показывать, что он с несостоявшимися пнями разговаривает.
- С тобой. С твоим миром, - тень склонила голову, волосы стали похожи на ветви плакучей ивы и пояснила, - внутренним.
- Я не хочу, чтоб со мной работали. Я сам себе хозяин и никто мне не указ.
Женщина тихонько засмеялась. Сашка опасливо обернулся на боевых товарищей, но те курили, переговаривались между собой, не обращая на него внимания. Незваная гостья продолжила:
- Это не умно, запереться в своей скорлупе, как раку отшельнику и тихо умирать.
- Я умирать не собираюсь, - сплюнул собеседник. На языке откуда-то взялся песок, от него хотелось избавиться. - Даже здесь, даже сейчас, и уж тем более по твоей вине.
Тень вышла из под коряги, протянула руку, прозрачными тонкими пальцами коснулась его губ.
- Ты уже умер. Как они, - Она указала на мертвецов. - И притом не один раз. Много. Много раз. Я ждала, я давала тебе шанс вспомнить, вернуться, понять... Но с каждой жизнью всё меньше вспоминал о том, зачем ты есть. Ой, только не надо витать в иллюзиях, что человек живёт, чтоб набить себе брюшко, хорошо выспался и размножился. Есть вещи поважнее...
- Что тебе от меня нужно?
Женщина ничего не ответила, склонила голову, отчего в волосах обозначилась прозрачная лилия и ушла обратно в дерево.
- Так зачем всё это? – не скрываясь, исступлённо крикнул Сашка. - Что теперь?
Солдаты, что стояли в стороне, покосились на него. Зрелище должно быть так себе. Над вереницей трупов кричащий мужчина. Сашка совсем забыл о них. Теперь расспросы начнутся. Так и есть. Один немолодой солдат отбросил бычок в сторону и пошёл к нему.
- Что, совсем плохо? – приобнял он его. Так Сашку обнимал когда-то отец. – Ну, ничего, ничего. Знаешь, у меня в рюкзаке есть лекарство. На крайний случай держу, но у тебя сейчас смотрю крайний случай и есть. Тебе нужнее.
Солдаты, что до этого общались с ним, отвернулись, молча разошлись по своим делам. А Сашка с неожиданным товарищем, шли, шли, шли... Надо было миновать это страшное поле. Мимо сновали санитарки в белых халатах, несколько врачей обходили окопы, уставшие солдаты, кто мог, помогал им, транспортируя раненых, кто не мог, также как и Сашка сейчас спотыкаясь, тащились к лагерю, чтоб хоть как-то восстановить силы, не сойти с ума окончательно. Несмотря на дикую усталость, есть не хотелось. Мимо полевой кухни они прошли не оглянувшись.
В землянке Николай, так звали его нового знакомого, напоил его чистым спиртом. Вернее, разбавил сначала и протянул вычищенную до блеска походную кружку. Странно эта чистота смотрелась по сравнению с тем, что Сашка видел буквально несколько часов назад. Практически издевательством над гнилой действительностью, болью, смертью, несправедливостью, как конкретно этой войны, так теперь и его личной войны с жизнью и за жизнь... Сложно драться, не зная правил. Сейчас он чувствовал себя в западне.
- Пей, пей, - тихо сказал собеседник. – Лучше спать будешь.
Что-то в этой интонации было странно. В этой сцене... Будто её Сашка уже видел, наблюдал, переживал... Но где, вспомнить не мог.
Хотелось осторожно поставить кружку на стол, поблагодарить и испариться отсюда. Но он не стал. Залпом выпил всё содержимое, резким движением поставил посудину на стол, отчего по землянке разнеслось жалобное металлическое эхо. Потом стал ждать, когда "огненная вода" подействует. Возможность посидеть с закрытыми глазами даже на жёстком табурете, откинувшись на стену, показалась раем. Как же мало надо человеку для счастья. Просто быть собой... Минут через пятнадцать по жилам потёк жар. Внутри просыпалось то, ради чего стоило жить. Чувство противоречия, желание смести преграды на пути, даже если этой преградой было время.
- Ну вот, вижу уже лучше, - ободряюще сказал Николай, до этого сидевший тихо. – Даже румянец появился.
Сашка открыл глаза.
- Друзей терять всегда тяжело, - продолжил старый солдат. – Скольких я здесь уже схоронил.
- Если бы только друзей... – тихо ответил Сашка.
Николай молчал, будто приглашая собеседника выговориться. Но тот молчал. После недолгой паузы новый знакомый опять продолжил.
- А кого ещё?
- Жизнь. Жизнь свою. Как всё это глупо, фальшиво, нереально.
- Воевать за Родину – не есть глупость, - Николай встал, одёрнул гимнастёрку, прошёлся по землянке туда-сюда, сложив за спиной руки. - Все мы смертны. Кто войдёт в бой, кто выйдет из него, неизвестно. Кто победит тоже.
- Всё это чёртова философия. Но если хочешь знать, то мы, мы победим, - машинально ответил Александр. И тут же поправился, не хватало ещё ляпнуть лишнего в этом прошлом, ведь тогда его могут не взять обратно в будущее. – Я в это верю. Но что есть победа? Если те, кто проиграл, в конечном итоге выиграют от этого.
- Это невозможно. Не может выиграть проигравший, так же как бабе не дано быть хозяйкой над мужиком. Это противоестественно. Наша задача выжить. И выиграть. А об остальном позаботится начальство, а над ним его начальство. А дальше уж сам, он лучше всего знает, о ком и сколько заботиться.
- Да, знает. И позаботится, - не споря, кивнул Сашка, вспомнив, в каком режиме находится.
Сравнил это время с той реальностью, из которой его совсем недавно выкинуло, и нашёл не слишком много отличий. Те же яйца, только в профиль. Что с его миром не так? Сашка облокотился на стол, обхватил голову руками. Почему мы наступаем на одни и те же грабли? Потом покосился на Николая. Странный он, кто его знает. Может сейчас выслушает всё, что он ему наговорит от стресса и безнадежности. А потом сдаст, куда следует по его разумению.
За окном протяжно завыла сирена, солдатские тени опять замелькали в просветах леса, засновали белые халаты и косынки. Сашка натянуто улыбнулся:
- Пойду я.
Николай пожал плечами, отвернулся, в следующий момент раздался взрыв... Землянку разворотило, сверху посыпались брёвна с землёй, которые придавили к холодному полу, уши заложило. Сашку придавило обломками, он попытался загородиться рукавом, от взвеси пыли, но смог поднять только левую руку. Правая была придавлена.

Здесь 1000 новых знаков, что позволяет закрыть первую новогоднюю неделю 31.12.18-06.01.19.
__________________
Для остановки нет причин, иду, скользя.
И в мире нет таких вершин, что взять нельзя.
В.Высоцкий
@->-- (ПС в VK) --<-@

Последний раз редактировалось KrasavA; 08.01.2019 в 12:31.
Ответить с цитированием