Показать сообщение отдельно
  #19  
Старый 17.11.2016, 14:35
Аватар для Snerrir
Свой человек
 
Регистрация: 25.09.2014
Сообщений: 280
Репутация: 34 [+/-]
13

Скрытый текст - SPOILER:
К заставе с гостиницей они вышли уже к ночи, сделав в пути лишнюю остановку на отдых страдающему зверолюду. Впрочем, погода была ясная, и, хотя на западе горизонт еще теплился последними отблесками зари, Ахтой уже светил в полную силу. Даже ярче, чем дома. Пожалуй, сейчас Ханнок мог бы читать в его свете даже без химерьего зрения. На желто-рыжем диске Владыки Приливов можно было разглядеть мельчайшие детали вроде кратеров, солончаков, каньонов и, даже, тонкие белые завитки и черточки облаков. Шаи и на луну таращился все с тем же восторгом, что и на сосны с ручьями. Уже привычно.

- Не нравится мне это, - сказал Аэдан. Южанин, привстав в стременах, вглядывался вперед, где заросли мелколесья разрывала небольшая росчисть. За ней, чуть в стороне от основной дороги, темнел высокий частокол и серебрилась в лунном свете тесовая крыша длинного дома.

- Что такое? – Шаи отвлекся от созерцания и грозно нахмурил четкие брови, - Опять за свое?

- Слишком тихо. И темно.

- Спят уже все, - передернул плечами нобиль.

- В пограничье, на тракте? Знаешь что, вождь, подождите-ка меня здесь. И с дороги сойдите.

Аэдан спрыгнул с коня, сунул поводья зверолюду. Тот набрался смелости и спросил:

- Горцы?

- Не похоже, - покачал головой терканай, - Пожара не было. Посевы целехоньки.

И растворился в темноте. Ханнок даже сморгнул, проверяя, не отказало ли ночное зрение – в первые дни такое бывало. Затем стянул осточертевший короб. Некоторое время стояли в зловещей тишине.

- Кстати, а что за общинником ты был, Хааноок? – пусть и произнесенный вполголоса, очередной вопрос в ночи прозвучал громко, невместно и беспощадно.

- Гончаром, - тихо рыкнул зверолюд, напряженно всматриваясь вслед наёмнику.

- Меща-а-анин, значит, - протянул Шаи. И не угадаешь, то ли это неистребимый каньонный говор, то ли нобиль разочарован до глубины души. Скорее всего и то, и другое.

- Я думал, ты хоть крестьянин. Путь ремесленника конечно почетней торгаша, но все ж таки… Слушай, если ты не хочешь учиться читать, взял бы хоть пару уроков воина у Аэдана.

Ханнок разозлился. Приоткрыл пасть, собираясь ответить. Раздалось рычание. Драколенье сердце пропустило удар – показалось, что проснулся, наконец, тот самый внутренний зверь. Затем он осознал, что рычат из кустов сбоку. А еще мгновение спустя ветки захрустели и на путников бросился черный ком меха и ярости.

Тяжелая лапища с совсем не по-волчьи острыми когтями легко вспорола шею коню Шаи. Не заржав, захрипев, животное от удара повалилось набок, увлекая за собой нобиля. Следующей была Сонни, судорожно пытавшаяся управиться с взбесившейся кобылой.

Крутившийся вокруг, лязгающий пенными зубищами кин-волк напрягся, готовясь прыгнуть. Не получилось – опомнившийся химер подбежал и обхватил его сзади руками. Ошибку Ханнок осознал быстро – этот был намного, намного сильнее обычных кинаев. Если бы сарагарцу самому не прибавило сил озверение, то все закончилось бы скоро и бесславно. Зверолюди покатились по траве хрипящим, дерущимся клубком из двух котов-переростков. Ханноку приходилось прилагать все силы, чтобы удержать противника, в лицо лезла черная, пахучая шерсть. Затем он вдруг осознал, что у него тоже теперь пасть хоть куда и впился в волчью глотку. Кинай взревел, отчаянно выдрался из хватки, располосовав шею о клыки химера. Вскочил, пошатнулся, зажимая руками бьющую из раны жизнь, совсем по-человечески всхлипнул и рухнул обратно. Затих.

- Верная, добрая, пушистая… с-скотина! - сплюнул Ханнок кровью и черным волосом. Вытер морду тыльной стороной ладони, борясь с тошнотой и исподлобья смотря на упавшую-таки с лошади Сонни. Предоставил поднимать ее Ньечу, сам пошел вытаскивать из-под туши матерящегося Шаи. Надо же, когда припрет умеем, оказывается, выражаться похлеще меща-а-ан. Парню повезло – лишь придавило, но ничего не сломало.

- Тьмать! – испуганно пискнула Сонни. Зверолюд, оскалившись, крутанулся, приготовившись встретить очередную угрозу. Но это был лишь Аэдан. И ведь как неслышно подобрался!

- Уходим, немедленно! – бросил он.

- Но здесь бешеный! На заставе есть люди, им… - Шаи явно пришел в себя.

- Это не застава, это логово. Я сказал – уходим! Садись на лошадь Сонни, – южанин уже подсаживал девушку в седло к Ньечу.

Ханнок пригляделся и увидел, что меч Аэдана темен от маслянисто блестящей крови.

- Волки вас слышали. Мы не уйдем от них по лесу, - продолжил наемник, - Поскачем мимо заставы по дороге, быстро. Не останавливайтесь ни в коем случае… Сарагар, твою же тьматерь, ты что, совсем тупой? Бросай драный короб! Тебе придется бежать самому.

“Но я и хожу то еще едва!” – панически пронеслось в рогатой голове. Вот именно что до бега в лечебнице дело не дошло, а потом было не до тренировок. “Пособие” оптимистично заявляло, что “освоив пружинящие скачки, хвост-маневры, расчет скорости и рассеянное внимание, вы поймете, что можете бежать даже легче, чем ходить”. Очень воодушевляюще, но не в ситуации, когда за тобой гонятся куда удачнее скомпонованные оборотни.

Аэдан не оставил времени для сомнений, послав коня вскачь. Не слишком быстро, как раз чтобы остальные могли пристроиться в хвост, и как раз для достаточно чтобы демон взял разгон.

Заросли маквиса по обочинам захрустели и заурчали, в просветах веток зажглись парные огоньки, янтарные, алые, зеленые, но одинаково нагоняющие первобытную жуть. Зверолюд прибавил скорости, плотно прижимая крылья к спине – так меньше давил встречный ветер.

Позади тяжело дышали, утробно рявкали и чавкали когтями по влажной земле чудо-кинаи. Впереди Аэдан выругался, перекрыв лошадиный и демонский топот. Плотно приник к конской шее, занес меч и послал в галоп. Ханнок пригляделся и похолодел – дорогу преграждало трое самых больших и дико выглядящих волколюдей, каких он только видел в жизни…

Аэдан катафрактарием влетел в мохнатый заслон, раскидав двух и с оттягом рубанув мечом третьего. В лунном свете на мгновение зависла дуга из капель крови и осколков обсидиана, вскрытый волк отлетел в кусты. Ханнок ощутил знакомый прилив адреналина настоящего клановца из Кенна. Прямо как в плантационных войнах в Ксадье. Торжествующе взвыв, он перепрыгнул одного сбитого, приземлился на другого (под копытами только и хрустнуло), а затем споткнулся и проехался ничком по дороге.
Сверху тут же навалился кинай, затем еще один. В едва поджившее плечо впились зубы. Другой комплект - в ногу. Где-то на задворках сознания холодком пронеслась мысль, что его, похоже, сейчас будут жрать живьем, но была тут же утоплена в багровом прибое амока. Следующие мгновения растянулись в мешанину рычания и грызни, пока, внезапно, одного из подмявших не скинул удар конского копыта. Следующему достался удар уже изрядно выщербленного меча.

Аэдан нагнулся с седла и ухватил нелепо торчащее крыло за коготь. Рывком вздернутый с земли химероид заорал от боли в прокушенной ноге, но каким-то чудом ухитрился вцепиться в седло, поймать ритм и побежать дальше. Оставшиеся волки некоторое время гнались за ними, тяжело дыша и разевая алые пасти, потом отстали и вернулись назад, к павшим товарищам. Оплакивать или питаться – выяснять не хотелось.

---

- Повезло… - прохрипел Ханнок, отпустил руку и рухнул на колени.

- Повезло? – вяло повторил нобиль.

- Не до конца обратились, - сказал химер, в попытке хоть разговором отвлечься от огнем горевших покусов, - Еще плохо охотятся. Боятся от логова отходить.

- Так ты тоже изучал кинаев? – Шаи подался вперед, явно не поняв сути разговора. Как обычно.

- Нет, тьмать, я их ловил и убивал! - рыкнул зверолюд, отдирая безнадежно испорченную грязью и свежей кровью повязку. И без того неаппетитный ожог украсили рваные следы клыков.

- Ты же общинник… - так же пристукнуто отозвался Шаи.

- Да в чем дело-то? – взревел Ханнок. Рядом уже сидел Ньеч, сосредоточенно развязывающий сумку с лекарствами.

- Тебе нельзя носить оружие…

- Иштанна, мать твоя… - оскалился зверолюд, затем принюхался. Запах спирта. Ньеч уже откупорил склянку и смочил чистый бинт.

- Убери это! – получилось едва человечески.

Аэдан тоже дернулся, обернулся. Выхватил у не ожидавшего лекаря пузырек и быстро заткнул.

- Потом объясню.

- Рану надо обработать! - возмутился звероврач, - Или ты предлагаешь прижигать?

Вместо ответа южанин кивнул на зверолюда. Тот как раз с гримасой крайнего отвращение лизнул плечо.

- Спираль, кресты и вилка… С ума сошел? Немедленно прекрати!

- Пособие, страница сорок, верхняя строка, - буркнул демон, не поднимая головы.

Ньеч попытался выхватить скляницу, но под недобрым нгатайским взглядом сдался и предпочёл открыть книгу.

- “При отсутствии указанных в примечании особенностей, ваша слюна будет обладать сильным антисептическим действием”, - прочел вслух огарок, - Не знал, что ты разбираешься в терминологии.

- Не разбираюсь. Там в конце словарь есть. С разделом на укулли, - Ханнок продолжил без удовольствия вылизывать рану.

- Тьмать, не могу на это смотреть, - Ньеч сунул книгу в руки ученице и принялся помогать нгатаю зашивать раскогченное предплечье.

- Так ты умеешь читать! – запоздало отозвался нобиль, и тут же перешел в атаку: - Ты не говорил!

- А вы не спрашивали… вождь.

- Так. Вот оно что… - Аэдан прикрыл лицо ладонью, массируя пальцами виски, - Шаи. В Нгате условие на полное членство в городской общине – грамотность и запись в ополчение.

- Ого. Вот как, - улыбка у тсааная вышла жизнерадостной, но выше носа не поднялась, - Что ж, буду знать!

- Кстати, у нашего превосходительства здоровенная ссадина через всю спину. А может и ниже. Мог бы и помочь, раз ты у нас так полезен для здоровья, - вкрадчиво шепнула в острое зверолюдское ухо Сонни, когда аристократ ушел наводить порядок в поредевших пожитках.

- Не поможет, - Ханнок, сплюнул и прополоскал пасть водой, - Там внизу приписка есть: “На змеелюдей не работает”.

Сонни хохотнула и ткнула его кулаком в плечо. Здоровое, к счатью.


Последний раз редактировалось Snerrir; 18.11.2016 в 15:05.
Ответить с цитированием