Показать сообщение отдельно
  #16  
Старый 12.06.2017, 16:58
Аватар для Klara_Hummel
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 154
Репутация: 44 [+/-]
Скрытый текст - 12.06:
Айрена хорошо помнила сказки старой Берты: о знаках, о судьбах, о войнах, о героях, о любви... Тайком она сбегала вечерами от всевидящих глаз наставников в шатер колдуньи и слушала, слушала ее до поздней ночи. Даже ранний подъем не страшил юную воительницу — любопытство и интерес к неизведанному всегда брали верх над строгими правилами лагеря. Тем более, как хотелось знать больше! Знать то, что не знают не только ровесницы, но и старшие амазонки. И тем сильнее колотилось ее сердце в предвкушении разгадки никем не тронутой тайны.
Девушка пряталась в тесной подсобке с хозяйственными принадлежностями, сквозь дверную щель наблюдая за практически ею организованным побегом двух пленников. Немного пришлось понервничать, когда она не нашла стражника, чтобы увести его из коридора, но все сложилось как нельзя лучше. Убедившись в успешности плана, проследив за последним шагом Ларса до потайной двери в стене, Айрена осторожно покинула свое укрытие, отряхнула передник, осмотрелась вокруг на предмет возможной слежки и, перебарывая волнение, стремительным порывом понеслась по запутанным коридорам замка.
Она знала, что, несмотря на поздний час, Вилорм не смыкает глаз, он ждет ее возвращения, ее отчета, чтобы выстроить дальнейший план действий, скоординировать движения людей, разбросанных по скрытым позициям в лесу и теперь уже в завоеванном замке Белого Ястреба. Девушка понимала, что и от ее задания зависело многое, но выполнить она его не смогла по объективным причинам и была готова изложить всю суть решения, совершенно своевременного и что ни есть правильного в данных условиях.
И сейчас она спешила с ответом: господин должен узнать, должен понять и скорее изменить планы в связи с новыми обстоятельствами. Айрена была готова к его гневу, к строгости и даже последующему наказанию за непослушание, но он обязан знать и предпринять необходимые меры, и, наверное, все, что угодно было самой малой ценой за одно лишь знание.
В своих действиях юная амазонка не сомневалась: ураганом она ворвалась в зал трофеев, забыв про учтивость, про вежливый стук – предстоящий разговор затмевал собой все мелочи. Вилорм в последние дни проводил время перед сном именно здесь, будто представляя, какое место займет в этих стенах рано или поздно найденный Глаз Дракона.
— Простите, милорд, – девушка упала колени, слишком поздно вспомнив про стук и разрешение входа. Мысленно она корила себя за оплошность и теперь уже точно не ждала нисхождения по отношению к своей участи. Главное, чтобы он выслушал...
Она застала господина в раздумьях. Он неспешно расхаживал между стеллажами и вычурными подставками с трофеями, как будто вспоминая все славные битвы, при которых они были получены. Но главный артефакт, несмотря на победу при взятии замка Белого Ястреба, так и не нашел своего пристанища в центре этого богатого зала. При появлении Айрены мужчина устало повернул голову к выходу и, не обращая внимания на ее взбудораженность, спокойно ответил:
— Проходи, Айрена, полюбуйся со мной наследием наших предков. В этом зале сосредоточена вся сила и мудрость былых времен, – он говорил неторопливо, как будто отстранившись от всего мирского, что происходило внутри и за стенами его замка. Как будто не его воины одержали победу как в первой, так и во второй (пусть не в такой масштабной, но определенно важной!) битвах, как будто благодаря не его усилиям были взяты в плен двое воинов, как будто не они являлись источником абсолютно важных сведений...
— Простите, – Айрена повторилась, но с места не тронулась. Она прижалась руками к полу и голову опустила поверх них, боясь поднять глаза. Она так стремилась, так спешила оповестить господина об увиденном, что его неторопливость никак не укладывалась в уме у вдохновленной известиями девушки.
— Века, возможно, даже тысячелетия хранятся в этих слитках, в оружии, доспехах... эта история, вся память земли, что носит нас на своих усталых за тысячелетия плечах. Мы обязаны преумножить ее и не имеем права растерять, – он бросил резкий взгляд на прислугу и поменялся в лице. – Айрена! Поднимайся живо! Что у тебя? — он повысил голос, как будто разграничивая зоны настоящего и давно ушедшего в историю громкостью и интонацией.
Девушка с готовностью повиновалась. Она вскочила на ноги, сделала два коротких шага вперед, но ближе подойти не решилась.
— Милорд, я должна вам признаться, я... не смогла выполнить ваше поручение должным образом, – девушка скользила глазами по полу.
— Так-таак, – Вилорм снова стал тянуть слова, не отрываясь при этом от осмотра зала. – Очень интересно. Не терпится узнать подробности, — он обернулся. – Подойди.
Айрена подчинилась. Находясь в непосредственной близости от господина, прятать глаза уже было непростительно. И пока она их собирала с пола, внутренне копила силы голоса для убедительного звучания подготовленной речи.

Скрытый текст - 13.06:
— И что же произошло?
— Понимаете, милорд... я омывала раны женщины и увидела у нее на спине символ... такой резной, знаете? — она в воздухе изобразила волны. — И я... испугалась.
— Та-ак, — снова протянул Вилорм. — Она угрожала тебе? Что она говорила? — теперь мужчина словно впился жадными глазами в девушку и пытался считать с нее любые сведения, которые она могла утаить.
— Э-э.. ничего не говорила, милорд. И не угрожала... она хотела Вас...
— Меня? — Вилорм расхохотался. — Убить? И ты ее освободила? — голос правителя замка громыхал в сводах просторного зала.
— Нет! Нет! — забывшись, Айрена замахала руками. — Простите, — и вновь упала на колени, заливаясь краской.
Вилорм в ответ лишь хмыкнул, но не побрезговал поднять с пола теряющую сознание девушку. Более того, он взял ее на руки буквально с отцовской нежностью и усадил на каменный выступ в стене, прямо между военными трофеями. Айрена недоверчиво покосилась по сторонам и с полными ужаса глазами посмотрела на господина, не зная, что от него ожидать. Но он начал говорить очень мягко:
— Послушай, моя дорогая, я ведь все понимаю: тебя насильно привели из родного лагеря, заставили выполнять поручения странных мужчин — злейших врагов амазонок. Конечно, я не мог не подстраховаться на случай твоего провала, — его лицо накрыла практически искренняя улыбка, Айрена растерялась:
— Н-но... я... милорд, послушайте...
— Тш-ш-ш, ничего не говори. Милорд все просчитал, понимаешь? Тебе не нужно думать за меня, хорошо? – он подмигнул. — Впредь будь умницей, — он приблизился и поцеловал юную амазонку в лоб, чем полностью поверг беднягу в шок. Потом опустил ее наземь и продолжил:
— А теперь беги в комнату и выспись хорошенько. Уже поздний час.
Но девушка застыла, как камень, и не тронулась с места. Ее лицо стало белее снега, но прежде, чем она набралась смелости возразить господину, дверь в зал с оглушительным скрипом отворилась, и на пороге появился сын Вилорма. Он бросил на Айрену недоуменный взгляд, но его потрепанный вид мог свидетельствовать о чрезвычайности вопроса, не терпящего отлагательств, так что проблема третьих ушей волновала юношу в последнюю очередь.
— Отец, — он начал говорить сразу, едва переведя дух. – Плохие новости. Трое наших людей убиты, один ранен...
Вилорм повернулся к сыну, щуря глаза. Айрена стояла ни жива ни мертва, потупив взгляд, сердце ее бешено колотилось. А Гурий тем временем продолжал:
— И самое главное: пленники пропали...
— Что-о?? Да ты, верно, смеешься надо мной, Гурий!! — Вилорм враз побагровел и в общении с сыном не скупился на эмоции. — Мы продумывали пути отхода не для того, чтобы упустить их!
— Я знаю, отец, — мальчишка последовал примеру девушки и также уставился в пол.
— О чем ты вообще говоришь! Я надеюсь, не нужно объяснять, что все выходы из замка должны быть перекрыты!
— Да, отец. Мои люди прочесывают замок в поисках мельчайших следов, нам нужны любые зацепки...
—Зацепки?? — Вилорм взревел. — Мне не нужны твои зацепки! Мне нужен Ларс, его подружка и их мучения! Еще как-то хватило ума не доверить тебе поиски камня, хвала небесным силам! — на мгновение мужчина успокоился, но после все же рявкнул. — Обалдуй!
Застывший зал погрузился в тишину, слышно было лишь тяжелое дыхание правителя замка. Он схватился за голову и начал мерить пространство крупными шагами, как будто забыв о присутствии здесь юноши и девушки. Но это оказалось лишь видимостью:
— Я принял решение. Слушайте меня оба! Ты, — он ткнул пальцем на Айрену, — теперь подчиняешься ему, — он указал на сына. В глазах прислуги читался испуг, на лице Гурия — приятное удивление, он даже успел повести бровью. Однако Вилорм продолжил:
— А ты, сынок, как мечтал, получаешь под крылышко девчонку. Заметь — ты под крылышком ее будешь греть, а не она твою постель! Хотел отвечать за принятые решения — соответствуй! Я даю тебе свободу действий, — Гурий уже нахально облизывал губы, недвусмысленно пялясь на девушку, та закрыла лицо ладонями, но Вилорм добавил. — Но все остальные... твоих лучников я забираю под крылышко покрупнее и помощнее, ясно тебе, а? Сосунок! Возомнил себя полководцем! Попробуй с дикой девчонкой справиться, заметь, с развязанными руками. Малость не равны шансы, понимаю... но только таким образом ты сможешь, мой родной, стать чуток умнее, — при этом мужчина подошел к Гурию и влепил ему массивный подзатыльник, тот залился краской.
— Воспитательный процесс окончен! — рявкнул Вилорм, Айрена поспешила к выходу и остановилась возле юноши. Он в свою очередь поднял злые глаза на отца.
— Видишь, девчонка поняла! А ты? Давай-давай, шуруй, дружок! Ах да, и позови ко мне Сефера, вот он обрадуется продвижению по службе!
— Слушаюсь и повинуюсь, — съязвил мальчишка, сделал неуклюжий реверанс и поспешил покинуть помещение, Айрена, опешив, последовала его примеру. Правитель остался один.
Он прошел вдоль стены с трофеями, приводя мысли в порядок. Однако обида от провала дела и тем более, от упущения близкой разгадки, не давала спокойно думать. Вилорм схватил трофейный молот и одним взмахом руки разнес центральный пьедестал, пустовавший в ожидании камня. По залу разлетелись осколки богатого убранства. Мужчина, не скрывая ярости, широкими шагами подошел к окну, оперся локтем на цветной витраж, обрамлявший проем, и схватился за голову. Очередной провал! С момента взятия Белого Ястреба все шло наперекосяк, несмотря на победы.
— Моя королева, — от бессилия мужчина упал на колени, — прости меня... верни мне удачу.
Но его тихим мольбам могла внимать лишь белая статуя женщины, перед которой, словно раб, просил благословения могучий воин. Ища опоры, он охватил дрожащими руками ее ноги, вспоминая те времена, когда в тонких ладонях, ныне пустовавших, она держала аметистовый меч.

Последний раз редактировалось Klara_Hummel; 15.07.2017 в 17:47.
Ответить с цитированием