Показать сообщение отдельно
  #89  
Старый 26.06.2017, 00:08
Аватар для Vasex
я модератор, а нигвен нет!
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 9,141
Репутация: 1526 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
здесь на днях добавится ещё два отрывка и это будет конец главы про "битву"

8.
Скрытый текст - 8. - 15387 знаков:
8.
Безымянный Лорд или, как его ещё называли, Лорд-Без-Имени, сын ныне мёртвого барона Предола, взобрался на стену Храма Наук. Точно простой солдат – по многочисленным ступеням сквозь нутро провонявшей потом осадной башни, ведь ворота до сих пор были завалены непроходимым мусором, который без приказаний никто не удосужился разгрести. Ничего, Храм Наук пал, это было неизбежно, и теперь время собирать трофеи.
Он окинул взглядом внутренние дворы, вид на которые открывался со стены. Удивительно, что защитники продержались так долго. Внутренние постройки походили на руины, некоторые из них – будто древние, давно не дымящиеся, попросту уничтоженные уже давно от снарядов катапульты, а то и требушета. Казалось, вообще ничего ценного не уцелело на этом пепелище войны.
Всюду лежали окровавленные тела – в основном не закованные в броню, как солдаты Предола и Бедесорна, а люди в лёгких мантиях или с неполными будто позолоченными цинадскими доспехами. Всё свидетельствовало о бойне, и бойня продолжалась, судя по шуму и крикам где-то в отдалении – в самых недрах Храма. Но исход боя уже был точно предрешён. Защитников остались единицы, которые прятались по углам. Это были самые умные из них. Ведь тех, кто сдался на милость победителям, в большинстве своём ждала незавидная участь. В Скорлупе чужая смерть воспринималась намного легче, чем в других мирах.
Лорд-Без-Имени решил: пускай пока его отец и Корабус разбирается с Хранителями Слова. Это их цель похода. Но не сына барона. Он ведь ещё живой, его волнуют материальные блага. И в первую очередь…
Он остановился возле одного из поверженных титанов. Склонился над ним, изучая строение, механизмы.
- Что ты такое? – пробормотал барон себе под нос. - Орудие, которое могло бы пригодиться? Или орудие, которое следует уничтожить?
Он кое-что знал об орудиях, которым не место даже на полях войны. Именно поэтому пришлось теперь держать в тайне своё настоящее имя. Похоже, что придётся скрывать его до конца своих дней. Впрочем, невелика потеря, пожалуй. С таким дурацким простолюдинским именем он бы звучал, как самый смешной барон. Он, конечно, с ранних лет знал, что он бастард, мать всё рассказала, но его с детства приучили к тому, что ему не место в высоком дворе. К счастью, она ошиблась. И даже будь у него истинно королевское имя, всё равно – потеря невелика по сравнению с рисками.
- Милорд! – подбежал один из солдат. – Если вам интересно, здесь неподалёку находится мастерская Скрёбышей. С недоработанными титанами и прочими изобретениями. Там крыша обвалилась,
- Без Скрёбышей в этом сложно будет разобраться, а они не изъявляют желания помогать, даже будучи мучимыми, - сказал один из призраков советников. – И говорят, что Тракеций в последние дни сжёг многие свитки, чтобы никто не мог так просто разгадать секреты Скрёбышей.
- Предать огню всё остальное, - приказал Лорд-Без-Имени. – Но сначала разбейте титанов молотами. Вряд ли искореним заразу, Скрёбыши призраками могут продолжить своё дело. Уверен, желающие среди живых найдутся им помогать. Но пока братья у нас в призрачном плену, мы делаем этот мир лучше. Возможно, если они будут мучимы достаточно долго – много лет – они повредятся умом, ну или просто передумают заниматься этим делом.
- Милорд, простите, - сказал один из советников. – Но, может, стоило бы сначала обсудить это с вашим отцом? Быть может, титаны могут нам пригодиться в будущем. Это очень серьёзный аргумент в любых ситуация – в военных, в политичесих, в дипломатических… В конце концов, их можно продавать… Для экономики, торговли, содержания армии это…
- Предать огню, титанов разбить, - повторил Безымянный Лорд. – Я не мой отец, а призраки отныне не в почёте, не имеют полноценной власти. В любом случае, Скрёбыши у нас, а эти остатки титанов ничего не значат. Вот завладеем титановыми рудниками, тогда и можно будет размышлять о будущем этих изобретений. Без Скрёбышей мы всё равно не сможем нормально наладить это дело. А если уж они сломаются и согласятся помогать – то смогут делать это с самого начала, не имея на руках ничего.
- Милорд, мне кажется, это ошибка… Титаны могли бы покрыть наши затраты в этой битве. А то и более. Они могли бы даровать нам мощь, сравнимую с лучшими армиями. А вы сейчас сожжёте все чертежи, все…
- Эту мощь мы только что сломали.
- Не без помощи магов Бедесорна…
- Бедесорн – наш союзник.
- Навсегда ли? Это более высокое сословие…
- А у нас всё ещё больше армия…
- Которой нечем платить.
- Хватит! Выполнять, что я сказал. Следующая цель – рудники в Грандуа. И для создания титанов нужна ещё эта Говорящая с Духами, которая среди Хранителей. Говорят, только она способна связывать души с титанами. И я не слышал, чтобы её уже нашли или убили… И я очень сомневаюсь, что эта сука будет нам помогать – что живой, что призраком. Та ещё чертовка, насколько я наслышан.
- Из Хранителей пока нашли только Хайнса. Но ещё не всю крепость обыскали. В нескольких залах ещё оказывают сопротивление, забаррикадировали двери…
- Могли Хранители сбежать?
- А как им сбежать? Стены Храма окружены и живыми солдатами, и сферой из призраков, даже под землёй. Никаких подкопов, никто со стен не прыгал. Наши дозорные на ближайших перевалах Грандуа ни о чём подобном не докладывали… Ни одного беглеца за пределами крепостных стен.
- Какие ещё новости из Храма?
- Нижние этажи, включая подземелья и темницы, зачищены. Раненных в лазарете перебили. Всего пленных, которые сдались на милость, – около полусотни. В основном женщины и дети, по большей части – ученицы и ученики, которые представляют слабую опасность, даже владея магией. Их выволакивают во двор. В замке остались только заключённые, на которых испытывали заклинания. Мы пока не знаем, что с ними делать…
- Я наведаюсь к ним. Ищите Хранителей.
- Ищем. Корабус ищет.

Съехавшая под градом ударов снарядов катапульты и требушета крыша мастерской братьев Скрёбышей образовала возвышенную над землёй деревянную платформу, которую облюбовали палачи Предола и Бедесорна. Собственно, палачи были не официальными, а самозванцами – раззадоренные пролитой кровью врагов и друзей или так и не отведавшие её в бою, но желающие поучаствовать в бойне хотя бы таким способом. И называли они себя не палачами, а судьями.
Безымянный Лорд распорядился казнить всех вражеских магов. Но не уточнил, каких именно. Так что суд вершили по одобрительному рёву толпы – совсем детей на казнь не тащили, но учителей участь миновать не могла. А сам Безымянный Лорд наблюдал за правосудием со стороны, издалека, в основном выслушивал советников – живых и призраков – что докладывали ему о происходящем в разных частях храма. Как раз ему доложили о том, что с источниками восстановления магических сил придётся повозиться – все три фонтана на территории Храма Наук уничтожены, разворочены. На восстановительные работы может потребоваться много времени, особенно если не допускать к делу буревестников, коих и так почти не осталось – ни среди захватчиков, ни среди пленных. О том, чтобы пощадить оставшихся Лорд-Без-Имени ничего не сказал.
Всё это происходило на фоне огромной стены пламени – мастерская Скрёбышей горела.
Первым на колени поставили и голову на бревно возложили общеизвестного мастера ядов – Даранеса.
- Вы на моё званье вниманья не обращайте! – в лёгкой обречённой мольбе истерично усмехался старикан. – Все в Храме знают, что я ничем дурным никогда не промышлял, а травил только тех, кто и так отойти в мир иной собирается. Искажённых, например. Тяжело раненных.
- А что ты скажешь на это? – воскликнул один из палачей, тыча в лицо мастеру ядов охапкой из стрел. – Эти наконечники смазаны неизвестной отравой, от которой раненные умирают быстрее тортиглий! Скажешь, не твоих рук дело?
Толпа захватчиков озлобленно взревела. Некоторые вспоминали поимённо погибших от заражений крови, путая яды и болезни, мешая всё в кучу, вешая на мастера ядов намного больше грехов, чем совершил бы, даже если бы захотел.
- Никогда не стремился промышлять злодейским делом, - мотал головой Даранес, но всё же посмеивался – извечно улыбчивый, весёлый, добродушный, что в данной ситуации мастеру ядов совсем было не к лицу. – Возможно, что-то я когда-то продавал другим храмовникам. Возможно, что-то у меня стащили. Но лично я наконечники стрел ничем не обрабатывал, и таких распоряжений ни с моей стороны, ни со стороны верховных магов не было…
Толпа поржала над храмовым магом.
- Вины не отменяет! – прогрохотал басом один из палачей, вздымая топор.
- Что ж, если моя вина предрешена… - облизнул пересохшие губы Даранес. – Тогда предупреждаю вас, что когда мы уничтожили фонтаны источника, я вдобавок отравил его. Вылил туда в шахту все имеющиеся в храме яды и отравы, заодно чтобы вам не доставалось сие оружие. Быть может, этого будет достаточно, чтобы отравить всю подземную реку, я не знаю. Но вкушайте на здоровье, коль не боитесь.
Толпа недовольно загомонила, в мага начали плевать и метать камни. А затем на его шею быстро опустился топор. Едва успевшую отлететь голову, другой палач отправил пинком в дальний конец двора – кровавые брызги оросили лица в толпе, одни люди ржали, другие недовольно загомонили. Пленные шумно стонали и молили о пощаде. Многие обречённо молчали.
- Следующего ведите! Вон того сучьего сына! Точно один из верховных магов!
Одного из самых старых магов Храма Наук возвели на эшафот и поставили на колени перед окровавленным поленом. Он преподавал магию света. Ему зачитали обвинительный приговор, основным пунктом которого было его участие в выращенной башне – направлял лучи Рашмы-Никогда-Не-Заходящего на войско освободителей. Так себя со смехом называли захватчики.
- Вину признаю. Поступил бы так снова. Но вот что скажу. До того, как мастер ядов отравил главный здешний ресурс, я успел обмокнуть туда свой ветхий хер и свои железные яйца…
Некоторые пленники заржали.
- А ещё сделал туда все возможные прочие дела. Так что если яды не подействуют, просто знайте это, когда будете глотать эту священную воду.
- Среди нас магов, считай, нет, - рассмеялся палач. – Когда всё наладится… Когда Безымянный Король взойдёт на престол Венозенга… Когда восстановим отношения с Цинадой и остальным Конгломератом, тогда возобновим поставки восстановительного эликсира ихним архимагам. Только теперь это вам, ублюдки, обойдётся не бесплатно. Будут ещё приплачивать за такое чудесное пойло. Так что забирай свои угрозы с собой в могилу, колдун. А точнее… мы тебя сожжём, как и остальных. Достойный финал волшебника школы света. Достойный конец для колдунов и ведьм, разве не так?
Удар секирой, и нет головы мага света.
- Следующего! Вот её! Точно ведьма, не иначе!
Пленники особенно громко запротестовали, когда на эшафот потащили Окку. Она успела приобнять и поцеловать детей, даровать им пустые обещания. Оба ребёнка плакали, их пинками отбросили от жертвы правосудия.
- Она целительница! Лучшая в своём роде! – заступались пленные. – Она добрейший человек! И не достойна смерти!
- Колдунья, как и было сказано! Все знают, что она один из главнейших магов Храма Наук, спросите призраков! – отвечали судьи-палачи.
- Всё, о чём прошу, – детей моих не троньте, пощадите, - сказала Окка.
- Которых ты своему дерьмовому ремеслу научила?
- Ничему я их не учила.
- Все вы сраные маги одинаковые. Всех вас ждёт смерть.
- Я никому не сделала ничего плохого. Но готова принять смерть, как взрослый защитник Храма Наук. От Цинады и Порядка не отрекаюсь. Но дети уж точно не при чём.
- В их жилах течёт твоя сраная кровь! Всех вас нужно сжечь!
- Детей пощадите, - повторяла Окка, закрывая глаза и укладывая голову на мокрое от крови бревно.
- Заткнись, ведьма.
Топор снова громыхнул. Пленные завыли ещё громче, дети завизжали.
- Следующего сюда! – кричали палачи.
Безымянный Лорд довольно кивнул и двинулся ко входу в крепость.


Подземная тюрьма Храма Наук отличалась от подобных темниц под любыми крупными замками порядком, чистотой и хорошим освещением. Её почти никак не затронули удары снарядов катапульт – лишь тонкий слой пыли и крошки покрывал полы – бои внизу не велись. Здесь лежал только один труп посреди коридора. Впрочем, его обезображенного вида хватало, чтобы это место больше не казалось самым уютным в храме.
Одна из камер была открыта, там никого не было, лишь блуждали призраки, а в остальных сидели заключённые, которые так и не дождались освободительного увечья.
- Сразу видно, что его магией жахнули, - усмехнулся один из советников Лорда-Без-Имени.
Правителю сначала показалось, что у тела не хватало головы. Но шея частично уцелела, а голова осталась, словно прилипшая к плечу и немного сплющенная.
- Ему что-то разорвало горло? – спросил Безымянный Лорд. – Какой-то магический взрыв?
- Всё немного интереснее, - посмеялся один из призраков-надзирателей, который помогал во всём предольцам из тыла противника. – В последние часы осады за узниками никто не следил, даже призраки, у всех сыскались дела поважнее. Теперь мне пришлось хорошенько поломать голову, что же тут приключилось. И я, кажется, знаю ответ.
- Да что тут гадать! Один сбежал, - сказал один из заключённых. – Ну и дурак. Враг нашего врага – наш друг. Мы готовы служить вам, Лорд-Без-Имени. Освободите нас, пожалуйста, маги нас совсем замучили, но не отпустили, как обещали.
- Кто сбежал? – спросил новый барон.
- Да чёрт его знает, - сказал призрак-надзиратель. – Свиток этого заключённого случайно сожгли в Зале Испытаний, настоящее имя неизвестно. Эти тоже не знают, даже пытки не помогут.
- Тут многие из разных тюрем, не все торопятся заводить новых друзей по прибытии сюда, - пробормотал заключённый из соседней камеры. – А как пошли слухи о возможности Слова, да и как свитки сгорели, всё, имя раскрывать своё ему совсем не было повода.
- Описать сможете? – спросил барон.
- Никаких заметных отличительных признаков, никаких татуировок, - пожал плечами призрак. – Тихий, незаметный, осторожный, хитрый. Речь нормальная, за кого угодно сойдёт, хоть за аристократа. Я бы описал, какая у него борода и волосы, но теперь это не имеет смысла – стриженный и бритый, точно солдат… Не уверен, что теперь его вообще в лицо узнаю. Всегда жутко заросший был.
Призрак указал на койку беглеца, где лежали горсти длинных серых волос.
- Так как же он сбежал? – спросил Лорд-Без-Имени.
- Дверь открыл. Ключом.
- Он украл ключ?
- Сделал.
- Сделал? Но как?
- Из синего кристалла…
- Маги, конечно, не очень мудро поступили, давая нам доступ к таким побрякушкам, - усмехнулся соседний узник, свесив руки через решётку. – Я поначалу думал, что он заточку делает. Скребёт этим кристаллом, когда никто не видит.
- А он её и сделал. На другом конце этого кристалла, этого ключа. Этим лезвием он и обрился. И ударил первого попавшегося охранника этой заточкой. В шею.
Все снова взглянули на труп охранника в коридоре. Доспех на нём отсутствовал.
- Так это стражник? – удивился советник. – Я думал, это какой-то простолюдин в нижнем белье…
- Он его форму и броню забрал. И оружие.
- Не похоже на удар заточкой, - нахмурился Лорд-Без-Имени.
- Так он этот кристалл потом поджёг. Щелчком пальцев.
Простейшая магия огня, даже многие простолюдины, магии не обученные, так умеют.
- А почему ты решил, что это ключ? – спросил советник надзирателя. – Почему не простая отмычка?
- Простой отмычкой такие замки не откроешь, они очень сложные, к тому же под магической защитой от взлома. Только ключом. Но не это придало мне уверенности в этом вопросе. Взгляните сюда. Зайдите, не бойтесь, никто за вами дверь камеры не закроет.
Лорд-Без-Имени, чуть поворчав, зашёл в камеру. И уставился на каменную стену. Её покрывали типичные для мест длительного заключения царапины.
- Ну и что тут? Считал дни…
- Он тут столько не провёл дней, милорд, - усмехнулся призрак. – Вы смотрите на картину в целом.
- А… Ага… Понял… - пробормотал барон.
Все вместе засечки на каменной стене образовывали формы зубцов у ключа от его камеры. И, надо сказать, ключ был не из простых, а довольно сложный.
- Парень молодец, - усмехнулся советник.
- Откуда же он так хорошо знал форму ключа? – спросил барон.
- Это мне неведомо, - пожал плечами призрак. – Может, разглядел у охранников в руках или на поясах. Может, как-то ему в руки ненадолго попал этот ключ. Они же все тут мастера прикарманивать то, что плохо лежит или висит. Может, призрак какой помогал ему, описывая формы в подробностях. Может, иначе как-то узнал, магией какой владеет… Но не сильной магией. Сильную магию маги чуют и принимают меры по дополнительной магической защите подобных камер. Тут что-то другое или попроще.
- Что ж, описания нет, отличительных черт нет, ничего о нём неизвестно, - вздохнул барон. – Будем считать, что его убили, как обыкновенного храмовника в золотистой броне.
- А что если он переоделся потом в кого-то из наших? – спросил советник. – Тут полно наших мёртвых товарищей, их одежды…
- Ради одного самозванца, который даже не заинтересован в этой войне… Что ж, прикажите всем сотникам проверить свои роты – по документам каждого. Но я не думаю, что мы его найдём и что нужно тратить много усилий на поиски. В конце концов, если ему повезло, то он переберётся в сословие повыше. В Бедесорн. В таком случае, надеюсь, этот маньяк там приживётся, хе-хе.
- Мы не знаем, за что он сидел.
- Я вижу, на что он способен, - усмехнулся барон, брезгливо трогая обгоревший труп сапогом. – Этого достаточно.
- Так просто бросаете поиски? – удивился один из узников. – Что ж, давайте мы его сами поищем, будет, чем нас занять, пока никому в войске это неинтересно. По-крайней мере мы его узнаем по голосу.
- Нет, вы никуда не пойдёте.
- Освободите нас! Разве мы не заслужили?
- Освободить вас? Кого вас? Вы теперь… вы всё ещё… Вы на моей земле! Я не знаю, что вы натворили и за что сидите. Я не знаю, какие сделки вы заключали с магами. В конце концов, среди вас могут быть ублюдки-маги, которые прикинулись пленниками, чтобы избежать расправы. И нам лишние рты не нужны. Если мы убивали раненных, то уж головная боль противников нам и подавно не нужна. Я вижу, на что вы способны…
Заключённые испуганно загомонили. Перебивали друг друга, всё отрицали, буквально поскуливали.
- Убить всех, - махнул рукой безымянный барон и удалился.
Заключённые принялись кричать громче. Кто-то исходил на гнев, кто-то бесился в истерике, кто-то просто молил, молил незнамо кого.
Охрана барона переглянулась, пожала плечами, кто-то даже улыбнулся. Стали напротив решёток, взвели арбалеты.
И крики слились в один неразборчивый визг.
Многочисленные выстрелы их прервали.



Последний раз редактировалось Vasex; 02.07.2017 в 19:44.
Ответить с цитированием