Показать сообщение отдельно
  #69  
Старый 14.08.2017, 21:22
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 138
Репутация: 35 [+/-]
Глава 10

Скрытый текст - Снова в пути:
Амазонки проводили путников до самых гор. Гостям Вероника выделила трех лошадей, не считая Марты, которую Ларс уже с рассветом вывел на прогулку. Мужчина бережно расчесал гриву верной спутнице и улыбнулся, вспоминая Коро. Вскоре подтянулись принцессы, в суматохе тормоша пожитки. Последней пришла Анна, но по ее внешнему виду вновь не читалось эмоций. Все, что было — кануло в прошлое, и теперь нужно возвращаться.
Вероника не вышла проводить уходящих. С вечера она не показывалась. Недолго потоптавшись перед выходом в ожидании ее, путники оседлали лошадей и постепенно выдвинулись в лес. Анна хотела выйти вперед и вести отряд, но амазонки обогнали ее, ограждая свою негласную королеву от нападения.
Они скакали по главной дороге, не опасаясь слежки – каждую секунду они находились на прицеле разведчиков Вилорма, время нещадно утекало, и не было разницы в том, где встречать бой. Но, возможно, именно скорость в данных условиях могла стать решающим фактором победы. Поэтому риск оправдывался неизбежностью встречи с врагом и выигранным временем от прямой дороги.
И путники спешили. Вооруженные до зубов амазонки готовились к будущей схватке, заведомо определенной еще при выходе: Черный орел не мог отпустить долгожданную добычу. Уже более пяти лет Вилорм вел против Вероники скрытую войну, а сейчас наступил самый подходящий момент для нанесения первого явного удара. И воительницы ждали его атаки.
Вероника рисковала своими людьми, но, в основном, в числе сопровождающих были добровольцы. Уважение Анне играло свою роль. Прошедший турнир доказал это, и многие не страшились принести в жертву жизнь ради ее цели.
А цель неминуемо приближалась. Сами того не подозревая, принцессы и двое воинов по ровной каменной дороге вышли напрямик к подножию гор, размах которых соизмерялся с величием любого лежащего по ту сторону города. Вблизи от главного тракта подъем вверх не доставлял особых усилий, но дальше, по мере приближения к Пещере, видели путники, склон резко увеличивал угол.
А пока они слезали с коней и прощались с амазонками.
— Будьте осторожны, — Анна давала наставления своим. — Вы сильны и отважны, но также понимаете, что вас ждет на обратном пути.
— Да, — говорила та самая Мариэнн, что обращалась к духам у костра. Сегодня ее невозмутимости можно было только позавидовать: она воин, твердо решивший, чему служит. — Но наше возвращение ничто по сравнению с вашей целью, госпожа.
— Выживи, Мариэнн. И я верну тебе дочь...
Их взгляды задержались друг на друге несколько дольше, чем на секунду, воительницы еле заметно склонили головы в знак уважения, и амазонки развернули лошадей, с шумом покидая линию гор. Путники вновь оказались одни.
— Осталось немного, — Анна не посмотрела ни на кого, запрокинула голову. — Мы поднимемся в течение суток... и все закончится.
— Где Глаз Дракона? — София же, наоборот, старалась заглянуть в лицо каждому, но отозвался Ларс:
— Вероника отдала его мне, Софья. Если желаете, я верну его вам.
— Не стоит. Пусть будет у вас, Ларс. Мы готовы идти.
— Но... что ждет нас? — Мария впервые подала голос, находясь со всеми. — Эта тропинка такая узкая, она уводит вверх, а что... там? Там драконы?
— Драконы? С чего ты взяла? Тебе мало врага в лице Черного Орла? — Анна обернулась и устремила взгляд на младшую принцессу, София взяла ее за руку и отвела на два шага назад:
— Пойдешь здесь, Мария, поняла? Никаких драконов нет, не придумывай себе лишних страхов. Ларс, вы будете замыкающим? — тот кивнул. — Глаз Дракона лишь камень, который, возможно, и несет в себе какую-то силу, но мы выполняем волю матери, и поэтому... — девушка вздохнула, — вперед!
И путь, казалось бы, оставленный где-то за спиной, продолжился вновь. Лес редел. С каждым шагом вверх тропа оголялась. Чаще встречались под ногами острые камни, растительность исчезала. Шумный лагерь амазонок сменился тишиной молчаливых гор.
Анна наращивала темп. Наклон при шаге пока что почти не ощущался, но сказывался на скорости движения, и девушка всерьез взялась за преодоление последнего куска пути. Редкий случай: никто не жаловался на усталость, а, значит, надо спешить, пока все отдохнули и полны сил. Воодушевление от скорого преодоления финишной прямой до Пещеры посетило не только воительницу. Принцессы воспряли духом, уверенно вышагивали по тропинке и успевали между собой переговариваться, не утаивая темы.
— Почему ты вдруг вспомнила про драконов? — София, по обычаю, рассматривала местность, но вопрос так и крутился у нее в голове.
— Мне страшно, Софья. — Младшая сестра откликнулась сразу. — Сколько раз мы чуть не погибали? Скольких чудовищ мы встречали на пути? У нас в руках непонятный глаз дракона... понимаешь? Не петуха и не даже не ястреба! Дракона! Что это за название такое? Как мы можем быть уверены, что в Пещере нас не поджидает настоящее чудовище?
— Мария, не переживай. Никаких драконов не существует. К камню лишь прицепилось красивое название, не более того.
— Если ты ничего о них слышала, это не значит, что их нет! — фыркнула та.
— Мария, прекращай! — София заговорила строго, словно мать с капризным ребенком. — Не нужно придумывать лишние заботы. Нам следует задуматься о реальных, близких и не менее опасных врагах.
— Ваша сестра права, миледи. — Ларс заговорил внезапно. Принцесса от неожиданности оглянулась на мужчину, и тот пояснил. — Гораздо занимательней история самого камня, нежели его названия. Вы знаете, как он очутился в Вашем замке?
— Мама рассказывала нам, — промямлила Мария, вновь глядя вперед и уже на два шага отставая от сестры.
— Мы воевали с Мирсулом, и после победы мы получили его, — сестры одновременно отчеканили заученный текст.
— Это верно. Но какова его история? Откуда он взялся?
— Нам неизвестно, Ларс. Наверное, он был всегда. Когда я смотрю на него, то словно погружаюсь в древность... есть в нем что-то завораживающее, — София остановилась и дождалась, когда сестра догонит ее, поравнялась с Ларсом, пока ширина тропы позволяла идти рядом. — Я не знаю, что он несет в себе, но мама верила в его силу, а сейчас отправила нас вернуть его, и... — девушка вздохнула, — у нас не было времени задавать вопросы.
— Я понимаю, Софья. На вашу долю выпало много испытаний, и вы достойно справляетесь с ними. Ваше мужество и мудрость выведут вас к Пещере, миледи... что бы нас не ждало впереди.
Они остановились. Совершенно без капли лукавства заглянули друг другу в лицо. Тропа вскоре закончится, и их пути разойдутся, но благородство, что несет в себе Ларс, не каждому по силам. Призрак будущего вмиг возник и растворился в воздухе; паузу прервал хлопающий звук крыльев, словно стая куропаток второпях убегала от потревоживших их дом людей. Три пары глаз повернулись на звук.
— Наш обед, — Анна стояла в стороне и держала в руках утку. Бездыханную тушу птицы тонкой иглой пронзала стрела. — Дальше будут лишь хищники, — пояснила девушка, указав свободной рукой то ли вперед, то ли вверх. — А кто-то скоро запросится на привал.
Никто не ответил. Она пожала плечами, убрала добычу в сумку с провизией и бесшумным шагом продолжила подъем к вершине. Отстающие поспешили последовать ее примеру, но тишина длилась недолго.
— А что дальше, Ларс? Вы знаете, куда пойдете?
— Меня ждут, София... безусловно, да.
Сестры переглянулись, но мужчина продолжил:
— Существует легенда о Глазе Дракона. Все в Мирсуле ее знают, я расскажу.
Он остановился, пропуская вперед принцесс и помогая перейти через валун. Анна устремилась вперед и уже порядком опережала принцесс и воина. Ларс заметил взятое ею направлением и вслед за девушками обошел препятствие. Они вновь зашагали рядом, мужчина начал говорить:
— В воздухе кружили два дракона, когда лорд эльфийского города Мирсула со свитой выдвинулся к воротам города. Четко отлаженная разведка доложила, что ситуация требует его личного вмешательства, и лорд Мириан долго не раздумывал. Собрав своих приближенных, он вышел в лес. Но пока никто не представлял, откуда доносятся оглушительные крики, и отчего колеблется воздух. Невозмутимых воинов не пугала неизвестность, они прошли вперед. И тогда они увидели их — двух гордых красавцев, разрезавших размахом своих крыльев небо надвое.
— Я знаю эту сказку, — неожиданно голос подала Анна. — Эльфы любят лгать...
— Это легенда, и я не берусь утверждать, что она есть истина, но в былые времена эльфы расселялись далеко за пределами этой Низменности, являясь чуть ли не основной расой, поэтому неудивительно, что до нас дошел их фольклор.
— Мы считали, что их не существует, — София вздохнула. — Нас учили, что есть только мы, и мы сами создаем этот мир, своими руками, безо всякой помощи магии, — она прикоснулась к медальону. — Поэтому когда к нашим берегам причалили корабли Наллароса, мы не были готовы к встрече...
Солнце показалось из-за горизонта, но теперь пряталось за горами, и путники сбавили темп. Подъем становился круче, каждый шаг приходилось просчитывать, чтобы не соскользнуть. Неторопливость передвижения располагала к разговору.
— Один дракон был черный, как ночь, с чешуей из горного камня. Второй — светлый, почти невидимый, словно призрак, — Ларс продолжил рассказ, помогая девушкам обходить валуны. — Зрелище завораживало и пугало одновременно, но Мириан не стал рисковать жизнями подданных, отряд придворных эльфов отступил к воротам. Оттуда они наблюдали, как драконы разлетелись, но их крылья упирались, словно в невидимую преграду, как будто купол накрывал небо. Зачарованные, воины не могли оторвать глаз с неведомых существ, но в этот момент к лорду Мириану вернулся разведчик с вестью, что один мальчишка, совсем еще юнец по меркам эльфов, как-то очутился по ту сторону гор. В те времена запрещалось выходить в лес в целях безопасности, а этот мальчуган каким-то чудом сам пересек горы и оказался за пределами города. Мириан был благородным правителем и пообещал, что вернет эльфийского ребенка домой, но в этот момент драконы сошлись в схватке. Все так и ахнули, когда увидели, как на неистовой скорости летят два невиданных чудовища друг напротив друга, раскрывая пасть для смертельного дыхания, но стоило им коснуться крыльями, как раздался жалобный крик, словно тысячи похоронных оркестров задохнулись в траурном марше. А через мгновение два огромных дракона рассыпались на мелкие частицы, растворившиеся в воздухе... Купол исчез вслед за ними.
— Красивая история, но все это выдумки, — Анна осталась при своем мнении. Опережавшая всех на шаг, она оглядывалась в поисках места для привала.
— Это точно? — Марию красота не волновала. Словесного подтверждения, что драконов, действительно, не было, для успокоения девушки было бы вполне достаточно. Но София спросила:
— А что с мальчиком? Какова его роль?
— Лорд, как и обещал, отправил отряд на поиски, но те нашли лишь камень. Он светился неистовым светом и согревал руки магическим теплом. Эльфы решили, что это благое знамение, что это дар для их народа. По возвращении свиту встречали пиром и чествовали лорда каждый день на протяжении месяца. Народ прозвал камень Талисманом от недуга, но во дворце твердили, что это Глаз Дракона.
— И теперь их нет...
Мария нахмурилась и перевела взгляд на мужчину:
— В этом его сила? Ты знал? — ее голос повышался. — Этот камень — разрушитель!
Но Ларс усмехнулся:
— Сам по себе камень не может быть разрушителем, Мария. Даже чтобы его бросить , нужна рука человека.
Девушка отвернулась, София взяла ее под руку, отвела в сторону. Младшая сестра закатила глаза, уже готовая к нравоучениям, но подчинилась. Принцессы вполголоса о чем-то переговаривались, Ларс устремил взор вперед. Анна топталась на одном месте уже на десяток шагов впереди остальных. Она переступала с ноги на ногу, заметно переживая из-за задержки, но, что странно, не говорила ни слова. За нее сказал Ларс:
— Нужно спешить.
Принцессы одновременно обернулись, Софья еще раз остановила пристальный взгляд на сестре и первая подошла к Анне, Ларс с Марией направились следом. Заметив движение, девушка с прежней легкостью двинулась вперед. Незнакомые места заставлялись осматриваться и подбирать осторожные шаги, но теперь сбиться с прямого пути уже было невозможно. Однако сделав лишь пару шагов, девушка попятилась вниз, рукой показывая путникам отходить.
— Что... — начала было Софья, но Анна крикнула, не дослушав:
— Все! В сторону! Живо!
Инстинкты сработали молниеносно: учуяв опасность, девушка нырнула в редколесье в стороне от дороги. На наклонной поверхности ноги скользили, отправляя вниз мелкие камни, но их падение не значило ничего по сравнению с тем, что направлялся сверху. Под действием свободного падения, разгоняясь до неистовой скорости по мере приближения к земле, на них летел огромный валун.
Ларс схватил Марию и последовал примеру Анны, вовремя сообразив, что к чему, но Софья, словно застыла на одном месте. И мощный обломок скалы летел по наклонной, попутно сбивая выступающие на неровной дороге горные породы. Каменный дождь накрыл подъем, Анна кричала:
— Софья, не стой! Сюда! Ты еще успеешь, не бойся! Софья!
Но та и не боялась, и даже не смотрела в их сторону. Сосредоточившись ровно на булыжниках, она не сводила с них взгляда. И они приближались. А девушка невозмутимо лишь отошла в сторону, и по легкому взмаху ее руки камень сменил траекторию на изогнутую и, пролетев мимо, пронесся вниз. Мария ахнула. На миг воцарилась тишина.
— Ты с ума сошла? — придя в себя, набросилась на нее Анна. — Ты специально осталась на дороге? Чтобы магию применить?
От ее напора девушка опешила. И откуда только взялись эмоции в прежде хладнокровной воительнице? Однако ответила вопросом:
— А кто-то слышал шум?
Никто не решался выходить из укрытия, опасаясь повторения, но вопрос остался открытым. Все уставились на Софью. И тогда она пояснила:
— Я имею в виду, обычно при камнепаде бывает грохот, так? Рушатся горы, почва уходит из-под ног... этот камень не был обычным. От него так и разило магией.
— Магией? Хочешь сказать, у тебя появился личный враг? Кто еще в Расколотой низменности владеет заклинаниями, кроме тебя? Кто-то мог управлять им? — Анна не унималась. Она первая вышла на дорогу и встала рядом с принцессой. Но ответил Ларс:
— У Вилорма сильные маги, это я знаю не понаслышке. И он не скрывая использовал их мощь, особенно если дело касалось его целей.
София согласилась:
— Они захватили наш замок, Анна. Напали неожиданно среди ночи, наши разведчики не наблюдали ни одного врага в округе... и как он смог укрыть армию среди деревьев? — Девушки встретились взглядами, принцесса продолжила. — Я потеряла дом, и я выясню, что произошло и как, чего бы мне это не стоило. Не наступил еще тот день, чтобы я не думала о той ночи, о проигранном бое...
— О мести, — не отводя глаз, закончила за нее воительница. София впервые опустила голову, но Анна поспешила ее утешить. — Это не стыдно, Софья.
— Оставим этот разговор. Идем дальше, — девушка первая начала подъем, и остальные присоединились.
Шли молча, скалы становились острее, продвижение замедлилось. На данный момент никто не знал наверняка, продолжалась ли погоня, сумели ли задержать амазонки врагов, с какой скоростью следует двигаться, чтобы оторваться от преследования. Поднимались выше, как могли, по мере своих сил. Мария больше не причитала на усталость, переставляла ноги, как могла — близость цели способствовала фокусированию сил для последнего рывка. Но лицо ее побледнело, а сапоги запинались о каменные выступы на поверхности.
Ларс присматривал за ней, но девушка больше не просила помощи, и мужчина, не обремененный заботой, стал прислушиваться к окружающей среде. Здесь все было по-другому: редкие тонкостволые деревья вдоль тропинки оставались чуть ли не единственной растительностью, трава редела с каждым шагом, а земля под ногами все больше теряла устойчивость.
Звуки тоже исчезли. Крики птиц прекратились, писк насекомых не нарушал спокойствие. Живности не встречалось: природа, будто, вымирала, и путникам казалось, чем дальше они проходят, тем больше сил они оставляют позади без возврата. Горный ветер, нарастивший порыв на высоте, не стеснялся показывать силу, но шума не доставлял.
Со временем путники вновь разбрелись по разным сторонам друг от друга. Анна в привычной манере убежала вперед, София сама по себе шагала следом в собственном темпе, Ларс замыкал шествие, поглядывая на Марию и готовясь ставить на ноги в случае падения. Мужчина уже и не надеялся догнать впереди идущих девушек, как внезапно они столкнулись лицом к лицу. Анна и София ждали их возле груды валунов, преграждающих дорогу.
Скалы впереди образовывали горный проход, который закрыло в результате обвала горных пород. Та немногочисленная растительность, что расстилалась по краям, теперь исчезла вовсе, обнажив горделивые головы гор. Но невольное любование местом враз сменялось поиском решений образовавшейся проблемы.
— За ним резкий подъем, — Анна дождалась, пока мужчина с принцессой подойдут ближе и, пристроившись на одном из камней, начала говорить. — Неизвестно отчего, но камни летели оттуда, — она указала наверх. — В ближайшие дни не было ни дождя, ни урагана, но что-то заставило их упасть.
— Возможно, они давно здесь. Этим путем редко кто ходит: ранее дождей выпадало предостаточно, и ветры не щадили порывами — вспомни день, когда ты получила стрелу в руку. — Ларс подошел к самим валунам и осмотрел поверхность. Анна невольно пошевелила отныне здоровым (слава знахарках амазонок) плечом. София тоже суетилась возле завала. Но она закрыла глаза и что-то бормотала под нос, водя руками по камням. Мужчина перевел на нее взгляд, и она, словно ощутив его на себе, ответила:
— Не пытайся найти причину, Ларс. В этих валунах теплится та же энергия, что в предыдущем. Они до краев наполнены магией... кто же... кто это делает? — не открывая глаз, она прекратила изучение и развела руки в стороны, будто стремясь охватить все булыжники вокруг. Со стороны так и казалось: плечи девушки задрожали, словно напрягаясь от непосильной тяжести, закрытые глаза жмурились, губы невнятно шептали.
На миг девушка застыла, собирая все мысли воедино. Ладони сжались в кулаки, от тяжелого дыхания ее грудь то поднималась, то опускалась. Издали послышался завывающий голос ветра — первый звук, что посетил местность, — и с каждым мгновением он приближался. Не смея препятствовать творившемуся заклинанию, Ларс отошел от принцессы и застыл в ожидании. На его месте в считанные секунды оказались маленькие вихри, кружившие по обеим сторонам от принцессы. И тогда она разжала пальцы.
Вихри послушно сблизились со своей хозяйкой. Она подняла руки и развела в стороны, воронки увеличились в высоту почти до человеческого роста. Витки кружили и набирали скорость с каждым легким движением ладони девушки. Вокруг все застыло. Ее спутники, завороженные, не отрывали глаз с Софьи. Могло случиться что угодно: она никогда не показывала настолько явные способности, но сейчас чудеса происходили у всех на глазах, и, определенно, несли в себе огромную, до сих пор неизведанную силу, о которой, вероятно, не догадывалась даже сама принцесса. И неизвестность пугала.
Анна достала мечи, Ларс с трудом оторвал взгляд с Софии и осматривался кругом, Мария не устояла и, усевшись на коленях, глядела на сестру: она соединила руки перед собой, и два вихря разрослись в один большой ураган.
Софья сама не ожидала такой мощи от заклинания и отступила на два шага, освобождая дорогу своему созданию. Она вложила в магию ветра всю силу и удерживала вихрь на пределе своих возможностей. Руки дрожали, глаза смотрели на преграду, волосы развивались под силой ветра и тянули назад, девушке оставалось лишь направить ураган на скалы. И она опустила руки.
Не зная, чего ждать от получившего свободу магического создания, принцесса сделала еще пару шагов назад, но воронка не двинулась с места. И тогда София направила его сама:
— Вперед, — она проговорила это еле слышно, скорее мысленно, чем устно, но этого хватило, чтобы ураган последовал ее приказу. В тот же миг воронка взмыла вверх, разрастаясь до размеров гор, и, ведомая лишь одним словом своей создательницы, рванула вперед, крушить камни.
Валуны, достигавшие в высоту рост человека, как пушинки, один за другим повиновались магии вихря и взмыли в небеса. Ураган понесся вперед. Закрутился, завертелся под ясным небом, догорая под лучами осеннего солнца. Но прежде он вобрал в себя валуны, что закрывали проход, пролетел дальше в поиске преград и, наткнувшись даже не мелкие камни, расчистил путь. И после, теряя мощь, растворился в чистом воздухе среди скал.
Наступила тишина. София как стояла посредине тропы, так и осталась стоять, разведя руки. На удивление, она оставалась бодра и энергична, хотя и отдала заклинанию все физические и духовные силы.
— А ты растешь, — первой к принцессе подошла Анна. Удостоверившись, что опасности нет, она спрятала мечи обратно в ножны. София сделала глубокий вдох, как будто до этого не дышала вовсе, кивнула.
— Как ты себя чувствуешь? — поднимаясь с земли, спросила Мария.
— Отлично! — Она повернулась к сестре и помогла подняться. — Никогда не чувствовала себя лучше! Так странно, я боялась, что не устою на ногах, но силы будто вернулись в троекратном размере. Здесь, словно,.. — она осеклась, вспоминая слова старой Берты в лагере амазонок, но, подумав, закончила, — источник...
Подошел Ларс:
— Если хотите, устроим привал. Мы уже идем довольно долго.
Но София запротестовала:
— Нет! Нет! Мы идем прямо сейчас! Мне не нужно времени, — остальные переглянулись, недоверчиво молча. И София прочувствовала это, заверила. — Правда. Со мной все хорошо. Я смогу идти в любом темпе. Давайте не будем терять время.
— Ладно, Софья, мы верим. Постараемся идти быстрее. — Анна первая переступила через место, где был завал, обернулась. Ничего не произошло, только ветер начал завывать откуда-то сверху, а, значит, нужно было продолжать путь к цели.
Остальные прошли следом. Дорога оказалась нетрудной, несмотря на подъем — видимо, ураган и правда сделал свое дело, расчистив путь. Солнце стояло высоко в небе и разгоралось сильнее с каждым шагом, но пронзительный ветер, господствовавший на этих высотах, не давал ему припекать в своих владениях.
Узкая тропинка между скал виляла. Ведущая вверх, она терялась среди изгибов поверхности. Вскоре горы закрыли солнце, и путников накрыла тень. Они шагали словно по дну огромной природной ямы — горы возвышались строгими и величественными великанами совсем рядом. Вычурными изгибами они клонились к земле и устремляли к небу вершины. Но сейчас они казались недосягаемыми, и с трудом представлялось, что через сутки, по расчетам, отряд настигнет конечного пункта их путешествия.
Однако мысли о будущем сейчас заволокло горным туманом, и думы о магии заняли центральное место среди планов дальнейших действий Софии. Девушка, воодушевленная успехом заклинания, пыталась найти причину своей неугасающей энергии. Ранее любое чародейство, даже незначительное, вызывало боль и вытягивало силы, а сейчас она, словно, взбодрилась и была готова при необходимости вновь воспользоваться новыми навыками. А осознание значимости ее участия придавало уверенности в возможностях.
Единственным, что вызывало сомнения девушки, был ее невидимый противник. Кто-то знал, что она владеет магией, и знал, что она здесь, и ворожил сейчас, посылая магические препятствия, мастерски замаскированные под природные причуды.
Анна изредка поглядывала на нее, удостоверяясь, что принцесса не отстала — слишком уж легки и неслышны стали ее шаги, что воительница поймала себя на мысли, что, вероятно, в этом принцессе помогает ее колдовство, нежели приобретенное умение. Необычные способности Софьи пугали девушку. Она привыкла объяснять увиденное логикой, а препятствия проходить при помощи физической силы и оружия. Анна не могла представить, как по одному только велению принцессы стали твориться чудеса. Где таилась магия, как ее использовала София, и какие еще сюрпризы она могла им принести? В первую очередь сейчас, конечно, воительница видела перед собой путь, держала в голове план, но все, что могла изменить принцесса, ей было не по силам, и от этого шаги становились осторожными, а слух — напряженным. Лопатку покалывало.
— Эй! — София окликнула ее. — Анна, подожди. — Та вновь обернулась, но на этот раз остановилась. Успела бросить взгляд назад, где неторопливо подтягивались Ларс с Марией. — Ты все время смотришь на меня, — принцесса поравнялась с воительницей, — что-то не так?
Они зашагали рядом. Анна отвела глаза, сказала:
— Все нормально, София, просто...
— Я понимаю, — девушка кивнула, не дослушав. — Тебя терзает то, что ты не постигла, ведь привыкла к единоличному контролю над ситуацией... Анна, ты не одна, и наши умения полезны друг для друга.
— Да. Ты знаешь, как мы выбрались из плена? — Анна сама от себя не ожидала, что задаст этот вопрос, но он почему-то сам сорвался с губ.
— Я не говорила с Ларсом, пока ты... пока ты.., — она замялась, подбирая слово, но Анна не стала дожидаться окончания ее ответа:
— Вам надо было пообщаться. Думаю, у вас нашлось бы больше общих тем, чем кажется на первый взгляд. — А, поймав недоуменный взгляд, пояснила. — У меня, вероятно, не было шансов. А он вытащил меня из замка. И вытащил таким способом, о каком я и помыслить не могла. И тогда возникает вопрос: зачем? И что он скрывает?
— Но... что он сделал?
— Он последовал твоему примеру, Софья. Он шептал что-то, а после... луч тепла поднял меня с того света... или не дал умереть на месте. Уж не знаю, чего он хотел, но меня он оставлять явно не собирался. И, значит, о чем думает теперь?
София не ответила. Украдкой обернулась назад. Ее сестра и до этого тормошила сурового воина, но как-то умудрилась расположить к беседе и сейчас. И судя по выражению лиц обоих, говорили они явно не о методах ведения боя против магических существ: оба улыбались и, вероятно, обсуждали погоду или новый наряд Марии.
— Я ничего не могу ответить на это, Анна. Со своими способностями я едва научилась справляться, не знаю, что скрывает Ларс, и где он научился магии, если это была, вправду, она, — девушка пожала плечами. — Пойми, что у нас не было возможности выбирать себе спутников в условиях леса.
— И вот мы с вами, готовые накинуться друг на друга при любом подвернувшемся случае, — Анна усмехнулась. София, поразмыслив, решила ухватиться за ее слова:
— Что произошло между вами? Сейчас мы заодно, и Ларс довольно спокоен, но тебя, я смотрю, его присутствие задевает за живое...
— Не спрашивай, Софья. Это слишком старая история, чтобы о ней говорить сейчас. Она началась еще в детстве, и на сегодняшний день Ларсу уже приходилось умирать от моей руки. Но я разберусь с этим, — Анна говорила твердо. — Вероятно, есть связь между его таинственным знанием и воскрешением пять лет назад...
Принцесса не стала спрашивать. Все вопросы, касающиеся прошлого, постоянно выводили разговор в тупик, так что она лишь кивнула. Анна ускорила шаг. Впереди показался поворот, резко ведущий вверх, а за ним — ущелье. Но она не успела завернуть, рывком оттолкнула Софию в сторону, и сама последовала за ней с криком:
— Осторожно! Камни!
Ларс позади среагировал мгновенно: подхватил Марию и также ушел с дороги. Через мгновение на их месте пролетел булыжник, а за ним последовал еще десяток. Они рушились с неимоверной силой, оглушая, и разрушали дорогу. Мужчина укрыл принцессу за каменным выступом, сам выглянул вперед. Анна и София прижались к земле, закрывая голову. Они находились вблизи от поворота, и хвататься кроме как за землю, было не за что.
Поверхность уходила под наклон, и девушки скользили. Анна нащупала под собой толстую корягу, напоминавшую корень, и сжала на ней ладони Софии. Сама постаралась опереться ступнями о рыхлую почву, но тут же услышала снизу:
— Анна! Скользите сюда! Я вас поймаю! Здесь есть где укрыться!
Девушка обернулась. Ларс краем глаза выглядывал из-под выступа и махал рукой. Их глаза задержались друг на друге, но Анна ответила:
— Сейчас прилетит! Прячься!
Мужчина успел нырнуть в укрытие, в то самое время, когда на выступ сверху прилетел булыжник. Мария обхватила голову руками и вскрикнула. Рядом непрерывным потоком рушились камни. Они тянули за собой почву и разлетались по сторонам. Ларс хотел снова глянуть на Анну, но поток не давал даже слышать: скалистые обрывки оглушали ударами о землю и друг о друга. Высунуться он больше не решался.
— Что теперь будет? — пролепетала принцесса. Глаза ее наполнились слезами.
— Все пройдет, Мария, все пройдет, — непроизвольно Ларс пригнулся ниже: по верху их укрытия проскользил, раскалываясь, булыжник. Его частицы промелькнули прямо перед скорчившимися путниками. Мужчина выдохнул и закрыл глаза, отстраняясь от реальности. Грохочущие удары о поверхность над ними стали беззвучными, и тогда его губы зашевелились в несвязной речи. Мария была слишком напугана, чтобы удивляться, но выступ, за которым они прятались, стал словно светиться, отражая удары. Один за другим, обгоняя и разбивая друг друга, камни в бесконечном потоке проносились мимо. Те, что задевали линию свечения, отскакивали в стороны; те, что были огромными и тяжелыми, будто воспаряли над укрытием, почти не задевая. Но вскоре и удары прекратились. Камни, как по команде, пролетели мимо и врезались о противоположную сторону скалы. Камнепад прекратился. Горы погрузились в пыль.
Мужчина поднялся. Клубы горного тумана заволокли пространство. Не боясь попасть под новую волну обвала, он постарался разглядеть девушек. Среди слепящей глаза пыли в середине дороги стояла Софья, разведя руки. Она словно держала на своих плечах невидимый груз, тянущий вниз и отбирающий силы.
Девушка вскинула голову, раздался хлопок. Невидимые камни, словно отлетели назад или вовсе растворились в воздухе. Принцесса глубоко вздохнула. Ее внешний вид казался слегка потрепанным из-за налетевшей пыли, но Софья держалась весьма уверенно. Заметив Ларса, она повернулась в его сторону, вытянула руку вперед и прокричала:
— Стой! Не подходи ближе, — мужчина опешил, но остановился. Та продолжила. — Где Мария?
— Она здесь, никого не задело, все обошлось, — Ларс говорил как можно мягче, но принцесса требовала:
— Я должна видеть ее!
— Софья, чего раскричалась? — та ворчала в своей привычной манере, но голову из-за выступа показала.
— Не выходи! — София указала на укрытие. — Ларс, присмотри за ней! — не двигаясь с линии обороны, София раздавала указания.
Мужчина махнул Марии оставаться на месте, сам сделал шаг к принцессе и спросил:
— Что происходит?
— Это еще не конец, — девушка сменила направление руки. — Анна, стой!
Воительница показалась сквозь туман. По обе стороны от нее таинственным мерцанием рассыпалась защитная грань, и девушка решительным шагом направлялась к принцессе. В ее голосе играли нотки злости:
— Мы должны идти, София. Что ты задумала?
— Да поймите же вы, что мы не сдвинемся с места, пока не разрушим эти чары! Я одна из всех вас могу противостоять вражеской магии, поэтому... пожалуйста, дайте мне время.
Ларс нахмурился, но, помедлив, кротко кивнул и отошел к выступу, перевел взгляд с Софии на Анну. Они же смотрели друг на друга, и только им двоим было известно, о чем говорят их взгляды.
— София, не глупи, — Анна шагнула ей навстречу. — Что бы это ни было, тебе одной не одолеть врага. Давай поищем другой путь.
— Нет! Анна, я знаю, что могу! Такого прилива сил, как здесь, я не испытывала никогда в жизни. И если это мой шанс вырасти, то я использую его.
— Это безумие! Мы не знаем, с чем имеем дело...
— Я многому научилась у тебя, Анна, — София улыбнулась. В ее глазах побежали огоньки. — Я рада, что познакомилась с тобой, и что именно ты нас ведешь, — она опустила руки, перевела взгляд на Ларса. Рядом с ним издавала теплый небесный свет верхняя грань выступа, из-за которой украдкой выглядывала ее сестра.
Легкое покалывание охватило ладони принцессы, она закрыла глаза. На миг она представила, как ее лица касаются первые, еще неокрепшие, но уже теплые лучи солнца; как она, замерев с книгой возле камина, растворяется в уюте своего замка; как тревожное пламя свечей манит ее взор в глухой ночи...
Девушка еще раз огляделась вокруг себя и уже совершенно спокойно сказала:
— Подойди к Ларсу, — все та же улыбка озаряла ее лицо. — Прямо сейчас, слышишь, Анна? Подойди... Рядом с ним ты будешь в большей безопасности, чем где-либо...
— Только после тебя! — Анна бесшумно возникла совсем рядом с девушкой, но та была готова. По щелчку ее пальцев ветер, затаившийся среди гор, вдруг возник между ними и сильным порывом понес воительницу к укрытию. Сколько бы она не сопротивлялась, не вставала устойчивей на землю, ветер переборол ее и по указу своей создательницы оставил девушку возле выступа. Ларс подал ей руку, но та не приняла помощь, вскочила на ноги и вновь уставилась на принцессу.
София теперь полностью повернулась к спутникам, улыбалась и, овитая потоками ветра, словно проговорила его голосом:
— Все будет хорошо, — и очень плавно развернулась в сторону ущелья.
Анна не тронулась с места, ей нужно было видеть, что происходит. Не скрывая напряжения, девушка снова вытащила мечи и в любой момент готовилась вступить в бой с невидимым врагом. Ларс тоже не спешил прятаться: он находился рядом и смотрел лишь в одну точку. Каменистая поверхность выступа покрылась мерцанием, но никто не обратил на нее внимания: основное движение происходило возле поворота к ущелью.
София повернулась лицом к горам, растворяясь в свежести воздуха. Поддаваясь обостренному восприятию в этой местности, девушка прислушалась к собственным ощущениям. Ладони все также теплели, словно копили энергию для обороны, перед закрытыми глазами стояли образы дома, нос уже улавливал знакомые запахи, но что-то внутри возвращало принцессу в реальность.
Сквозь ее видение далеко сверху летели первые камни, рушащие иллюзорный мир замка. И девушка не простила им вторжения. Вмиг собравшись, она бросила все силы на сдерживание удара. Уже знакомые воронки закрутились вокруг принцессы и вбирали в себя всю мощь магии гор. А возникающие булыжники порхали в воздухе, как пушинки, по одному только велению волшебницы. А она, вместе с тем, не прекращала плести сети для ловушки новых, крушившихся прямо с неба, камней.
Они пронизывали ее видение, до сих пор не уходившее из мыслей, и приобретали материю уже на склонах, либо прямо в воздухе над ними. Воронки увеличились, вбирая в себя уже реальные булыжники. София замечала их и старалась оттолкнуть порывом, но основная масса все же попадала в воронки. Приближение каждого нового магического предмета отдавало жаром в ладонях, и со временем они уже почти горели, но девушка направила их вверх — туда, где подкрепление не помешает, — и потоки воздуха соединились в один смерч.
Зрелище завораживало масштабами и своей нереальностью. Среди гор, достигавших вершинами облаков, крутился огромный вихрь, впитывая в себя падающие с небес камни. Внизу, у истоков воронки стояла хрупкая девушка и управляла им. Теперь глаза ее широко распахнулись и пропускали сквозь себя эту магию, не доступную никому на свете.
Анна и Ларс застыли в стороне, боясь отвести взгляда от чудесного камне-воздушного потока. Никому из них в жизни не приходилось видеть подобное, и вряд ли когда-либо еще такое могло повториться. Воронка набирала обороты и крутилась по своей оси быстрее с каждым окунающемся в нее камнем. Теперь их очертания среди потоков воздуха были неразличимы: одна сплошная тьма, словно, соревновалась в силах с магией ветра.
По мере увеличения скорости вихря, увеличивалось количество камней, попадавших в нее. Анна не повела и глазом, когда первый булыжник пролетел в метре от нее, но когда второй задел угол их укрытия, встрепенулась. София в этот момент согнула руки, словно от тяжести — будто сама держала на плечах груз разрушенных горных пород, спина ее наклонилась, ноги подкашивались.
Тонны камней теперь сыпались с неба, фонтаном расплескиваясь из вершины смерча. Горы недвусмысленно напоминали, кто и в чьих владениях сейчас находится. Но Анна этого не признавала. Не думая о последствиях своего решения, она нырнула под камнепад. Уворачиваясь от каждого следующего камня, далеко уйти не получилось. Ларс настиг ее и в два шага вернул в укрытие. Теперь, кроме него, спасительного места вокруг не оставалось.
— Ты с ума сошел?? Ее задавит под этой грудой!! — Даже оказавшись под выступом, Анна толкнула мужчину в плечо, не скрывая эмоций.
— Как и тебя! Ты слышала Софью? Не вздумай вмешиваться!
Анна постаралась выглянуть из-за укрытия, но кроме каменной лавины, покрывшей всю землю, она не увидела ничего.
Но Софья еще дышала. Она упала на колени, соорудив вокруг себя защитный купол, и все так же держала в ладонях смерч. Теперь он почти не вращался и скрипел, словно заржавевший механизм. Эти звуки, вероятно, слышала одна лишь Софья, воспринимавшая и спасительный вихрь, и вражеские снаряды как живое существо. И платила тем, что уже практически физически ощущала, как камни бьются о ее преграду, достигая тела, оставляя ссадины, порезы, сбивая с ног...
Но как быть, если не сдаваться? Как победить таинственного врага, не зная об его слабостях? Бить вслепую? Но как? Если нет сил, чтобы подняться и взглянуть на свое творение. Взглянуть на стремительный поток камней — самых разных, — покрывших собой все вокруг, бросить хотя бы быстрый взгляд на спутников, невидимых теперь даже при детальном разглядывании. Но сил не оставалось даже, чтобы дышать.
Ураган таял, а София не видела — ощущала — как стремительно несутся все зависшие до этого в воздухе булыжники, как рушится на нее целый мир, неумело спасаемый ею.
— Я научусь... когда-нибудь, — сама себе прошептала девушка. — Так же, как научилась Анна когда-то... не проигрывать.
Тоненькая струйка крови потекла из носа почти черной полосой на бледной коже девушки. Дыхание сбилось. Она подняла глаза. Прозрачный купол ее защитной магии растворился в воздухе, и она увидела мощь гор, с которой вздумала бороться в одиночку. И никто не поможет, никто не подскажет, как быть, лишь светлый замок вновь плывет перед глазами, где убранные покои и уютные залы, где весь он — это дом.
Миг крушения стихии застыл перед ней, и не ждала Софья чудес, что могли спасти ее, представила лишь своих спутников — Анну и Ларса — уже ставших родными за весь период их хода, несмотря на сложности; Марию — младшую сестру, всегда подражавшую ей и мечтавшей стать прекрасной девой, чтобы затмить всех принцесс на балу у лордов Наллароса и уже в статусе королевы вести к процветанию нечто большее, чем одинокий замок на скале у бескрайнего моря.
И теперь их судьбы угасали под толстым слоем булыжников, покрывавших землю, словно ковер — коридоры роскошного замка. И только она одна могла повлиять на исход, но ее жизнь таяла с каждым новым опускающимся камнем. От бессилия и невозможности изменить ситуацию, София задрожала. Руки охладели и, ища тепло, сомкнулись на груди.
Девушка опустила голову, коря себя за неудачу, готовая с достоинством принять последний удар. Но ладони обожгло пламенем. Она рывком оторвала их от груди и встряхнула в воздухе. Камни, самые близкие к земле, словно оттолкнулись о невидимую преграду, с легкостью набрали высоту и, паря, разлетелись на мелкие частицы. Руки сами потянулись выше, и нависшая следом неподъемная груда по одному лишь хлопку взорвалась в небе.
Ошарашенная, София озиралась по сторонам, ища источник, но вдруг в груди зажгло — ровно так же, как горели руки. И, желая избавиться от боли, девушка опустила глаза и удивилась, насколько ярко переливается медальон, как искрятся руки, и ноги твердо встают на почву. Одним лишь движением руки она подняла ввысь каменный ковер, покрывавший землю, и мысленно приказала ему исчезнуть. Мгновение камни колебались, но вдруг стали терять очертания и постепенно растворились в воздухе, как утренний туман среди гор.
Расчищенное пространство снова ожило, но Софья не спешила бросаться к своим друзьям. Медальон обжигал кожу, направляя ее саму при этом в сторону возможной опасности. Теперь девушка ясно чуяла ее, несмотря на удивительную победу. Но она вновь обрела силу, а, значит, должна оборвать цепочку магических обвалов.. должна дотянуться до источника вражеской магии, каким бы он ни был. И она вновь сотворила воронку.
Ураган полетел вперед, сквозь ущелье, не трогая ничего. Но здесь больше ощущалось колдовства, оно скрывалось от глаз где-то за границами воздуха. И сейчас София с каждым вдохом приближалась к разгадке, где именно. Мысленно ухватившись за хвост смерча, она словно проникла внутрь него, вихри магии обволокли ее, и девушка замерла.
Нависла тишина, но принцесса улавливала скрипящие звуки, практически не заметные слуху обычного человека. Монотонно звеня, они манили нарастающей громкостью.
Преждевременно догадываясь о подступающей опасности, София поставила перед собой блок. Сверху вновь посыпались камни. Теперь они наращивали скорость, крутились в воздухе и могли менять направление. Девушка сосредоточилась на барьере, и он послушно отражал поток, с каждым ударом лишь крепчая. И вихрь начинал вновь набирать обороты: все закрутилось, как прежде, но принцесса теперь не тратила заимствованные ресурсы на обвал, она пыталась найти источник.
Руки тянулись к небу и будто ухватывались за тонкую нить, проходящую через всю воронку. София с усилием тянула ее на себя, сокращая расстояние до невидимого противника. Она должна достать его, взглянуть ему в глаза и узнать, чего он хочет. Впереди еще долгий подъем, и останавливаться посередине, а тем более поворачивать назад, после всего пройденного стало невозможным.
Неизвестная доселе магия, хранившаяся в медальоне мощь, вдруг вырвалась наружу и одарила свою носительницу безграничным ресурсом возможностей. Впервые София руководила своими силами и принимала решения о судьбах товарищей, а также методах достижения желаемого. А сейчас она хотела лишь одного — расправы.
В бесконечный камнепад магических снарядов ворвался пронзительный ветер, терзавший лицо и путавший волосы. Сосредоточение пошатнулось, когда девушка отвела одну руку в сторону и, уловив его движение, направила его к своей бушующей воронке. Вихри соединились. От увеличения потока все камни словно подскочили и от удара разлетелись вдребезги. Пользуясь моментом тишины, девушка сконцентрировалась на враге, но огромные валуны в небе возникли вновь.
И Софья проходила сквозь них, она тянула руки выше и выше, пытаясь достать до вершины то ли урагана, то ли гор, то ли чего-то иного, но безусловно, весомого в познании магии мира в целом. А та энергия, что определяла магию по ту сторону воронки, казалась чуждой здесь, среди гор, и значит, нужно выяснить, что происходит. Ведь чуть ниже в лес, в лагере амазонок, не срабатывало ни одно простейшее заклинание, а дома, в Белом Ястребе, о магии как о силе, никто и не слыхал. И те мощи, что витали здесь, были весьма любопытным явлением, вот бы направить их на благие цели...
Софья нырнула в поток, дотягиваясь еще выше. Камни пролетали мимо и по мере приближения ее к источнику ударяли сильнее, барьер начинал гаснуть. Но нельзя было отступать! Никак нельзя! Цель близка, и все возможные силы нужно бросить на ее достижение. И с первым проломившим грань барьера ударом, девушка дотронулась до чего-то холодного.
Ее горячие ладони вмиг превратились в лед — магия врага, и тем более его близость не оставляли шансов на спасение. Ветер снова налетел на девушку, она почти не видела, но холодные руки держали цель. Оставался лишь последний шаг, чтобы покончить с ней. София сосредоточилась на невидимом враге, но вдруг уже физически ощутила удары камней по телу. Скользнувшая мысль резко отвела направление потока, но дыхание призрачного создания вновь направляло их назад. И девушка не стала сопротивляться.
Погрузившись в нереальность образов, она позволила каменным снарядам проникнуть сквозь себя. Медальон еще обжигал грудь, исполняя внутренние указания своей носительницы. А взгляд и сознание она устремила ввысь — туда вывела ее магия. И губы сами зашептали старое заклинание, не применяемое никогда и ни при каких обстоятельствах Магической академии Наллароса. Но сейчас слова всплывали в памяти сами.
София с трудом коснулась медальона, заряжая ладони энергией, и когда она направила их от себя, лавина камней застыла. Последнее слово заклинания смерти слетело в губ ровно в тот момент, когда порыв стихии подхватил весь поток не успевших опуститься камней и огненной стрелой понесло вверх, перемешав в хаосе магию ветра и огня.
И откат от сплетенного ею действа не заставил себя ждать. Последняя грань между физической болью и духовным истощением стерлась, обрушивая на принцессу каменную массу. Но девушка и не думала закрываться: завороженная, она устремила свой взор на призрачное существо, распахнутыми крыльями обнимавшее горы. Его крик покрыл окрестности тревожным сигналом, и величественные очертания растаяли в воздухе. Магическое сплетение, созданное Софьей, последовало за ним и потухло в сводах темных гор.
Воронка исчезла сразу. Принцесса в изнеможении упала на землю, не сводя глаз с небес. Медальон не обжигал кожу, ветер утих. Перед девушкой возник образ призрака — то ли реального, то ли созданного магией существа, в ушах стоял его пронзительный крик, глухим эхом разлетающийся по просторам гор. Тело ныло от понесенных ударов, местами разорванная одежда обнажала кровоточащие раны. Боли не было, только воздух вдруг начал исчезать куда-то, но за него София не боялась.


Последний раз редактировалось Klara_Hummel; 02.12.2017 в 18:56.
Ответить с цитированием