Показать сообщение отдельно
  #128  
Старый 11.02.2018, 17:25
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 155
Репутация: 44 [+/-]
Десятая неделя. Дни 60-66

Третья глава. Начало пути
Хотела подкорректировать, но меня унесло - переписала отрывок полностью
Скрытый текст - Принцессы. 3 глава:
Идти пешком было сложнее. Мало того, что сестры лишились стражников, но и вновь обретенная защита таковой не казалась. С момента встречи с воительницей прошло уже больше суток, но она до сих пор не проронила ни слова. Она шла, опережая принцесс на два шага и иногда проскальзывая вперед, чтобы убедиться в безопасности предстоящего передвижения. В чем быть уверенной София никак не могла.
Местность изменилась. От прежней приветливости леса ни осталось ни цветов, ни свежести, все вокруг было серым и как будто неживым. Молодая листва сменилась сухой корой раздетых деревьев, под ногами хрустели сморщенные листья. Ноги то и дело спотыкалась об острые камни или черные коряги, буквально устилавшие землю. Деревья корчились под тяжестью серого неба, и ни одного живого листа не проглядывалось на их изнеможенных ветвях.
Звуки исчезли. Создавалось ощущение мертвого леса, здесь как будто никогда не ступала нога человека: все было мрачным и безжизненным. София ссутулилась, скрестив руки на груди от подступающего холода. Прежние ее стремления к изучению нового мира сменились лишь одной целью — поспевать за воительницей, лишь бы поскорее пройти эти земли.
Но путь легче не становился. С каждым шагом принцессе приходилось собирать все силы, чтобы сделать следующий. Моральные силы трепетали под гнетущим страхом неизвестности, физические — от непрерывного пути и вынужденных поносок. Из кареты девушки прихватили оставшиеся запасы, теплые вещи для ночлега и все то, что могло пригодиться в пути. Поноски получились небольшие, но сил выматывали достаточно.
Мария плелась рядом, и по ее сбившемуся дыханию София на себе ощущала ее страдание от их передвижения, от местности, в которой они находились, от участи, выведшей их из дома. В отличие от нее, Мария не видела почти ничего, кроме стен и садов родного замка. Лишь совсем недавно мама позволила ей пару раз посетить Налларос во время занятий в Академии изучения магии.
— Софья, не могу больше, — заметив на себе беспокойный взгляд сестры, Мария пролепетала и подняла на нее умоляющие глаза. — Не могу... идти.
— Т-ш-ш, — девушка позволила себе остановиться и подойти к сестре. — Ты сможешь, я в тебя верю. В нас верю, — она улыбнулась и прижала сестру к груди, поцеловала в макушку. — У нас все получится... потерпи немного.
— Я верю тебе, Софья, но... она, — принцесса кивнула в сторону удаляющейся воительницы, — она меня пугает.
София тоже посмотрела на незнакомку. Легкими движениями, как будто паря над тропой, девушка не торопясь продвигалась вперед, изредка разрубая корявые ветки тяжелым мечом. Впрочем, меч в ее руках казался лишь детской игрушкой.
— Это ее дело, ее жизнь, — София пожала плечами, ловя себя на мысли, что кроме сестры успокаивает еще и себя. — Так она выживает здесь, — принцесса кивнула на устрашающую обстановку и уже тише добавила. — И помогает нам...
— Надеюсь, Софья, — голос сестры дрогнул. — Только... куда же мы идем?
— Как куда? У нас же Глаз Дракона, мы…
— Да нет, ты не понимаешь… Мы же совсем сбились с прежнего пути...
Девушка вздохнула. И правда, пути, по которому они сейчас следовали, на карте даже не было отмечено. Где они сейчас находились, правильный ли курс держат, принцессам было неведомо. Все надежды оставались лишь на то, что их спутница знает, куда идти.
— А что, если она сама хочет забрать Глаз Дракона? — вдруг глаза Марии стали круглые и напуганные. Внезапная догадка била, как стрела. И если даже на мгновение допустить, что это правда, тогда все, что было с момента их отъезда из замка — было напрасно.
— Тише, — брови Софии нахмурились, она понизила голос, — я боюсь даже подумать об этом, Мария, но нам надо кому-то доверять здесь, иначе… нам просто не выжить. Эта незнакомка даже не взглянула на камень, когда мы доставали его из тайника. Она получила свое золото, и если оно может для нас служить гарантией безопасности, то нам остается надеяться только на это.
— Да, наверное, София, ты права, — Мария вздохнула. — Другого выбора у нас все равно не было.
Принцессы одновременно повернули головы в сторону воительницы. Порядком ушедшая вперед, она заскучала и, задрав голову, что-то высматривала в сгорбленных деревьях. София перевела взгляд на сестру:
— Мы должны идти, Мария. Кем бы она ни была, она нас ведет...
— Она убивает, — Мария схватила ее за рукав. — Она убивает, и за это мы отдали ей все, что у нас было! Разве женское это дело? Как бы я хотела сейчас оказаться дома...
— Я пониманию, милая, — София снова прижала к себе сестру. — Нам всем пришлось нелегко, но мы с тобой не сдадимся. — Мария всхлипнула. — Пойми, сейчас все выживают, как могут. И она может убивать... и сейчас нам с тобой это нужно. — Она заглянула сестре в глаза. — Все хорошо, моя родная... Пора идти.
Девушка закусила губу и закивала в ответ на утешения Софии. Наконец решившись продолжать путь, принцессы поспешили нагнать спутницу. Как будто невзначай, она окинула сестер небрежным взглядом и, убедившись, что все в сборе, вновь сорвалась с места и запорхала вперед.
Но теперь воительница замедлилась. Тропа виляла, и принцессам пришлось разжать ладони, чтобы продвигаться без ущерба скорости. С каждым шагом тропа сужалась, заросшая колючими вьюнами и устланная торчащими из-под земли корнями. Пройдя еще немного, незнакомка остановилась совсем. Девушки переглянулись.
Воительница застыла. Шумно выдохнув, она склонила голову на грудь и притаилась. Мертвая тишина застилала собой все пространство, и ни одна живая душа не смела нарушать ее. Принцессы тоже замерли, вновь взявшись за руки. Но вскоре незнакомка ожила. Она вновь подняла голову и прошлась еще на пару шагов вперед. Сестры не двинулись с места, а она вдруг присела, взяла комок земли и поднесла к носу. Мгновение как будто ничего не происходило, но девушка пыталась уловить запахи, и потому она резко поднялась, бросила комок обратно и, отряхивая руки, тихо сказала:
— Идем, — и двинулась дальше, так же, не наращивая темп.
София крепче схватила сестру за руку и уверенными шагами, хмурясь, зашагала следом. Воительница не оборачивалась, но принцесса, словно сквозь нее видела ее замешательство. Может быть, Мария права, и она ведет их в западню? Что, если и нет никакой дороги до Пещеры Дракона? Стоит ли говорить о поведении их спутницы...
— Смертью пахнет, — предугадывая вопрос девушек, она пояснила сразу. Теперь она не применяла меч, чтобы разрубать препятствия, а старалась осторожно протискиваться сквозь нависающие с двух сторон колючки. Принцессы повторяли ее движения, боясь задеть лишнего.
— Дикая, — София уловила над ухом дрожащий голос Марии, а, на миг обернувшись, увидела непреодолимый страх, пеленой накрывающий глаза сестры.
— Идем, — она буквально силой потянула девушку за собой, стараясь ступать ровнее, но все же предательская тишина обнажала ее неуверенную поступь.
И София пошла быстрее. Унимая нарастающую панику, непроизвольно она приблизилась к их спутнице в ожидании обещанной защиты. Сложно было предугадать, что ждало их в этих местах, куда они направлялись, и являлись ли они частью отряда лесной воительницы, случайно спасшей их, но, очевидно, предпочитающей передвигаться одной. И невозможно принцессе было представить, какие правила царили здесь. Что здесь правда? За что сражается эта женщина? Это там, в замке, все было правильно, все было по законам. Здесь законов не было. Лесом правил хаос.
На мгновение София даже испугалась своих мыслей, но ее быстро вернул в реальность резкий запах. Как будто воздух изменился... или зверь какой прошел — что угодно, но на самом деле все оказалось гораздо проще. Не так далеко от тропы глазам принцесс представился небольшой лагерь: одна единственная палатка была мастерски спрятана под сухими листьями мертвых деревьев, но разбросанные вещи и недавно потушенный костер делали его присутствие здесь очевидным даже для принцесс.
Незнакомка жестом приказала девушкам оставаться на тропе, а сама бесшумно достала мечи из ножен и повернулась в направлении лагеря. Пары шагов хватило, чтобы настичь пустого лагеря — его покинули, вероятно, совсем недавно. Но беспорядок, который остался после чьего-то присутствия здесь, недвусмысленно намекал на то, что здесь происходила схватка. Обрывки одежды и пятна крови на земле лишь подтверждали догадки девушки о самом худшем.
Не смея ступить и шага с тропы, принцессы застыли. София не сводила глаз с незнакомки и старалась уловить любое ее движение. Но та, как будто, и не вспоминала о своих спутницах. Разочарованная, она звучно бросила мечи и села прямо на землю около костра. София видела тоненькую струйку дыма, неуверенно вьющуюся еще с сердца пепелища, но воительница положила руку на тлеющие огарки и плавным движением взяла горсточку пепла. Сестры переглянулись. Незнакомка подняла руку с пеплом и поднесла к носу. Софья кожей уловила еле заметное тепло, исходящее еще от непотушенных огарков, и запах свежесожженной древесины. Среди мертвой серости вокруг он казался единственным знамением, указывающим на еще не угасшую жизнь. Но для незнакомки он стал лишь знаком близкой опасности. Она вдруг вскочила, схватила меч и, не глядя больше на бесполезный лагерь, подошла к девушкам.
— Это не люди, — сказала она чуть громче своего прежнего тона. — И они нам не рады. Чем быстрее мы пройдем это место, тем лучше будет для всех нас.
Воительница впервые обратилась к ним, и мгновение София просто разглядывала их спутницу. Обычная... она могла быть прислугой в их замке, швеей или кухаркой — любой из девушек, занятых женскими делами. Только бы умыть, переодеть, волосы заплести в косы или покрыть платком... она могла бы стать принцессой, и вряд ли бы ее увлечения отличались от интересов любой из сестер.
Но все же она была другой. Чумазой, потрепанной дикаркой, с шрамом на шее, облаченной в доспех и несшей оружие вместо корзины с цветами. В ее взгляде читался вызов всему миру, с чем, наверное, она и боролась. Но что-то не укладывалось... наверное, оттого, что когда-то она была такой же, как любая из принцесс.
— Если это не люди, то… кто они? — София вернула себе показную уверенность.
— Ульдры. Это их земли. Они в большинстве своем неразумны, но берут массовостью. Вы что-то знаете об этом? — она обвела взглядом обеих принцесс, ожидая ответа. И София не заставила себя ждать:
— Да. Но они живут под землей...
— Это верно, — воительница подняла голову, девушки последовали ее примеру. Над ними чуть вдали возвышались горы. Здесь всюду были горы. Они опоясывали замок Белого Ястреба вплоть до Черного Орла, расстилались вдоль моря и вновь замыкали в кольцо эти замки. И сейчас они оказались так рядом. — Что-то заставило их выйти наружу... горы опустели.
София нахмурилась. В Академии магии ей приходилось изучать разных существ, но ульдры не входили в число воинственных. Они лишь были другими.
— Когда начнется бой, живо прячьтесь, — недолго поразмыслив, воительница продолжила. — Если нам повезет, и шаманов мы не встретим, то возможно, что мы останемся живы.
— Разве они не сторонятся людей? — София все же решилась спросить.
— Мы в их владениях, — фыркнула та. Но задержала на девушке взгляд, будто оценивая. — И что-то потревожило их... думаю, нас они не пропустят.
Мария крепче вцепилась в руку сестры, София незаметно кивнула воительнице, и та продолжила:
— А сейчас идем! И чем быстрее, тем меньше у нас будет неприятностей.
Она сорвалась с места. Легкими шагами она прокладывала путь с трудом поспевающим за ней принцессам. София торопилась следом, стараясь не отставать не подводить намерения воительницы, тем более, что они касались ее с Марией безопасности. Попутно в глаза бросались черные метки с кровавыми знаками на стволах крайних деревьев, надписи на неряшливо сколоченных табличках, но девушка не могла разобрать их — вмиг стало ясно, что это нечеловеческий язык. И, значит, права была воительница, когда говорила, что ульдры покинули свои жилища — все знаки свидетельствовали о долгом их пребывании здесь. И, значит, они будут сражаться за свой новый дом, раз старый они отчего-то потеряли.
— Бедные ульдры, — Мария тоже заметила признаки их пребывания в мертвом лесу. — Эта дикарка сожрет их заживо...
Софья дернула ее руку:
— Прекрати, Мария, — на сестру она не посмотрела, темп не сбавила. — Она объяснила нам, что видит. Думаю, ей самой неведомо произошедшее...
Девушка вдруг поймала себя на мысли, что оправдывает воительницу. После того, как она заговорила с ними, девушке стало немного легче, и сомнения в правильности их пути постепенно стали улетучиваться. Если этот недлинный диалог мог хоть что-то значить для их конечной цели, то для Софии он стал отправной точкой в образовании их маленькой, но уже общей команде.
Сколько они прошли еще после брошенного лагеря, девушке было неизвестно, но ступать со временем стало совсем тяжело. Не предназначенные для столь долгих путешествий сапожки для конных прогулок протирались в подошве. Мария же совсем выдохлась. Повиснув почти всем телом на руке сестры, она тянула ее назад. Принцессы вновь стали отставать от спутницы.
— Софья, — девушка услышала приглушенный голос сестры. Дыхание ее сбивалось, и оттого обрывались слова. — Может быть... мы... остановимся ненадолго?
Девушка не успела ответить, вместо этого обернулась воительница:
— Не советую, — и остановилась.
Сестры доплелись до нее, Мария просящими глазами посмотрела на сестру:
— Пожа-алуйста, милая София...
Принцесса закрыла глаза на одно лишь мгновение, собираясь с силами. Смутная цель в виде призрачной Пещеры таяла с каждым шагом в то же самое время, как самым непреодолимым препятствием к ней становился сам путь. Как идти? Ноги не слушались, их спутница парила над землей, преодолевая столь жуткую тропу, но решение принимать предстояло только ей. Начинала кружиться голова, пустой желудок завывал жалобным хором, и ноги заплетались на ровном месте. Но вдруг девушка вспомнила про камень.
Пока он у них, враг не победит, а когда они доставят его в Пещеру, он проиграет. И для этого они всего лишь должны продвигаться. София открыла глаза и встретилась глазами с суровым взглядом незнакомки — она, словно, лучше всех понимала их цель, но на самом деле, она лишь хотела выжить. Вдруг девушка улыбнулась и, сама не ожидая, кивнула воительнице идти. Она не поменялась в лице, но не задумываясь, двинулась вперед. Мария вздохнула. София потянула ее за собой. Путники пошли снова.
Однако темп снизился. Продвигаться по сложной дороге стало несколько проще, но Мария не выдержала все равно:
— И зачем мы отпустили лошадей? — она причитала чуть ли не навзрыд. — Мы бы могли сейчас так комфортно ехать…
— Эта тропа не для лошадей, — вдруг отозвалась незнакомка. — Она зовется Путь воина, и мы его пройдем, — она перешагнула через корягу и застыла, ожидая, когда принцессы проделают то же.
София последовала ее примеру и подала руку сестре. Принцесса не ожидала ответа, и вновь зародившийся разговор закончился почти сразу. Но в ближайшее время разговоров не намечалось. Пройдя несколько больше, чем с десяток шагов, воительница плавным движением рук вытащила мечи из ножен и сквозь зубы процедила:
— Прячьтесь! Живо! Впереди враг! — она не обернулась, но дважды повторять не пришлось: в один момент принцессы скрылись с тропы.
Озябшие деревья плохо скрывали сестер от посторонних глаз, но другого укрытия здесь все равно не наблюдалось. Спрятавшись за первое, несколько шире остальных, дерево, принцессы притихли. Глядя на сестру, Софья радовалась, что она немного отдохнет от непрерывного шага, но тревога за предстоящую встречу с неведомыми существами не отпускала ее. Переборов страх, девушка выглянула.
Воительница не спешила. Она оставалась на распутье, она осматривалась, но вдруг уловив движение, медленно стала продвигаться. София хотела было последовать за ней, чтобы не оставаться без защиты, но вовремя одернула себя - исход боя еще не был определен. Если погибнет воительница, у них с сестрой будет шанс уйти.
Но у незнакомки насчет своей участи были другие планы. В один только миг ее сильные ноги в тяжелых сапогах оторвались от земли, и она вцепилась руками в первую ветку дерева — благо, они до сих пор густо обрамляли тропу. Но еще через миг, подтянувшись, она оказалась на этой самой ветке сама. И стоило ей только укрыться, как к подножию дерева, не терпя отлагательств, прилетел вражеский залп. То были болты. Ульдры умели обороняться.
Софья вздрогнула и, стараясь не выдать себя, вновь укрылась. Мария закрыла глаза и, усевшись на холодную землю, обняла ноги. Девушка присоединилась к ней, разделяя эмоции сестры и с готовностью одаряя беднягу поддержкой. Если от них сейчас ничего не зависит, нужно только верить...
Но для их защитницы одной лишь только веры было мало. Не задев цели, теперь ульдры наступали, вооруженные арбалетами. На первый взгляд, их число превышало десяток в пару-тройку раз. Сейчас ее преимущество было только в выгодной позиции, и, дабы не спугнуть противника, воительница осторожно убрала мечи и достала лук со стрелами.
Долго ждать себя противник не заставил. Ульдры шли беспорядочным строем и переговаривались. Невысокие, серокожие, большеухие, они больше напоминали уродливых детей, чем воинственное племя, но намерения их считывались совершенно ясно: они искали незванных гостей и готовы были встретить их во всеоружии.
— Софья, я что-то слышу, — пискнула Мария. Ее сердце колотилось с неистовой силой, норовя покинуть юную грудь.
— Не бойся, — Софья шепнула сестре, наверное, самые ожидаемые слова в данный момент, но ей хватило их, чтобы крепче схватить сестру за руку и не отпускать до самого окончания их встречи с неизвестным врагом.
И воительница времени зря не теряла. Плавным движением руки она достала одну стрелу из колчана, натянула тетиву на луке и приготовилась к выстрелу. Враг наступал, и девушка более не медлила. Вслед за первой полетели еще три стрелы, и лишь когда в рядах противника началась суматоха и они стали высматривать своего невидимого гостя, она одарила их еще парой выстрелов.
Замешательство ульдров переросло в наступление. Они увидели воительницу на дереве и побежали в ее сторону. Часть существ замерли, готовя очередной залп из арбалетов, другие вооружились дубинками, моргенштернами, некоторые — легкими топориками, и ринулись в атаку.
Еще несколько стрел нашли свои цели, прежде чем в девушку полетели первые болты. Ловко укрывшись от залпа уверенной хваткой за ветвь выше, она выпустила последнюю стрелу, снова достала мечи и спрыгнула на землю.
София поймала себя на том, что, забыв обо всякой опасности, завороженно наблюдает, как одна только девушка запросто обводит вокруг пальца целую толпу нерасторопных недругов. Но только что она задумала? Ульдры окружили дерево, она стояла на земле, взятая в кольцо, но и эту ситуацию, принцесса не сомневалась, воительница просчитала еще изначально.
И выход нашелся сразу же, как только вновь девушка ухватилась на спасильную ветку. Но на этот раз она уже не поднималась на нее - подтянувшись на руках, она прокрутилась вокруг нее два полных оборота и, уже оотолкнувшись, полетела за линию атаки противника.
Софья проморгалась. В замке она ни разу не видела, как тренируются их воины, но, что-то подсказывало, такие трюки не входили в их курс тренировки. Почему-то девушка улыбнулась, и внутри затеплилась надежда на благоприятный исход боя.
Оказавшись за спиной врага, воительница налетела яростной лавиной на ошеломленных ульдров. Ее мечи теперь не знали пощады и рубили всех, кто попадался под руку. Неповоротливые ульдры, не подстроившись сразу под изменившуюся расстановку сил, несли потери среди арбалетчиков, но единицы из них перегруппировывались и сливались с рядами воинов ближнего боя.
Теперь ульдры вновь наступали толпой. Их число порядком поуменьшилось, но София видела, что и силы девушки иссякают с каждым следующим ударом. Она одна справлялась с вооруженным отрядом неизвестных, нечеловеческих существ, защищая двух принцесс, которые даже не в силах были повлиять на исход сражения, завязавшегося, по большому счету, по их вине. Невнятное рычание и агрессивные вскрики серокожих вдруг стали сливаться с всхлипами и стонами бессилия воительницы. И вскоре черная кровь на серой земле смешалась с красной.
Воительница схватилась за раненую руку и зарычала, но мечей не выпустила. Ее прежняя хватка ослабла, но она еще билась, оставляя последние силы на бесконечных маленьких уродцев. И тогда София вышла из укрытия.
— Софья! — Мария взвизгнула, с трудом расцепляя руку, но девушка лишь шагнула вперед.
На голос принцессы обернулась и воительница, но на лице ее не успело отразиться ни единой эмоции: все силы были брошены на атаку, но сейчас они покидали ее. И София сделала глубокий вдох.
Она развела руки и, замерев на миг, уловила маленькую струйку, тоненькую — едва заметную и, вероятно, доступную ей одной, волну магического потока, за которую ей стоило лишь только ухватиться, и по одной только мысли все воины врага застыли. Кто замахивался, кто падал, кто готовился стрелять или звать подкрепление — теперь все замерли в звенящей тишине на залитой кровью поляне.
София стояла, раскинув руки, с закрытыми и глазами и буквально физически ощущала на себе изумленные взгляды воительницы и сестры, но перед ней переплеталась цветная нить магии, за которую она хваталась и следовала ей в своем воображении. Ее слух уловил удары — незнакомка воспользовалась оцепенением врага для восстановления равновесия, но девушку влекли неведомые глубины магии, вдруг так ясно представившиеся ей.
Никогда до этого — ни в Налларосе, ни в замке ей не удавалось сплести витиеватые заклинания сложнее пения птиц или порхающих бабочек, а сейчас... она подумала лишь о том, чтобы враги обездвижились, и они слушались ее, как марионетки — своего кукловода. Но в сплетении магических нитей, так радостно открывших ей свои просторы, она наткнулась на преграду — почти материальную, почти близкую, но явственную преграду. Сотни заученных параграфов из старейших книг Академии предостерегали, и София явственно ощутила сейчас их правоту, и воскликнула:
— У них шаманы! Они поставили защиту там, впереди по тропе!
— Ты маг, — к ней подошла воительница, и София наконец смогла открыть глаза. Вся поляна была устлана мертвыми ульдрами, ни осталось ни одной живой души, но вместо прежней тишины теперь вдали слышались хрипящие голоса серокожих и даже звон оголяющихся клинков.
— Я н-не... знала, — она ответила почти честно, перебарывая головокружение. Никогда до этого мир магии не открывался ей, она изучала лишь его теорию, но что произошло сейчас, оставалось загадкой даже для нее самой.
Воительница уставилась на девушку. Внимательные глаза ее без стеснения овевали каждый уголок тела, брови хмурились. София же смотрела на незнакомку очень спокойно, с трудом сдерживая радость от своего своевременного участия.
— С этим можешь что-то сделать? — воительница подала ей свою руку. На предплечье красовалась неглубокая рана. Но этой руке предстояло еще держать меч, и София кивнула:
— Я изучала теорию исцеления... я попробую.
И вновь таинственные нити магии стали преплетаться в ее разуме, стоило девушке закрыть глаза, и лишь одну ей нужно было выбрать, чтобы обернуть ее в утреннюю росу, прохладными капельками покрывшую раненую руку незнакомки. Мария тоже подошла к девушкам, и три недоуменные пары глаз устремились лицезреть такое легкое, едва заметное волшебство, вдруг затянувшее свежую рану.
Воительница подняла руку. Ее кожу не покрывало ни единой царапины, словно и не было никакого удара, и она могла запросто сжимать меч в своей вновь сильной руке. Но не успела незнакомка отреагировать на чудесное исцеление, как ее одернула Софья:
— Пригнись!
Все три девушки, как по команде, прижались к земле, а через мгновение рядом с ними вспыхнуло сухое дерево.
— Шаманы... я их чувствую.
— Займись ими, — воительница поднялась. — Я пойду вперед.
— Возьми правее, — воскликнула София, и когда та сорвалась с места, добавила уже тише. — Уйди с линии огня...
— Софья, — глаза Марии округлились, — как ты это делаешь?
— Отойдем, Мария, — София выпрямилась и повела сестру вслед за воительницей. Нужно было подойти ближе, чтобы точно рассчитать направление заклинания.
Принцессы осторожно последовали через поле боя, обходя мертвых ульдров и стараясь не смотреть вниз. Вся поляна была покрыта черной кровью и телами умирающих. По округе разносились стоны и хрипящие звуки затихающих голосов недругов, но угрозы они более не представляли.
— И как ты только не испугалась, – Мария горячо шептала по пути, перешагивая трупы, – создала целых два заклинания! У тебя все получилось! А вокруг шел настоящий бой!
София не отреагировала, выискивая глазами место для укрытия. Ей, возможно, потребуется время, чтобы найти и обезвредить шаманов, и тем более, точно измерить силу и направление ее собственного заклинания.
— А она даже не поблагодарила! – Мария продолжала возмущения, но Софии сейчас впервые было не до нее: они уже достаточно приблизились к лагерю ульдров, и силуэты сражающихся четко прорисовывались на фоне их невысокого частокола. Воительница уже приняла бой, но где-то скраю доносились еще звуки, отдаленно напоминающие сражение. София глянула на сестру, но та лишь пожала плечами.
— Встань за мной, — принцесса огляделась вокруг и, не найдя укрытия, для своей защиты отошла лишь еще чуть правее, чем прежде советовала их спутнице. Мария повиновалась, а София вновь окунулась в мир таинственных знаний.


Итого за 10 неделю 21290 знаков.
Ответить с цитированием