Показать сообщение отдельно
  #64  
Старый 03.04.2017, 21:14
Аватар для Snerrir
Местный
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 234
Репутация: 28 [+/-]
МАРАФОН-27, палеонтология.

Скрытый текст - SPOILER:
- Столько беготни с приборами, а это прошляпил. Следопыт пустошей, зоркий хищник… - усмехнулся Аэдан. Надменно, но Ханнок все равно уловил уязвленность. Как же, и его самого, сына живой легенды, рыжая рвач-недоучка во внимательности обскакала.

"Эх, Хама, Хама. Как бы из-за ваших с дружком заморочек нас и впрямь бы не угробило." – подумал химер. Подошел поближе, всмотрелся и заявил:

- Мне это не нравится.

- Какое ценное наблюдение! – деланно приподнял брови Аэдан. Зверолюду захотелось его хорошенько треснуть. Может и недобрый по жизни, Кан-Каддах обычно был куда более спокойным и рассудительным. Последние несколько дней – нет. Фон на него, что ли, так действует?

- Это сарагарская воинская калига. Характерная форма. Стандартная подбивка шипами.

- Ты уверен? – спросил Аэдан, еще помрачнев. И самое ужасное – разом стал привычнее, надежнее.

- Я сам такие носил, дома.

"Но больше не смогу, даже если обратно пустят…" – в горле опять встал ком. Ханнок скрипнул зубами, отгоняя непрошенные мысли.

- Вряд ли кто-то протащил сюда такие как сувенир. Для этих мест не самая подходящая обувь.

- Понятно. Так, подождите здесь, я… - Аэдан не договорил. Шестолап один великолепным прыжком перескочил речку. А вот приземление подкачало – глины хватало и на том берегу. Варау выбрался на сухой участок, брезгливо отряхивая лапы. Заозирался.

- Кау, свирепый предок, зачем ты продолжаешь меня испытывать? - процедил Кан-Каддах.

- Эй, тут еще следы есть! – жизнерадостно донеслось с другого берега. – Наш калига-перехожий и еще две пары. Ого какие! Словно от латных сапог со старых гравюр!

- Кому могло прийти в голову ходить здесь в таких? Это же дорого. И тяжело. – удивилась девушка.

"Орден" – по химерьей спине, щетиня гребень волос, пробежал холодок.

Ханнок с Аэданом переглянулись. И одновременно заорали:

- Назад! Живо!

- Ага, они с собой что-то несли! – для звероподобного Караг оказался туговат на ухо. Или просто чересчур отважен. Он уже протропил загадочных модников до заросшего первобиотой луга. Остановился у самого края зарослей, озадаченно почесал мохнатый затылок. Затем разом подорвался, отскочив на добрые две сажени назад. Было бы смешно – словно кот, внезапно атакованный бешеной мышью… кабы не вопль:

- Тьмать! Здесь кровь!

Ханнок рванул лямку, скидывая сумку. Зашарил взглядом по пепелищу, ища палку поувесистее. Нашел. Но когда рванулся к речке, был остановлен рукой Аэдана на плече.

- Молодец. Оживаешь. Но не дури, хорошо? Он сам напросился!

А затем сарагарцу резко расхотелось геройствовать. Из синих зарослей, обманчиво низких и пушистых издали, высунулась голова. Помесь рептилии и насекомого – плоская, укрытая сверху хитиновым панцирем, таращившая две пары круглых красных глаз. Заинтересованно зашевелила антеннами, защелкала жвалами. Караг вжался в землю, не двигаясь. Затем осторожно передвинул левую заднюю лапу. Правую переднюю. Еще раз, отзеркалено. Тварь бессмыленно буравила взглядом выжженый участок, водила из-стороны в сторону острой мордой. Возможно, черный зверолюд на темном пепле был для нее сложной мишенью. Или просто не хотелось покидать уютные кусты.

Кентавроид медленно отползал назад, зрители, затаив дыхание, следили. Тварь разочаровано взвыла – мелодично, печально, совсем не по внешности. Начала закапываться обратно. А затем с другой стороны подроста с хрустом выдрался человек. Исцарапанный, без шлема, в одной сандалии. Кожаная кираса изодрана в лохмотья, но Пять Лун Сарагара на груди еще читались. Спотыкаясь, рванулся к речке – похоже надеялся оторваться, пока зверюга ловит дурных шестолапов. Просчитался – первобиотец поднялся над синими, ломкими ветвями во весь рост и погнался за ним.

Ханнок беззвучно выматерился – тварь была длинной, словно змея, и громадной. Из-за сегментированных костяных пластин на спине казалось, что она целиком, кроме головы, состоит из позвонков. Конечностей только две – зловеще изогнутые костяные лезвия, сейчас поджатые, словно лапки богомола. Несмотря на размер, древнее чудище двигалось пугающе быстро.

Беглец сделал ошибку – обернулся. Заорал, всплеснул руками. Споткнулся и покатился по земле.

- А-а-а! Спасите! Кто-нибудь! Кау, Ютель, молю…

Хрясь.

Наблюдая, как монстр заглатывает едва не располовиненного земляка целиком, сарагарец внезапно вспомнил семнадцатую смерть Кау. Что именно ее причинило. Вернее, кто. Как и сорок последующих – изучая мир, чтобы сделать его безопасным для потомков, Пламя не щадил себя. Дома многие воспринимали "Главы о Других" как забавный мифологический цикл, или и вовсе – аллегории. Даже упертые буквалисты и те соглашались, что экзотические чудища если и существовали, то давно вымерли. Похоже, с выводами ученые мужи поторопились. Или первые дети Варанга после катаклизма начали отвоевывать луну обратно.

Едва Караг, медленно, чтобы не провоцировать зверя дополз до группы, они ушли. К счастью, твари хватило одной порции. Или она успела подзакусить обладателями башмаков.

- Идиот. – только и сказал Аэдан, посмотрев на перемазанного в глине и пепле гильдейца, вздрагивающего и обвисшего ушами. Просто, без эмоций, но от этого отважного кошака проняло только сильнее.


Последний раз редактировалось Snerrir; 04.04.2017 в 00:10.
Ответить с цитированием