Показать сообщение отдельно
  #114  
Старый 02.12.2017, 21:12
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 140
Репутация: 36 [+/-]
Продолжение 1 главы и глава 2.

Скрытый текст - * * *:
* * *
Сегодняшняя ночь, как никакая другая, стала для Расколотой Низменности настоящим испытанием на прочность. С незапамятных времен названная Расколотой, Низменность оставалась для ее обитателей обычным лесом с несчетным количеством петляющих троп и единственной каменной дорогой для богатых путников. Но гроза, бушующая сегодня на просторах огромного леса, молнией разрезала пространство на тысячи рваных кусочков, оправдывая название Расколотой Низменности. Дождь, подгоняемый ураганным ветром, злорадствуя, сметал все на своем пути, лес шумел. Тянувший вверх ветви деревьев, он будто подавал знак тревоги, противясь беспощадному бунту природы. Громыхало. Молния то и дело сносила озябшие деревья, ливень расходился.
София стояла возле большого стрельчатого окна в библиотеке замка и наблюдала за грозой сквозь легкую вуаль шелкового тюля. Недавно стемнело, но стена дождя не позволяла видеть ничего, кроме безумной пляски стихии. Сверкало. От частых вспышек София зажмурилась и отошла, бросая беглый взгляд на библиотеку. В поздний час свечи на столах были потушены, и стеллажи окутались в полумрак от тусклого света факелов, редко развешанных на стенах.
Принцесса взяла недочитанную книгу и расположилась возле стола — единственного, на котором еще горели свечи и, отстранившись от непогоды за окном, принялась за чтение. Однако не успела девушка углубиться в тайны нового знания, как дверь в библиотеку распахнулась, и на пороге показалась ее сестра.
¬¬— А, Софья! Вот ты где! Я тебя никак найти не могу, — она вошла в зал и расположилась напротив сестры. Она тяжело дышала, словно от бега, и, предугадав вопрос сестры, пояснила. — Ох и сложно убегать от стражников. Они меня чуть ли не поймали, — и залилась звонким смехом.
— Мария, так нельзя! Стражники несут службу для нашей же безопасности. Теперь бедняг из-за тебя лишат жалования.
— Пф-ф... Софья, какая ты скучная! Уткнулась в свои книжки и света белого не видишь!
— Эта книга — единственная книга магии с действующими заклинаниями, — девушка провела ладонью по кожаной обложке. — Мой учитель позволил мне взять ее на пару дней. Это необычайный подарок для меня, Мария, — глаза девушки сияли. — Я узнала столько нового! И самое главное, у меня получается колдовать!
— Ой, Софья, … вбила себе в голову непонятно что. Неужели у тебя больше других дел нет? — Мария зевнула и принялась рассматривать пустые стены.
— У меня скоро экзамены в академии магии, мне нужно готовиться. А тебе, Мария, тоже не мешало бы учиться чему-нибудь полезному. Насколько я знаю, мама хотела, чтобы ты занялась изучением природы. Тебе уже семнадцать…
— Да, я помню, — девушка вздохнула. — Неужели для этого надо обязательно поступать в академию? Я не вижу в этом ничего полезного. Тем более для нас с тобой.
— Но это же так интересно! — воскликнула София и поднялась со стула. — Смотри, например, что я умею! — Девушка замерла, устремляя немигающий взгляд в одну точку, после подняла руки и принялась вырисовывать в воздухе странные символы. Мария завороженно следила за каждым движением сестры, а после вскочила, когда над ее головой запорхала маленькая пестрая бабочка.
— Ух ты! — ее глаза засияли. — И как ты только это делаешь? — Она дотронулась до трепещущих крыльев, и бабочка растаяла.
София пожала плечами:
— Я только думаю о том, что хочу сделать, и оно вдруг появляется, — девушка коснулась золотого медальона на своей шее и с гордостью посмотрела на сестру. Она хотела что-то добавить, но в окно ударил сильный порыв ветра. Последние огни на читальном столе погасли, но в тот же миг темный небосклон осветился грозными вспышками молний, озарившими библиотеку мерцающим светом. Девушки переглянулись.
— Какая гроза страшная, — вполголоса сказала София и снова подошла к окну. Буря не утихала. Ветер дул со страшной силой, заставляя тонкие ветви деревьев гнуться под его напором до самой земли. Мария встала рядом с ней и, зачарованные, они смотрели на ужасный хоровод безумной стихии, не говоря ни слова друг другу.
Внезапно дверь снова отворилась со страшным грохотом, девушки разом обернулись. На пороге показалась женщина в пышном платье, расшитом драгоценными камнями. На шее у нее висело рубиновое ожерелье, в ушах — золотые серьги. В густые светлые волосы была вплетена атласная лента, однако в безупречных локонах уже прослеживалась седина. Свысока окинув библиотеку гордым взглядом, она быстро зашла и с силой закрыла дверь за собой.
— Принцессы, — пустое пространство библиотеки наполнил властный и чуть низкий голос. Она говорила неторопливо и беспристрастно, не расставляя акцентов на словах. — Сядьте, — это не было приказом, но ее кротость была беспрекословна. Девушки послушно сели. Женщина расположилась напротив, шелестя подолами объемного платья.
— Поздний час на дворе, а вы еще не в постелях. Я осмелюсь спросить, почему? — Она говорила все так же холодно.
— Я занимаюсь, мама, скоро экзамены, — послушно ответила София.
— И твоя младшая сестра, как я вижу, старательно помогает тебе в этом? — она повернулась ко второй дочери, и одна бровь все же поползла вверх.
— Ма-а-ам, ну я же взрослая, — начала оправдываться Мария, но Изабелла тут же ее оборвала:
— Тебе еще нет восемнадцати, крошка! В замке с каждым днем становится опасней. После захода солнца ты должна быть если не в постели, то в своей комнате. И не показывать носа кроме случаев острой необходимости.
Девушка надулась и демонстративно отвернулась от матери. А Изабелла тем временем продолжала:
— Неприятели в замке. Сколько их – мы не знаем. Они прячутся, и неизвестно, что будет завтра. Наша армия слаба, и в случае нападения мы вряд ли выстоим. Вы должны это понимать. Я как могу, стараюсь обезопасить вас от недругов: вы каждый день уплываете в Налларос. София учится, Мария, ты, должна была находиться в библиотеке, а не заигрывать с молодыми стражниками города, — женщина многозначительно посмотрела на младшую дочь. Та еще больше отвернулась.
— Зачем ты говоришь нам это? — тихо спросила София.
Изабелла перевела взгляд с одной дочери на другую и сказала:
— Сегодня ваше непослушание нам на руку. — Женщина помедлила. Обе сестры замерли в ожидании, даже Мария вновь посмотрела на мать. И она продолжила. — Вы уезжаете. Прямо сейчас. Лошадей и карету вам уже готовят. У вас есть час, чтобы собрать все необходимое.
— Что? В такую погоду? Да ты с ума сошла! — возмутилась Мария.
— У нас нет другого выхода, дочки. Вам опасно оставаться здесь. Всем нам опасно. Но вами рисковать я не стану. Вы должны уехать. Немедленно.
Наступила тишина. София закрыла лицо руками, Мария снова сидела надувшись. Изабелла опустила голову и ждала следующей реакции дочерей.
— Если ты так считаешь, конечно, мы уедем, — сказала так же тихо София. — Но где уверенность, что за пределами замка нам будет безопасней?
— Я понимаю твои сомнения, Софья, — казалось, голос Изабеллы даже чуть дрогнул. — Я долго сомневалась, но думаю, так будет правильней. Не спрашивайте, почему. Мне с большим трудом далось это решение.
— Мы понимаем, — София встала и подошла к матери, положила руки ей на плечи и тихо сказала, — мы начнем собираться прямо сейчас.
— Почему, например, не в Налларос? — вдруг подала голос Мария. — Это большой город, там можно нормально устроиться, там все удобства для жизни. Почему нельзя было готовить корабль? А что нам карета? Куда мы на этой карете уедем? Вокруг лес…
— На море шторм, разве ты не слышишь, как плещутся волны?
Все прислушались. И, правда, волны с ритмичным шумом бились о скалы, на которых возвышался замок Белого Ястреба. Сотни ступеней вели на берег от ворот замка. Благодаря прибрежному расположению, замок имел сильный морской флот и корабли самого современного образца. Все-таки дружественные отношения с Налларосом не проходили бесследно, а очень даже положительно сказывались на развитии королевства.
Но сейчас это не играло никакой роли: враг нападал со стороны леса. Сведения удалось выяснить разведчикам замка, но большей информацией они не владели. Лишь Изабелла могла догадываться о причине набега врага:
— Но есть еще кое-что, из-за чего я отправляю вас не в Налларос, — сказала она приглушенным голосом. — Эта причина — Глаз Дракона. — Женщина достала из складок платья небольшой кожаный мешочек и извлекла из него камень размером с кулак. Он чем-то напоминал изумруд, но его блеск явно отличался от него переливами: казалось, он светился всеми цветами радуги! Девушки как стояли, так и застыли вокруг стола.
— Вот это да! — воскликнула София.
— Какая красота, — Мария протянула руку к камню, но резко одернула.
— Определенно. Но ценность его в другом. — Изабелла поднялась и на пару шагов отошла вглубь зала. — Белый Ястреб, как вы знаете, редко вступает в войны, но тем не менее, под командованием вашего отца, короля Андриана, была одержана победа над Мирсулом, и Глаз Дракона стал для нас главным трофеем с той войны. Прошло уже более пятнадцати лет, но он до сих пор является хранителем нашего мира. Ну и, конечно, дружественные отношения с Налларосом! Огромная победа. С появлением камня в стенах нашего замка наладилась торговля, стала развиваться наука, флот! — Изабелла медленно шагала вдоль стен. — И теперь вражеские разведчики из замка Черного Орла подрывают боевой дух наших людей, сеют смуту и сомнения... настал час вернуться Глазу Дракона на свое истинное место.
— Пятнадцать лет назад отец умер, — как бы к слову промолвила София. Голос ее был тише прежнего. Она не любила громких разговоров и горячих дискуссий, мягкий характер и врожденные дипломатические способности определяли ее мягкий тон и готовность к диалогу.
Мария в ответ на ее слова повернула голову к матери, как бы спрашивая: правда ли?
— Да, правда, — голос же королевы, напротив, стал набирать громкость. — Я никогда не связывала эти два события между собой. Возможно, мне стоило думать об этом раньше, но что ж теперь? Это было так давно… Вы были совсем еще крошки, София только училась читать, а Мария и говорить-то толком не умела… Сейчас не то время, чтобы рассуждать о прошлом, дочки, перед нами сложная задача.
— Объясни, что мы должны будем сделать, — на полувыдохе сказала София и заняла свое прежнее место. Мария, последовав примеру сестры, села рядом.
— Очень хорошо. Слушайте. — Изабелла устроилась напротив. — К северо-востоку от замка, на другом конце гор, находится Пещера. Именно в ней, по легенде, был найден этот камень, Глаз Дракона. Нет более надежного места, чем она. Самое главное, никто не сможет завладеть им и направить его силу на корыстные цели. Магическая сила связывает камень с Пещерой, с вашим приближением к цели он сам покажет дорогу. Нам он прослужил верой и правдой, но, видно, настало время перемен… Что бы не произошло в дальнейшем, но врагу он достаться не должен.
— Да что в нем такого, что все за ним охотятся? — вдруг спросила Мария.
— По легенде считается, что это камень Добродетели. Если у меня было право владеть им, то я благодарна за него, но Вилорм разрушитель! Камень должен нести Истинную Добродетель. Только Пещера сможет стать спасением от его безрассудства.
— Да ну? Ну и чепуха все это! Очередные бредни колдунов, которые, как мы думаем, много веков назад правили Расколотой Низменности.
— В любом случае решение принято, — женщина сурово посмотрела на дочь. — Идите по комнатам и собирайте все необходимое. Я подготовлю амулеты, защитные отвары и бинты на всякий случай… Надеюсь, они вам не понадобятся.

Мария не спеша укладывала свои сумки, когда в ее покои ворвалась сестра и, запыхавшись, крикнула:
— Мария, быстрей, уходим! У нас больше нет времени, я видела кровь, слышала крики… надо торопиться, — голос ее дрожал. Она уже переоделась, и сейчас на ней был надет костюм для конных прогулок и женские сапожки без каблука, волосы забраны в высокий хвост.
— Я еще не все сложила, Софья, подожди…
— Некогда ждать, бросай все наряды, всё бросай! Мы пойдем через подземный ход, замок окружен, нам не выбраться…
— Но…, — начала девушка, но София сама подтолкнула ее к выходу, схватила за руку и повела в нужном направлении. По коридорам замка разносились крики. Размеренный сон ночи нарушали звуки обнажающихся мечей, кое-где были заметны следы сапог и даже пятна крови.
— Кто-то открыл ворота, — объясняла по дороге София, — враги ворвались внутрь. Но самые страшные бои все равно ведутся снаружи. Боюсь, многие из наших воинов уже не увидят этих стен, — перебиваемый тяжелым дыханием от быстрого шага, голос девушки дрогнул. — У нас считанные минуты, чтобы уйти.
Мария тревожно оглядывалась по сторонам, как бы пытаясь найти глазами хоть одного чужака, но в этой части замка им никто не встретился. Опустившись вниз, в подвальные помещения, сестры заметили, как резко потемнело в замке. Здесь пахло сыростью и плесенью, на стенах редко висели факелы. Света они давали мало, поэтому было очень темно и немного жутковато от холодных стен, тьмы и неприятной влажности. Когда девушки оказались у подземного хода, их уже ждала Изабелла с троими стражниками.
— Слава призрачному дыханию, вы целы! — воскликнула женщина. Сохранять беспристрастность она уже не могла. — В этой сумке бинты, амулеты и еда. Неизвестно, сколько продлится ваш путь. Будьте предельно осторожны. Не верьте никому. В лесу много бандитов, чужаков…
— А они тогда зачем? — Мария искоса посмотрела на троих воинов в доспехах и с оружием в руках.
— Это ваша охрана. На них можно положиться. В случае опасности они вас защитят.
— Хочется думать, — девушка буркнула и выжидающим взглядом уставилась на мать.
— Нельзя терять время. Быстрей залезайте в карету. Там внутри есть тайник под сидением, в нем Глаз Дракона. Кроме вас никто его найти не сможет. И все получится, я верю. Возьмите карту, в лесу множество разных тропинок, и почти все из них уже всилу своей ненадобности, просто-напросто ведут в тупик.
— Будь осторожна сама, — как всегда, тихо сказала София. Они обнялись на прощание. Девушки забрались в карету, стражники заняли свои места.
— Я в вас верю, — напоследок сказала Изабелла и дала знак кучеру, чтобы трогался. Карета покатилась во тьму.


2 глава
Скрытый текст - Вариант последний, но не окончательный:
Глава 2

Лес дышал. Еще неокрепшие лучи утреннего солнца робко пробивались сквозь зелень листьев. Дождь прошел, оставив после себя пелену свежести. С листьев спадали капельки воды, которые переливались под светом утреннего солнышка, создавая атмосферу волшебной сказки. Постепенно просыпались птички, напевая что-то веселое. Тишина стояла вокруг, даже ветер не нарушал спокойствия: отгулявшись за ночь, он тихо дремал где-то в ветвях огромных деревьев.
Карета шла ровно, по мере своей скорости, позволяемой плохой проходимостью тропы. Лес был густой, тропинка — узкая. Выпирающие из-под земли корни то и дело мешали ровному ходу кареты. Поэтому приходилось идти медленно. Кони послушно шагали, подгоняемые редкими криками кучера. Стражники вели тихий разговор о чем-то своем и изредка хихикали. Спокойствие словно помолодевшего леса создавало уютную и размеренную атмосферу.
Безмятежность утра царила и внутри кареты. Опрокинувшись на мягкие сиденья, девушки дремали. Полностью погрузиться в сон мешала тревога и внутреннее неспокойствие, создаваемое неизвестностью грядущих дней путешествия и оставленного в осаде замка.
Разбуженная случайным лучом, София открыла глаза. Шторки на окнах были тщательно зашторены, но первые лучики настойчиво стремились проникнуть внутрь. Девушка села и, потянувшись спросонья, выглянула в окошко: вокруг задумчивый лес, узкая тропка еле видна сквозь вычурные переплетения корней деревьев. Щебетание птиц, словно живая вода, превращало вечный лес в юную рощицу, создавая ощущение чего-то сказочного, отличного от повседневности дворцовой жизни.
София даже невольно улыбнулась: картина оставляла приятное впечатление. Девушка открыла створку и вдохнула свежий лесной воздух, зажмурилась. Вся прежняя тревога, как будто, вмиг улетучилась.
— Эй! — крикнула девушка кучеру.
— Хорошо идем! — отозвался тот. — Быстрее не могу, дорогая плохая, да и лошади быстро устанут. Вам может, нужно чего?
— Нет, ничего, спасибо! — София закрыла окно и поудобнее устроилась на мягком сидении, закрыла глаза. И как будто не было вчерашнего кошмара, только вот…
Она долго думала над тем, что говорила мать вчера. Про камень, про победу в войне с Мирсулом… Все казалось логично, но… как же отец? Он умер спустя месяц после окончания войны. Он был не ранен, не болен, не отравлен… причина смерти оставалась загадкой. Да, они с сестрой были младенцами, но и спустя годы никто не рассказывал им о случившемся, ни о камне, ни о смерти отца. И все-таки пятнадцать лет – долгий срок, и, взрослея, Софья не могла не видеть возникающих проблем. Народ голодал. Год за годом, наверное, в течение чуть ли не пяти лет, фермеров постигал неурожай. Смертность подскочила в разы. Лазареты оставались переполнены как на территории замка, так и в прилегающих его окрестностях. Глаз Дракона брал слишком высокую плату за последующие успехи в торговле и мирный договор с Налларосом.
На протяжении долгих лет Налларос враждовал с прибрежным замком Скалы Белого Ястреба, долгие переговоры не приводили к соглашению. И только лишь пару лет назад мир восстановился. Изабелла очень гордилась этим союзом, а особенно тем, что он был заключен во времена ее правления.
Однако об условиях, ценой которых достигался этот союз, умалчивалось.… София не интересовалось политикой Белого Ястреба, королева единолично принимала решения, озаботив дочерей получением новых знаний на благо замка. Вероятно, ситуацию могла изменить ее скорая помолвка с одним из самых знатных принцев Наллароса.
Да, ее отдавали замуж. Молодая, красивая, лучшая ученица Академии — отличная партия для знатных особ в прошлом вражеского государства. И сейчас считалось самым временем соединить себя узами брака с достойным мужчиной. С Найвеном они познакомились на великом торжестве в честь первой годовщины дружбы с Налларосом. Изабелла пришла в восторг, когда юноша под одобрительные улыбки родителей и рукоплескания толпы торжественно, ставя акцент на плодотворные отношения королевств, сделал предложение ее старшей дочери.
Найвен был сыном одного из знатных Лордов Совета, правящего городом. Да, он хорошо к ней относился: не хуже и не лучше, чем относился ко всем. И даже ухаживал. Под непроницаемым взглядом матери Софья согласилась. Несмотря на свою холодность. Замужество в ее глазах выглядело не более чем долгом перед матерью и благополучием королевства. Все считали этот союз благоприятным и выгодным для любой стороны.
И сейчас Софья, как никогда до этого, представляла себе их свадьбу. Вероятно, ее облачили бы в нарядной платье и самые дорогие украшения, собрали всю знать Наллароса и устроили пир. А после… она бы больше никогда не увидела дома.
И девушка улыбалась. Прежде всего от правильности того, что она теперь здесь, в лесу, впервые. Он впервые видит естественную красоту природы, не облепленные золотом стены и ломящийся от нарядов шкаф и суетящихся слуг. Теперь вокруг другая красота, она всегда была, но теперь она рядом. И скорее всего, она больше не увидит своего жениха, вряд ли вернется в его дворец когда-то. Она сделает все, как надо, а потом... Да, она, конечно, напишет письмо маме, что все хорошо, как они добрались до пещеры, но…
Вдруг София вздрогнула. Мысли о том, что там будет дальше, после Пещеры, вернули ее в настоящее. Неизвестно, что происходит сейчас там, в замке, пока они скрываются от захватчиков в лесу и с каждым мигом уносят дальше ту самую причину ночного сражения. Голова закружилась от вмиг нахлынувших тревог. Могло случиться ужасное, но она не в силах повлиять на исход. Все, что зависело от нее, она исполнила, изменить ситуацию в замке она не могла, и ясным днем оставалось лишь принять неизбежное и мучиться кошмарами от неизвестности ночами. Отпустив тяжелые думы, принцесса закрыла глаза и вскоре задремала.
Сколько прошло времени, девушка не знала. Но чувствовала, как уже окрепшие лучи летнего солнца стучались в окно. Мария к этому времени уже проснулась и с ногами забралась на сиденье. Увидев, что сестра открыла глаза, она сказала:
— Скукотища, Софья…хватит спать. Тоска зеленая.
София устроилась напротив сестры и предложила перекусить. Карета шла так же неспешно, погода налаживалась, торопиться было некуда. Стражники молчали, а может быть, дремали, укутанные теплыми лучиками солнца. Но вся безмятежность вмиг растворилась, когда кучер резко затормозил лошадей, и карета остановилась. Стражники вмиг открыли глаза и соскочили на землю. Из кареты послышался недовольный голос Марии:
— Ну что там у вас? Почему встали?
Но ответом стал звук обнажающихся мечей, и уже незнакомый голос грубо ответил:
— Ну надо же! Королевская карета... Удача сама пришла к нам руки! Обыскать!
Говорящий походил на обычного лесного разбойника, но тот факт, что за его спиной стоял отряд еще из дюжины воинов, хорошо снаряженных, в тяжелых доспехах, с блестящим оружием в руках, говорил о том, что, вероятнее всего, это отряд разведчиков ближайшего города, либо — вражеского замка, Черного орла. И судя по нахальным выходкам предводителя, отряд воинов как раз отделился от армии Вилорма с целью патрулирования близлежащих троп.
Трое громил из вражеской засады выступили вперед и прямиком направились к дверям кареты. Стражники отреагировали тотчас преграждая путь. Но враги сомневались недолго — по отмашке предводителя они вступили в бой.
От оглушительных звуков мечей и рыка свирепых воинов девушки внутри кареты взялись за руки и прижались друг к другу. Тени суровых мужчин, вступивших в схватку, падали на карету, и сестры боялись пошевелиться, чтобы не выдать случайным движением или вздохом отчаянья свое присутствие. София прижала Марию груди, словно мать, успокаивая напуганного ребенка. Нельзя показывать своего страха, чтобы не расстроить сестру. Если ей нужна защита, то она готова ей стать.
Внезапно звуки боя прекратились, и Мария подняла голову. Софья жестом приказала ей молчать и не шевелиться. Девушки затаились. Однако снаружи послышался все тот же голос:
— Стойте, ребята, все понятно, — он обращался к своим. — Судя по тому, как рьяно полезли в бой стражники, значит, им есть что охранять. Принцессы? — его лицо так и озарилось улыбкой. — Мы не будем с вами сражаться, если все обсудим с принцессами. Уверен, они мудрые девушки и понимают, что этот разговор стоит жизней...
Прошедший бой вымотал королевских стражников, двое получили ранения и сейчас переводили дух. Но третий все же нашелся, что ответить:
— Враг требует разговора, какая прелесть! Я привык убивать, а не разговаривать, — он поднял меч, но его собеседник не повел и ухом, продолжая требовать свое:
— Я думаю, принцессы привыкли иначе.
— Принцессы! Оставайтесь в карете! Не вздумайте выходить, здесь могут быть ловушки, — неся верную службу замку ни один год, стражник догадывался о возможном решении сестер выйти для разговора, но позволять девушкам подвергаться опасности — значит, не выполнять свое дело, тем более сейчас на кону находилось слишком много. Приказ королевы неоспорим, а когда он касается жизни ее дочерей и вместе с тем судьбы королевства, биться нужно до последнего.
Однако по расплывающейся улыбке собеседника он понял, что опоздал с предостережением. За спиной он услышал звук хлопающей дверцы, а вскоре голос Софии:
— Ты хотел разговора. Говори, что тебе нужно.
Стражник вмиг оказался рядом с девушкой и встал с мечом наготове:
— Только не волнуйтесь, Софья. Я Вас защищу, моя госпожа.
Сердце девушки бешено колотилось, она старалась дышать ровнее, унять дрожь в руках и говорить как можно тверже, как умела ее мать.
Увидев Софью, враг стал сама любезность:
— Правдивые слухи ходят о вашей красоте, миледи.
— Что вам надо?
— А где же вторая принцесса? — говорящий подошел к карете.
В этот момент оживился второй стражник, что стоял впереди:
— Стой! Не подходи ближе, иначе…
Он не договорил. Вражеский стрелок метко попал в шею воина, как раз туда, где заканчивался край доспеха. Задыхаясь, мужчина, схватился за горло и упал, уже не чувствуя крови. Тот враг, что говорил, брезгливо перешагнул через тело и подошел еще ближе. София сделала шаг назад, стоящий рядом с ней стражник загородил собою девушку. Она невольно вздрогнула и закрыла лицо руками.
— Ну что ты, дорогуша, не бойся, мы тебя не тронем, у нас приказ доставить вас живыми,…если конечно ваши милые охранники будут вести себя хорошо.
— Софья! — раздался голос Марии. Она вслед за сестрой вышла из кареты и на носочках, едва касаясь земли, засеменила к ней. Девушки взялись за руки и сжались, не отводя глаз от говорящего.
— Ну надо же! А вот и еще одна красотка, — казалось, враг ликовал. — Камень? — враз голос его снова стал груб. — Он у вас! Вы пойдете с нами!
Стражник, что закрывал собою сестер, направлял меч к шее врага, следя за каждым его движением и высматривая за его спиной еще стрелков, чтобы успеть увернуться в случае выстрела.
— Да уйди ты! Ты все портишь! — только и успел воскликнуть варвар, когда снова начался бой. Второй стражник, пользуясь отвлеченным вниманием недруга, атаковал ближайшего вражеского воина, и тот вмиг упал замертво, не ожидая нападения. Следуя примеру товарища, другой стражник ударил предводителя, но тот оказался ловчее и легко увернулся от направления атаки. Другие воины из отряда врага оживились и уже спешили на подмогу товарищам. Девушки, как держались за руки, так и побежали куда глаза глядят. Но их план изначально был обречен на провал: вражеские воины, увидев побег, разом ринулись за принцессами. В считанные мгновения принцессы превратились в пленниц варваров. Громилы схватили сестер и, заведя руки за спину, вернули на прежнее место. Девушки, как могли, отчаянно вырывались, но в ответ те связали им запястья и держали под своим личным присмотром, хитро перемигиваясь.
Бой оказался недолгим. Королевские стражники пали. Из вражеского отряда были мертвы еще человека три, несколько были ранены. Двое держали принцесс. Кровавая картина представилась глазам еще не успевшим повзрослеть девушкам, и крик отчаянья стаей раненых птиц вырвался из груди Софьи:
— Что вы наделали? Они же нас защищали! — Она восклицала, не найдя более обидных слов. — А вы, а вы…
Из глаз ее ручьем потекли слезы, Мария рядом и вовсе не унималась. И тогда предводитель заговорил:
— Ну вот еще сырости мне тут не хватало! Хватит ныть! — он прикрикнул и подошел вплотную к сестрам. Слезы вмиг кончились, когда все тело изнутри наполнилось страхом. — Где камень? Говорите!
Сестры испуганно хлопали глазами , не в силах вымолвить ни слова, они судорожно ловили ртом воздух, но вымолвить ничего не получилось.
— О-о-ой, так от вас ничего не добьешься. Обыскать карету! — рявкнул воин.
Двое из отряда подошли к карете. София от бессилия зажмурилась. Послышался звук рвущейся материи и грубые голоса мужланов. Довольно скоро они вернулись и вытащили из кареты кучера.
— Только вот этого нашли. Больше ничего, господин.
— Связать! — рявкнул предводитель и вновь подошел к девушкам. — Раз его там нет, значит…
Его рука стала скользить по гладкой ткани наряда Софии, так и норовясь коснуться нежной кожи груди девушки. Но внезапно он одернул руку и взялся за подбородок, поворачивая ее лицо так, чтобы глаза ее смотрели прямо на него:
— В любом случае, красавицы, вы пойдете с нами. Наши люди еще обыщут эту местность в поисках камня, а вам с нами уже ничего не угрожает. Эти стражники даже не смогли защитить вас. Но теперь все изменится. Господин Вилорм вас уже ждет, — зловещая улыбка расползлась по его уродливому лицу, обнажая кривые зубы.
София была готова провалиться сквозь землю в этот момент, умереть, оказаться в жерле вулкана, хоть где… лишь бы не видеть этих глаз, этой бессовестной улыбки. Она даже не могла повернуть голову, чтобы не смотреть ему в глаза, ей было страшно просто отвести взгляд… а так… Он читал всю слабость, весь страх, застывший в ее глазах в пустом ожидании неизвестности. И ощущала, как он сейчас ликует внутри, как он рад в этот момент чувствовать силу. Вдруг с небывалой ясностью София осознала: мы проиграли. Замок пал, как и предвещала Изабелла, но даже они, принцессы, не смогли оправдать ее надежд. И то, что люди Вилорма еще не нашли камень — лишь вопрос времени. Эти двое могли лишь не заметить… Дело секунды, которая в данный момент решила все. Ведь она слышала, как они, не щадя ничего живого, со звериной яростью распороли мягкую ткань на сиденьях, уже представляла себе, с какой жестокостью все выпотрошили изнутри, не оставляя и крупицы от богатого убранства кареты. Не в силах больше выдержать этого испытующего взгляда, девушка закрыла глаза…
Она ждала чего угодно: удара по лицу, грубого прикосновения, зловещего крика, грубого голоса в этот момент, но… услышала лишь бешеный вопль в непосредственной близости от себя. Пальцы его, охватывавшие ее подбородок, вмиг разжались и больше не сковывали движения. И тогда послышалось:
— Как бы не так! — говорил жесткий, немного хриплый, женский голос. Но эта хрипотца лишь придавала некого шарма говорившей.
София открыла глаза.
Перед ней стоял все тот же человек, но, рукой, только что сдерживавшей ее, он касался своего плеча: все его тело было в крови, из плеча торчала стрела. За спиной варвара девушка могла видеть его воинов, поднявших головы вверх и что-то высматривающих в кронах высоких деревьев. Не ожидая более опасности, София невольно отошла на шаг назад и также подняла голову. Прямо напротив нее на дереве, скрытая еще неопавшей листвой густых ветвей, стояла девушка среднего роста. В руках она держала лук и готовила уже следующий выстрел. Один глаз ее щурился, сосредоточенный взгляд был направлен на врага. Она сделала шаг вперед, и София смогла разглядеть ее лучше, не высматривая очертания среди листвы дерева, в которой скрывалась их внезапная спасительница.
Всем внешним видом девушка отличалась от принцесс, хотя по возрасту, весьма возможно, являлась ровесницей Софье. Только что она спасла ее от неизбежного, но что-то подсказывало, что она так и останется на противоположной стороне от принцесс. Черты дикости: грязное лицо и потрепанные волосы, шрам на шее, как у заядлого воина, — отталкивали взор опрятных принцесс, привыкших к чистоте и уюту. Что и говорить, что облачена она была в стальной нагрудник, надетый поверх потрепанной туники, кожаные штаны, полностью скрывавшие сильные ноги и перчатки по локоть, из которых, заметила Софья, просматривались резные рукоятки ножей. На поясе незнакомки висели два коротких меча, за спиной — колчан со стрелами.
Но отторгнув воинственный образ, никак не присущий девушке, принцесса не могла отвести взгляда от лица незнакомки. Его черты были очень выразительны и совсем не сочетались с ее обликом: слегка вздернутый носик придавал некоторой детскости ее уверенному стану, четкий контур слегка пухлых губ окутывал женственностью ее суровый взор, серые глаза не моргали. Тонкие брови хмурились, черные ресницы застыли в ожидании выстрела.
— Дьявол! Кто ты такая? — орал предводитель, пытаясь остановить кровотечение. Он сгорбился и упал на колени, в ужасе озираясь на застывших воинов, не решавшихся подойти.
— Это неважно. Через минуту ты умрешь. Стрела отравлена. Если твои сопляки хотят жить, они уйдут.
— Черта с два они уйдут! Убирайся! А-а-а-а! — Он сильнее схватился за раненое плечо, но кровь не унималась. Его крик разносился по округе, распугивая птиц. Лицо воина побледнело, голова стала тяжелая и накренилась на плечо. Ставшие ватными руки расцепились и обмякли, рухнув вдоль ослабшего тела.
Убедившись, что он больше не представляет опасности, девушка поменяла цель. Страшная агония предводителя обездвижила замерших воинов. Воительница сильнее натянула тетиву, показывая готовность к выстрелу. Воины врага переглянулись и, не решившись продолжать наступление, попятились. Однако их смятение ничуть не смягчило незнакомку. Не смея более сдерживать стрелы, девушка направила залп прямо к ногам противника. Нерешительность сменилась испугом, и через пару мгновений на поляне остались лишь две принцессы, перепуганный кучер и незнакомка, осматривающая местность сверху вниз.
Она спрятала стрелу в колчан и ловко спрыгнула на землю. Достала нож. Принцессы вздрогнули и застыли, глядя огромными глазами на внезапную спасительницу. Девушка подошла к сестрам и разрезала веревки, то же сделала с веревками, связывающими кучера. Как будто не замечая никого из тех, кому только что спасла жизни, она подошла к телу убитого ею врага и принялась осматривать его снаряжение на предмет ценности. Три пары любопытных глаз устремились на незнакомку в ожидании, она увлеченно копалась в вещах убитого, изредка что-то пряча к себе в потайные карманы.
София не решилась прерывать занятие воительницы вопросами, переглянулась с Марией, кучер пожал плечами. Лишь закончив свой странный ритуал, девушка обернулась на принцесс и, словно изумившись их присутствием, покосилась на лошадей:
— Верхом ездите? — ее голос, как и прежде, оставался низким и хрипловатым.
— Да, нас учили, но…, — начала София, но та ее оборвала:
— Сядете на коней и помчитесь к пещере, надеюсь, карта у вас есть. В лучшем случае через дня три-четыре вы окажетесь на месте.
В ответ на молчание незнакомка подошла к лошадям и принялась их распрягать, на что они громко заржали.
— Тише, — одними губами промолвила девушка, гладя лошадям гриву.
— Они хотят пить, — вдруг подал голос кучер.
— Вдоль дороги будет ручей. Если вы пойдете прямо, то как раз на него наткнетесь.
— Миледи… извините, я не знаю, как к вам обратиться, но.., — София говорила тихо, Мария же вообще еще приходила в себя от увиденного, но решение требовалось прямо сейчас, — мне неудобно вас просить, может быть, вы согласитесь сопровождать нас?
— Вы… хотите нанять меня? — легкая усмешка сошла с губ воительницы. Она уже распрягла лошадей и держала их за поводья, глядя прямо на принцесс. — Мои услуги стоят так же дорого, как и ваши жизни, дорогуши.
— Не называйте нас дорогушами! — Мария вдруг подала голос.
— М-м? — изогнутые брови незнакомки поползли вверх. — Гордыня это хорошо, правда, если она просыпается вовремя. Сейчас немного не та ситуация, дорогая. — Девушка демонстративно выделила последнее слово, особенно его окончание. — Вы вынуждены играть по моим правилам, и, значит, условия буду диктовать я.
— Что вы хотите? Золото? — София сразу перешла к делу.
— Сейчас все измеряется золотом, — сухо заметила девушка. — Я прошу тысячу золотых.
— Тысячу…, — как будто эхом протянула Мария, но София ответила не задумываясь:
— Вот. Это все, что у нас есть. Возьмите, — она протянула кожаный мешочек с драгоценностями и золотом. Собеседница удовлетворенно кивнула, пряча награду за пояс.
— Если вы готовы, я бы предпочла выдвигаться.
— Мы готовы, — София ответила за всех, Мария прижалась к сестре, крепко вцепившись в ее руку.
— Мне… идти с вами? — вдруг напомнил о себе кучер.
София хотела что-то ответить ему, но ее перебила воительница:
— Идите куда хотите, берите лошадей, только не мешайтесь! В часе езды отсюда располагается Орн. Вы можете легко добраться до него, если поторопитесь, пока сюда снова не нагрянули бандиты. А мы идем пешком!

* * *
Вечерело. Тьма грядущей ночи окутала силуэт в черной мантии. Изабелла оказалась заложницей в собственном замке. Теперь она сидела, связанная, в своих же покоях, не в силах оценить истинное положение вещей. Хотя теперь было все равно. Одной ее надеждой оставалось лишь то, что ее дочерям удастся добраться до пещеры и выполнить поручение.
Накануне Белый ястреб пал. Исход боя для королевы не стал неожиданностью. Своими набегами Черный Орел сильно ослабил ее армию, вражеские лазутчики были пойманы, но на итог это не повлияло. Вилорм превосходил Изабеллу числом, возможностями и силой армии. Что и позволило ему взять Белый Ястреб с наименьшим ущербом для себя.
Изабелла не могла точно сказать, сколько потерь понесла ее армия, но кровью было залито все: и коридоры замка, и внутренний двор, и окрестности. Жестокость врага не оставляла выбора, они крушили все на своем пути: и людей, и строения. И все ради чего? Чтобы найти несчастный камень… Не в силах более видеть смерти верных воинов, королева отдала приказ сложить оружие.
Но она и подумать не могла, что после этого начнется еще больший хаос, чем при осаде. Ее вывели в тронный зал, где уже выстроились воины Вилорма, и он сам, измазанный кровью с ног до головы, величественно заняв пьедестал, приказал казнить командиров немногочисленных отрядов из гарнизоне замка. Сквозь собственный крик и наполненные слезами глаза королева не различала, сколько человек полегло от руки зверя. И уже не слыша кровожадного смеха захватчика, потеряла сознание.
Она очнулась от громкого хлопка двери. Судорожно оглянувшись по сторонам, королева узнала свои собственные покои. Вся мебель раскидана, роскошные ковры истоптаны грубыми сапогами, картины скинуты в одну большую кучу у балкона, в камине догорали последние книги с перевернутых стеллажей.
— Изабелла, — к ней подошла черная фигура в капюшоне. Вмиг прекратив изучение комнаты, женщина с вызовом посмотрела на собеседника. — О, не нужно таких взглядов, не нужно. Это всего лишь я. Разве ты меня не узнала?
— Вилорм… разве можно тебя не узнать? Что ты творишь? Ради чего??
— О да, — собеседник скинул капюшон. — Ты мудрая женщина, Изабелла, а задаешь такие глупые вопросы. Ради власти. Когда есть власть ¬— есть все.
— Ты глупец, Вилорм, — несмотря на сложность положения, женщина не теряла контроля над эмоциями, стараясь говорить по обыкновению ровно. — Глаз Дракона не принесет тебе власти. Никому не принесет… уже.
— Что это значит? — Вилорм повысил голос. — Ты уничтожила камень??
Изабелла рассмеялась. И этот человек захватил ее дом! Он привел целую армию на осаду замка, успешно исполнил план, а теперь растерялся, словно слепой котенок. Где же твоя цель, Вилорм? Что ты обретешь, устроив разгром в чужом доме? Женщина, насколько могла, расправила плечи — теперь она владела ситуацией.
— Что ты смеешься? Старая дура! Что ты сделала с камнем? Отвечай! — он схватился за меч и направил к шее королевы.
— Ничего. Его у меня нет.
— Мои люди еще не закончили поиски. Но мы найдем его, слышишь? Найдем любой ценой! И дочерей твоих тоже найдем. И тогда ты пожалеешь, что не сказала нам, где камень.
— Не угрожай мне, Вилорм. За свою жизнь я много угроз слышала. Ты меня ими не напугаешь, — она отвела взгляд, понижая голос.
— О, Изабелла, прекращай! — Мужчина спрятал меч. — Ты же знаешь, мы не враги. От тебя мне нужно только одно... а ты упрямишься, как девчонка.
В этот раз женщина ответила не сразу.
— Как ты прошел лес?
Вилорм тоже замолчал. Такого вопроса он не ожидал, но отвечать грубостью отчего-то не хотелось. Как и показывать силу. Поэтому он сказал:
— Ничего особенного, Изабелла! Как все обычные люди... это дурацкий вопрос!
— Нет, Вилорм, ты понял, о чем я, — женщина подняла голову и посмотрела мужчине прямо в глаза. Мгновение он не отводил взгляда, но после отвернулся, отошел в угол комнаты. — Никто до сих пор не доходил так далеко, до самого Бескрайнего моря, Лес забирал всех, кто пытался... но что сделал ты?
Теперь Вилорм устремил испытующий взгляд прямо в глаза женщины, она отмахнулась:
¬— Да брось, Вилорм, я твоя заложница, эти сведения я даже применить нигде не смогу. Так утешь женское любопытство.
— Ты не ответила мне! — Вилорм враз поменялся в лице, набрасываясь на пленницу. — Где камень?
— Отступись от него. Целее будешь, — сухо ответила Изабелла. — Ты захватил мой дом, так что ты теперь собираешься делать?
— Уж поверь, — яростным рывком мужчина оказался возле женщины и, заглядывая в лицо, прошипел, — с тобой я не спешу делиться планами на завтра.
— Охотно верю, — Изабелла убрала все эмоции в голосе и в лице. — И на этом я предпочту закончить наш разговор.
Вилорм взревел:
— Не вынуждай меня, Изабелла! Не вынуждай применять силу. Твои мучения мне ни к чему, но если ты не признаешься...
— То что?
Мужчина рыскал глазами из стороны в сторону в поисках зацепки, но после затянувшейся паузы он вновь отдалился от женщины и уже тихо сказал:
— Я все равно найду твоих дочерей...
Изабелла замерла. Тишина испытывала ее на прочность, но она молчала. Вилорм не поворачивался и, будто, ждал ее реакции. Но женщина не могла выдать слабость в этот момент. Нет, только не сейчас. Она могла упасть в обморок от убийства ее приближенных, могла упиваться слезами в тронном зале на усмешку врагу, но не сейчас. Не когда речь зашла о дочерях. Она не скажет более ни единого слова, что бы не произнес Вилорм и как бы не давил на больное.
— Они где-то рядом, я знаю, — он говорил через плечо, не обернувшись. Его плащ скрывал фигуру, доспехи и оружие. В глазах Изабеллы он становился безликим символом ее поражения — его победы. Но надежду у нее он отобрать не в силах. — А, значит, очень скоро... вот увидишь, все скоро закончится.
Он открыл дверь, впуская в комнату двух стражников. По одному только его кивку они подошли к пленнице и молча отвязали от стула. Женщина не реагировала, стражники подняли ее на ноги и вновь связали руки, повели к выходу. Спиной уловив движение, Вилорм шагнул в коридор и направился в сторону лестницы.
Изабеллу подталкивать не пришлось. Она послушно шла по его стопам, гордо подняв голову. Все вокруг стало другим. За один только день, проведенный королевой взаперти, замок поменял облик, но она старалась не думать об этом. Она знала, куда направляется, и также знала, что вряд ли еще когда-либо пройдется по родным коридорам.
Белый Ястреб избрал нового правителя, и Изабелла принимала его.

Ответить с цитированием