Показать сообщение отдельно
  #4  
Старый 26.05.2017, 00:29
Аватар для Денис Мартыновский
Местный
 
Регистрация: 25.05.2017
Сообщений: 134
Репутация: 15 [+/-]
Скрытый текст - Глава 3:
3

Изматывающий надоевший дождь продолжался уже третий день, прерываясь на незначительные передышки. Усиливаясь временами, иногда заслоняя всякий свет, но по большей части, изливался мелкой бесконечной моросью. Низкие, буквально лежащие на поверхности тучи, совсем стерли разницу между днем и ночью, превратив все в единую однообразную серость. И, несмотря на то, что рассвет наступил около часа назад, оставалось по-прежнему беспроглядно тускло. Импровизированный лагерь, на деле представляющий собой череду из нескольких однотипных кирпичных гаражей, затерянных в глухой полуразрушенной промзоне, пока что спал, затаившись в ожидании команд. Отдыхали все, кроме двух сиротливо забившихся под крохотный навес часовых.
Еще один бодрствующий нервно ходил по кругу перед боксами, периодически отвлекаясь на проверку всего, что попадалось под руку. Дотошно осматривал, закрыт ли замок на воротах, не спущено ли колесо у стоявшего под презентом фургона, не спят ли на посту люди. От нетерпения он в очередной раз взглянул на часы. В этот самый момент вдалеке, среди ветхих построек показался свет. И через некоторое время на подъездную дорогу выехала вереница легковых автомобилей. Бренчание моторов грохотом раскатилось по двору.
- Поднимайте всех. - Ожидавший скомандовал часовым, а сам медленно подошел к выбравшемуся из транспорта водителю. – Почему так долго, Глеб?
- Не паникуй.
- Вы опоздали! Мы не можем настолько задерживаться.
- Дим, ты же понимаешь, нам еще нужны были люди, а это не просто в такой спешке.
- Дождь уже утихает.
- Не рассчитывай так сильно на него, дождь не поможет, если хорошо не подготовиться.
- Времени нет, Глеб.
- Я знаю, поэтому хочу, чтобы уже через полчаса все были готовы, займись этим.
Словно в муравейнике на территории закипела бурная деятельность, где каждый знал свое место и выполнял строго свою задачу. Часть людей получала оружие. Другая группа собирала вещи, поковала багаж. Во двор выкатили весь оставшийся транспорт. В скором времени большинство стянулось перед гаражами. Глеб поднялся на заржавевший остов заваленного крана.
- Внимание. - Он посмотрел на часы, сверяясь со своим мысленным планом. - У нас осталось не так много времени. Наша задача на сегодня выглядит предельно просто: доставить груз до аэродрома. Ни для кого, надеюсь, не будет сюрпризом, что нам захотят помешать. Итак, напоминаю, с кем имеем дело. Эти ребята почти всегда, слышите, всегда знают, что мы собираемся сделать. Можете в этом не сомневаться. Они чувствуют все, что прячут или пытаются скрыть. И абсолютно точно захотят вернуть свое. Но мы свое дело тоже знаем. Не стоит недооценивать наши силы. Дело выйдет непростым, но точно не прогорит, если каждый из вас будет предельно внимателен и осторожен. Парни! Не верьте случайностям и совпадениям. Следите за мелочами.
Водители, сейчас каждый из вас получит конверт с деталями маршрута. По два на машину. Конверт выберете в случайном порядке и ознакомьтесь с планом непосредственно перед выездом. Сопровождение. Ни в коем случае не оставлять главную машину. Но и не теснитесь к ней как на свидании. Держите в зоне видимости. Все, ребята, пора выдвигаться.

Распахнулись двери микроавтобусов. Из кирпичных боксов начали выводить группу людей. Все как один со связанными перед собой руками, с плотным мешком на голове, и даже в похожей на беглый взгляд одежде. По шесть человек на машину. В кабину одного из фургонов, второпях, скрываясь от дождя, взобрались двое. Один лет пятидесяти, сбитый, бодрый для своих лет, занявший место штурмана, а второй, севший за руль, с виду юнец, если бы не пробивающаяся в шевелюре залысина, небрежно маскируемая зачесанными остатками волос.
- Крот один? - зашипела рация на панели.
- На связи, - отчеканил штурман, затем достал конверты и предоставил выбор своему напарнику.
- Не пойму. Если они все знают, зачем нам четкий план движения? Так ведь точно попадем в засаду. Не лучше ли импровизировать? Действовать по обстановке?
- Засады бояться, как раз, не стоит. Их не так много, чтобы они решились нападать в лоб, - со знанием дела и с искренним желанием поделится опытом, взялся старший за объяснения. - Они действуют всегда хитрее. Им что нужно? Чтобы мы попали в ловушку. Поэтому четкий маршрут не дает им возможности направлять в свои капканы. Манить как котят веревочкой. Я тебе так скажу, река окажется вместо дороги, лучше в нее езжай. Спокойней будет.
- Крот один, в путь. Прием?
- Понял вас. Прием.
Щуплый вскрыл один из конвертов. Внимательно изучив все детали, напарники немедля сожгли оба документа. Раздался сигнал головной машины. Колона тронулась. Крадущейся змеей, цепочка транспорта заскользила по промзоне и, выбравшись, разделилась на первом разъезде. Легковушки сопровождения затерялись в еще не плотном утреннем потоке, не привлекая к "Газелям" лишнего внимания. Спокойно, без каких либо помех, авто закрутилось по одному ему ведомому пути. На очередном перекрестке машина встала.
- Крот один, почему стоим, прием?
- Красный горит. Прием.
По переходу засновали заспанные пешеходы. Серость утра не прибавляла им никакой бодрости.
С противоположной стороны серая "KIA" отчаянно рвалась на поворот. Под уже маячивший сигнал светофора, успела нырнуть в поток, но опаздывающий паренек, влетевший на пешеходную зебру, заставил сделать легковушку резкий маневр. Она крепко саданула в бок проезжающей "девятке", отчего последнюю закрутило. Обе машины тут же перекрыли полдороги.
- Крот один, что за задержка? Прием? - крик из рации тут же вывел из оцепенения водителя.
- Центр, здесь авария, прием.
- Не стойте, хоть по тротуару ломитесь! Прием?
- Принял.
"Газель", ринулась, воспользовавшись общей заминкой. За ней на автомате потянулись другие автомобили. Пока дорожное происшествие не переросло в серьезный затор, все резко заторопились миновать проклятый перекресток. Уже в отражении зеркала, водитель заметил еще одно столкновение. Тяжеловесная красная громадина пожарной службы, без сигналов влетела в гущу транспорта и всей силой, не смотря на визг тормозов, вгрызлась в попавшуюся под руку машину. Жуткий грохот раздался по округе.
- Центр? Центр? Сопровождение... Черт! Ворон сбит, твою мать!
- Крот Один, не останавливаться. Ворон два следует за вами. Двигайтесь по плану. Прием?
- Понял вас, прием, - переведя дух, выжал из себя водитель.
- Началось, - резюмировал старший.
Маршрут все дальше уводил от оживленных магистралей к одиноким, второстепенным двухполосным дорогам. Некоторые из них местами почти полностью утопали под слоем мутных грязных луж. Движение на заводях совсем замедлялось.
На одном из таких заливов две миниатюрные машинки, непригодные не то, что для езды по таким дорогам, а в целом для передвижения, смело начали форсирование водной преграды, к ужасу водителей, утопая местами под самое дно. Одна из малюток, все-таки, нащупала под водой рытвину особой глубины, просев сильно на бок, и окончательно встав. Ожидаемо, на дороге в обоих направлениях сформировалась небольшая пробка.
- Сейчас прорвемся, - подбодрил старший, оценивая возможные варианты.
Но к его удивлению, на пути появился совсем неожиданный гость. Из поворота не торопясь вырулил грозно рычащий, болотного цвета "Урал", словно старый, но все еще внушающий страх матерый дикий зверь. С угрюмым вздохом, ворча, он остановился у нелепой, ничтожной для него помехи.
- Надо сворачивать. Здесь, во двор, - занервничал щуплый.
- Нет. Держимся плана.
- Нам же говорили, следить за всем необычным. Это, по-твоему, не странно? Не дай Бог засада. Не справиться нам.
- Им это и нужно! Нельзя не по плану, - раздраженно пробасил напарник.
- Да мы с маршрута не уйдем, по дворовой дороге объедим это место и вернемся. Ты сам посмотри. Перед нами стоит корыто, битком груженое вояками.
Из "Урала", точно в подтверждение слов, выпрыгнули несколько вооруженных солдат.
Водитель замешкался. Вдобавок, зашипела рация с требованиями объяснений. "Газель" немного сдала назад.
- Оставайся на месте. Куда, дурак?
- Обгоним только.
- Стой!
Старший всеми силами набросился на руль, но юнец настойчиво его оттолкнул. Газель нырнула во двор. Новая проблема совсем не заставила себя ждать. У подъезда вовсю кипела разгрузка. Один из грузчиков виновато кивнул плечами, указывая при этом на забитый до отказа кузов. Мол, а что тут сделаешь, стой и терпи. И снова задний ход. И уже по другую сторону дворовой колеи автомобильный гудок навстречу. Выбора не оставалось, как впрочем, и времени. Петляя по узким дорогам, выкручивая от одного дома до другого, "Газель" выбралась на трассу. От вероятной непопулярности, или от наличия более быстрого варианта, машин на ней почти не встречалось. Водитель прибавил газу. Позади фургона послышался обеспокоенный сигнал от затерявшейся легковушки охраны.
- Куда дальше? Возвращай нас в темпе.
- На ближайшем повороте налево.
- Крот Один? Куда сунулись, черт вас дери! - и без того искаженный треском и шипением радиоэфира, захрипел во всю мощь голос из рации. Отчего ребята поняли, что сильно сплоховали.
- Центр, возвращаемся на маршрут. Возникли проблемы на пути...
Эфир оборвался.
Обычная, насколько это возможно ровная, не сильно разбитая, абсолютно непримечательная дорога буквально затрещала по швам. Затем в одно мгновение целый пласт асфальта провалился под весом фургона. По инерции "Газель" пробурила на скорости носом еще с метр дорожного покрытия, словно слепленного из песка или склеенного из картона. Сопровождение следом нырнуло в образовавшуюся воронку. Треск и звон тысяч стеклянных осколков вперемешку со скрежетом металла. Из-под земли забил гейзер поврежденной коммуникации, и горячая вода хлынула, заливая провал. Послышались глухие удары по кузову, дверям. Рация разрывалась от истошных криков. Водила, очнувшись, с трудом вылез из полузатопленного транспорта, оглядел его, затем кинулся к приемнику.
- Центр! Центр! Крот один раскрыт! Повторяю, крот один раскрыт.
Прерывистый скрежет, с редкими вскриками затянулся. Четкий, настороженный, но при этом спокойный голос Глеба нарушил шипение:
- Все оставшееся сопровождение ко второй машине. Действуем быстро. Кротчайший путь до моста, оттуда прямая дорога до аэродрома.

Крыша жилой высотки неприветливо встречала редкими, но довольно сильными порывами ветра и не унимающейся моросью. К парапету аккуратно пробирался высокий, худощавый мужчина. С высоты открывался неплохой вид на большую часть города. Отличный обзор, несмотря на непогоду. Слева здание вокзала с беспорядочной сетью железнодорожных путей. Правее - центральная малоэтажная часть города с площадью. Еще правее одинаковые коробки спальных районов. За центром широкая река. Город еще спал, и потому царила тишина, изредка нарушаемая то одинокими гудками тепловозов, то затерявшейся во дворах сигнализацией. Мужчина внимательно изучал округу. Пристально осматривая. Вдыхая запахи. Прислушиваясь. Иногда он и вовсе закрывал глаза, начиная, словно что-то повторять про себя. Вскоре он достал телефон. На экране высветилось последнее незакрытое сообщение: "Две группы. Фургоны с охраной. Из промзоны до моста". Мужчина набрал номер.
- Слушаю?
- Мне нужны военные. Часам к восьми грузовик должен быть в городе. Скажем проблемы с караулом и нужно сменить срочно. Только подгадайте момент.
- Понял.
- Также. Приблизительно в одно время возможны два возгорания. На улице Красной. И на Дубовом проезде. Мне нужен проезд. Поэтому пусть Красная улица будет раньше. Они отправят туда основную машину. Вторая должна поехать к Дубовому. У этой пожарной проблемы с сиреной. Проследите за их порядком.
- Все сделаем.
- У вас что?
- На улице Правды, рядом с продуктовым магазином чувствуется сюрприз. Не сегодня-завтра провалится грунт, его сильно размыло. Парни уже работают, чтобы ловушка не подвела.
Первые два перекрестка паршивые. Но дальше, и на Горького, и на Первого мая со светофорами, сможем подшаманить.
- Хорошо, работайте.
Видно, как мужчина сильно переживал, предчувствуя, что самое сложное еще впереди. Руки предательски нервно дрожали. Тогда он достал небольшую кружку-термос. В нос ему ударил сильный запах имбиря, мяты и еще с десяток не менее ароматных трав и специй. Мощный отвар требовался для встряски всех чувств. После нескольких глотков через силу, на лице в тот же миг проявился румянец, а лоб покрылся испариной. Затем пришли и чувства. Другие чувства, сильнее стандартных.
Минут тридцать спустя послышался звонок.
- Парад начался. Две группы разделились. Определить какой фургон наш не получается. Сильная маскировка.
- Начнем тогда. Слушай внимательно. Серая "KIA" с номером шестьсот двадцать три. Она сейчас на Фрунзе едет к первому фургону навстречу. Задерживай ее на каждом светофоре, как можно дольше. Приведи мне ее к перекрестку на Горького к 8:19.
- Справимся.
- Что с пожарами?
- Горим. И там и тут. На первый адрес машинка уже едет. Вот ждем звонок со второго.
- Рано, Тима. Звонку мешай еще... Еще четыре минуты. Записывай номер "8 (962) 565-29-81". Парня надо поторопить в колледж. Позвони в 8.18.Также подключай Лизу. Пусть красавица голосует у Парусного проезда. В двадцать минут. Ее должна подобрать девушка на "Daewoo Matiz". Пускай Лиза приведет ее к половине девятого к Гоголевской, прямо в лужу пусть заводит. Где военные?
- Едут родименькие. Туда же направляются. К половине тоже жди их.
Мужчина отвел трубку в сторону. Он начал принюхиваться, будто пытаясь уловить давно знакомый запах среди десятков других. Трубка в руках затрещала:
- Одну машину охраны убрали, столкнули с гайцами, не скоро выпутаются. Но вторая группа маршрут пока не меняет. А первый фургон подтягивается к перекрестку.
- Задержи немного пожарных, пусть разгонятся.
- Вот и наша малышка. Опа! Готово. Фургон уходит.
- Пусть.
- В яблочко! Что ж, пока тоже по плану мчат. Едут на Гоголевскую.
- Пускай сопровождение затеряется. Неподалеку автобус есть старый, направь его следом за фургоном. Как "Газель" во дворы свернет - действуйте. Должна попасть в ловушку.
И все новые и новые указания, неожиданные распоряжения, нетривиальные решения. Раз за разом мужчине давалось это все тяжелее. Вскоре он и вовсе повалился с ног на черную от гудрона крышу, жадно глотая воздух, желая, наконец, отдышаться. И снова в ход пошла крепкая микстура. Из трубки телефона последовали новые отчеты:
- В первой машине нашего голубчика нет...
Бросив трубку, мужчина вытер пот со лба, затем поднялся, дал себе пару минут прийти в себя, а после набрал другой номер:
- Гриша, я не справляюсь. Первая машина чиста. Но второй фургон ускорился, к нему подтягивается вся охрана. Боюсь, не успею.
- Значит, будем по старинке. Импровизировать. Что-нибудь можно придумать по-быстрому?
- Сейчас, сейчас...
Гриша вырулил с небольшой улицы на широкий проспект. Впереди бодро лавируя в потоке пробирался уже не белый, забрызганный фургон. За ним уверенно сновал вороной устрашающий внедорожник, и чуть отставал бледно-серый седан.
- Грузовик... Грузовик, - послышались нечеткие, еле слышимые слова в трубке. - Грузовик! С длинным прицепом. Везет какие-то стройматериалы... Арматуры.
- Вижу. - Хотя Гриша больше услышал, как в самом начале проспекта, коптил и рычал старый тягач.
- Там проволока с краю, или что-то типа того. Попробуй сбросить через сорок секунд.
- Сделаю.
Гриша вжал педаль газа, стараясь обогнать весь кортеж. Такое поведение не могло не вызвать подозрений, и за ним увязался внедорожник. Поравнявшись с прицепом, Гриша несколькими ударами монтировки смог сбить засов. Из прицепа на проезжую часть посыпались всевозможные металлические детали. Внедорожник суматошно запетлял, а потом и вовсе с визгом закрутился на своих пробитых колесах.
- Гони фургон как можно быстрее. За два поворота до моста очень сложный участок. Еще и дорога мокрая. Будет скорость, возможно тогда не справится с управлением.
- Разогнать, значит? Это можно попробовать.
Гриша прижался за фургоном. Сильное чувство тревоги овладело им, и вскоре он понял, в чем причина. Еле уловимый звон. И вот уже на заднем стекле показались два совсем свежих аккуратных отверстия.
- Нет, ну так совсем же не пойдет. - Гриша открыл бардачок и достал оттуда небольшой пистолет. - Давайте по вашим правилам.
На трассе завязалась перестрелка. Выстрелы гулко раздавались по округе, эхом теряясь в подворотнях. "Газель" всячески старалась покинуть небезопасную зону, пробиваясь с гудками сквозь ворох еще ничего не осознавших авто. На легковом Гриши уже отсутствовало левое зеркало, как впрочем, и большая часть заднего стекла. Несколько пуль просвистели совсем близко, оставляя свои засечки на дверях и крыше. Наконец, его вовсе начали вытеснять с трассы ударами в бок. Он сделал несколько ответных выстрелов и попал в цель, на что седан, нехотя, стал медленно отставать. Пока не подтянулись остальные охранники, оставалось разобраться с фургоном, так отчаянно рвущимся проч.
Легковушка теснилась позади, мешая сбрасывать газ. Но фургон и не собирался тормозить. В очередной поворот "Газель" влетела на всех парах. Колеса заскользили. И фургон всем весом грузно завалился на бок, двигаясь так еще с искрами и противным скрежетом пока не уперлась в отбойник. Следом резко по тормозам дал и Гриша, остановившись в десятке метров от происшествия. После ряда громких пугающих звуков воцарилась тишина. Из кабины опрокинутого транспорта в разные стороны вылетели две металлические колбы и звонко запрыгали по асфальту. Через мгновение из них повалил густой непроницаемый белый дым, скрывая в своих завихрениях весь фургон, словно в диковинном магическом представлении. Гриша осторожно вышел из машины, держа оружие наготове. Снова предчувствие, от которого он успел резко сесть, прижавшись к машине. В дыму сверкнула пара вспышек, а над головой послышался свист пуль. Затем еще. И еще. А после вновь тишина. Гриша добежал до "Газели". Из кузова доносились беспорядочные стон и всхлипы. Внутри вперемешку лежало пять человек, со связанными руками и накидками на головы. Видно, им довольно сильно досталось при ударе. Через рассеивающиеся пары Гриша заметил удаляющуюся пару человек.
Хмурое серое месиво над головой, которое горожане для простоты называли "дождем", измывалось по-особому, играя в свою хитроумную игру. Временами тучи замирали, ожидая подходящего случая. А иногда порции воды досаждали с такой силой, что казалось эта самая вода и не закончится никогда. Именно, видимо, в такой момент Гриша и начал свою погоню. Тяжелые капли забарабанили по округе. В непогоду особые чувства давали сбой. Сосредоточившись, Гриша увидел, короткими мимолетными всполохами, словно ускользающий в памяти сон. Увидел как двое торопливо пробирались через тихий сквер, что забился меж двух безликих пятиэтажек. Причем, один всячески брыкался, несмотря на связанные руки. Гриша побежал через парковку, свернув напрямик к зеленому островку во дворе. Выстрел. Мощный крепкий ствол тополя гостеприимно спрятал за собой. Двое были уже так близки. В один момент, когда их разделяло не больше двадцати метров, крепкий атлетичный водитель фургона, что с таким рвением тянул за собой связанного бедолагу, резко остановился и бросил в воздух горсть странных свертков. Сначала Гриша повалился на колени. На него нахлынула, точно резкая головная боль. Затем появилась и причина. Свертки эти забились яркими огнями, с истошным визгом и искрами по одним себе известным направлениям. Как праздничные фейерверки одни улетали в сторону и отскакивали от стен домов. Другие просто хлопались на месте, оставляя после себя клубы дыма. Внутреннее интуитивное чувство тревоги забилось, словно испуганная птица в клетке, раня ударами свои крылья, но не в силах остановиться. До разума доносились яркие вспышки салютов, затем взрывались реальные, и уже терялась разница между видениями и явью, сливаясь в одно. В довершении мытарств над интуицией дождь опрокинулся всей силой. Лишь стандартные органы чувств могли помочь. И зрение помогло. Гриша сделал быстрый кувырок и отбежал в сторону, и несколько пуль хлопнули около него. Затем эти искры и разноцветные всполохи в очередной раз заполнили разум. А дальше Гриша увидел только, как тот самый водила, так быстро уже оказавшийся рядом с ним, замахнулся на него рукой. Сильный удар в голову сбил с ног, и Гриша всем телом грузно повалился в лужу. Еще удар ногой в торс. Кулак, так от души прошедшийся по лицу, будто в один момент перезагрузил мозг, приведя все чувства и предчувствия в норму. Грише, удалось перехватить инициативу в свои руки, ловко парируя несколько очередных атак. После недолгой возни в воде и грязи, водитель повалился навзничь.
Узник обреченно сидел, привязанный к ограде палисадника. До этого он бежал почти вслепую, спотыкаясь, и боясь в любую секунду расшибиться. И только недавно ему посчастливилось, стянуть чертов мешок. Он сидел на мокрой земле и непонимающе смотрел на свои руки. От шагов позади себя его ощутимо пробрала дрожь. Веревки лопнули под натиском ножа. Узник взглянул на своего освободителя.
- Григорий? - совсем неуверенно и тихо спросил он, не понимая уже кому можно доверять.
- Давай просто Гриша. Вставай. Ты прости меня, Стас. Прости, что так все получилось.
- Что происходит?
- Поднимайся, нужно идти.
- Я никуда не пойду с тобой. – Запротестовал Стас, его медленно охватывала паника.
Гриша вздрогнул, его лицо исказилось, точно от невыносимой острой рези в зубах. Тотчас он почувствовал, как по обе стороны тихого двора с визгом остановились машины сопровождения. Оглядевшись по сторонам в поисках спасения, на глаза ему попалась карета скорой помощи, прибывшая на вызов.
- Ты уж извини, что я опять за старое. Но надо нам с тобой убираться отсюда, да поскорее.
- О чем ты?
Гриша сфокусировал его взгляд на пальцах, потом щелкнул ими и сказал:
- Спать.
Стас обмяк без сознания, погружаясь в очередной глубокий сон.


Последний раз редактировалось Денис Мартыновский; 06.06.2017 в 20:03. Причина: Глава вычитана и отредактирована, но не окончательно, конечно.
Ответить с цитированием