Показать сообщение отдельно
  #91  
Старый 05.09.2017, 22:30
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 155
Репутация: 45 [+/-]
Значит, сегодня пишу 90-ый:

* * *
Скрытый текст - Перед свиданием:
В суете я не заметила, как опустились сумерки. Два часа назад Кейра принесла весть: Айрена согласна вернуться назад. Девушкам удалось встретиться среди зарослей, когда отряд Вилорма, упиваясь боем, расправлялся с моими воительницами. По словам девушки, Айрена была взволнована ее появлением, постоянно оборачивалась, опасаясь слежки, и не могла вымолвить ни слова. А когда она услышала о моем предложении, и вовсе испугалась. Однако Кейра умела найти точки давления на свою подругу. И после недолгих раздумий Айрена согласилась.
Вообще, зная прямолинейность Кейры, на ее напористость я не рассчитывала: вероятно, все ее доводы были правдивыми, девушка на самом деле скучала без соратницы, а та, подключив инстинкты, это почувствовала. Ничто не подкупает больше, чем искренность, а в совокупности с запоздало признанной значимостью получается неопровержимая смесь. Гордая свои расчетом, я величественно прошлась по шатру. Предвкушение близкой победы блаженной улыбкой растеклось по моим губам: настолько сильного эмоционального подъема я не испытывала уже несколько лет. И сегодня все должно было закончиться.
— Как вы и просили, госпожа, — Кейра вошла бесшумно, но я не повела и глазом. — Я принесла вина, — она поставила графин на стол.
— Разлей на два кубка, выпьем. — Я говорила размеренно, но не глядя на помощницу. — Ты умница. Сегодняшняя победа будет целиком твоей заслугой, поэтому наслаждайся.
В то время, пока она наполняла кубки, я любовалась своим отражением в стальной глади меча. Аметист загадочно сверкнул в отблеске немногих свечей, зажженных перед началом моих сборов. Прежде я заплела волосы и накинула тяжелый халат длиною в пол, на тело нанесла символы амазонок — старинный ритуал, один из многих, которые я не чтила, но сегодня во мне просыпался дух победителя, и я хотела выглядеть подобающе.
Кейра протянула мне вино. Я неторопливо приняла кубок и пригубила, растягивая вкус. Не получив от меня иной реакции, девушка отошла. Я сделала глоток и прошлась в противоположную сторону шатра, шелестя подолом. Тяжелый и огромный, он путался под ногами и, непривыкшая к подобной одежде, я скинула груз с плеч.
— Сегодня день нашего величия, и мне нужна безупречная одежда. Ты поможешь мне собраться. — Повернулась к помощнице.
— Ваш доспех из кожи готов, госпожа. Его привели в порядок после турнира.
— Несомненно, это отличная новость, Кейра, но сегодня мы идем не воевать, так ведь? — я подошла к сундуку возле кровати. — Эти знаки на моем теле, знаки нашего племени, такие же, как те, что наносятся на Обряде Посвящения, и я готова повторить его для нашей милой Айрены, — я достала тряпичный наряд, довольно легкомысленный, и уж точно не несущий в себе ни малейшей защитной функции, но идеально подходящий для сегодняшнего случая. — Подойди. Ты поможешь мне с одеждой.
С тех пор, когда я надевала что-то другое, кроме доспеха, уже весь мир, наверное, перевернулся, столько всего поменялось вокруг, в том числе я сама, мой статус и возможности, мои подопечные, друзья, враги. И поэтому, когда я облачилась в тряпичный наряд амазонок, то несколько растерялась от чуждой легкости из-за отсутствия шкур на плечах, колчана со стрелами, лука за спиной... одним словом, в нем не было ни капли практичности!
Мне нравилась открытая спина одеяния и открытые ноги — несмотря на длину до пят, как у платья, из-за разрезов с двух сторон движения не сковывались. Верх также выгодно подчеркивал грудь и выделял нанесенные знаки. Опоясывалось так называемое боевое платье кожаным поясом, но что-то более тяжелое, чем нож, он вряд ли выдерживал. Однако, не смея изменять оружию, я взялась за меч.
— Это символ, помнишь? — опережая вопрос Кейры о странной необходимости наличия при себе оружия без доспехов, я пояснила.
— Я бесконечно благодарна вам, — Кейра склонилась. – Ваше милосердие тысячекратно окупится преданностью и честью Айрены.
— Не говори за нее, — я подошла к девушке. Подолы платья приятно обволакивали ноги. Я вдруг обнаружила, что ко мне возвращается прежнее стремление к выделяющейся внешности женщин-воительниц, кружащей голову даже чужакам. – Она сама все скажет при встрече. Осталось недолго.
— Все готово к выходу, госпожа. Мы можем выдвигаться в любой момент, когда вы прикажете.
— Еще немного.
Я прошлась по обиталищу, неспешно кружа. Держала в руках меч и крепче ухватилась за рукоять. Блеск свечей отразился в лезвии игривыми огоньками. Мои волосы слились с ними в один большой пожар, и внутрь закралось жгучее, но до сладости приятное предчувствие – мое преображение словно вернуло меня на пять, десять лет назад, когда я могла любоваться своей красотой и наслаждаться мужчинами. И сегодня оно поможет мне одержать главную победу, вероятно, за всю жизнь.
— Где мой конь? – враз поменявшись в лице, я обратилась к помощнице.
— Он уже у ворот, госпожа. Там же нас ожидают остальные амазонки.
— Возьми меч. – Я протянула его девушке. – И ступай к ним. Прикрепи ножны к лошади и спрячь меч. Сегодня у него... у нас другая цель.
Кейра повиновалась, не думая. В считанные секунды она приняла у меня из рук оружие и, поклонившись, покинула мой шатер. Я оставалась в своем жилище еще несколько мгновений. Мысли в хаосе разбрелись по жилам, мне требовалось время, чтобы привести их хотя бы в малейший порядок. Страха не было. Я сама затеяла эту игру, и сейчас включалась в нее без сомнений. Я рисковала всем, но была уверена при этом, что потери меня не настигнут.
Время утекало, приближая меня к заведомому часу. Мы встретимся ночью, у лесного ручья, и все встанет на свои места. Айрена тоже амазонка, и, вероятно, она догадывается о моих намерениях, но меня ее догадки не беспокоили. Она согласилась на встречу — на этом точка. Заострив свои стремления на бесповоротном наступлении, я решительным шагом вышла на улицу.
И вновь, как в день Посвящения, мои ступни ощутили влагу холодной земли. Не теряя самообладания от нахлынувшей прохлады, я еще прошлась вокруг шатра, осмотрелась по сторонам. Амазонки разбрелись по жилищам, лишь единицы оставались на ночном дежурстве: кто у костра, кто в лазарете, кто на смотровых вышках, а кто в шатре сладострастия. Я надела сапоги.
На лагерь амазонок неспешно опустилась ночь. Подкравшись незаметно, она заполнила собой воздух. Солнце сдало свой пост, и теперь луна осветила темный небосклон равнодушным мерцанием. Дышалось легко, и я направилась к воротам. С каждым шагом меня пронизывал свежий воздух, его холодные струи обнимали мое тело, укутывали каждый шаг. И я поддавалась их силе.
У ворот было теплее. Девушки давно собрались и ждали моего появления, негромко переговариваясь. Здесь ярче, чем где-либо в лагере, горели факелы, освещая первые шаги пути из дома. Лучницы-разведчицы на башнях изредка косили взгляды на нас, но вопросов не задавали. Кроме нас пятерых из лагеря никто не знал, куда мы направляемся и для чего, хотя свой отъезд я ничем не скрывала.
Завидев меня еще издалека, все девушки преклонили колено, но я моментально подала знак, чтобы они поднимались и седлали коней. Кейра привела моего родного белогривого Стая, и я без лишних слов поднялась на него и продвинулась вперед, к открывающимся воротам. Кейра поспешила встать рядом, одна амазонка шла на шаг позади, и еще две замыкали наш скромный отряд.
И лес принял нас. Его холодное дыхание прошелестело листьями, тьма укрыла от посторонних взглядов. К месту встречи мы добрались быстро. Еще на подходе к поляне я различала среди редких деревьев темный силуэт Айрены.
Мы выстроились в том же порядке, что шли. Я на полшага пропустила лошадь вперед, все позади замерли. По правую руку от себя я ощущала волнение Кейры. Она не спускала взгляда с подруги и страшилась возможного конфликта, ведь мы для того и назначили встречу, чтобы заключить мир. Но пока я не торопилась. Прежде я хотела изучить свою несостоявшуюся подопечную.
А она и правда изменилась. Пропал испуг, расправились плечи, взгляд приобрел уверенность. Она стояла на земле рядом с лошадью и, завидев нас, позволила себе широкую улыбку. Я считывала то, что кроется за ней. Но вуаль внешнего радушия оказалась слишком плотной: на расстоянии, в темноте разгадать ее фальшь я не сумела. Но, по большому счету, сейчас ее внутренний настрой не значил для меня ничего. Самым главным показателем был сам факт ее присутствия здесь.
И я последовала ее примеру. Опустившись на землю, я жестом приказала Кейре слезть, остальным — оставаться в седлах. В знак повиновения девушки отвели коней на полшага назад, Кейра оказалась возле меня. Наступило молчание. Никто из нас не торопился вновь сродниться и в радужном порыве броситься друг другу в объятия. Но начать наш диалог должна была я — в конце концов, именно я выступала инициатором встречи.
— Рада видеть тебя в здравии, Айрена, — я заговорила громко, но без эмоций. — Польщена, что ты приняла мое приглашение.
— Превосходный шанс вернуться домой, — ее слова никак не сочетались с внешностью. Всем видом она показывала, что противостоит мне. Что ж, школа амазонок усвоена девчонкой на отлично. Только какой же след оставил на твоем восприятии Вилорм?
— Прекрасная ночь. Под стать Ночи Посвящения. Мы завершим ритуал, — я растянула губы в ответной улыбке. Но Айрена лишь покачала головой:
— Боюсь, не сегодня...
Лицо девушки не дрогнуло, лишь в глазах зарезвились огоньки. Даже сквозь ночную тьму я различала ее эмоции, и сейчас все внутри нее ликовало. Айрена отступила на шаг, но в то же время из-за ее спины показались силуэты. Не различая лиц, я представляла, кто передо мной. Одними только грузными движениями Сефер выдавал себя, Силант прошмыгнул вперед бесшумно, но его манера укрытия была известна мне как никому другому. Кроме них позади еще выросли фигуры, но они меня не волновали. И через мгновение во главе всей свиты встал сам Вилорм.
Ухмылка Айрены постепенно превратилась в оскал: конечно, она обхитрила! Она привела воинов сюда, по ее плану складывалась ситуация. И как я могла полагать, что девчонка воистину пожелает вернуться? Ведь у нее теперь новый господин, которому она верна.
Кейра рядом напряглась. В отличие от меня, не поменявшейся в лице с появлением мужчин, она плохо скрывала чувства. Оно и объяснимо: только благодаря ей состоялась наша встреча, и закончиться она должна была совсем не так. Ее грызла вина, и, пожалуй, это было самым скверным из всей сложившейся ситуации.
— Я подвела Вас, — она сумела не повернуться ко мне, произнося это, но голос выдавал ее страх. Безмерная преданность в считанные мгновения превратила честь в предательство. Ее личное доверие подруге вдруг перевесило рациональный расчет, и ошибка привела безоружную королеву леса в руки врага. Девушка обрывисто вдохнула.
С каменным лицом я слегка коснулась ее руки, но глазами впилась в пришедших. Да, они превосходили нас числом: кроме личных полководца и разведчика Вилорм привел с собой еще семерых воинов. Но я ничуть не сомневалась, что моя несостоявшаяся воспитанница стоила их всех. Они тоже изучали нас, оттого и затянулась пауза, но мой интерес среди всей толпы был только один.
Вилорм не изменился. Все та же черная фигура в плаще, словно твердой стеной разделяла пространство. Широкие плечи острыми углами резали воздух. Его густая щетина и длинные волосы скрывали лицо, но глаза от меня ему никогда не удавалось спрятать. Вечно нахмуренный, он бросал колкие взгляды на моих амазонок, на лес, на землю. Руки, закрытые перчатками из кожи, он сложил на животе в ожидании. Но голову оставлял повернутой чуть в сторону. Он избегал меня.
Таить свою уверенность уже не было смысла, я с вызовом посмотрела на Айрену. Она не усмирила пыл: улыбка поугасла на ее губах, но лицо наполнилось яростью. Стиснув зубы, она в напряжении ждала действий, кулаки с усилием сжались. Кейра отвела глаза на вражеских воинов, лишь бы не видеть нахальную ухмылку подруги. Твердости она не теряла, несмотря на неоднозначную ситуацию. В любой момент враг мог приказать атаковать нас, в любой момент наша встреча могла окончиться, не начавшись. Но упускать такой шанс я не намеревалась. Сегодня будет днем моей главной победы. И я сделала первый шаг вперед.
Айрена и все воины Черного орла обнажили мечи, сам Вилорм остался неподвижен. Мои девушки не тронулись с места. Их лица остались, как и прежде, непроницаемы. Без моей команды они не атакуют. Ветер затормошил подолы платья, и тогда я вспомнила, что не вооружена и максимально открыта. Риск отчего-то вскружил голову, но сладкий укол под грудью повел меня вперед. Со вторым шагом я ощутила ласковые прикосновения ветра к коже и остановилась. Ну, так чего же ты ждешь, Вилорм? Посмотри на меня — я здесь, как ты и хотел. Я здесь — без оружия и без доспехов, — перед тобой. Так неужели ты будешь бездействовать?
Но с моим третьим шагом он включился в игру. Неизвестно, что вело его, но я не успела набрать скорость, как он настиг меня. Такой гордый, сильный, непредсказуемый, он смотрел теперь только мне в глаза, а я не могла предугадать его действия в неистовом, почти зверином взгляде. Он буквально прожигал меня насквозь, забирал воздух, которым я дышала, перетягивал силу, которая наполняла меня, и становился еще могущественней, чем прежде.
А я слабела. Тело поддалось мурашкам то ли от ночной прохлады, то ли от величественной мощи в упор глядящего на меня мужчины. Дыхание его стало тяжелое, как будто от долгой погони, и так оно и было в каком-то смысле: долгие пять лет я убегала от него, терзая отказами, но сегодня должно все измениться.
И ему я не стала противиться. Застывшие в полуметре друг от друга, мы оба сделали шаг. Мы оба знали, для чего пришли сюда сейчас, так что был ли смысл отступать? Без капли ложного сомнения и лишнего стеснения Вилорм притянул меня к себе, хотя мы и без того уже касались телами. Под немигающим взглядом мужчины на миг я потеряла опору. Не отдавая себе отчета в действиях, я впилась в его губы, и он с готовностью поддержал мою страсть.
Мы стояли в центре поляны, где по обе ее стороны наблюдали за безумством нашего порыва преданные воины — враги друг другу, но с честью несущие службу каждый своему господину. И кем они стали сейчас, глядя на нас?
Вилорм не отпускал меня. Мне не терпелось взглянуть на Айрену, эту самонадеянную девчонку: пусть видит, кто кого обхитрил, не того ты выбрала в соперники, голубушка, так наслаждайся теперь моим триумфом! Но Вилорм крепче сжал мои руки, его губы оковали мои и не давали возможности отступить, мне оставалось поддаваться его пылким порывам, кружившим голову всплывающими обрывками из прошлого.
Внутри меня все ликовало. Погруженная в неистовый поток страсти, я не видела лиц ни своих, ни воинов Вилорма, но должна была закончить начатое. И, с трудом оторвавшись от мужчины, я осмотрелась.
Ночной лес стал еще тише. Даже ветер утих среди лабиринтов спутанных деревьев. Воины, опешив, не выдавали своего присутствия ни единой эмоцией. Айрена глянула на Кейру. В безграничной верности господам они потеряли друг друга. Ни секунды Айрена не сомневалась, что приведет на встречу Вилорма, а Кейра — что я сдержу обещание. Они просчитались обе и теперь искали поддержку каждая по ту сторону баррикад.
— Это ты, — Вилорма не беспокоили средства получения желаемого. Мы встретились после долгого молчания, и теперь мои волосы не покидали его рук, плечи принимали ласки, руки сковались его объятиями. — Настоящая...
— И как ты додумался до такого? — Вопреки его напору, я обвела глазами вражескую сторону поляны. — Сынишка подсказал? — Как можно скорее я перевела взгляд обратно на мужчину. Нужно быть предельно осторожной: в рядах его людей Гурия не наблюдалось.
— Вероника, прошу тебя! Хоть сегодня давай не будем говорить об этом! Я столько не видел тебя! — Он крепче прижал меня к себе и принялся водить ладонью по открытой спине. Я незаметно, стараясь не разочаровать надежд мужчины, отстранилась.
— Ты до сих пор злишься! — Вилорм почувствовал мою холодность и с поспешностью, как будто догоняя, схватил меня за руку.
— Мой дорогой, — я посмотрела ему прямо в глаза, — стала бы я с тобой встречаться здесь? — Моя открытая улыбка должна была внушить доверие.
— Злишься, что я отнял ее у тебя? — Указательный палец мужчины уверенно ткнул в сторону Айрены. Девчонка не ожидала, что станет предметом внимания, и я воспользовалась моментом заглянуть ей в лицо.
Легко и очень плавно я повернулась к ней. Девушка вмиг подтянулась, но меч не бросила. От умиления я усмехнулась: ну не прелесть ли ¬— полуслепой котенок жаждет броситься на тигра! И злые огоньки так и сверкают!
— Насколько я помню, это Гурий увел ее, — не оборачиваясь, я произнесла это как можно тверже. — Мне не на что злиться, она твоя.
Девчонка плохо скрывала эмоции. Ее юная грудь часто поднималась и опускалась под тяжелым дыханием. Пальцы крепко обхватили эфес, весь ее вид выражал готовность к атаке.
— Но сегодня я пришел к тебе, — привычно грубый голос Вилорма вдруг сменил окрас. — И я пришел с дарами.
— Ты хорошо меня знаешь, — не скрывая восторга, я повернулась к мужчине. Он глазами влюбленного юнца пожирал меня, но слова выдавали его истинные намерения. И я поддалась его чувствам:
— О, Вилорм, мы не виделись так долго, а ты все тот же! Столько произошло...
— И сегодня я исправлю самую малую из своих ошибок, что совершил за это время, — он встал рядом. Теперь мы оба разглядывали Айрену. Девушка сохраняла невозмутимость, но глядя на то, как твой, казалось, безупречный план горит огнем, сложно долго оставаться равнодушной. Но пока что амазонка держалась.
— Она отличный боец. — Вилорм заговорил первый. — Честный и преданный. Она заслуживает вернуться домой.
Я не скрыла удивления:
— Ты отдаешь девчонку мне обратно? Боюсь, у нее самой на этот счет сложилось другое мнение.
Вилорм не медлил:
— Так ли это? — он рявкнул в своей прежней манере. Девушка не повела и глазом:
— Я верна Вам, мой господин, — беспрекословно, без лишних движений, Айрена склонила колено перед ним и положила меч на землю.
Тот расхохотался:
— Слышала, Вероника? Твоя школа! — Он поднял меч девушки и протянул мне. — Становиться на колени не стану, но вещица твоя!
Я прищурилась, повернула голову в сторону мужчины. Пару мгновений я заострила взгляд на нем, но оружие не приняла, покачала головой:
— Мы амазонки, Вилорм. Нам нельзя приказывать... и если она достойна этого звания, она выберет сама, где ее место.
— Мудрые слова! Ты истинная королева своего народа. — И, уже обращаясь к Айрене, проговорил. — Поднимайся. Ты заслужила право выбора. И слава благоразумию твоей королевы — она насквозь видит твою ценность!
Я улыбнулась, плавно подала руку девушке, но она выпрямилась без моей помощи. Остальные воины не вмешивались. Происходящее производило крайне странное впечатление, и вряд ли кто-то знал всех деталей ситуации, чтобы принять чью-то сторону. Хотя именно в этот, чуть ли не единственный момент, мы оказались на одном берегу.
Пожалуй, самой близкой к пониманию из всех наших воинов, была моя Кейра. Первое недоумение исчезло с лица девушки, и сейчас она сосредоточилась на моих действиях. Амазонка внимательно следила за движениями, слушала слова, только и успевая переводить взгляд с меня на Вилорма и потом на Айрену. Наша встреча как будто, вовсе не удивила девушку: с прежним равнодушием она впитывала в себя каждый наш жест.
Айрена в беспристрастности не уступала Кейре. Поднявшись, она бросила на меня гордый взгляд и на шаг отступила. Я сделала два вперед и немедля заговорила:
— Ты отлично справилась с поставленной задачей, моя дорогая. И теперь я готова принять любой твой выбор. Как и Вилорм. Если бы не ты, эта славная встреча не состоялась.
— Только по вашей воле у меня теперь новый господин! — Недолго думая, девушка бросилась в атаку. — О каком выборе речь, когда все было решено за меня еще до Посвящения!
— О, нет, все не так, — я поджала губы. — Я никак не могла знать, что глупенький мальчишка Гурий выследит нас...
— А по-моему, — она перебила и повысила голос. Пыл разгорался в ней с каждым словом, я увлекалась. — все достаточно просто. Придорожный трактир — как раз то место, где наиболее вероятна встреча с кем-то из людей Вилорма, разве нет?
— Как и с любыми другими мужчинами, — я протянула ей руку. — Ну, так что, мир?
Вилорм безучастно наблюдал за нашим разговором, но вмешиваться не торопился. Его воины украдкой поглядывали на него, и мужчина отвечал каждый раз еле заметным кивком и, будто, ни в чем не бывало, начинал что-то напевать под нос. Но когда она смотрел на меня, вся его веселость пропадала в одночасье, взгляд менялся, манера говорить становилась изысканной, как на приеме у королевы, и легкий румянец просачивался сквозь поросль на щеках. Я пропадала.
— Я не предам. — Напыщенность в словах девушки пропала. Она поистине говорила то, что думает. И, значит, можно было начинать праздновать победу. — Мой истинный господин — Вилорм, а мой дом теперь — Черный Орел.
Я выдержала паузу. Прошлась вперед-назад по поляне. И, остановившись напротив, на искренность ответила тем же:
— Понимаю, хоть и непросто. И предоставляю шанс навсегда покончить с вопросом выбора. Кое-кто ждет тебя, Айрена, — я махнула Вилорму, он кивнул Сеферу. Ряды его воинов оживились, но мужчина не спускал с них глаз, следя за порядком. Девушка не пошевелилась. Среди возникшего шума мы оставались стоять друг напротив друга.
Но, как только я уловила грузные шаги Сефера, повернулась. Чуть помедлив, девушка повторила то же. И мы увидели рядом с мужчиной тонкую фигуру женщины. На ее губах и глазах были повязки, но по доспеху четко определялось, что она амазонка. Ее тело покрывали порезы и ссадины, как будто после недавнего боя. Ноги не успевали за широкими шагами воина, и когда женщина отставала, он бил ее по спине.
— Стой, Сефер! — Команду подал Вилорм, и мужчина остановился. Его пленница выпрямилась и расправила плечи. Даже невольная, она не теряла боевого духа лесных воительниц. Мои амазонки не подали и малейшего вида ярости, хотя я могла представить, какая буря эмоций на самом деле бушует внутри каждой — мы были готовы начать войну за любую из нас.
Сефер по знаку Вилорма снял повязки с женщины. Черные волосы падали ей на лицо, но одним взмахом головы она опрокинула их назад и открыла взгляд. Не оборачиваясь по сторонам, не ища ответа, где находится и что происходит, она сразу глянула на нас. И даже в темноте ночи я видела, как поползли вверх брови мудрой, наученной опытом боевой жизни амазонки, из груди вырвалось тихое "Ах". Не мешая женщине осмысливать увиденное, я отошла — самое малое, что я могла сделать для матери, вновь обретшей пропавшую дочь.
Поляну вновь укутала звенящая тишина. Тень смятения легла на лицо девушки: вряд ли она когда-либо еще думала увидеть мать. Родственные связи в лагере поддерживали единицы — мы друг для друга, в первую очередь, боевая опора, щит и меч, — но в случае этих двоих данный закон не писан. Привязанность Мираэнн к дочери прослеживалась на протяжении всего периода ее становления как бойца. И сегодня это стало моим козырем.
Забыв о статусе пленницы, женщина шагнула навстречу Айрене. Ее глаза наполняла забота, губы дрожали от переполняемых эмоций. Только что развеялись все ее сомнения касательно судьбы дочери, материнское сердце биением нарушало безмолвие ночи.
— Девочка моя... ты живая! — Она сделала еще шаг.
Айрена в растерянности глянула по сторонам, но никто не подал и знака, как следует вести себя. Вилорм отстранился от ситуации и снова наблюдал в стороне. Я заметила еле различимый кивок, и взяла бразды правления в свои руки.
— Стой, Мираэнн.
— Моя госпожа, — она склонила голову. — Я вовек благодарна вам за эту встречу.
— Скольких жизней моих воительниц она мне стоила?
— Госпожа, — женщина опустилась на колено. — Воины Черного Орла полностью уничтожили наш отряд, когда мы возвращались после проводов принцесс...
— Ты жива, Мираэнн, — я говорила властно. — И ты здесь. Но в этот раз выбор не за тобой. Сефер! — Я махнула воину, и он в ту же секунду оказался возле женщины. — Держи ее, если будет сопротивляться.
Айрена не двинулась с места. Среди равнодушных взглядов она выискала лишь один, наполненный состраданием. Моя помощница не могла оставить бывшую подругу один на один с неизвестностью и странной ситуацией. Одним только взглядом она выражала ей поддержку. Возможно, Кейра ощущала вину перед ней, ведь именно по ее приглашению мы все оказались здесь. И неважно, что та, в свою очередь, также привела господина со свитой.
И Айрена собралась. Не думая о том, что произойдет, она решительным шагом направилась к матери. Я ожидала этого и встретила девчонку ее же мечом, выставленным поперек ее хода.
— Возвращайся. — Я повернула к ней рукоять. — Или докажи... свою преданность новому господину. Она твой враг теперь, — я указала в сторону Мираэнн. — Так убей ее.
Ни один мускул не пошевельнулся на лице девушки, но спиной я буквально чувствовала, как ужас охватил Кейру, Мираэнн застыла в ожидании. Но решение оставалось только за Айреной. Я сжимала ее меч, и с каждым мгновением он становился тяжелее. Однако вскоре девушка избавила меня от участи держать его. Она приняла свое оружие.
Не моргая и практически не дыша, Айрена глянула на мать. Женщина смиренно наблюдала за каждым действием дочери, не смея противостоять ни ее решению, ни беспрекословной силе стражника. Они не сводили глаз друг с друга, но разговаривать больше не пытались. А между ними была я. И я видела, как девушка крепче обхватила меч, яростный прежде взгляд потух — она собралась исполнять долг.
Вилорм так и стоял в стороне, но девушке не требовалось его слово, она сделает это ради него и бесконечной верности его делу. Айрена находилась в трех шагах от Мираэнн и решила не мешкать. Твердой поступью она преодолела это ничтожное расстояние и, зажмурившись, подняла меч.
— Айрена, — с тихим выдохом женщина покачала головой, но глаз с дочери не сводила. Только вряд ли ее утешало то, что она видела: лицо девушки не украсила ни одна эмоция. Я подошла, чтобы видеть любую деталь в поведении каждой и предупредить возможный сговор. Но этой мыслью я переоценила девчонку.
Тяжелое лезвие с трудом пронзило воздух. Вряд ли до этого Айрене приходилось выступать в роли палача. А сегодня ее оборвавшееся Испытание Обряда — истинный шанс вернуть прежний уклад жизни, — продолжилось. Равнодушные глаза девушки, не дрогнувшие при взмахе лезвия, не сменили выражения, когда твердая рука вонзила острие в горячее тело. Они так и смотрели ровно перед собой, не цепляясь ни за детали, на за людей. И лишь когда румянец со щек стал покидать бледное лицо, забегали по земле в бессмысленной суете.
Я отступила на шаг. На прежнем моем месте и под ногами пропитывали холодную землю красные капли. По руке ливневым потоком стекала кровь, но я не ощущала ее. Ослабшие пальцы девушки выпустили меч, и он с тяжелым звоном стали рухнул вниз. А следом за ним — девчонка. Ноги ее не ослабли, колени стали последней опорой, удержавшей вмиг увядшее тело. Я вновь подошла к ней. Но прежде чем она собрала тускнеющий взгляд, поляну накрыл безумный крик убитой горем матери. Она, наоборот, вскочила и порядком изловчилась, чтобы ухватить брошенный меч, но я остановила ее.
Не отходя от Айрены, я выставила вперед руку с ножом, острием к Мираэнн, но ее не испугал мой выпад. Тогда вмешался Сефер. Он заломил ей руки за спину и отвел назад. Женщина не переставала кричать. Теперь с криком боли смешались еще ругательства в мой адрес, но воин снова закрыл ее губы повязкой.
— Мма-ма, — еле связав слоги, девушка теряла способность к речи. Руками она коснулась раны на животе, заполнившей кровью поляну. Я сделала еще шаг. Айрена не посмотрела на меня. Она с трудом хватала ртом воздух, но начала закашливаться, из горла вырывались все более слабые стоны.
Голова клонилась к земле, и руки уже не прикрывали рану, давая волю густой красной жиже, но я помогла девчонке увидеть себя напоследок. Взявшись за ее подбородок, я подняла ее белое лицо к небу. Вряд ли девушка что-то различала в молчаливой темноте леса, но услышать меня она была обязана:
— Ты хотела, чтобы я убила тебя, — я говорила громко, чтобы все внимали мою речь. — И я здесь, — улыбка выступила на моем лице. — И пусть все видят мое милосердие!
Так, чтобы ни у кого не осталось сомнений в моих намерениях, я подняла вверх вытянутую руку, сжимавшую нож. От запястья до локтя, а теперь еще и к плечу тянулась красная полоса от крови Айрены. Нож тоже был окрашен в красный и, казалось, пропитывался цветом с каждым угасающим стоном девушки.
И тогда я прекратила ее страдания. Одним взмахом руки я направила лезвие к горлу амазонки, и в тот же миг возле моих ног оказалось ее бездыханное тело.
Бездушную тишину ночи нарушали лишь скованные всхлипы Мариэнн: теперь ей терять было нечего. Девчонка выполнила свою миссию безукоризненно, а, значит, пора было заканчивать ее Испытание. И без меня сие действо не состоялось бы.
— Уведи ее, — я махнула Сеферу и указала на Мираэнн. Подняться на ноги для нее сейчас было невыполнимой задачей. Воин ударил ее по лицу, но та, словно и не почувствовала. Я повторила жестче. — Уведи ее!
Мужчина пожал плечами и, взвалив женщину себе на спину, поспешил скрыться за линией выстроившихся воинов. В центре поляны осталась я одна — в красивом платье, расписанном кровавыми узорами, — и возле моих ног несла уже иную службу мертвая амазонка.
— Я выполнила свой долг, — последний раз бросив взгляд на бездыханное тело то ли главного моего оружия в борьбе с Черным Орлом, то ли главной соперницы, воспитанной мной же, я обошла ее и проговорила уже в пустоту. — Мы не умираем, Айрена... мы мстим.
Осторожно ступая, я отошла назад. На себе я ощущала недоуменные взгляды с обеих сторон, но что они в себе несли — злость, ненависть, любопытство или другие эмоции, — я не могла знать, но я использовала свое законное право, а амазонка невольно его подтвердила своим повиновением моему приказу к нападению. Она была одной из нас до последнего своего вздоха — никто бы не поспорил, — но всецело сопротивлялась определенной судьбе. Но чтобы идти наперекор, нужны колоссальные силы и хотя бы какая-то минимальная поддержка. Она боролась в одиночку. И исход ее сопротивления предопределялся еще у истоков, когда она предстала передо мной на Испытаниях Обряда. И только что все кончилось. Отличная попытка, девочка, но ты приняла не ту сторону...
... И дальше не последовало ни шороха, ни удивленного взгляда, ни вздоха. Как будто не видел никто только что перед собой кровавой картины. Шаги Сефера стихли, и в рядах воинов Вилорма ледяным столбом застыла тишина. Амазонки замерли тоже. Девушки, как одна, выпрямили спину и, подняв подбородок, устремляли свой взгляд вперед. Я удовлетворенно кивнула им, но тут же осеклась: среди них я не увидела помощницы. Сперва я не поверила своим глазам, обернулась, но в обратной стороне строя также ее не было.
— Кейра! — наспех осмотревшись, я окрикнула ее. Никто не откликнулся, я глянула на Вилорма. — Ты постарался? — Мои брови сдвинулись.
Но мужчина, напротив, расцвел, и, подходя ближе, пролепетал:
— Как же плохо ты обо мне думаешь, Вероника... Да и какой мне прок доставлять тебе неудобства, когда я пришел просить о союзе...
— Никаких союзов! — Я прошипела. Но тут же, окинув глазами местность, окликнула девушку снова.
— Отчего же, Вероника? — Мужчина подошел ближе и рукой овил мою талию, но мне было не до его глубоких порывов. — Самое время. Твои воины покидают тебя, а мои... ждут команды повиновения.
Он говорил серьезно, и на долю секунды я задержала взгляд на лице мужчины. Но поиск пропавшей сейчас занял вдруг все мои мысли. Неужели я так увлекалась расправой, что не заметила самого важного? Точнее — самую важную для меня амазонку.
Ситуация требовала решения: сегодня наконец-то мы встретились с Вилормом, и, значит, наступил мой шанс разрешить с ним все недомолвки. Но сейчас мои планы рухнули с исчезновением помощницы. Допустить ее потерю я не могла. И тогда я обратилась ко всем:
— Амазонки! Выдвигайтесь на поиски Кейры! Она нужна мне живая и невредимая, в лагере, возле моего шатра. Живо!
Дважды повторять не пришлось. Девушки без лишних вопросов развернулись, оседлали коней и рысцой направились на поиски, разбредясь по лесу. Моя одинокая лошадь смиренно ждала в стороне, я повернулась к Вилорму. Несмотря на то, что я осталась одна среди врагов, страха не возникало. Воины Черного Орла по команде господина сделали шаг назад, я отметила его стремление угодить мне. Но, пряча растерянность под горделивым взглядом, расправила плечи и величественно прошлась по центру поляны.
— Вероника, — Вилорм перехватил меня. — Мы не с проста встретились.
— Надо полагать, — я не отстранилась, подняла голову, чтобы видеть его лицо, — у тебя есть предложение для меня...
Вилорм казался задумчивым. Определенная мной судьба несчастной Айрены его ничуть не задела. Всем своим видом, взглядами и движениями он устремлялся ко мне.
— Я не прошу участия, не прошу союза, — мужчина понизил голос. — Но есть одна вещь, которая может своим нахождением в нужном месте изменить многое.
Я хмыкнула:
— Ты не туда пришел... Глаз Дракона уже далеко за пределами этой поляны.
— Речь не о нем. — Он приблизился, касаясь дыханием моей щеки. — Мне нужен другой предмет, не менее важный! И с ним мне можешь помочь только ты.
— Почему я должна верить тебе? Помогать?
— Я думаю, ты так же, как и все мы, заинтересована в том, чтобы жить...
— Убить меня вздумал? Думаешь, я уязвима тем, что осталась одна?
— Да брось, мне это ни к чему, — Вилорм отмахнулся. — Кроме меня есть тысячи более могущественных сущностей, жаждущих смерти... А я заинтересован их сдержать.
— О чем ты говоришь? — Я насторожилась. — Запутываешь меня, чтобы я приняла тебя в свои объятия? Многого хочешь, Вилорм. — Я отстранилась, но он схватил мою руку и снова приблизил к себе. Заглядывая в глаза, зло зашептал:
— Я поклонялся тебе все эти годы, чтоб ты знала, Вероника! Но за это время я так и не обрел покоя среди мучений. Она до сих пор преследует меня. И моя безумная страсть к тебе борется с бесконечным чувством вины... оно так и не отпустило меня. Оно терзает ночами, приходит днем, и кажется мне, что я схожу с ума!
Он сильным хватом провел рукой по моей талии, опускаясь к бедрам. Я своей безучастностью позволяла ему прикосновения. Но, добравшись до разреза и коснувшись открытой ноги, его рука дрогнула. Мужчина отвел взгляд и покачал головой.
— Я не могу быть с тобой, понимаешь? — с шепота его голос сорвался на крик. — Наша война будет продолжаться годы и десятилетия, а я не хочу так...
С ответом я не спешила. Вместо слов я так же коснулась его тела и, взявшись за подбородок, подняла его голову, чтобы видеть глаза. Сейчас они искали надежду в моих, понимание и поддержку, возможно, и для него я могла стать последней опорой, как сбившемуся путнику — ориентир. Я сказала:
— Я знаю, что ты просишь, — приблизившись, я задела губами мочку его уха. — И я дам тебе это.
Не дожидаясь ответа, я отошла. Вилорм повернулся к своим подопечным:
— Уходите. Все, живо! Я сам вернусь в замок.
Его решение стало неожиданностью не только для меня. В темноте, среди засуетившейся массы людей, Силант недоуменно глядел на господина. Но тот кротко покачал головой, и разведчик поплелся вслед за всеми, оглядываясь. Проводив глазами последних скрывшихся среди темных деревьев воинов, Вилорм подошел ко мне. И я повела его к своей лошади.
Порядком затосковавшая, она не подала ни малейшего признака движения. Не теряя времени, я подошла и вынула меч из ножен. Все это время он дожидался моего возвращения и сейчас таинственно сверкнул рукоятью в тусклом свете звезд.
— Я не спрашиваю, зачем, — я протянула оружие мужчине. Он помедлил, прежде чем взять его, но, опомнившись, очень осторожно принял меч из моих рук. Все его внимание теперь занимало блестящее лезвие, завлекавшее переливами и скромной игрой граней аметиста во тьме ночи.
Вилорм буквально загорелся, рассматривая его. В руках мужчины он не казался мне чужим. Но и моим он больше не был. Своей силой и упорством я заслужила его, но была ли достойна носить его все эти годы? Вероятно, Вилорм знал больше. Но я не спрашивала.
— Моя дорогая! — Он не скрывал восторга. — Я в долгу перед тобой, — он сделал шаг, чтобы стиснуть меня в благодарственные объятия, но я отошла.
Считав легкое недоумение на его лице, я улыбнулась. Ветер поймал мои волосы и разогнал их по разным сторонам. Вторя ему, я покачала головой и оседлала лошадь. Предугадав вопрос, я взяла курс на заросли и бросила напоследок:
— Не приходи больше. Своей рукой я убила амазонку сегодня. И потеряла вторую. Ты открыл мне глаза на истину.
Вместо ответа Вилорм решительным шагом стал приближаться к лошади, но я дернула поводья. Мужчина крикнул:
— Давай обсудим это! Вероника! Мы сможем действовать согласованно.
Я остановилась:
— Нет, Вилорм. Ты все еще любишь ее... и я не встану на пути.
Не дожидаясь ответа, я отправила лошадь в галоп.


Последний раз редактировалось Klara_Hummel; 02.12.2017 в 20:08.
Ответить с цитированием