Показать сообщение отдельно
  #19  
Старый 20.06.2017, 16:04
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 138
Репутация: 35 [+/-]
Сегодня проще. Линию принцесс продумывала давно, приближаюсь к разгадке первых тайн. Рада!
Но описание внешности глазами другого человека получается весьма размытым, особенно когда самой плохо представляются черты лица персонажа. Приходится импровизировать.
Скрытый текст - Принцессы:
София очнулась посреди дня от шума. Первой, кого увидела девушка после забвения, была Мария. Она сидела напротив, обняв колени, и смотрела в одну точку. В ушах зазвенело, тяжесть тянула голову вниз. Переборов слабость, девушка села. Мария повела глазом в сторону сестры, но положения не сменила.
Цветные полотна шатра пропускали дневной свет, но тепла София не чувствовала. Не меняя положения, девушка осмотрелась. Простенькая обстановка: стол с кувшином посередине, два стула, невзрачный ковер на полу, два сенника из шкур, — казалась настоящей роскошью для принцесс, покинувших королевские удобства. Плечи девушки покрывала плетеная шерстяная накидка, сапоги были сняты и аккуратно составлены рядом. Софья удивленно уставилась на сестру:
— Мария, это ты... меня так?
— Еще чего, Софья! Они привели нас сюда, тебя уложили, сняли обувь, укрыли... обращались с нами нежнее матери. Мне это не нравится, ясно? — та вновь отвернулась.
София лишь улыбнулась на упрямство сестры, вспоминая ее детство, но быстро вернулась в настоящее. Последнее, что запомнила девушка, было сорванное заклинание и тьма после. Она хотела лишь обездвижить на время собравшихся, но что-то помешало. Девушка словно физически чувствовала барьер, и он пересилил ее знание. Но... что произошло после? Кто она теперь — пленница, гостья, рабыня? Судя по обстановке, она не была ни одной из них.
Принцесса еще раз глянула на Марию. Та совсем замкнулась и закрылась от нее, как будто не желая видеть. Но и София не могла доверить свои мысли сестре. Что произошло накануне? Где они находятся? Кто все эти люди? Где Глаз Дракона и воины? За прошедшие сутки вопросов накопилось хоть отбавляй, и сейчас наступило время получить ответы.
Не теряя решимости, девушка вышла из шатра. Дневной свет ударил по глазам, София зажмурилась. И пока она привыкала к улице, вокруг раздавались сотни голосов и звуков, выделяющиеся громким хором в тишине густого леса. Здесь слышался звон мечей и командный голос наставниц, детские крики рвущихся на волю девчонок и строгие речи зрелых амазонок, ворчание и нравоучения пожилых. Открыв глаза, принцесса сначала опешила от происходящего: на маленьком клочке земли располагалось целое государство! Отличие состояло лишь в том, что населяли его исключительно женщины — разных возрастов, внешних данных, каждая на своем месте, но обходящаяся без какой-либо помощи мужчин.
Теперь София понимала, почему ее сестра пряталась внутри — настолько дико было принимать действительность и даже хотя бы косвенно участвовать в ней, наблюдая. Больше остальных девушку поразили амазонки-часовые, застывшие на смотровых вышках с луками наготове в руках. Однако амазонки-няньки, возившиеся с детьми, вызывали не меньший протест внутри принцессы: они не учили своих дочерей грамоте, не познавали искусство вежливости или стиля, как помнила София детство, — они учились держать меч в руках и проходили тактику ведения боя.
Ее появления среди обыденной суеты женщины-воительницы не заметили, София сделала еще пару шагов от шатра и старалась запомнить как можно больше деталей. Но, главное, найти в толпе ту, которая должна ответить на все вопросы. И довольно скоро она показалась.
Из высокого шатра по другую сторону лагеря, практически напротив жилища принцесс, вышла женщина. На общем фоне странных обитательниц леса она выглядела вполне обычно, но принцесса знала, что именно она правит здесь. Она говорила вчера с ней, и лишь из-за нее сорвалось заклинание. София напряглась, всматриваясь. Внешность воительницы в дневном свете показалась принцессе довольно красивой: не будь на ней доспеха, она могла бы выглядеть очень женственно и привлекательно для мужчин. Копна рыжих волос горела огнем на фоне общей серости. На предплечье, свободном от наручей, виднелся знак, издалека напоминавший ветвистое дерево: темные витки буквально разрослись по руке воительницы. Она свысока окинула взглядом лагерь, наблюдая за подопечными. Никто в заботах и глазом не повел на правительницу. А она всем видом выражала уверенность и спокойствие и, как будто, кого-то ожидала.
К амазонке подошла молодая девушка, София тоже узнала ее — она их привела. Воительницы о чем-то говорили, принцесса сделала шаг в их сторону, не сводя глаз с говорящих. Рыжеволосая женщина хмурилась, но следить не переставала, принцесса ускорила шаг. Она хотела подойти со стороны, пока амазонки ее не видят, но внезапно они разошлись по разным сторонам: правительница направилась в дальний шатер, ее помощница скрылась в соседнем.
София даже топнула ногой от досады: упускать возможность все выяснить было крайне обидно, а ожидание следующего появления хоть кого-нибудь из них не обеспечивало достижение результата. Однако хитрая мысль все же появилась в голове девушки. Она решила затаиться и проследить за дальним шатром чуть в стороне от хлопотного лагеря.
Она осторожно ступала, стараясь не вызывать шороха, и оборачивалась на каждом шаге. Навстречу ей попадались другие амазонки, каждая погруженная в свое дело и оттого не обращавшая никакого внимания на, казалось, потерянную среди безумства толпы принцессу. Но это было не так: София сейчас как никогда четко видела цель. Она шла, не отрывая глаз с того самого места, где в последний раз видела рыжеволосую женщину. Близость осуществления задуманного настолько увлекла девушку, что, ощутив твердое прикосновение к предплечью, она невольно вздрогнула. А через миг попятилась, ошарашенная.
Все замыслы враз улетучились, когда перед принцессой возникла мрачная фигура. Длинные черные волосы ее были заплетены в толстую косу, черное платье в пол вышито золотистыми нитями, плечи были покрыты шкурами диких животных, на поясе София заметила кинжал. Глаза незнакомки были распахнуты и смотрели на принцессу не моргая. Не говоря ни слова, она с силой схватила девушку за руку и потащила в сторону. Теперь София переживала не на шутку. Она обернулась и пыталась ухватиться взглядом хоть за кого-нибудь, чтобы окликнуть, но никто не повел и глазом.
Таким образом, женщина приволокла ее в темный шатер, скрытый в тени других обиталищ, и только тогда разжала пальцы. София осталась стоять, застывшая, в центре и беспокойно оглядывалась по сторонам. Внутри было мрачно. Полотна шатра, словно не пропускали никакого света. Поэтому странная женщина, зайдя в шатер, первым делом зажгла две тусклые свечи, обернулась.
София замерла, разглядывая жилище. Обстановка внутри пугала: на всех четырех сторонах обиталища висели цепи, по полу были разложены разноцветные камни, к куполу шатра была примотана охапка высушенной травы, спальное место обрамляла змеиная кожа. Ошарашенная, девушка поспешила к выходу. Но женщина мгновенно оказалась возле нее, взяла за руку и усадила за стол.
И тогда девушка заметила самое главное, на что не обратила внимания сначала: перед ней на столе находился шар из темного стекла с таинственными знаками на поверхности. Пару мгновений София с любопытством разглядывала предмет, хотела прикоснуться, но услышала:
— Не трогай! — голос женщины хрипел, густые брови хмурились, пустые глаза впились в принцессу и словно пожирали.
Девушка послушно сложила руки на коленях и, перебарывая отвращение, уставилась на пожилую амазонку. А та, как будто, ждала этого взгляда: она кивнула и торопливо зашагала вперед-назад, что-то бормоча под нос. София устала смотреть на происходящее безумство и резко отодвинула стул, но вдруг женщина выставила руку вперед и быстро заговорила вслух:
— Не бойся меня, девчушка, ты под куполом. Под тем же самым куполом, что оказалась я много-много лет назад... Когда столкнулись четыре силы, магия исчезла, но теперь... теперь! Все изменится! — она замельтешила по шатру еще быстрее.
София почувствовала, как похолодели руки и заколотилось сердце. Теперь она уже жалела, что покинула свое пристанище. Пришлось вникать в суть сумбурных речей сумасшедшей. Поэтому девушка вновь пододвинулась к столу и принялась слушать, всем видом показывая интерес.
— Я знаю, что в тебе магия, деточка, знаю... И кровь у тебя королевская, это видно. Ты наследница престола, но тебе не вернуть его, нет... не вернуть, — женщина остановилась и покачала головой, будто сочувствуя. София напряглась, не замечая, как сильно пальцы схватились за край стола.
— Сестра твоя тоже никогда не станет королевой, так что не думай! — она даже прикрикнула и снова зашагала. — Во времена расцвета империи эльфов, во времена правления великого лорда Мириана, когда мы были рабами, магия исчезла насовсем, ты видишь? Видишь, что стало?
— Что... стало? — София настолько не понимала, что все же отважилась спросить.
— Не стало! Источника не стало, чувствуешь?
С трудом, но девушка начинала понимать. Не могло сложиться воедино все, что хотела сказать сумасшедшая. В горле пересохло, София набрала в легкие побольше воздуха, чтобы меньше дышать: запах свисающей сверху травы, думала принцесса, сводил ее с ума. Но женщина продолжала:
— И теперь ты, я или любой другой человек не можем пользоваться ушедшим могуществом нашего мира. Все застыло в недрах, все там, все внутри... и те крупицы, что остались, находятся в хаосе, они рассредоточены по местности: захочешь — не соберешь. И даже прежде магический шар, и тот молчит, — ее взгляд задержался на стеклянной сфере, амазонка закончила свою странную речь.
София заметила, куда обращен взор сказительницы, и перевела взгляд с предмета на нее и обратно. Девушка подумала, что в несвязных речах амазонки, возможно, есть доля правды. И говорила она на тему, которая так волновала принцессу, а, значит, она могла стать ключом к разгадке никем не тронутых доселе вопросов.
— Я... ощутила барьер здесь, заклинание сорвалось, — тихо проговорила София, но теперь без страха смотрела колдунье в лицо.
— Купол, деточка, это все купол...
— Я не понимаю.
— Когда четыре фигуры встретились здесь, они защитили себя куполом, чтобы их силы смогли собраться воедино. Во всей Расколотой Низменности нет более обособленного от магии места, чем это.
— Как проявляется магия в других местах, если в мире, по вашим словам, она исчезла?
— Она есть, оставались немногие ее запасы в некоторых местах. Но они иссякли со временем и ныне пустуют. И сейчас, я могу сказать, что ее нет совсем! — Голос женщины повышался, она хотела говорить об этом, хотела поделиться знанием.
— Но почему на всем нашем пути я могла в любое время произнести заклинание и не испытывала никаких преград? А здесь... что-то случилось. — София невольно увлеклась темой. В магической академии Наллароса она изучала совсем другую историю возникновения магии, но она имела огромное количество нестыковок с действительностью, будто строилась на предположениях, а не фактах.
— Сосредоточение магии после раскола произошло в магических предметах. — Амазонка теперь остановилась и не сводила глаз с девушки. — Однако в лагере защита настолько сильна, что никакие предметы не смогут проявить свою силу.
— О каком предмете речь? Если это Глаз Дракона, то он не всегда был рядом со мной. Я отлучалась каждый день на обучение и стала лучшей ученицей академии... никто не мог повторить заклинание! — София поднялась.
— О, нет, дорогая, — женщина заулыбалась. — Дело не в камне... дело в тебе!
— Во мне? В нашем роду никогда не было магов.
— Уверена? — теперь голос женщины казался таинственным, Софию вновь охватила тревога: она что-то знает по части ее родословной?
— Кто вы? Ясновидящая? Колдунья? — девушка отошла, скрестила руки на груди и пристально следила за говорившей.
— Меня называют по-разному, но ни один вариант не правдивый. Но ты зови меня Берта — это мое имя с рождения, — женщина протянула руку.
Но вопреки правилам этикета, прилежно выученным принцессой назубок, девушка убрала руки за спину и отошла еще на шаг. Женщина последовала за ней, подступая ближе. Софией овладел мгновенный ужас: она преследует ее! Куда бы она не отходила, амазонка сразу настигала девушку.
— Что вам нужно? — принцесса остановилась.
— Твой медальон, — Берта протянула руку вперед и пальцем указала на грудь девушки. Та моментально опустила голову, чтобы видеть предмет, привлекший внимание женщины.
София только сейчас обнаружила, что переодета: прежде походный костюм с закрытым верхом теперь был сменен на более открытую одежду. Возможно, вмешалась Мария и переодела сестру, а, может быть, решение принимали амазонки, но сейчас причина казалась неважной: открылась тонкая шея девушки, на которой висела серебренная цепь с массивной подвеской, намертво впивавшейся в грудь. Совершенно обычное, ничем не примечательное украшение всегда находилось с девушкой, она даже не помнила, когда и от кого получила его. С малых лет медальон служил оберегом для принцессы. И теперь он привлек внимание странной женщины.
София прикоснулась к цепочке, провела по ней ладонью и крепко сжала подвеску. Но вопреки ожиданиям, Берта теперь подошла к шару и обвела на его поверхности один из сотни символов. Повернулась лицом к девушке, поманила. Та не тронулась с места.
— Подойти, деточка. Посмотри на знак на шаре и обрати внимание на то, что выгравировано на твоем медальоне. Разве они не одно и то же? Разве твой медальон — не предмет сосредоточения магии?
Принцесса не хотела верить. Все, что пришлось узнать ей за последние минуты, в полной мере отвечало на ее прежде возникшие вопросы. И даже доля здравого смысла присутствовала в суждениях сумасшедшей. А что, если она и не сумасшедшая вовсе? Что, если она знает больше других?
Девушка подошла. Знаки на поверхности шара и медальоне совпадали как две капли воды: крупные правильные витки двух сплетенных книзу ветвей держали шар. Две прямые линии, словно стрелы, пронизывали их и пересекались сами. От неизбежности признания правоты женщины София закрыла глаза.
— Что это значит? — она говорила уже одними губами, дурманящий запах почти не ощущался, обстановка в шатре не казалась пугающей.
— Существует предание... ты знаешь? — она взяла девушку за руку. София ощутила пугающий холод, но вырваться уже не смогла: Берта мертвой хваткой держала ее запястье. — Посмотри сюда, — она вновь обратила внимание девушки на шар.
Принцесса наклонилась вперед и в сумерках шатра на темной поверхности магического артефакта смогла различить мелкие резные символы. Они походили на древний текст, но София обучалась грамоте, и поэтому без труда прочитала:
Две женщины-сестры
Защищены мечом.
Их общий враг навек
На гибель обречен.
Но тяжкий крест войны
Им суждено нести.
Дни мира сочтены -
Их смерть может спасти.
И если жизнь одной
Стрелой война пронзит,
Вторая в тот же день
Путь первой повторит.

Непроизвольно девушка попятилась. Но Берта не отпускала ее, поэтому София уверенно подняла глаза на женщину и, как могла, твердо спросила:
— И вы... считаете, что предание про нас с Марией? Мы эти самые сестры? Верно? Что меч, который нас защищает, — это Ларс или Анна? А Черный Орел, по-вашему, на грани краха? Он нас загнал практически в угол! Где мы теперь?! — принцесса повысила голос. Хранить в себе тревоги уже не было сил. — Что нас ожидает? Смерть?
— Мир не должен погибнуть из-за вас, — легкая улыбка выступила на лице амазонки, она покачала головой. София не успела испугаться, как женщина вытащила нож — тот самый, что висел на поясе, но теперь она держала его в руках.
Принцесса замерла. Она не знала, как реагировать в данной ситуации, что делать. Ее жизнь сейчас находилась полностью в руках сумасшедшей женщины, которая была твердо уверена, что ее смерть (а, значит, согласно преданию, и смерть Марии) спасут весь мир. Только... от чего? Что, вообще, происходит?
Берта, словно услышав мысли девушки, ответила:
— Магия просыпается. Она уже рядом... но она разрушительна для этого мира, — амазонка перехватила нож, оскалила зубы в злобной усмешке. — Я должна предотвратить...
София зажмурилась, ожидая удар и безотчетно закрывая свободной рукой голову. Сердце учащенно заколотилось, попытки вырваться приводили лишь к усилению хватки: казалось, силы у амазонки были немереные. Уши стали улавливать каждый звук, даже самый тихий, даже разговоры двух сплетничающих амазонок за шатром, дыхание прерывалось. Но самым главным, что услышала девушка, стало:
— Берта, прекрати! — София узнала голос рыжеволосой женщины, но открывать глаза боялась. Впрочем, сумасшедшая тоже не спешила выпускать ее руку, а где в это время находился нож, девушка могла лишь догадываться.
— Ты совсем обезумела, старуха? — в голосе королевы амазонок слышалось раздражение. Принцесса поняла, что она подошла к ней и коснулась второй руки, убирая ее с макушки. Берта при этом вторую не выпускала.
— Не мешай, Вероника. Ты привела чужаков, — голос черноволосой был хриплый и почти шипящий, в противовес твердости речи правительницы:
— Я сказала, хватит! — она прокричала эти слова. — Брось нож! Брось, Берта!
После недолгой паузы София открыла глаза. Преодолев страх видеть, теперь она боялась дышать. Вероника закрыла ее собой и пыталась разжать пальцы сумасшедшей женщины. Нож она все-таки бросила. Несколько мгновений королева амазонок и колдунья смотрели друг другу в глаза не моргая, после чего Берта прошипела:
— Ты не достойна титула, Вероника. Я никогда не скрывала своего мнения насчет твоего господства, но сейчас ты сделала свою главную ошибку, — при этом она разжала пальцы, Софья схватилась за онемевшее запястье и отошла на шаг, Вероника кивнула в ее сторону:
— София, выйди. Жди снаружи, я скоро.
Принцессе ничуть не было интересно, что еще обсуждали амазонки, она одним рывком очутилась на улице и с облегчением вдохнула осенний лесной воздух. Внезапно на глаза девушки навернулись слезы. Эмоции взяли свое: большего страха, чем сейчас, принцесса не испытывала никогда ранее. Только что она могла лишиться жизни и даже не понять этого.
Какое-то время она успела еще побыть наедине со своими эмоциями. Шум в лагере теперь не замечался — София, словно, стала одной из всех. Но вскоре появилась Вероника. Она подошла и, заметив, что на бедняге лица нет, тихо спросила:
— Ну, ты как?
София не ответила, закрываясь сильнее.
— Что она говорила тебе?
— Что мы с сестрой виновники разрушения мира.
— Не слушай ее, она шальная. Берта не колдунья, это известно. Но управы на нее никто никогда не имел. Я... справляюсь, как могу. И... видимо, я успела вовремя, — амазонка улыбнулась. София убрала с лица свисающие волосы и немного успокоилась, спросила:
— Кто вы? И что вы хотите?
— Не переживай. Я выставлю вам охрану возле шатра, вы будете в безопасности.
— И все равно я не понимаю... нам нужно попасть в Пещеру Дракона.
— Я знаю, милая, — голос амазонки стал слаще сиропа. — Вашим воинам нужно немного времени, чтобы встать на ноги, — она вздохнула. — И после вы продолжите свой путь, — она подняла голову к небу и немного щурилась от проникающих сквозь облака лучей.
— Что случилось? Они здесь? Если нужна помощь...
Вероника плавно перевела взгляд на принцессу и, не скрывая улыбки, ответила:
— Все хорошо, Софья. Теперь все хорошо.


Последний раз редактировалось Klara_Hummel; 02.12.2017 в 18:28.
Ответить с цитированием