Показать сообщение отдельно
  #32  
Старый 19.03.2017, 23:45
Аватар для Vasex
я модератор, а нигвен нет!
 
Регистрация: 20.02.2007
Сообщений: 9,139
Репутация: 1525 [+/-]
Отправить Skype™ сообщение для Vasex
Часть 2: Герои и злодеи
Глава 6: Капкан на тропе прогресса
Скрытый текст - 1 - 18.03.2017:
1.
В свете обыкновенных факелов и синих огней тени людей, постаментов, скрижалей по непонятным причинам росли. Даже когда они начали подниматься из пола, отделяться от стен, точно неведомые маслянистые чудища бесшумно выныривали из пучины чёрных болот, никто их не замечал: в зале Испытаний все были слишком увлечены ругнёй. Но недолго длились едва ли разборчивые словесные распри. Пропуская мимо ушей срез мнений и испив синего напитка, Хайнс отбросил бутыль – теперь она медленно падала, ведь время снова потекло нерасторопно. И до первых осколков он грохнул посохом снова, приказывая всем умолкнуть.
- Проклятье… Сотни… Богов… – взревела одна из теней, скрежеща растущими зубами и выбрасывая перед собой длиннющие иглы-когти для эффектности.
– Хватит… затыкать… чужие… рты… Хайнс… – шипела другая.
- Лучше… заткни… голоса… в своей… ополоумевшей… голове… – наперебой верещала третья.
- Иначе… не ясно… что ты… такое… творишь… – спешила дополнить четвёртая. - И… почему…
Корабус при этом немо раскрывал рот, всё ещё увязнув на месте, в отдалении, но тени говорили за него, вторя его устам.
- Уйми свои чары! – рявкнул Хайнс, брызжа слюной и драгоценными каплями напитка. – И свой хмельной рассудок! Иначе, обрушу гору, башню, не знаю, что ещё, но впущу сюда Рашму, будешь свои тени потом по нитям собирать! В рядах Искажённых!
Корабус усмехнулся и медленно-медленно скрестил руки на груди. Самодовольные тени поступили также.
- Уймитесь все! Как безмозглые дети! - Хайнс обвёл взглядом магов и призраков. Он пребывал в ужасном настрое. – Я пытаюсь вытащить всех нас из бездны стыда и позора! Всё не пойму, есть ли ещё шанс уберечься или дальше будет сплошное паденье!
Взгляды же присутствующих, точно тортиглии, нерасторопно ползали по залу, но чаще всего скрещивались на верховном маге в ожидании ответов, объяснений, указаний или хотя бы свободы от оков времени.
Выше место – выше решения – выше ошибки - выше паденье – выше боль, припомнил присказку Хайнс, тяжело вздохнув. Тодас, как всегда, зрил в самую суть и обнажал её своими мерзкими речами. Потом Хайнс дёрнул головой, коря себя за то, что сразу же подумал о своей судьбе, о своей должности, о реакции архимагов Цинады… Выше место? Есть вещи намного выше.
Колдун остановил взгляд на Вендре. Юном даровании, подающем большие надежды. Достойная замена Корабусу подрастает. Даже на Испытаниях Скрижалей взялся заменить наставника, который был не в состоянии работать. Пускай тот считал иначе.
Юноша водил взглядом то вверх, то вниз – пытался быстро взглянуть на свитки переводов, записи звучания, но в то же время интересовался обстановкой вокруг и будто не хотел слишком явно разглядывать письмена.
- Жектр, - позвал буревестника Хайнс, поворачиваясь к нему.
- Я…
- Сожги записи! Все свитки, к чёрту их!
- Не… поним…
- Живо выполняй! Все свитки, всё на постаментах, все новые переводы…
- Но нам… они… могут…
- Выполняй!
- Сотня… бесов… - пробормотал Жектр и воздел свой посох.
Вендр медленно отпрянул от постамента, непонимающе моргая. Взглянул на Хайнса. Тот не ответил взглядом. Нет времени на всё это сюсюканье.
Свитки сказочно медленно скукожились, почернели и вскоре затрещали пламенем.
Пакинс где-то в отдалении что-то удивлённо причитал…
Хайнс сказал:
- А теперь сотри в порошок Скрижаль.
- Прости… что…?
- Меня сегодня плохо слышно? – в многократном размере прозвучало под сводами потолка. - Я сказал: уничтожь чёртову Скрижаль. Которую мы расшифровали и зачитали.
Взгляды магов и призраков начали взволнованно ползти к ней.
- Быстро! – рявкнул Хайнс. – Сразу же! Без лишних раздумий и тупых вопро…
- Но… ведь… это… как… его… - начал выдыхать Жектр.
- Что за… бред… - воскликнул Пакинс. – Бред… не надо… так… это… немыслимо…
- Ценность… Скрижалей… слишком… - пыхтел Жектр.
- Верховный маг Храма Наук приказывает тебе повиноваться! – взревел Хайнс. – Или отправлю тебя в новую ссылку! Думаешь, дальше Скорлупы некуда падать?
В пляске от новых огоньков, затанцевали, зашептались тени, наигранно на разный лад жестикулируя:
- Проклятье…
- Глупец… ой глупец…
- Совсем… тронулся… ледник…
- Загубишь… всё… что… строил… и оберегал…
- Посмешища... все мы... из-за одного... тебя...
Хайнс не обращал внимания на Корабуса:
- Жектр! Ты уснул, старик? Я не слышу трения камней! Вы все забыли о следовании цинадскому Порядку! Я доложу на вас всех, тупые пустозвоны!
- Рука… не поднимается… - с горечью усмехался Жектр, но руку с посохом вновь поднимал. – Подумал бы… о судьбах… моряков…
- Да что… это… творится… - причитал призрак Пакинс. – Я что… зря… всё это… ради них…
- Умолкни его, Мирелла.
- Сделано… - сухо произнесла она. – Призраки… противятся... всё сильней... я… не с смогу… их долго…
- Мог бы… и сам… - рычал Жектр. – Дерьмо… это… ворочать… но на других… сваливаешь…
- Мне нужны силы, - спокойно ответил Хайнс. – А камень, как и огонь, - твоя стихия, буревестник.
- Ты… только что… осушил… бутыль…
- Эти силы нужны мне на другое. Держать вас, кляч борзых, в узде.
Великий камень с письменами посреди зала разразился страшными звуками, подобно грому. Хайнсу он напомнил сход лавины. Скрижаль начала уменьшаться в размерах, осыпаться и крошиться на пол, и ползти по нему во все стороны, точно растаяла в лужу из чёрного песка. Вскоре окончательно растёклась пылью и стала ничем. Как те два узника. Почти.
- Замечательно. Простое позади. А вот с вашей памятью, конечно, дело обстоит сложнее, - нехорошо усмехнулся Хайнс.


Скрытый текст - вот продолжение отрывка - 19.03 - больше 10 000 знаков:
- Что… ты… вообще… задумал?... – рычали тени. – Что… такого… случилось? … отпусти… нас… ничего… не понимаю…
- Молчать! – Хайнс прикрыл глаза и устало потёр переносицу. – Где ты, Окка, когда так нужна? Срастить бы ваши рты на время! Дали бы, как следует, подумать! Или мне самому взяться за нитку и иголку?
- Хайнс… - зашептала ведьма. – Не спеши… может… всё не так уж… плохо… может… мы… преувеличиваем… опасность…
- Мирелла! – вскричал Хайнс. – Ты сама видела, что случилось с заключёнными! Ты сама это сделала. С обоими! Как по-другому ты это объяснишь? Так. Так… Стой…. Как там звали… Назови кого-нибудь ещё из заключённых. Самого недостойного.
- Недосто…
- Мирелла, соображай быстро! Ну же!
- Ладно… - Она опустила взгляд, но свитки с именами узников были сожжены. – Проклятье… Всё… сгорело… Хайнс… ты уничтожил… их свитки…
- Дурень… - сетовал Дрог. – Хайнс… дурилка…
- Мирелла! Ты там всё время хаживала, знавала их в лицо и по именам должна была слышать!
- Они… ох… чёрт… они… использовали… прозвища…
- Все? Где-то ещё есть записи? Только не говори мне, что это были единственные… Ну ладно, давай попробуем прозвища…
- Седой… - пискнул Дрог. – Седой… не… с прозвищем…
- А нет… одного… знаю… - Она смотрела печально. – Он… самый… старый… к нему… относились… уважительно… по полному… имени… величали…
- Говори.
- Айвер… Свистун… это имя… по документам…
- Наверное, потому и кличку придумывать не пришлось.
Хайнс поднёс ладонь ко рту и прошептал несколько слов. Глаза его смотрели со страхом перед собой. Затем он молча призадумался, прислушался к ощущениям. Лицо его ещё больше покрывалось потом, хотя в этом желе они почти не двигались и не напрягались физически.
– Мирелла, свяжись через канал не с Оккой. А с охраной возле остальных узников. С охранными призраками.
Мирелла несколько раз медленно очертила рукой перед собой круг. Внутри воздух помутнел, а затем проступили очертания коридора Храма Наук. И прозрачное лицо призрака.
- О, Мирелла! Как проходят Испытания? – почувствовал связь призрак, улыбнулся и заговорил очень быстро. Замедление действовало только в небольшом радиусе вокруг Зала Испытаний.
- Нет… времени… - прохрипела она. – Проверь… камеру… с Айвером…
- А что с ним? – нахмурился призрак. – Тут как раз что-то ка-ак бахнет… Случилось что-то?
- Быстро… быстро… быстро… - приказывала ведьма.
Призрак повиновался. Картинка стала неразборчивой – он проходил сквозь стены. И вскоре заохал, запричитал и рассвирепел.
- Его нет! Вы же его не брали на Испытания? Вы брали других. Он как-то сбежал! Я сейчас же подниму тревогу!
- Нет… - прошипела ведьма.
- Его нет! Проклятье Сотни Богов! Я ведь совсем недавно проверял! Он сидел там! Это, наверное, была иллюзия…
- Успокойся…
- А я ведь слышал какой-то грохот! Там что-то громыхнуло, а потом ты сразу связалась со мной. Но ничего в камере нет. И никаких лазов за стенами или в полу я не вижу!
– Нет… не надо… тревогу… успокойся… крови… там… не видно?
- Крови? Тебя как-то плохо слышно, у вас там всё в порядке? Крови я не вижу, нет… О боги! Он здесь! Он в полу! Я нашёл его призрака!
- Что происходит? Что происходит? – причитал призрак. – Я начал тонуть в пол! Я ничего не понимаю! И никакой дурман-травы я не курил!
- Он здесь! Но тело куда-то подевалось! Будто испарилось!
- Всё… в порядке… не поднимай… панику… закрываю… канал… - Мирела махнула рукой и связующее окно с призраком исчезло. Она повернулась к Хайнсу. – Он… исчез… телом… как… эти…
- Чума… - радостно воскликнул Дрог.
- Хуже не придумаешь, - ответил маг. – Значит так! Никому теперь не раскрывать рот без разрешения меня, верховного…
- Я говорила… тебе… что не нужно… было…
- Мирелла! Во имя Порядка! Угомонись! Мысли упорядоченно. Каждый, кто ослушается, будет казнён! Кончились шутки! Разве я схожу с ума? Разве я один не почувствовал потери сил от заклинания? Оно невероятное! Оно всё меняет! Это неправильно!
- Да… это слишком… опасно…
- По-хорошему надо на вас всех обрушить всё это чёртово здание! Это как раз то опасное знание, открытия которого всегда боялись простолюдины! Из Предола и других сегментов Паутины вокруг нас! Эта зараза должна быть погребена, зарыта, забыта! Быть может, это как раз то, что погубило Древних! Но вот незадача – как сделать так, чтобы вы не разболтали это в виде призраков после своей смерти? Вот тогда я вас сдержать уже не смогу! И ты, Мирелла, надолго не сможешь!
- Разболтать… что? – даже как-то наигранно удивился Вендр.
- Мы… ничего… никому… не скажем… Хайнс… - проговорил Жектр со злобой. – За кого… ты нас… принимаешь…
- Это знание… - подал голос Пакинс. – Оно… не должно… умереть… я не дам…
- Вы что… нашли… что-то такое… ценное… - заклацали тени, - … что готовы… ох… сотня… богов… объясни всем… Хайнс… я ведь ничего… не слышал… ничего не понимаю…
- Это мы ещё выясним, кто что слышал, а кто не мог слышать, - зашипел Хайнс. – Это даже первостепенная задача! Мирелла, ты должна мне помочь!
- Ты… не даёшь… времени… дух… перевести… - вздыхала она.
- Используй свои силы, чтобы осмотреться! Нам не нужны лишние уши! Сейчас же! И так угодивших в бездну олухов вокруг хватает! И ещё раз призываю вас всех держать язык за зубами! Прямо сейчас! Даже не вздумайте пробовать заклинание на вкус! Все будут казнены, обещаю! И изгнаны! Как Искажённые! Придумаю вам участь! Не переживайте! Не я, так мои заместители!
- Мы… должны… сохранять… спокойствие… - проскрежетал Жектр. – Не теряйте… рассудок…
- Кто… как… не мы… - медленно качал головой Пакинс.
Мирелла прикрыла глаза. Запрокинула голову. От её искривлённого тела в четыре стороны начали расползаться её призрачные копии – точнее только слепки её головы без глаз и со страшно разинутыми ртами. Ищейки медленно плыли к стенам Зала Испытаний. Вскоре Мирелла начала вращаться, закручивая вереницы выпущенных духов спиралью, чтобы увеличить охват их территории. Дрог хватал единственной ручонкой воздух, будто пытаясь поймать духов, но проходил их насквозь.
- Надолго… меня… так… не… хватит… - пожаловалась ведьма.
- Долго же они к стенам будут лететь! - Хайнс лихорадочно соображал, что ещё можно сделать.
- Ускорил бы… время… было бы… быстрее… - сказала Мирелла, но верховный маг её проигнорировал.
- Вендр! – позвал ученика тени Хайнс. Тот воззрился удивлённо. – Твой амулет! Который светится!
- Да… он… у меня… - Юноша поднял руку к груди. Там висело много амулетов, один из них слегка светился белым.
- Забава молодых! – усмехнулся Хайнс. – Нам, старикам Скорлупы, уединение давно уже не нужно и глаз чужих из стен мы не боимся. Ко всему привыкаешь. Всё лишь тлен. Всё лишь былые тени богов, разве тебя этому не учили? Стыдно. Особенно тебе должно быть стыдно, с твоим-то опытом. Сними свою побрякушку, малец.
Юноша медленно отцепил от шеи амулет, при этом говорил:
- Он светится… но здесь… полно… призраков… вокруг…
- Это спорно. Пакинс стоит слишком далеко от всех, как ему и было велено. А погибшие от заклинания тоже не близко, их специально далеко размещали у рунного полустенка, чтобы в случае неудачного заклинания – до магов не успели бы добраться так быстро… Когтями, взрывом, чумным газом, бес знает чем… Давай ещё их отодвинем. Мирелла, я ускорю для них время, а ты подвинь их к дальней стене, туда, в бок.
- Мои… силы… на… исходе…
- Сделай это. А потом выпей эликсир восстановления. Сегодня не экономим. Считай, что у нас праздник. Надеюсь, не поминки.
Призраки заключённых беззвучно и неустанно орали матом, паря над местом своей гибели. И тут они стали двигаться быстрее. Мирелла повела рукой – и призраков словно подхватил небольшой ветер и потащил к дальней стене, противоположной от Пакинса.
- Всё равно светится слишком ярко, - вздохнул Хайнс.
- Может… он… у меня… довольно… мощный… усиленный… как-то… - проговорил Вендр.
- Ты его как-то улучшал?
- Да… вроде… нет…
- Что-то тут не так. – Хайнс увёл взгляд вбок. – Ближайшая к тебе стена.
- Ага… может… быть…
- Мирелла.
- Да…?
- Оставь в покое узников. – Хайнс видел краем глаза, что Мирелла с издёвкой управляет освобождёнными душами, вынуждая их приблизиться друг к другу – лицом к лицу, будто целуясь. Они продолжали кричать и сопротивляться, проходили друг сквозь друга. – Взгляни на эту стену.
Ей понадобилось время, чтобы просто посмотреть. Взгляд её при этом затуманился.
- Мои… духи… скоро… до неё… долетят… зачем… ещё… растраты…
- Это может продолжаться долго, а у нас нет времени. Смотри иначе. Я мечтаю, чтобы мы ограничили себя, изолировали себя, как можно быстрее. Я надеюсь, что мы ещё успели. Так что не подводи всех нас, во имя Сотни Богов, прочувствуй эту стену, пока есть время!
- Дух… мог… давно… уйти… - рассмеялась одна из теней возле стены, оскалив зубастую пасть в профиль, махая рукой в ответ на все взгляды. Затем её ручища начали удлиняться, поползли по стене, пальцы росли и сгибались, разгибались, сгибались вновь. Будто тень щупала стену, на которой лежала.
- Если таковой и был, то не уйдёт, - ответил Хайнс. – В соседних залах время тоже остановило свой бег. В этом я уверен.
- Что-то… есть… - сказала Мирелла. – Плохо вижу… далековато… стою… но что-то… есть…
- Проклятье! Ты точно уверена? – Хайнс кричал во весь голос.
- Да… что-то есть… свечение… не могу… разобра…
- Вендр! Швыряй амулет сейчас же! Туда, к стене! Без тупых вопросов!
- А… можно… я… брошу? – восхищённо вопрошал Дрог. Мирелла на него шикнула.
Вендр разок моргнул и повернулся. Не стал тратить время на замах, сразу бросил амулет с той позиции, как его держал.
Все долго наблюдали полёт камня на цепочке.
- Да… ничего… не будет… - сказала тень Вендра, пытаясь игриво поймать амулет теневой рукой, но не отрывая её от стены.
- Хайнс… разволновался… попусту… - сказала другая тень.
Амулет достиг стены, с долгим щелчком отскочил от неё и начал падение.
При этом светился он особенно ярко.
- Точно… есть… - сказала Мирелла.
- Попался ублюдок! – Хайнс указывал пальцем на стену и щурился. – Жектр! Сломай стену! Живо!
- Надеюсь… - начал старик.
- Жектр, не томи!
- …ты… понимаешь…… что… делаешь… и надеюсь… - Стихийный маг поднимал посох. - …что чёртова… крыша… не рухнет…
- Если рухнет, будешь её держать на собственном хребте, буревестник!
Жектр выполнил жест рукой – схватил перед собой воздух в кулак и дёрнул на себя. Стена с грохотом начала разваливаться, погребая под собой ярко светящийся амулет. Вековые камни так посыпались, точно стену вытошнило от всего услышанного за сегодня. Или будто с той стороны приложились тараном.
Вскоре осталось лишь облако пыли, которое и не думало рассеиваться. Не дожидаясь приказов, Жектр махнул рукой – пелена расползлась во все стороны.
Никакого тарана в этих покоях не было.
Тени заговорили с усмешкой:
- Болячки…
- Сотни…
- Искажённых…
- Гхаргов…
- Хайнс…
- Ты… великолепен…
- Твой… карантин…
- Обещает… быть…
- Нерушимым…
- Как… сия стена…
- И сия… Скрижаль…
Остальные пребывали в долгом молчании, взирая на картину.
Призрачная Муна зависла в том месте, где была стена. Смотрела на магов с испугом и уже что-то лепетала в оправданье…
А позади неё почти закончила неловкое падение на камни стены Несс, дочь барона, крича от ужаса, ведь стена, на которую она опиралась, только что была целёхонькой и крепкой.
- Вот уж правду говорят про Скорлупу! – закричал Хайнс. – Везде у стен бывают уши, но в Скорлупе они имеются у стен всегда! Умолкни её, Мирелла! Что… что… что она лопочет? Шпионка! Нет оправданья! За такое в Цинаде, да в любом мире, положена смертная казнь! Но ты и так мертва, чертовка, так что теперь только изгнание остаётся! Как для последней Искажёнки! Только ты обесчестишь это изгнание! Потому что таких полнейших дур даже среди Искажённых не бывает!
Муна продолжала лепетать и оправдываться, жмурилась, призрачные слёзы сказочным образом брызгали во все стороны.
А Несс медленно ударялась о камни. Не закрывалась руками, не моргала, завороженно наблюдала, как острые осколки впиваются в кожу, сдирают её. Совершенно не понимала, что происходит.
- Ну и много ты подружке рассказала?
Муна отрицательно водила головой и посыпала отрицаниями речь.
- Много ей поведала о нашем новом открытии? И ей судьбу решила испоганить?
Муна плакала, кривилась, но продолжала отрицать.
- Хайнс… - позвала Мирелла.
- Нет времени оборачиваться! – взревел Хайнс. – Что ты хочешь?
Мирелла помолчала из-за долгого-долгого вздоха. Вскоре она произнесла:
- Муна… врёт…

Скрытый текст - 20.03:
Воцарилось молчание. Муна исказила рот, пыталась что-то сказать, но не находила слов, чтобы побить эту карту. Её страх будто перешёл на новый уровень – до полного оцепенения.
- Что ты ей сказала? – спросил Хайнс. И больше не разглагольствовал. Пожалуй, сам выдохся и устал повторять одно и то же. Казалось, уже всем понятен вопрос и никакие отговорки тут не сработают. Все ими были сыты по горло.
Понимала и Муна. Она переводила испуганный взгляд с одного мага на другого, но о поддержке мечтать не стоило. Тихо стонала Несс, медленно и неуклюже поднимаясь с груды камней. Её руки и щека немного кровоточили.
- Я… - разлепила губы Муна и вновь надолго призадумалась. – Я… говорила… ей… что… здесь… происходит…
Опять всеобщее молчание. Заранее осуждающее. Муна закрыла глаза и выпалила так быстро, как могла, дрожащим голосом:
- Мы... не хотели... мы... не знали... что всё... так серьёзно... я хотела... пробудить в Несс интерес... показать, что тут... бывает интересно... что здесь... творятся... великие... дела... чтобы она... осталась в Храме...
Никто не проронил ни звука в ответ. Муна была наедине со своей виной и со своими замедленными всхлипами.
- Я… передавала… ей… слова… заклинания… которые… слышала… я… не… знала… что это… опасно… и… не уверена… что… сделала… это… в правильном… порядке... и… не… уверена… что… все их… назвала... я… даже… сама… не… до конца…
- Вот и всё! – с нервным смехом воскликнул Хайнс. - Сколько теперь нас? Десять?
- Я… вряд ли… смогу… прочитать… эти… слова… - продолжала Муна.
- Чёрта-с-два… это я… не смогу… зачитать… Слово… - закричал тенями Корабус. – Ибо… я… ни черта… не слышал…
- Это мы сейчас узнаем! – Хайнс проделал долгий взмах рукой и, словно сфокусничал, явил свету полупрозрачный легчайший материал меж пальцев – едва заметный глазу. Точно содрал защитную плёнку с века тортиглии, но больших размеров – с ладонь человеческую.
Он поднёс эту удивительную ткань к лицу Миреллы.
- Спасибо… конечно… за призрачный… носовой… платок… - сказала она. – Но он… кажется… больше нужен… Муне…
- Кричи, как ты кричала заклинание! – приказал Хайнс.
Думать особо было нечего, потому Мирелла быстро повиновалась и заорала на платок:
- Гаолин…!
Призрачную ткань подхватило неведомым ветром и понесло через Зал Испытаний.
- Игра… кто… кого… переплюнет? – радостно спросил Дрог и начал дуть.
- Дыханье… не поможет… - сказала Мирелла. – Как и… настоящий… ветер… Хайнс… владыка… Пустоты…
- И в данном случае меня интересует дуновение звука, - сказал он.
По мере движения – платок рос в размерах, но становился прозрачнее.
Корабус стоял довольно далеко в огромном зале. Мог не слышать. И действительно – платок начинал окончательно растворяться в пустоте задолго до того места, где он раньше стоял у дальней стены.
Корабус самодовольно улыбнулся, но разные чувства овладевали им, он снова разозлился и заревел тенями:
- Так значит… я один… такой олух… который… пропустил… всё самое… интересное… я требую… разделить… сие… бремя…
- Корабус… нечитаемый… - сказала Мирелла. – Никого… здесь… больше… так легко… не прочесть…
- Нет! – ответил Хайнс Корабусу. – Он мог прикидываться пьяным! Он мог слушать тенями, как поступает всегда! Как бы там ни было – знаешь ты или нет эти слова, их распространение нужно остановить любой ценой.
- Ценой?... Да кто ты… такой… чтобы судить?... Прибрали… к своим… рукам… ту ценность… что нашли…? – Тени росли всё сильнее, и уже в зале было больше полной тьмы, чем света. Даже Вендру, адепту тени, стало не по себе, он начал озираться. – Не хотите… делиться…? Это знание… оно ведь… и моё… по праву…
- Умолкни, Корабус! Не до тебя сейчас!
- Так… значит… я тоже… не слышал? – подал голос Пакинс, который стоял ещё дальше от центра зала, у другой стены.
- Кто бы… говорил! – громко зашипела Мирелла.
- Да ты ведь с этими Скрижалями разделял постель все последние месяцы! – рассмеялся Хайнс, но смотрел при этом свирепо. – Уж кто из нас лучше всех знает Слово, так это ты!
- И то… верно… - не стал спорить Пакинс и смущённо улыбнулся.
- Алчные… ублюдки… - рычали теневые монстры. – О-о-о-о… - долго с хрипотцой протянули они хором. – Я… знаю… что вы… задумали… - Корабус медленно шагал к Хайнсу. Взбешённые тени, неподвластные времени, формировали за ним чудовищный плащ и вроде бы ускоряли движения. – То долгожданное… тайное… знание… сохраните… в кругу… сказочного… такого хрупкого…обоюдного… доверия… и решите… этим Словом… все свои… жалкие… проблемы…
- Никто не произнесёт Слова без моего ведома! – кричал Хайнс в сторону, для всех.
- …чтобы потешить… самолюбие… - продолжал грозно ворчать Корабус.
- Я… до сих… пор… ничего… не понимаю… - пробормотал Вендр. – Вы… как-то… убиваете… по одному… только имени…?
- …свои грязные… мелочные… человеческие… пороки… - уже верещали тени.
- Хайнс… - обратился к главе Храма Жектр. – Ты… всё-таки… раздуваешь… опасность… мы ведь… не станем… так глупо…
- …проблемы… смертных… - скрежетала тьма демоническими голосами на разный лад.
- Мы ничего… не знаем… – заговорила Несс. – И больше… не будем… подслушивать… я даже… не хотела…
- …плебеев… да ещё… из низких сословий! - Корабус неестественно быстро ударил взглядом в Несс, чей взгляд даже не поспевал за ним, мимо идущим.
Барьеры рухнули. Время потекло как обычно – но для магов по непривычке уже даже слишком быстро.
Звякнула о пол бутылка. Мирелла рукавом утёрла рот, а другой рукой водила перед собой, удерживая призраки узников.
- Этих я ещё контролирую! – крикнула она. – А вот с живым как-нибудь сам!
- Хоть кто-то меня понимает! – воскликнул Хайнс, он стоял спиной к спине Миреллы. Его лоб блестел от капель пота. Он не сводил взволнованного взгляда с Корабуса. – Маг Тени! Ты пьян! Остановись! Именем Порядка!
- Я уже не пьян! – взревел со смехом из своих уст Корабус. – Она пьяна! – указал он пальцем на свою тень сбоку, что лежала на полу.
- Пьяна? – спросила тень у хозяина. – Да кто тут пьян! Врёшь, наглецкий паскудыш! Ущемляешь! В своей плоскости - я крепко стою на ногах!
Корабус небрежно махнул рукой – это отбросило тень куда-то вдаль, она там о что-то будто ударилась, охнула и затихла.
- Я отделил хмель от крови! Довольно детских обвинений!
- Остановись и успокойся! Всем успокоиться! – всё повышал и повышал голос Хайнс. Стены начинали дрожать.
- Мерзотники! – приговаривал Корабус, приближаясь. – Я знаю, каково это! Найти то, что возвысит над другими! Вот оно, золото алхимиков из бесполезной мочи! Вот он, эликсир бессмертия, который так искали короли! Вот она, свобода! Но всё это ценой чужих жизней! Никто теперь не в безопасности! Кроме вас, кучки уродов! И Стражей Врат, вестимо!
- Ты преувеличиваешь! – вмешался Жектр. - Это всего лишь новый топор для палачей, ничего по большому счёту не изменится! Облегчит им работу и только! Казни утратят зрелищность, приобретут будничность! И мы ещё многого не знаем – кто и как это может творить! И где!





Последний раз редактировалось Vasex; 06.07.2017 в 04:28.
Ответить с цитированием