Показать сообщение отдельно
  #86  
Старый 30.08.2017, 22:15
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 140
Репутация: 36 [+/-]
* * *

Скрытый текст - Дверь. Встреча вторая:
Выпуклые узоры на поверхности двери переливались разноцветьем красок. Словно живые, они плыли по преграде, наделяя витки магией. В тысячный раз Диар проводил по ним пальцами в надежде уловить новые колебания силы, но тщетно — кроме яркого наряда двери старания мужчины не привнесли никаких зацепок для разгадки тайны ее открытия.
Рядом с ним денно и нощно трудились трое учеников-магов, чьим наставником он числился еще со времен его нахождения в замке Черного Орла. Теперь обучаться не было времени: артефакт неимоверной магической важности требовал незамедлительного вмешательства всех имеющихся колдовских ресурсов. Но Белый Ястреб не подпускал. Несмотря на то, что красный рубин на перстне теперь горел беспрестанно, Диар черпал из него последние истощенные ресурсы силы, но раз за разом его попытки открытия не приносили результатов.
— Нашли чего? — рявкнул мужчина на своих учеников, не оборачиваясь от двери. Теперь коридор первого этажа был оборудован практически под полноценные покои, библиотеку, кабинет и столовую для господина: он не отходил отсюда ни на шаг даже ночью, вычисляя зависимости периодов активности скрытой за дверью магии от времени дня и ночи, присутствия людей, магических артефактов, заклинаний и прочего.
— В книге магии Черного Орла нет ничего о заколдованных дверях, милорд, — отвечал один молодой чародей в накинутом на глаза капюшоне. — Указано, что магию могут сосредотачивать лишь предметы, но не пространство, — он перелистнул тяжелую страницу.
— Все тщетно! — Диар выругался сквозь зубы, но рук не опустил. От непрерывного изучения магии они дрожали. Каждым новым движением ладони маг хотел словно проникнуть за преграду, прикоснуться к чуждой силе, познать ее природу, принять ее дары.
— У нас слишком мало артефактов, милорд, — ученик поднялся, но ближе не подошел. Рядом стоял еще стол с книгами, в которые уткнулись еще двое юношей.
— Не в артефактах дело, балбес! В первую очередь, ты, Ланез, сам сосуд, несущий магию, и в Черном Орле подобная мощь поддалась бы мне безо всяких усилий и магических предметов, чуешь, о чем я? Все дело в замке... не знаю... но чувствую.
Мужчина вновь пробегал глазами каждый завиток на двери, умело подсвечиваемый также стараниями его учеников, прикасался ухом, вслушиваясь, вспоминал старинные заклинания, давно не применяемые в силу сложности сплетения, медленного воздействия и колоссальной затраты энергетической мощи. Однако в этот раз маг не останавливался ни перед чем. Сотни заклинаний направлялись его устами, пальцами, глазами, мыслями; перстень беспрестанно горел красным, то и дело мужчина падал в изнеможении, и лишь ученики силой оттаскивали наставника от злосчастной двери.
Самих их Диар к ней не подпускал — азарт застилал все чувства, и пройти через магическую преграду должен только он! И то, что он получит, перекроет все его страдания. Когда маг прикасался к поверхности, ладони горели, физически ощущая непоколебимую силу, скрытую от лишних глаз. Волнения и толчки из-за двери проходили по рукам сквозь тело, пропуская сквозь него защитные колебания чуждого знания. Но оттого мужчина не отступал, все направляя и направляя по течению силы уже раскаленные пальцы.
— Милорд, мы известили Черный Орел о потребности в магах, они должны направить нам еще людей, давайте дождемся их. Вероятно, они привезут книги, — уже не в первый раз видя, как корчится в позывах боли учитель, Ланез решился вразумить его.
— Не смей соваться в мои дела, дурень! Я сам знаю, что нужно. Когда они подоспеют, мы уже будем одним только взглядом испепелять все неугодное!
Ланез через плечо покосился на своих товарищей. Те на мгновение оторвались от книг, но лишь покачали головами и продолжили чтение. Юноша все же решился подойти ближе, но остался стоять в стороне, наблюдая. Диар на его самовольство не отреагировал.
Маг был напряжен. Казалось, все клеточки его тела устремились сквозь преграду, движения стали резкими и несуразными. Неизведанное так манило его, что он не мог ступить и шага от двери, прислоняясь всем телом. Возможно, это так же объяснялось обычной физической усталостью, одолевавшей мужчину уже третьи сутки. Ноги плохо слушались, но упорство не позволяло ему сдаться. Тем более, что находка сулила славу и почет, так что отдать столь лакомый кусочек кому бы то ни было Диар ни за что бы ни согласился.
Ланез никогда не видел наставника в таком состоянии. Бодр и весел, он обычно разбрасывался колкостями без повода, но в последнее время его будто подменили. Смешки сменились грубостями, бодрость — злостью. И ученики, не получившие позволения даже прикоснуться к находке, наблюдали, как их учитель тает с каждым часом.
Сегодня был лишь очередной день его безумных поисков входа, не увенчавшийся успехом. И сейчас, уже потратив достаточно энергетических ресурсов, Диар опустил руки и лбом коснулся двери. Мужчина тяжело дышал и теперь смотрел только в пол, время от времени зажмуриваясь. Цветные витки на двери погасли и оставили светящиеся разводы лишь вокруг головы мужчины.
В висках пульсировала магия, она буквально прожигала мозг своей силой, тянула внутрь, признавая схожую сущность. И, в очередной раз закрывая глаза, Диар видел, как теплится за дверью неимоверная сила, как она извивается под его властными пальцами, повторяет контуры тела мага, и он дышит ей. Пропитывается одежда, волосы, кожа, наполняется плоть...
Задыхаясь, Диар звучно поймал ртом воздух и непроизвольно ухватился за опору. А, дотронувшись, уже не смог оторваться. Руки сами стали чертить круг, как будто границу, делившую пространство на две части, и маг оказывался ровно по его центру. Голова уже не держалась на плечах, повисла неподъемным грузом на груди, а руки продолжали рваными движениями делить поверхность, сильнее отдаляя мужчину от действительности. Губы его стали бубнить несвязные слова, тело задрожало, как в лихорадке, ладони резко сжались в кулаки и стали стучаться в запертую дверь.
Наблюдавший за происходившим Ланез задержал дыхание и боялся шевельнуться, отходя. Он еще раз окликнул учителя, но тот никак не отозвался. Другие ученики тоже оторвались от чтения и уставились на страшную магию: если что-то магическое и правда просочилось сквозь дверь, то сила эта была ужасна и брала слишком высокую цену. Но Диар был готов платить.
— Нужно позвать помощь! — воскликнул один из напуганных учеников.
— Кто поможет тебе? — Ланез сориентировался на месте. — Кроме нас в замке нет магов! Сядьте и ищите в книгах хоть что-нибудь! Я попробую применить свои знания.
Юноша сосредоточился. Перед его глазами крупными судорогами покрывалось уже безвольное тело учителя, но он, отогнав видения, направил свои еще неокрепшие силы на вызволение мага из магической ловушки. Невидимые нити поплыли по воздуху и дотянулись до Диара. Он ощутил прикосновение и даже повернул голову к ученику. Но глаза его горели безумием, что руководило им сейчас, никто утверждать не брался. Кровавый перстень на пальце мага сливался с цветом его кожи: прекратив тщетные попытки проломиться в глухую дверь, он лишь размазывал кровь по ее поверхности.
— М-ми...лорд, ¬— на выдохе промолвил Ланез, не сводя огромных глаз с наставника.
Тот, как будто пытался что-то отвечать, но его зубы стучали, как от холода, голова тряслась, словно под действием чар.
— Милорд, — мысленно отбросив все мучения наставника, юноша собрался и продолжил мысль. — Простите, милорд, но у вас кровь...
В ответ Диар лишь отвернулся и вновь принялся вырисовывать круги из собственной крови. Юноша сглотнул, перевел взгляд на товарищей. Свечи на столе перед ними резко погасли. Отбросив книги, ученики вскочили. Ланез продолжал:
— Вам нужно отдохнуть, милорд. Вы не спали уже две ночи, не прикасались к еде... Королева трижды отправляла слуг, чтобы осведомиться о Вашем здоровье...
Голова мага запрокинулась и сквозь учащуюся судорогу из его горла вырвался нечеловеческий, утробный голос:
— Вон! Все вон! — при этом рука ясно указала направление вдоль коридора, проскользив по двери и оставив красный след. Теперь кровь лилась буйным потоком по поверхности, но мужчина будто не ощущал боли. Свечение двери приобретало звук и теперь отдавалось размерным жужжанием в ушах мага, и он восклицал. — Это оно! Оно! Я заволучу это знание! Мое, мое!
Ученикам не пришлось повторять дважды. В страхе они побросали все прежние занятия и поспешили убраться из проклятого места. Ланез, с трудом скрывая дрожь, повел товарищей по коридору, но не успели они отойти даже на десяток шагов, как глухой хлопок в воздухе остановил их. Юноша обернулся и первое, что он увидел, был безумный взгляд кровавых зрачков, отвисшая челюсть, вырисовывающая зигзаги в воздухе. От злости Ланез плюнул под ноги, но тут же увидел двух своих товарищей, упавших замертво прямо у его ног. Доли секунды хватило юноше, чтобы перевести взгляд с наставника на бездыханные тела друзей и бежать. Теперь его охватывал лишь панический ужас — даже магические уловки и неизученные темы из книг не могли объяснить происходящее хотя бы вскользь.
А Диару не нужны были объяснения: к нему пришла сила! Он чувствовал ее прилив, буквально физически прикасался к ней сквозь запертую дверь и грезил, грезил лишь об одном — насколько он станет могущественнее, когда дверь ему поддастся. Заметив мертвых учеников, маг протянул к ним руку, и лишь одна мысль заставила замершую внутри тел кровь повиноваться чародею.
Ресурсов катастрофически не хватало. Несмотря на глобальные потери своей крови, мужчина чувствовал бодрость, но для открытия этого было мало. И тогда из бездыханных тел переплетающимися струйками по застывшему воздуху поплыли кровавые дорожки. Они въедались в ладони мага, а уже с них попадали на поверхность двери, превращая магическую преграду в страшный водопад.
Но Диар, словно ослеп от крови. Она сводила с ума, и он с готовностью поддавался искушению. И чем дольше он выкачивал из бедных тел последние капли, тем громче разлетался по округе его дикий, безудержный смех. Конечно, ведь он ближе к разгадке, чем когда-либо, и велика ли плата в две никчемные жизни, когда непостижимый источник принесет благо для всех на свете?

Звон в ушах стал непрерывным, заполоняя собой каждый клеточку тела. Пальцы сами стали отлепляться от двери, и ее свечение прекратилось. Теперь перед Диаром возникла лишь кровавая стена, темная, как гроб, в безлюдном, мертвом коридоре.
Сам мужчина отступил на шаг от стены, руки тяжелыми плетьми рухнули вниз, и силы его покинули. Он упал на колени в изнеможении и обхватил голову руками. Сущности, что приходили к нему в разум, сводили с ума, но казались такими реальными: Изабелла на троне вновь обрела власть над подданными, Вилорм пал от рук амазонок, Глаз Дракона разрушил хрупкие горы, разделяющие Расколотую низменность и городские тропы с караванными путями; магия заполонила все: мир предметов, растений, мир людей...
Перстень погас вместе с дверью, и лишь сейчас мужчина увидел, что колени его в луже из крови, во рту соленый вкус, вся одежда и кожа окрасились в красный. Треск в голове затмил звуки дыхания, кровавого кашля, глаза закрылись. Не устояв на коленях, мужчина полетел вниз, предугадывая неизбежную встречу лба и пола. Однако какого же было удивление, когда Диар не коснулся земли, он лишь застыл в собственной крови, задыхаясь, ловил крупицы воздуха дрожащими губами, пытался ползти.
Но мужчина не двинулся с места. Все силы были отданы на открытие двери, и теперь она надменно возвышалась над ним, умытая его же кровью и кровью двух убитых им учеников. Но сейчас он об этом не думал, последние мысли ушли, наступило беспамятство.


Последний раз редактировалось Klara_Hummel; 02.12.2017 в 20:00.
Ответить с цитированием