Показать сообщение отдельно
  #25  
Старый 08.03.2017, 13:52
Аватар для Snerrir
Местный
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 233
Репутация: 30 [+/-]
МАРАФОН, день 1



Скрытый текст - SPOILER:
Ньеч смотрел на местного лекаря, в кои-то веки радуясь собственной перекошенной, морщинистой физиономии. На ней тяжело читалась ненависть. Этот южный, татуированный, разодетый в шелк хлыщ с крашеной козьей бородкой заломил за анатомический атлас пять золотых!

- Коллега, со всем уважением, я не уверен в оправданности такого ценообразования.

Аптекарь улыбнулся, показав подпиленные и инкрустированные сердоликом зубы. У Ньеча заныла челюсть.

- Пять, огарок, и ни ракушкой меньше. Я и так сделал скидку на твою… кхм, специализацию.

Мерзкий шарлатан! Знахарь с корпией вместо мозгов! Как мог он, Тилив Ньеч, сын светлейшего ума в медицине, которого только знал Отомоль, час назад счесть его достойным диспута? И, что серьезнее, зачем он только сказал, что в “Милости” лечили именно волков? Стоило варвару об этом услышать, как маргинально приятная беседа моментально скисла в уксус. Аптекарь даже принялся протирать побывавшую в руках у собеседника склянку тряпочкой, от которой било в нос цитрусами.

- Коллега. Там на закладке стоимость написана. Нгатайскими цифрами. Один золотой.

Южанин, не переставая улыбаться, вытащил полоску бумаги и громким хлопком закрыл книгу.

- Пять.

- Да за чем он вам? На полке еще целая стопка лежит. Вы вообще травник, а не хирург!

- А ты ветеринар.

- Слушай, ты… я звероврач!

Ньеч почувствовал, как вокруг начинают проявляться нити, узлы и потоки магии, дикой и нестабильной, как сами эти земли. Странно, дома у него наоборот, даже чтобы ее увидеть, приходилось успокаиваться и медитировать. Огарок вдохнул и выдохнул, очищая сознание. Магия ушла.

Расписной мерзавец наблюдал за ним, чуть прищурив чужанские серые глаза, облокотившись на прилавок. Сказал, наконец:

- Как угодно. Слышал я об этих ваших… псарнях.

Мяч в северное кольцо. Ньеч мог бы возмутиться, что у него самого были заведены совсем другие порядки, но вспомнил, что даже прочие огарки считали отцовы методы блажью.

“И охота вам с ними возиться, родич. Люди почитай, что умерли, остались… эти. Хотя, боги велят нам быть добрым к животным…”

“Мастер Тилив, Нгардоку нужно чтобы из них выросли псы, а не волки. Нечего учить их читать.”

“Максимум, чем мы можем помочь ему, о мой законтурный брат – помолиться за спасение его душ. Всех трех, что остались.”

Отомолец прощально провел рукой по обложке, развернулся и вышел на улицу. И первым, что увидел, оказалось несчастное личико Сонни. Нгатайка отпросилась в соседнюю книжную лавку, и теперь, застав конец разговора, явно мучилась совестью, что променяла ученический долг на изучение местных романов.

Вот жалости ему не хватало. Огарок, свистяще ругаясь сквозь зубы, полез в сумку перебирать купленные припасы. Это обычно помогало. Позади него Сонни подняла руку, но не донеся пальцы до чуть сгорбленной огарковой спины отдернула. Забежала в аптеку. Звероврач услышал лишь постукивание сигнальных тростинок в глубине лавки, развернулся, но рыжая бестолочь уже закрыла вход.

Пять минут спустя дверь вновь отворилась, выпуская раскрасневшуюся девушку, в охапку прижимающую к груди атлас. Галантно проводивший посетительницу аптекарь на прощание одарил северянина свирепым взглядом, словно кипятком плеснув. Под ответным огарковым самодеятельная ученица согнала улыбку с лица, поправила якобы случайно съехавшую шаль, обнажившую плечи, но никнуть как прихваченный морозом первоцвет не спешила. Наоборот, сунула книгу ему в руки, приосанилась и княжной зашагала в сторону гостиницы.

- И что это было? – поинтересовался Ньеч, когда они уже входили в ворота постоялого двора.

- Я сказала ему, что сижу у вас в долговой кабале, но, если храбрый воин позволит мне подарить сиятельному деспоту книгу, меня отпустят учиться к нормальному, южному врачу.


Последний раз редактировалось Snerrir; 08.03.2017 в 15:59.
Ответить с цитированием