Показать сообщение отдельно
  #15  
Старый 05.06.2017, 20:37
Аватар для UnlimitedCloud
Местный
 
Регистрация: 26.05.2017
Сообщений: 111
Репутация: 6 [+/-]
Глава 1. Утро обычного дня

Скрытый текст - SPOILER:

Начинался новый день в портовом городке Истел, что у восточных границ священного государства Элиол. И хоть перед восходом солнца прошёл сильнейшая гроза, день обещал быть тёплым и приятным. Редкие облака плыли по красноватому от зари небу, словно корабли по водной глади. Мостовая от сырости блестела в утренних лучах солнца и с травы скатывались капли воды. Город оживал на глазах, уличные птицы начали щебетать, предвещая новый день. Они казались особенно рады теплому солнцу, которого не было видно несколько дней. На улицы стали выходить первые люди, в основном рыбаки, направляющиеся к своим лодкам. В эту холодную и сырую погоду они кутались в тёплую одежду.

В то время, старый кот одного из рейнджеров возвращался домой из ночного загула по мокрой улице, ведущей прямиком к воротам города. Это был красивый кот, с густой чёрной шерстью, пушистым хвостом того же цвета и белыми лапами у самой земли. От ветра он щурился своей белой мордой. Надо сказать, что из-за дождя земля была грязной, и его белые лапы покрылись ей, что совсем не доставляло зверю удовольствия. Говорят, во всей округе не было кота умней.

Достигнув небольшой площади напротив ворот города, он ловко запрыгнул на забор вокруг большого двухэтажного дома из красных кирпичей и довольно высокой башней. У калитки забора стоял столб с вывеской “Пост Рейнджеров” и красиво нарисованным деревом на ней. Пройдя несколько метров по этому забору, кот спрыгнул в сад, проскочил мо нему между мешками с саженцами и взобрался по старому дубу и, уже от туда, запрыгнул в приоткрытое окно чердака.

Внутри оказалась комната, прямо под треугольной крышей. У боковых стен было особенно низко и там стояли кровати и невысокие тумбы, по одной у каждой стены. На одной из них, закутавшись с головой в теплый плед, спал юноша лет двадцати на вид. Яркие лучи утреннего солнца пробивались через окно, освещая большой шкаф для одежды в дальнем углу. Но все равно было довольно темно. Кот по хозяйски осмотрелся и убедился, что всё так, как и должно быть. И только тогда кот вошел вовнутрь, прямо на письменный стол под окном. Слегка потоптавшись на краю, зверь прыгнул и приземлился рядом со спящим. На которого уже через мгновенье и уселся. Предварительно зевнув, мяукнул во всю глотку и подкрепил всё это касаниями лапой по лицу спящего юноши. И спустя пару минут, попытки разбудить увенчались успехом. Осознав это, кот спрыгнул и усевшись мяукнул с явным чувством выполненного долга. По видимому, именно эта святая обязанность и зовет его домой каждое утро, даже если до этого где-то гулял весь день.

Проснувшись, юноша, привычно вздохнув и бросив взгляд на сидящего на полу кота, сел и стал протирать глаза ото сна. Сделав это, он быстро заметил, что на руках остается грязь, и уже не удивляясь такому повороту событий, взял со стола заранее приготовленное полотенце и вытер им лицо и руки. Кот всё это время сидел рядом и ждал, когда его погладят за выполненную работу. Закончив со своими делами, наконец парень обратил внимание на зверя:

- Перси, иди сюда. - он склонился над котом и начал гладить его по голове, чему тот был рад и начал тихонько мурчать.
- Ты грязный, Персиваль, опять всю ночь гулял? Дай лапы вытру.
Закончив вытирать лапы кота, парень переключил внимание на вещи по пути Перси, четко отслеживая всю его дорогу до кровати.
- Вот было бы не плохо, умей ты вытереть лапы о коврик.

Перси конечно же мяукнул в недоумении, но терпеливо дожидался, наблюдая как его хозяин наводит чистоту, начиная с мокрого подоконника и заканчивая грязным полом. И только после этого, кот позволил себе подойти к своему двуногому другу и потереться о его ноги.

Играться с котом по утрам особо некогда. В комнате все еще было темно и одеваться приходилось чуть ли не на ощупь. Трущийся под ногами Перси несколько усложнял это дело. Вскоре парень разобрался с одеждой и парочка вышла из комнаты, стараясь не шуметь. За дверью был коридор, всего метр в ширину и два в длину, с большим окном. Через него лился яркий свет, что невольно приходилось щуриться. Там было лишь две двери. На одной из них висели деревянные таблички - “Фенрир” и “Персиваль”.

Фенрир был не особо высоким, где-то около 175 сантиметров. Его темные шатеновые волосы были убраны назад. Он совсем не любил короткие стрижки и позволял им довольно сильно отрасти и стриг их только если начинали мешаться. Челку он всегда зачесывал набок, чтобы не мешали обзору. Сейчас, после сна, прическа выглядела растрепанной. У Фенрира был весьма пронзительный взгляд. Во многом, благодаря привычке слегка щуриться время от времени его зелеными глазами, цвета летнего леса. Одет он был в темно серые штаны, а рубашка светло серой, почти белой, с закатанными до локтей рукавами.

Щурясь от солнца, Фенрир закрыл комнату на ключ и стал спускаться вниз. Лестница скрипела под ногами юноши. Персиваль уже убежал вперед и ждал на нижних ступеньках, оглядываясь на своего хозяина. Их путь лежал на кухню и им надо было пройти через весь второй этаж. По пути им были ванная, уборная, еще две жилых комнаты и кабинет мастера поста. Проходя рядом с одной из комнат, Фенрир на ходу сильно постучал в одну из них и отправился дальше. Перед лестницей на первый этаж был довольно хорошо обставленный холл. Внизу еще один темный коридор, который вел на кухню и в приемную поста.

На кухне было пусто. Большие окна давали много света. Фенрир первым делом развел огонь в плите и самую малость погрел руки перед ней. Теперь можно было приступать остальным делам. Переглянувшись с со своим “напарником”, Фенрир полез в шкаф для еды. От “хладного камня”, лежащего на полке, повеяло прохладой и юноша поежился от холода. В этот момент колокольчик, висящий над дверью в сад, громко зазвенел, и на кухню вошел высокий крепкий человек, одетый в длинное черное пальто, отдаленно напоминавшем военную шинель, а за спиной на поясе висел большой нож. На этом капюшоне и на рукавах были по две зеленых полоски. На голове была такая же зеленая шляпа, а на руках плотные черные перчатки. В правой руке он держал небольшой бумажный сверток. Это был мастер поста, Климент.

Фенрир, откинувшись назад, выглянул из-за дверки шкафа для еды и, слегка улыбнулся и начала разговор:
Доброе утро, мастер Клим. Вы завтракали?
Доброе, вам двоим. - тут Клим наклонился, попутно снимая шляпу, к подбежавшему коту, и протянул руку со свертком юноше.
- Немного. Возьми, я по дороге выхватил это в пекарне. - На небритом лице мастера проступила широкая улыбка, а затем он снова переключился на Персиваля. Мастер Климент был старым другом отца Фенрира. С малых ранних лет Фенрир помнил, как Климент часто приезжал в гости к его отцу.

Фенрир с благодарностью взял сверток. Он был теплым и от него пахло свежим хлебом. Вкусный завтрак на утро - это уже хорошее настроение на весь день, так думали эти двое, а возможно и кот тоже. Готовить вместе, а потом вместе есть - это ещё один маленький ритуал, который они любили повторять время от времени. Так уж повелось у этой троицы с самого приезда Фенрира, лет шесть назад, когда тот решил стать рейнджером. Конечно, чаще так было по утрам, во время завтрака, ведь вставать им приходилось слишком рано, чтобы остальные их друзья и любимые могли разделить с ними трапезу. Даже другие на посту просыпались несколько позже.

Закончив копаться в ящике, Фенрир начал хлопотать на кухне с привычной для себя ловкостью. Теперь на столе, кроме свертка, уже открытого, лежали некоторые овощи и горшочек с остатками вчерашнего ужина. Из него доносился чудесный мясной аромат. В свертке же, на этот раз, были свежие буханка хлеба и булочки с вишневым вареньем.

В углу кухни стоял большой ящик со стеллажами. Именно к нему и отправился Фенрир в первую очередь. Стеллажи ломились от разных банок со специями и всевозможными ароматными травами. Их было так много, что можно спутать с алхимической лавкой. Из всех трав и специй, выбор Фенрира пал на большую на половину заполненную банку с ярко красным порошком. Это была паприка. Затем взял соли со стола, которая тоже была в похожей таре. Замерев на секунду в раздумьях, рейнджер поставил сковородку на плиту и положил пару кусочков масла. Пока сотейник разогревалась, он нашинковал лук, так ловко и быстро, что глаза Фенрира почти не покрылись слезами. Затем вывалил содержимое горшочка в сковороду. Это были кусочки курицы. Масло зашипело. Пришло время для специй и вслед полетели пара ложек паприки и большая щепотка соли, а затем все тщательно перемешал. Теперь Фенрир мог вернуться к доске с луком. Фенрир стал резать остальные овощи - баклажаны, шпинат и перец. Заметив, что на сковороде мясо приобрело золотистую корочку, он отправил туда уже нарезанный лук. А затем перец, как закончил его шинковать. Теперь все это должно было обжариться.

Пока на кухне уже вовсю кипела жизнь и шла работа над утренней трапезой, на втором этаже отходила от сна другой рейнджер, которую Фенрир разбудил до этого. На табличке той комнаты красовалось имя Елена. В общем, жилых помещений на посту четыре и пустовала из них всего одно. Но каждая комната была рассчитана на двоих и в этот момент в каждой из них жило лишь по одному человеку. Занимали эти комнаты, чаще всего, ученики и младшие рейнджеры. Остальные рейнджеры жили в городе.

В это время Елена уже ждала завтрака, сидя на диване в холле второго этажа. Это вообще было излюбленное место отдыха рейнджеров и их гостей. В эти моменты она обычно готовилась к предстоящему заданию, проверяя записи и делая пометки в маленькой записной книжке черного цвета. Такая книжка была у всех рейнджеров. По утрам её длинные, до плеч, прямые волосы не особо слушались, а сама она была одета весьма по домашнему. Но даже в таком виде, многие бы согласились, что она была красива. Хоть и не верится, что эта прелестная черноволосая девушка могла быть одним из самых страшных рейнджеров в этом городе. О её навыках владения луком ходили легенды, правда на посту знали, что она отлично справлялась со всем, из чего можно было стрелять или годилось метнуть. Если быть честным, Фенрир побаивался подпускать её к ножам на кухне. Ему всегда казалось, что это было чревато при плохом настроении у Елены.

Все это время мастер Климент игрался с Перси, предпочитая не мешаться под ногами у своего ученика. Перси радовался такому вниманию. Заметив, что Фенрир сбавил темп, Климент он посадил кота на подоконник к его любимой лежанке. Теперь он мог поставить свежий чайник на плиту, не рискуя помешать “повару”. Если Фенрир неплохо разбирался в готовке, то мастер поста лучше всего знал толк в травах. Он сам их собирал и по утрам заваривал с ними чай. На стеллаже было отведено свое место для этих трав, на самой верхней полке. Взяв нужные, мастер сложил их в заварник и стал ждать чайник. Чтобы убить время, Климент решил направить на стол, уточнив:
- Сколько нас сегодня будет?
- Хм-м-м, - протянул Фенрир, пытаясь вспомнить, - трое.

Фенрир же неспешно заканчивал с баклажанами, стараясь нарезать их потоньше. Через мгновение они уже томились на сковороде с остальными ингредиентами. На кухне стоял дивный запах. Блюдо было почти готово и оставалось добавить только шпинат. Выждав пару минут, Фенрир положил в сотейник последний компонент. И через минуту отставил сковороду на стол. Чашка для кота тот час же была наполнена и убрана в шкаф для еды, поближе к “хладному камню”. Фенрир прикоснулся к магическому самоцвету и направил в него поток энергии. От камня повеяло холодом еще сильнее, чем прежде.

К этому времени подоспел и чайник, которому позволили немного посвистеть. Услышав сигнал к завтраку, Елена отложила свои записи и спустилась. Мастер Климент уже начал есть, расположившись рядом с окном. На него с неприкрытой завистью глядел Персиваль с подоконника, но терпеливо ждал, пока Фенрир поставит трапезу каждому за столом. И только в последнюю очередь он получил свою порцию, достаточно охлажденную для нежного кошачьего языка. Традиционно, Перси ел на подоконнике.

Настало время бесед. Обычно между ними разговоры шли о всякой всячине, шутки и, конечно же, много смеха. Мастер Климент же, хоть и любил участвовать в этом, но как и всегда, сначала справлялся о готовности к новому заданию у присутствующих и давал советы по их поводу, если нужно было. Даже Персивалю перепадало, хоть у него и не могло быть никаких заданий, впрочем в эти моменты он был слишком занят своей трапезой и не отвлекался на его ворчание. Изредка эта привычка мастера раздражала Елену, но она терпеливо слушала эти часто полезные наставления. Она понимала, что мастер Клим всего лишь беспокоится о своих юных подопечных, да и эти советы почти всегда сильно облегчали жизнь на задании.

В это утро, после завтрака, мытье посуды досталось Елене. Она еще какое то время ворчала, пока мыла её. Остальные же отправились готовиться к предстоящему дню, что позже грозило и Елене.


Последний раз редактировалось UnlimitedCloud; 15.06.2017 в 19:49.
Ответить с цитированием