Показать сообщение отдельно
  #87  
Старый 02.09.2017, 23:56
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 154
Репутация: 44 [+/-]
Скрытый текст - Последствия обвала:
* * *
Горный туман со временем развеялся, обвал резко прекратился. Путники затаились в укрытии, предполагая возвращение стихии. Никто не стремился высунуться и разведать обстановку, но и София не появилась оповестить об окончании борьбы со стихией.
И первая зашевелилась Анна. Не повернув головы в сторону спутников, она безмолвно встала и вышла из-за укрытия. Картина представляла собой ничто иное, как поле после боя: будто истоптанная тысячами сапог, земля промялась под жесткими ударами каменных глыб. Чуть вдали виднелись острые стволы поваленных деревьев, жуткие пни, развернутые корнями вверх, из треснувших скал продолжали сыпаться мелкие камни. В туманной дымке ущелье казалось мертвым местом, где полегла от разрушительного противостояния не одна тысяча воинов, но сейчас среди растрескавшихся валунов и скал, на опустевшей от магического и природного движения тропе в результате неравного боя остался лишь один павший.
Даже издалека, среди одинаковых валунов и булыжников Анна заметила ее. Воительница не могла видеть всего, что происходило в то время, когда они укрывались за преградой, но камни рядом пролетали всякие. И число их было несчетным. И против них выступила лишь одна хрупкая девушка, принцесса, которая и врагов-то не успела нажить за свою недлинную жизнь. Но после ожесточенного боя одержала верх над стихией.
Тоскливый ветер нарушил тишину. Его дуновения растрепали волосы, и девушка отвернулась против порыва. Рядом с Анной возник Ларс. Он коснулся рукой выступа, и его свечение прекратилось. Не сводя глаз с далекого силуэта принцессы, девушка проговорила:
— Я пойду туда. Ты останься с Марией. Если понадобится, нападай.
Они перекинулись быстрыми взглядами, и Анна зашагала к месту крушения вихря. Она ступала осторожно, стараясь не нарушать равнодушное спокойствие гор, ноги скользили под каменным покровом земли, одевшей броню в безмолвном ожидании врага. Анна подходила ближе. И с каждым шагом ее шею душил разрастающийся ком тревоги.
Маленькое цветное пятно — единственное яркое среди серых скал, не шевелилось. На приближение воительницы реакции не последовало также, и тогда девушка ускорила шаг. Отбросив осторожность, Анна рывком, в два шага оказалась возле Софии. И тут же застыла, как статуя. Повела лишь одним глазом в сторону Ларса, и, поймав на себе сосредоточенный взгляд, еле уловимо, не дрогнув ни одним мускулом на лице, покачала головой. Мужчина вдалеке повернулся к Марии.
Анна же внимательным взором овевала неподвижное тело Софии, стараясь запомнить каждый изгиб тела, выражение лица, положение рук. Светлые волосы раскинулись на камнях пушистым веером, первые пряди окрасились красным, задевавшие кровавые полосы, струившиеся из ушей. На бледном лице огромные зеленые глаза казались каменными — именно такими, что хранил Ларс у себя под сердцем, и ради которого София стала жертвой. Открытые, они устремились прямо перед собой и отражали небесную лазурь, губы приоткрылись. Редкое дыхание еще тревожило юную грудь девушки, но прямо под ней за порванной тканью зияла глубокая рана, живот сдавил булыжник. Стараясь не поддаваться эмоциям, Анна опустилась на колени рядом с девушкой.
Прикосновение к руке не вызвало реакции принцессы, но воительница заметила, что ее пальцы, будто касались открытого огня — кожа на ладонях покраснела и местами пошла пузырями. Ноги почти не показывались из-за груды камней. Анна крепче сжала ладонь.
— Софья, — она прошептала. Опустила голову. — Зачем все... это?
В ответ ладонь воительницы ощутила движение, уши уловили тихий кашель, взгляд поймал движение зрачков принцессы.
— Софья, — Анна повторила и затрясла ее руку.
— Я слышу, — девушка прошептала и сделала звучный, но неглубокий вдох. — Единственное, что могу сейчас, — голос захрипел, она снова прокашлялась.
Воительница не сводила глаз с принцессы, но слова не приходили. Она лежала на камнях такая беззащитная, побледневшая, хватавшаяся за последние мгновения жизни, но не грезившая о счастливом исходе. Когда умирает маг, его магия уходит вместе с ним. Ни у кого не возникало иллюзий насчет жизни, девушки молча смотрели друг на друга потухшими глазами обреченных. И сейчас они обе были обречены. И безмолвно принимали это.
— Не чувствую... ног, — София заговорила сама севшим голосом. — И рук, — она глазами указала на руку Анны, сжимающую ее ладонь. — Ничего...
— Это пройдет, Софья, все пройдет, — воительница поперхнулась своими словами. Какая разница, что чувствует она сейчас? Что изменит сожаление или горечь? Но что говорить, когда они обе понимают исход? Но принцесса нашла слова:
— Обвала больше не будет, у меня получилось... победить его, — София с трудом улыбнулась. — Вы сможете пройти.
— Софья, ты... — Анна снова не смогла ответить, лишь сильнее сжала ладонь девушки, но вспомнила, что она не чувствует прикосновений. — Ты знала...
— Всему есть цена, Анна... это главное знание, что я получила в этом путешествии. И если моя жизнь, — она вдохнула, — стоит того, чтобы дойти до конца, я готова платить.
Воительница отпустила руку и уселась на валун рядом, посмотрела на Ларса. Даже находясь на порядок дальше, он по одному повороту головы девушки понял, к чему все свелось. Сейчас он говорил с Марией, активно жестикулируя и, вероятно, отводя от осиротевшей принцессы печальные мысли.
— Мария не должна погибнуть... проследи за ней, — София заметила взгляд Анны. — Старая амазонка в лагере предостерегала меня, — голос девушки сипел, из носа побежала красная струйка. — Теперь неважно. Береги ее.
Анна зажмурилась, не в силах видеть угасание молодой принцессы, в которой горела жизнь и стремление к справедливости еще пару часов назад. Ее мудрость и рассудительность подкупали даже диких амазонок, ее тонко сплетенное чародейство брало верх над самыми искусными воинами врага.
— Я не знаю, что большее я могу сделать для тебя...
Опустив глаза, Анна заметила, как София перебирает пальцами, словно ища зацепку, и вновь накрыла ее ладонь своей. Не в силах ощутить прикосновение, принцесса как могла взялась за ее пальцы и попыталась поднять. Воительница сама взяла ее руку, и принцесса с легкостью поместила ее у себя на груди.
— Возьми его, Анна, — застывшие глаза девушки улыбались. — Вернись домой.
— Что это значит? — Анна разжала пальцы, но рука Софьи тяжелым грузом рухнула на камни, с губ сорвался протяжный глухой стон, и голова опустилась на плечо.
— Софья! — девушка снова затрясла ее, но та не откликалась. — Софья, проклятье! Очнись, ты сильнее! — Анна зарычала, но тщетно: теперь принцесса не слышала ее. — Ты сильнее...
Воительница сама не заметила, как ее голос заскрипел, как веки потяжелели от набегающих слез, но злость превозмогала. Закусив губу до крови, девушка не отрывала глаз от изящного силуэта принцессы, даже сейчас приносившего покой и доброту этому безумному, погрязшему в войнах миру.
— Ты спасла нас, — единственное, что смогла произнести девушка, и схватилась за горло. Ком из тысячи обид за случившееся, за то, что не смогла повлиять на исход, душил до смерти, отбирал воздух, и оттого дрожали губы.
Анна наклонилась к ней, чтобы стереть кровь с лица, в последний раз заглянуть в ясные глаза девушки, ни разу не затеявшей зла. Все случившееся поражало прямо в сердце, до боли — такой силы, что уже не помнила Анна, когда испытывала нечто подобное. И сейчас вдруг особенно стало ясно, почему она так сторонилась людей прежде, почему общество дебрей за десять лет ни разу не прискучило и не подвело в чаяниях. Лес был равнодушен. Люди же делали больно.
Воительница посмотрела на медальон. В лучах солнца он переливался золотом, оставаясь на белой коже единственным живым пятном. Никогда прежде Анна не замечала украшение у принцессы на шее, и оттого сквернее становилось внутри, что она ее так и не узнала лучше. Отгоняя мысли, девушка рывком освободила шею принцессы от медальона и, задержав взгляд на теле, плавным движением руки закрыла ее стеклянные глаза. Только что ее путь окончился.
Но, несмотря на утрату, путь остальных продолжался. Где-то рядом их дожидалась Пещера Дракона, и невозможно было представить, как достичь ее без Софии. Никто из всех не был более достойным войти туда, чем она. Но с этого момента время пошло иначе. Прежние цели, будто, стерлись, но Анна, несмотря на глубочайшее чувство скорби, заставила бы себя двигаться и, если понадобится, войти внутрь. Однако прежде, чем продолжить путь, возникла задача посложнее.
Возвращаясь к действительности, Анна поспешила убрать медальон в потайной карман под грудью и на шаг отступила от камня, где покоилось тело Софии, заставила себя обернуться. Мария вышла из-за укрытия и, скрестив руки на груди, надулась и считала камни на земле. Ларс прекратил попытки успокаивать капризную принцессу, отошел в сторону и не сводил взгляда с воительницы. Заметив его, девушка с трудом сдержала дрожь на лице, но мужчина выжидал. Мгновение они застыли друг напротив друга, как будто изучая, но смотрели куда-то сквозь. И лишь когда губа девушки дрогнула, Ларс сделал шаг.
— Оставайтесь здесь, Мария, — исключив возможную опасность снизу (должен же иметь обвал и положительные свойства!), воин направился к месту крушения. Он остановился в метре от Анны, хотел начать диалог, но она его опередила:
— Мы должны сказать ей, — девушка кивнула в сторону Марии. — Вряд ли она осознает сейчас, что произошло.
Ларс промолчал. Мария за его спиной уселась на выступ и теперь разглядывала небеса.
— Это... сделала магия? — он спросил чуть погодя.
— Не знаю. Со стороны обычный несчастный случай в горах... но мы видели, что она творила.
— Наверное, это неважно. Мы должны идти дальше ради нее.
Анна опустила голову. Легкий ветер подхватил ее волосы и заигрался в порывах. Зачем этот разговор? И зачем с ним говорить о чувствах? Ларс заметил плохо скрываемую дрожь в руках и частое сердцебиение девушки, прошел дальше. Он замер напротив бездыханной Софии, опустился на колено и склонил голову перед ней. Анна не тронулась с места. Спиной она ощущала шепот и умиротворяющую энергию Ларса, сама отпустила мысли, но в один миг все растаяло.
По неровному ковру из камней неуклюже вышагивала Мария, спотыкалась, но, поднявшись, вновь продолжала упорно идти. Пока она настигала своих спутников, соскальзывала, падала, попутно ругалась, никто не вышел ей на помощь.
— Я хочу идти, — сказала она, запыхавшись и усевшись прямо на камни перед Анной.
Та с пренебрежением посмотрела на нее и отошла с дороги в сторону, ожидая. В ответ Мария одарила ее гневным взглядом, с трудом поднялась и направилась к Ларсу. Уловив шаги, мужчина выпрямился и ступил навстречу принцессе. Его широкая спина закрывала Софью. Та ухватилась за вовремя поданную руку и принялась ворчать на плохую дорогу. Ларс пропустил девушку вперед, отстраняясь. Анна отвернулась.
Через мгновение девчачий крик наполнил собой окрестности, соленые слезы омыли камни. И вздрогнули горы, но ни один камень не слетел с их изгибов. И встрепенулись далекие птицы, в тревоге покидая гнезда. И бродящий ветер утих, уступая место плача одинокой девушке, потерявшей сестру.
Анна зажмурилась. Ларс отвернулся.


Последний раз редактировалось Klara_Hummel; 02.12.2017 в 20:02.
Ответить с цитированием