Показать сообщение отдельно
  #34  
Старый 21.03.2017, 23:45
Аватар для Vasex
я модератор, а нигвен нет!
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 9,139
Репутация: 1525 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Скрытый текст - 21.03 четокактопокатак:
- Закрой рот, буревестник! – рявкнул Корабус. - Ты слишком глуп на склоне своих лет! Не понимаешь, что происходит! А ведь от тебя избавятся первым! Ты ненадёжный! Кому ты нужен? Кто доверит тебе такое оружие? Никакой надзор не убережёт тебя от глупостей! Вся эта затея Хайнса – вздор и фарс!
- И что ты предлагаешь? – кричала Мирелла, не сводя взгляда с призраков заключённых, которых удерживала магической силой на месте. – Пока от тебя не слышно предложений, кроме как поделиться с тобой тем, что ты и так должен был изучить! Зачем тебе это теперь? Лучше дай сначала разобраться с…
- Да он водит нас за нос! – шипел Хайнс. – Он мог слышать тенями! Он так постоянно делает! А теперь делает вид, что его не нужно изолировать, как остальных! Хочет разгуливать на свободе с оружием массового уничтожения!
- Да как тут вообще изолируешься… – вздыхала Мирелла.
- Я хочу домой! – зажала руками уши Несс. – Вы кучка сумасшедших! Мне хватило! Всё!
Дрог тоже причитал и зажимал уши в своей манере.
- Стой на месте, ученица! – бросил через плечо Хайнс.
- Не шевелись… - шепнула Муна. – И не говори ни слова…
Тени всё сгущались и сгущались. Огни факелов уменьшились до размеров пламени свечей. Корабус маршировал через зал и уже почти дошёл до Хайнса и Миреллы. Впадины скулистого исхудалого лица наводнились тёмными озёрами – глаз его не было видно. Подол теневого плаща, который уже тянулся через ползала до стен поглотил Вендра, тот лишь в испуге склонил голову набок, зажмурился и сосредоточился на чём-то…
- Я не допущу вашу монополию на новое знание! – прогрохотал Корабус. – Уж точно не ради этого мы здесь собрались! Не ради запретного таинства! Не ради тёмного сговора! Не ради тёмных делишек! Любое знание – достояние общественности, ведь так, Хайнс? Этими словами заложили фундамент Храма Наук!
- Ты давно не открывал свод законов Цинады…
- Мы не в Цинаде.
- Призрачное Правление относится к Храму Наук ещё жёстче.
- Ты что, безумец, хочешь, чтобы все друг друга поубивали? – вскричала Мирелла на Корабуса. - Даже магом, наверное, не нужно быть! Назвал имя – смерть! Имя – смерть! Имя – смерть! Смерть на завтрак, смерть на обед, смерть на ужин, смерть перед сном! Хоть каждый миг! Смерть, смерть и смерть!
- Мирелла, - процедил Хайнс. – Не верещи.
- Люди и так умеют держать нож в руке, - пожал плечами Корабус. – Цивилизованные граждане друг друга не убивают. Особенно без веского повода. И я не говорил, что разболтаю всем об этом. Я не тупой. Мы вместе решим судьбу Слова, как верховные ма…
- Так что потом? Голосовать? – рассмеялся Хайнс. – Кидать жребий?
- Сначала изучим феномен, узнаем рамки и границы! – жестикулировал Корабус. - Быть может, есть способ контролировать заклятье или уберечься от него!
- Есть и другие Скрижали! – добавил Пакинс. – Там могут быть ответы!
- Или новые напасти! – воскликнула Мирелла.
- Так что – и их вы собрались уничтожить? – озлобленно закричал Пакинс. – Всё нажитое таким непосильным…
- Никто на них даже не взглянёт без моего ведома! – пристукнул посохом Хайнс. – Искажённых из экспедиции на время задержим для разбирательства! Скрижали под замок! И уничтожим, если надо! Так будет даже проще и разумнее!
- Тиран! Беспринципный изверг! – Пакинс яростно вытаращил глаза, выставил вперёд руки и поплыл к Хайнсу через зал.
- Стой, Искажённый! Мирелла, останови его! У меня нет сил на то, чтобы держать телегу времени снова!
- Сотня гхаргских задниц… - заныла она. – Я не могу разорваться! – Она, не глядя, выставила руку назад и создала посреди зала, позади Корабуса, призрачную стену.
Пакинс уткнулся в неё и застучал по ней кулаками.
- Призраки! – вскричал Корабус, разводя руки в стороны. – Вы что, не понимаете, какая вас ждёт участь? Они будут держать вас силой целую вечность, ведь не смогут от вас избавиться и не придумают, как избавить вас от знания Слова! Таких возможностей нет ни у кого!
- Чёртов выдумщик! Мы лишь удержим всех на время!
- Поддержите же меня! Сделаем это общим делом! Не дадим решать судьбы людей этой кучке неудачников! Будем решать вместе! На равных! Здесь уже не будет глупой иерархии – не будет начальников и рабов!
Он всегда стремился стать главой Храма, но с годами спился, понимая несбыточность надежд. И теперь такая возможность! Хайнс вздохнул и крикнул:
- Каждый, кто пойдёт против Храма – идёт против Цинады и всего Конгломерата Миров! Корабус – тебе грозит изгнание! Остановись сейчас же! И убери чёртову тьму!
- Пакинс, Муна! – взывал Корабус. – Господа узники! Безжалостно убитые этими выродками! Которые думают лишь о своём благе! Уходите со мной! Вместе решим, что делать со Словом! Только скажите его!
- Будто бы я помню эти сраные слова! – восклицал Гниль.
- Ага… - сказал Гаолин.
- Я бы с радостью… - пискнул Дрог, а Мирелла на него шикнула.
- А я помню, наверное, - признался Пакинс.
- Что ж! – восклицал Корабус. – Будет время собраться с мыслями! Перед вами лежит вечность – мы сделаем её приятней! Я буду вашими руками в мире живых! Исполнителем вашей воли! Ведь вы не сможете пользоваться Словом, будучи призраками! Призраки не влияют на мир живых!
- Я никуда с тобой не пойду! – воскликнула Муна. Дрожь сошла на нет. Она смело посмотрела на Корабуса. – Мой дом – здесь!
Конечно здесь, подумал Хайнс. Ведь ты ждёшь, когда Скрёбыши завершат твоё тело. Потом, поглядим, насколько ты здесь задержишься, плутовка. Одна радость: из всех присутствующих тебя легче всего держать на поводке, пока ты не получишь желаемое. А это может случиться нескоро.
- Меня ждёт Изгнание… - жалобно подал голос Пакинс, сползая по стене.
- К чёрту Изгнание Искажённых! Мы всё изменим! Всю политику этих вечно галдящих уродов в Паутине! Клятвенно обещаю тебе! Лишь сообщи мне чёртово Слово!
- Я последний раз повторяю… - Хайнс занёс посох для удара.
- И вы согласны, друзья мои, - вытягивал будто в жесте прошения Корабус, улыбаясь узникам. – Я благодарен вам и обещаю, что не подведу!
- Идиоты, - шипела Мирелла.
Хайнс обернулся. Гаолин и Гниль сердито кивали.
- Тогда соберёмся в замке уважаемого Гонца, барона Предола, где всё и порешим! Мы на его земле, но он недолюбливает Храм Наук и Цинаду! Будем считать это нейтральной зоной переговоров! – воскликнул Корабус. – Я буду там! Живым или мёртвым, если эти недоумки потеряют остатки человечности и поступят со мной так, как поступили с вами! За правое дело! – Он поднял сжатый кулак. - Никакого тайного общества убийц! Никакого скрытого насилия! Мы отомстим этим ублюдкам за вас и за всех!
- Никто не покинет Храм Наук без… - закричал Хайнс.
- А теперь к свободе! – воздел руки Корабус и широко улыбнулся.
Тени атаковали всех живых, но главной целью была Мирелла.
Одни схватили её за шею, другие повисли на руках, третьи плели теневое лезвие, чтобы перерезать ей горло или пригрозить этим…
Довольно, подумал Хайнс и ударил посохом о пол. Но удара не услышал. На полу под ним давно уже и незаметно скопился густой комок тени и беззвучно поглотил посох. А затем быстро всосал его полностью, вырвав из руки мага. Тот воззрился на свою ладонь – ожог дымился.
Жектр среагировал быстрее остальных: окружил себя вихрами белого огня, разогнав большинство теней по щелям и укрытиям.
- Проклятье! – Корабус остановился и уставился на свои ноги. Они начали каменеть – прирастать к полу.
Жектр расхохотался:
- Будет тебе тень, Корабус! Внутри статуи теней не меньше, чем в могиле!
- В Скорлупе смерть ничего не меняет! – ответил с усмешкой Корабус. – Разве что Говорящая с Духами потеряет всю свою жалкую ценность!
- Помогите! Духи уходят! – вскричал Дрог.
А этот малыш умён, подумал Хайнс. Переживает не за хозяйку, а за более важное дело. Я никогда его не недооценивал. И, скорее всего, был прав. Духи учатся… А когда речь о многих годах, о вечности – они могут даже превзойти живых.
Миреллу душили и терзали тени, она потеряла контроль. Пакинс ловко нырнул в пол, Гаолин и Гниль летели к дальней стене, за которой уже была улица - начинался открытый простор. Муна замерла в нерешительности. Несс наблюдала за происходящим со страхом.
- Тревога! Тревога! Храмова стража! – вскричал Хайнс хоралом своих голосов. Эти звуки, точно особые призраки, не встречали препятствий и бежали быстрее всех – разве что уступали свету.
Клич об опасности услыхали все в Храме Наук. Стражи-храмовники во внутреннем дворе и на стенах должны были внять ему.
Они должны быть готовы к подобному, хотя такое случалось чрезвычайно редко - в самых исключительных случаях. На празднествах и на учениях, пожалуй.
А после – сами по себе зазвенели колокола, сигналя общую тревогу.
- Призраки бегут из Зала Испытаний! Остановите их любой ценой! – кричал Хайнс на всю округу голосом, подобно грому.
Тени сплели достаточно реальный и острый клинок, оттянули голову Миреллы назад и уже подносили лезвие к её шее, когда другие тени – более сильные – атаковали их, скрутили, разбросали, обезоружили.
Корабус оторопел, оглянулся.
Учитель и ученик встретились взглядами. Последний его стойко сдержал.
- Предатель! – прошипел Корабус.
- Шралу… - сказал ученик.
- Заткнись! – вскричал Хайнс. – Не говори! Здесь всюду его тени, он всё услышит!
- Продолжай! Что! Задумал! – заорал Корабус, вытягивая руку. К Вендру вернулся страх. Из его полураскрытого рта вытянулась гигантская теневая змея, быстро обвила его шею и принялась душить. – Продолжай! Бить! В спину!
Лужа тени на полу тянула за ноги Хайнса, словно тот угодил в болотную топь. Жектр никак не мог справиться со своей сумкой, чтобы достать восстанавливающий эликсир. Обессилевшая Мирелла сделала несколько шагов, таща за собой по полу посох, бесполезный, точно ветка для костра, затем размахнулась им и сломала о затылок Корабуса.
Тот потерял сознание и свесился вниз – нижнюю половину тела покрывал камень.
Из призраков остались только Муна и Дрог. На какое-то время в Зале Испытаний наступила тишина.




Скрытый текст - 22.03:
Мирелла устало хромала, оглядывалась, оценивая обстановку. Жектр всё ещё вращал вокруг себя посохом, концы которого ярко светились от пламени: отгонял от себя тени. Хайнс и Вендр боролись с остатками тёмных тварей, те быстро растворялись.
- Духи! Духи! – попискивал Дрог.
- Они уходят! Один вниз, двое уже за стеной! – сказала Муна, а сама оставалась на месте.
Призраки думали холодно и здраво, пока живые собирались с мыслями и силами.
- Проклятье… - протянул Хайнс.
- Что теперь? – шипела Мирелла. – Пакинс всё разболтает!
- Роудер предупреждал меня про этого ублюдка! – покачал головой Хайнс, поднимаясь на ноги. – Пакинс обезумел в походе… Его нужно остановить! Ещё не поздно!
- Как же мы… - начал Жектр. Он только сейчас справился со своей сумкой и откупорил бутыль.
- Стой! – воскликнул Хайнс. - Дай эликсир Мирелле! Ей нужней! Ты должна остановить Пакинса, а я призову остальных на помощь! Быстро!
- Что делать мне? – спросил Жектр. – Я не могу воздействовать на призрачный мир!
- Пригляди за девчонкой, чтобы не натворила глупостей.
- Мы останемся здесь! Мы не будем ничего нарушать больше! – заговорила Муна.
- Лучше помоги ловить Пакинса и остальных, иначе можешь забыть о своём титане! – сказал ей Хайнс.
Жектр посмотрел на Несс, скривился, небрежно махнул рукой. Девушка вскричала: её руки сковало кривыми сталагмитами из льда, которые будто росли из пола.
- Исчерпался, - выдохнул Жектр. – На камень меня уже не хватило. Что дальше?
- Присмотри за горами.
- Что?
- Восстанови силы и иди на верхние уровни, Жектр! И смотри на горы! А мне нужно найти свой посох…
Мирелла на ходу осушила бутыль и поспешила, хромая, к лестнице. Хайнс следовал за ней, часто останавливаясь, разворачиваясь и размышляя. Жектр пошёл к другим ступеням, через обломки, мимо Муны и Несс.
- Ты на них не серчай, - сказала бывшая куртизанка. – И на меня. Всё образумится. Я помогу им остановить призраков. Ненадолго исчезну.
И она нырнула в пол.

В зале, помимо прикованной Несс у разрушенной стены, остались лишь маги тени. Вендр не сводил взгляда с учителя, который пребывал без сознания. Корабус свесил руки и голову вниз, вдоль окаменелого туловища, а его волосы взмокли от крови на затылке. Она капала на пол из тёмного камня.
Старый глупец, подумал ученик. Ослеп от зависти и жадности, а узнал бы Слово, как все, может, тоже усомнился бы во всех своих принципах… Это страшное бремя. Мы даже этого ещё до конца не осознали…
Вендр осторожно подобрался ближе, отгоняя от Корабуса тени и собирая их за своей спиной, будто отбрасывал в сторону или забирал оружие бессознательного врага на случай, если тот резко очнётся или прикидывается. Наконец поднёс дрожащую руку к его шее проверить пульс.
- О, боги… - прошептал Вендр в ужасе.
Он схватился за плечи Корабуса, откинул его в другую сторону, на спину, насколько смог. В свете огней синих ламп души не было видно. Два варианта: либо ещё живой, либо уже удрал в виде призрака.
Но биения сердца всё-таки не было.
- Это плохо. Очень плохо.
Жизнь – такая вещь, которую не вернуть. Если и был шанс образумить Корабуса, то теперь карты легли так, что его неверный путь покажется ему единственным возможным.
И путь этот будет покрыт кровью.

Корабус в виде призрака незаметно соскользнул по своему телу вниз, через пол… Огляделся, прислушался, и продолжил путь вниз. В самый низ – до фундамента Храма Наук, до земли. Пожалуй, самый надёжный способ для бегства, пока остальных ловят в воздухе и меж стен.

Пакинс изо всех сил метался по коридорам и залам Храма Наук. Натыкался на прислужников и других привидений – пугал или отталкивал в стороны, быстро осваивая призрачные возможности.
Огорченье, сплошное огорченье, ограниченная скорость, горевал Пакинс. Так просто не удрать, но живому было бы ещё сложнее. Ничего, я покажу этим недоумкам, что великое знание так просто в землю не зароешь. Для них я, может, и выгляжу злодеем и безумцем, но посмотрим, как о моём поступке будут говорить историки! Я то могу видеть всё со стороны, я привык взирать на прошлое с высоты лет, специальность у меня такая, а эти глупцы мыслят только о самом мелочном насущном! Здесь и сейчас! Тьфу на эти рамки! Я всю жизнь копал в прошлое и думал о далёком будущем, для меня этих жалких рамок нет! Особенно теперь, когда вечная жизнь – отныне хлеб мой насущный! Слепцы!
Пакинс со смехом дотронулся до своих век.
Мирелла… подумал он. Её последний подарок. Благодарность? Доверие? Жалость к Искажённым? Уже не важно. Они теперь по разные баррикады. Нет времени думать о ней, нужно бежать! А она как раз может его остановить, если Корабус её как следует не задержит. Остальные говорящие с духами и призраки в Храме Наук так сильно не пугают…
- Пакинс! Именем Порядка! Стой, ублюдок! – раздался крик старой карги.
- Проклятье гхаргов! – Пакинс ужаснулся, завидев Миреллу на другом конце коридора на башенной лестнице. Он сразу же ринулся в ближайшую стену. Как она его нашла? Она снова смотрит через стены? Откуда у неё столько сил?
В новом коридоре он наткнулся на двух живых стражников, спешащих на тревожный зов Хайнса.
- Что там происходит? – спросили они про зал Испытаний.
- Мирелла обезумела! – воскликнул Пакинс. – Она напала на Хайнса! – В виде призрака мыслить было проще, слова легко выходили из его уст, любые слова. Просто падали, как чёртов дождь. – Остановите её! Она гонится за мной! Уничтожает всех призраков подряд!
Никто не мог уничтожать призраков, кроме Рашмы, Полной Тьмы и Пожирателя Душ. Но что сказалось, то сказалось. Пакинс едва сдержал улыбку и заскользил дальше, мимо задумавшихся стражников. Они вдобавок с опаской расступились, ведь сразу поняли, что такая трепыхающаяся душа может быть только у Искажённого…
- Остановите его! Кто-нибудь! – кричала Мирелла, тяжело врываясь в коридор.
- Стойте, Мирелла! – крикнули ей прислужники. – Мы вынуждены вас задержать до разбирательства!
Что она могла против крепких закованных в броню вооружённых храмовников? Они легко сжали её немощное тело стальными перчатками.
- Глупцы! Идиоты! Он же уйдёт! Мы не должны допустить! Именем Хайнса! Именем Цинады! Я вас всех казню!
Пакинс с улыбкой покидал коридор, проходя сквозь стену. Но недолго он радовался.
Голос Хайнса снова загремел по всему Храму Наук, особенно громко внутри стен, любых твёрдых тел – ещё более громко, оглушительно.
Он призывал задержать трёх призраков. Двух заключённых и одного Искажённого учёного. Он обещал награду тем, кто поможет. Он обещал даже дополнительные услуги и помощь тем Искажённым, кто ещё не отправился в Изгнание.
Сладкие речи, сладкие, со страхом подумал Пакинс. Если бы он такое услышал, лёжа под наблюдением целителей, он бы сразу же с собой покончил, чтобы напоследок перед Изгнанием повеселиться, подзаработать и даже, возможно, улучшить репутацию для истории…
- А теперь я призываю всех повелителей пустоты помочь уберечь тайное знание! Оглушим округу громом! Пускай никто ни слова не услышит, пока преступники не будут пойманы и изолированы!
Прощай, спокойствие, прощай, стекло, прощайте, слуховые перепонки! подумал Пакинс и в панике зажал свои призрачные уши. Конечно, это не имело никакого смысла. Дрог, наверное, сейчас делал тоже самое.

Жектр на исходе сил выскочил на один из верхних балконов и воззрился на ближайшие горы. Он создал из камней глубокие затычки для ушей, но это мало помогало.
Хайнс вместе с собратьями по магии начинали Песню Грома. Он даже не мог вспомнить, когда к такому приходилось прибегать кому-либо. Разве что для устрашения гхаргов или каких-нибудь чудовищ в былых войнах.
Теперь стёкла лопались, а кровь шла из ушей живых.
Но больше всего Жектра пугало нарастающее землетрясение. Оно, конечно, само не разрушило бы Храм Наук, но могло бы вызвать тех, кому это по плечу.
С ближайших - вплотную близких к Храму гор начинали свой бег камнепады, оползни и лавины...

Скрытый текст - 23.03 - можно пока считать отцепным:
Ни люди, ни призраки отныне не слышали друг друга. Да что там – даже самих себя.
Через такое проходить никому ещё не доводилось, хотя разговоры о подобных мерах велись давно, как раз по поводу Скрижалей.
Конечно, это было связано в первую очередь с тем, чтобы не распространять опасные заклинания. Но как определялась их опасность? По поводу этого велись нескончаемые споры. Хайнса критиковали в первую очередь за то, что он может утаить или уже утаивал полезные… выгодные для себя заклинания. Как самый популярный пример: превращение какого-нибудь вещества в золото. На что Хайнс отвечал: «Это тоже из разряда опасных заклинаний. Ведь это сразу же сломает всю нашу экономику, и боги не знают, что ещё. Если воду можно будет превращать в вино или золото, как того желают плебеи, то какого людям будет жить с таким морем под боком? Всё изменится! Абсолютно всё!».
До Жектра начинало доходить, насколько опасно найденное Слово. Поначалу паника Хайнса и Миреллы казалась неуместной и глупой, а поведение Корабуса – всего лишь последствием хмеля или новым витком его привычного неподчинения Хайнсу… Он ведь всегда представлял оппозицию верховному магу, вступал с ним в конфронтации по любому поводу. Возможно, это нравилось Цинаде: ведь растение только в тени других растений обретает стройный рост на пути к свету. Теперь, когда Жектр воочию наблюдал за тем, как Хайнс готов поубивать всех подчинённых, обрушить на них горы в конце концов, буревестник осознал, в насколько серьёзную ситуацию вляпались маги Храма Наук.
Я ведь могу убить, кого угодно, подумал Жектр. Хайнса? Его место займёт Мирелла… Они будут подозревать Жектра. Миреллу? А что дальше? Самому стать верховным магом? Совсем не подозрительно! Так ли это нужно Жектру? Это репутацию не восстановит и к архимагам Цинады его не приблизит. Только ещё больше пригвоздит к чёртовой Паутине… Да и вообще тут у стен могут быть уши: нельзя произносить эти слова… Хотя сейчас такая шумиха, такая суматоха… Сработают ли они, если их сам не услышишь? Даже через кости – всё дрожит от Песни Грома…
В общем, если не знаешь, как поступать, поступай правильно или путём наименьшего зла, подумал Жектр. Пускай голова болит у Миреллы и Хайнса, раз уж взвалили на свои плечи всю ответственность. Жектр никогда не отличался быстротой реакции и умением плести интриги, бить исподтишка. Он подождёт. Он тщательно всё взвесит, рассмотрит все варианты…
Я ведь могу умереть в любой момент из-за Слова, подумал Жектр. Есть ли у меня враги, желающие мне смерти? Вполне возможно. В основном в Цинаде, где от меня избавились заговорщески-законным способом. Пока что до них Слово не докатилось, но сколько пройдёт времени? Пакинс передаст им весточку уже на днях? Или кто-то другой проболтается через месяц? Год? Точно проболтаются, как же они остановят призраков и Корабуса? Слишком разные ублюдки, каждый у себя на уме, к каждому нужен индивидуальный подход. Всех в охапку не загребёшь за раз. На что надеется Хайнс? Непонятно. Успокаивает одно: они с Миреллой вряд ли воспользуются Словом, чтобы избавиться от Жектра, как бы его недолюбливали. Это неразумно, а он против их плана не выступал, он их союзник. Пока что. Пока ничего не ясно до конца.
Так думал Жектр, наблюдая сход огромной лавины на стены Храма Наук. Он извлёк последний эликсир из личных запасов. Многие считали, что поскольку Храм находится на источнике, здесь все подобные напитки текут бесконечной рекой – пей, сколько хочешь. Но это было не так. Почти всё в огромных количествах поставлялось в Цинаду и другие миры. Иногда Храм Наук даже испытывал нехватку, когда источник подводил – давал меньше восстанавливающих вод в какой-то период. Конечно, маги получали бесплатные бутыли время от времени, но порой тоже приходилось выкладывать за них кровное золото. Здесь эликсиры по восстановлению продавались по самым низким ценам, но даже за такие деньги можно было купить огромный сегмент земли где-нибудь в низких сословиях. Так что сегодня затраты магов можно было сравнить с затратами от какой-нибудь небольшой войны для проигравшей стороны.
Но проигравших ещё нет, подумал Жектр, выпивая эликсир. Война только начинается. Возможно, сегодня мы положем ей конец, задушив это тёмное дитя ещё в зародыше. И моя цель пока что – остановить эту чёртову лавину.
Он раскинул руки в стороны, крепко сжимая посох, и закричал на горы слова древних заклинаний. Обычно опытные маги не нуждались в словах и жестах, чтобы творить уже знакомую волшбу, это были «костыли» для усиления эффекта, к которым зачастую прибегали ученики. Но сейчас Жектр нуждался в своих силах до их последней капли. Он надеялся, что другие буревестники Храма, поступают так же, заметив землетрясение или догадавшись, что такой грохот в горах не пройдёт без последствий.
Только слов своих Жектр не слышал.
Но ничего, главное чтобы слышали мёртвые боги.




Последний раз редактировалось Vasex; 23.03.2017 в 22:58.
Ответить с цитированием